Печать
Категория: Проблемы землепользования и пространственного развития степных регионов
Просмотров: 98

2.4. Экономические результаты целинной кампании 

«Как государство богатеет
И чем живет, и почему,
Не нужно золота ему
Когда простой продукт имеет…»
А.С. Пушкин,
«Евгений Онегин»

Известный поэтический этюд А.С. Пушкина (эпиграф), выраженный в экономических познаниях Онегина, прост и абсолютно верен. Государство действительно богатеет, имея простой продукт (хлеб, по Пушкину), но только тогда, когда выручка от продажи этого продукта превышает затраты на его производство. Освоение целинных земель позволило быстро увеличить производство зерна, но отнюдь не способствовало росту государственного и регионального богатства. Речь может идти только о возмещении государственных капиталовложений, направленных на организацию новых хозяйств, ежегодными поставками продукции. Что касается соотношения издержек производства с полученными доходами, то экономический эффект целинной кампании, в основном со знаком минус.

Прибыль целинные совхозы получали лишь в высокоурожайные годы, а убытки в годы неурожайные не могли затмить патетику достижений «всенародного дела». Временный целинный эффект, полученный в результате больших урожаев, не превысил трех лет. Затем с помощью «химдопинга» и применения противоэрозионных мероприятий был достигнут средний уровень урожайности, но никак не дальнейший ее рост. Об эффективности целинного зернового хозяйства можно судить по урожайности, которая на целине за период 1954-58 гг. составила 7,3 ц/га, а за 1961-65 гг. – 6,1 ц/га[1]. Сегодня, когда рост урожайности и цен на зерно заметно отстает от стоимости топлива, новой техники, запчастей, удобрений и средств защиты растений, выращивание зерновых культур на землях, где средняя урожайность не превышает 7,5-8,5 ц/га, не имеет экономического смысла[2].

Благодаря природным факторам, высокой степени мобилизации и экстраординарному сосредоточению технических и людских ресурсов на новых землях в первые годы после освоения целины были получены высокие урожаи. Однако с начала 60-х годов целинное сельское хозяйство вступило в стадию кризиса. В 1958 году стартовала компания по ликвидации МТС с необходимым выкупом техники сельскохозяйственными предприятиями, которые в большинстве своем не обладали соответствующими финансовыми возможностями. Как следствие – стремительный рост колхозно-совхозных аграрных долгов[3].

Вначале 1960-х гг. был взят курс на резкое сокращение приусадебных участков как «негативного элемента» сдерживающего развитие социалистического сектора в деревне. Ликвидация личных подворий существенно сократила в стране производство мяса, молока, картофеля, овощей. Эти резкие политически мотивированные, но экономически не обоснованные преобразования привели к дисбалансу в аграрном секторе экономики страны и снизили темпы развития сельского хозяйства. Вместо 70% (по плану) увеличения производства сельскохозяйственной продукции рост за семилетку составил всего 13%[4]. Вкупе с крайне низкими урожаями в 1963 году проблема обеспечения продовольствием населения стала весьма ощутимой.

Размещение зернового хозяйства происходило без учёта мозаичности почв, продуктивности пашни, географического положения относительно расселения, источников хранения, переработки и сбыта продукции. Высокие темпы распашки сопровождались необеспеченностью трудовыми ресурсами, недостатком посевной и уборочной техники и транспортными средствами, отставанием коммуникационной и социальной инфраструктуры[5].

Невыгодное транспортно-географическое положение, бездорожье, крайне недостаточные объёмы зернохранилищ приводили к крупным потерям полученного урожая даже в 70-80-е годы, когда многократно повысилась фондовооружённость сельскохозяйственных предприятий и заметно развилась дорожная сеть. Удалённость от железнодорожных узлов, поставщиков топлива, сельскохозяйственной техники и запчастей, элеваторов, ремонтных и перерабатывающих предприятий АПК как в 60-е годы так и сегодня способствует увеличению затрат на хранение и перевозку продукции. Значительная территориальная удаленность посевных (уборочных) площадей от населённых пунктов также приводит росту внутрихозяйственных транспортных издержек.

Освоение целины, переход к земледелию и ставка на производство в степи преимущественно зерна (углеводов), а не мяса (белка) предопределила структурные изменения в животноводческой отрасли. Пастбищное скотоводство – потенциально рентабельная отрасль животноводства зоны сухих степей, было заменено на стойлово-пастбищное, зависящее от продуктивности полеводства, кормопроизводства и импортных поставок фуражного зерна. Это резко повысило ее себестоимость, сделав отрасль постоянно убыточной. Продуктивность животноводства по среднесуточным привесам крупного рогатого скота с ростом его поголовья в большинстве новых хозяйств понизилась. Скот пришлось разводить на пастбищах с низкой кормовой продуктивностью на склонах, солонцах, переводить на пастбищно-стойловое содержание и обеспечивать кормами непосредственно с поля, что привело к удорожанию животноводческой продукции. Использование естественных кормов существенно сократилось из-за перевода пастбищных угодий под пашню, а также вследствие устойчивой деградации пастбищ под влиянием перевыпаса.

В 1960-х годах потребление недешевого зерна на условную голову скота выросло в 3 раза, а потребление даровых кормов с естественных угодий сократилось наполовину[6]. Между тем, естественные пастбища веками служили источниками высокоценных кормов, обеспечивающих высокую продуктивность животноводства. В мировой практике использование естественных травостоев пастбищных угодий – самая распространенная форма степного природопользования. За счет таких пастбищ в мире производится около 60% продуктов животноводства.

По сравнению с 1954 года в агросекторе целины поголовье сельскохозяйственных животных заметно возросло, но в основном за счет завоза, а не воспроизводства. Поголовье крупного рогатого скота в большинстве целинных хозяйств не было обеспечено современными животноводческими помещениями, находилось в неблагоприятных условиях содержания, не обеспечивалось естественными питательными кормами, часто возникал недостаток пресной воды в связи с обезвоживанием и засолённостью значительной части скважин. Всё это обуславливало высокий падеж скота.

Из-за сокращения площадей естественных пастбищ и невозможности использовать целинные земли под кормовые злаки, в страну уже в начале 1960-х годов для поддержания поголовья скота и обеспечения его кормами стало ввозиться импортное фуражное зерно. При этом такая традиционная отрасль пастбищного животноводства как коневодство было вообще ликвидировано. Существующий дисбаланс кормов не удается ликвидировать и в настоящее время, несмотря на существенное сокращение поголовья в сельскохозяйственных предприятиях и значительные объемы производства продукции животноводства (в среднем 50%) в личных хозяйствах населения. С начала 90-х годов поголовье скота, особенно овец и свиней в хозяйствах целинного агросектора, существенно сократилось.

Если российская империя была крупнейшим в мире экспортером зерна, то к середине 1980-х годов Советский Союз стал крупнейшим импортером фуражного зерна, ввозил его больше, чем Китай и Япония, вместе взятые. Вследствие низкой эффективности колхозного сельского хозяйства снабжение городов продовольствием, прежде всего мясной продукцией, полностью зависело от поставок зерна по импорту.

Растущие масштабы целины постоянно требовали новых инвестиций на создание базовой инфраструктуры, техническое и энергетическое обеспечение, на поддержку создаваемых хозяйств. В 50-80-х годах всё больший объём капвложений направляется в целинные регионы, в том числе за счёт сокращения финансирования исконно земледельческой зоны европейской России. Именно с «целинного пятилетия» сельское хозяйство становится главным потребителем инвестиций и с ростом величины капвложений, обратно пропорционально снижалась их эффективность[7]. Государственные инвестиции, направляемые на развитие целинного агросектора со временем стали трансформироваться в невозвращаемые кредиты. По основным регионам Казахстана в 1981-1985 годы доля убыточных хозяйств составляла в Уральской области 78%, Семипалатинской 68%, Целиноградской 60%[8]. В 1970 году на Урале 32 % совхозов были убыточны, в 1990-м убыточны почти все[9].

Экстенсивное развитие земледелия, требующее новых больших ресурсов на осваиваемых землях, резко ухудшило ситуацию в старых традиционных сельских районах России. По мнению академика С. Бобышева, это был третий сильный удар, добивающий русскую деревню, после огромных жертв коллективизации и войны. Большой отток трудоспособного, молодого и квалифицированного населения и перераспределение материально-технических ресурсов в пользу новых районов привели к ослаблению сельского хозяйства, в частности, в центральной и северной части европейской территории России[10].

В связи с этим, еще более обострилась проблема межрегиональных и внутрирегиональных противоречий в развитии производительных сил. Не обеспеченный производственной и социальной инфраструктурой марш-бросок на целинные земли отвлек в те годы значительные ресурсы от укрепления зернового и в целом сельского хозяйства в других районах страны. Целина стала доминирующим фактором притяжения государственных инвестиций. Другие же регионы в этом отношении были в значительной степени ущемлены. В результате производственная и социальная инфраструктура развивались здесь гораздо менее динамично, а производительные силы охватила стагнация и демотивация факторов создания новых рабочих мест, порождая вопросы занятости и роста благосостояния населения, демографические и экологические проблемы. Всё это служило базой для возникновения проблемы «старо освоенные земледельческие районы – районы нового земледельческого освоения», чреватой самыми негативными последствиями в самых разных проекциях.

Ежегодно на целину прибывала огромная масса студентов, десятки тысяч учащихся из студенческих отрядов, городских жителей, комбайнеров и механизаторов из других областей и республик. Кроме того, на целину регулярно посылались десятки армейских автомобильных батальонов, тысячи солдат срочной службы и воинов резерва, оттягивавшихся с гражданского производства. Порой число занятых на хлебной ниве достигало более 1,5 млн. человек.

 В краткосрочной перспективе освоение целины дало неплохие результаты. В 1958 году по сравнению с 1953 годом в стране было произведено в 1,7 раз больше зерна. За счет освоения целины государство компенсировало сокращавшиеся поставки из традиционных аграрных регионов. На декабрьском (1958г.) Пленуме ЦК, при подведении итогов первого этапа освоения целины, Хрущев утверждал, что освоение целинных и залежных земель стало решающим условием повышения производства зерна. Действительно, если учитывать только непосредственно освоенные целинные и залежные земли в Российской Федерации и Казахстане, то они в 70-80-ые годы составляли 15-17% от всех посевных площадей под сельскохозяйственные культуры в СССР и давали 16-17% от валового сбора зерновых в стране. В Отчетном докладе ЦК КПСС ХХII съезду партии указывалось, что целинные земли дают свыше 40 процентов всех заготовок хлеба в стране. Однако данная цифра относится в целом к целинному макрорегиону, который в 1953 году произвёл 20,5 млн.т. зерна на площади, предназначенной под зерновые культуры в 27,8 млн. га. В 1960 году на завершающем этапе эти регионы дали 45,5 млн. т. зерна, т.е. «целинная» прибавка дала 25,0 млн. т зерна в год. Можно констатировать, что первоначальная задача получить 17-18 млн. тонн зерна была даже перевыполнена, но не путем освоения 13 млн. га, а в результате нещадной распашки 42 млн. га (из них в Казахстане – 25,5 млн. га, в РСФСР – 16,3 млн. га.), из которых 70% относилось к малопродуктивным землям.[11]

Большая часть целинных земель относилась к зоне рискованного земледелия, поэтому урожаи были неустойчивыми. После 1958 года урожаи на целинных землях перестали расти, а в 1963 году резко упали. Душевой урожай зерна в 1963 году был ниже, чем в 1913 году: соответственно 483кг и 540кг. При этом кризис в сельском хозяйстве Центральной России продолжал углубляться. Потребление зерна превышало его закупки, государственные резервы сокращались.

Показатели урожайности зерновых культур в целинных районах Оренбургской области в среднем за постцелинный период ниже среднеобластного уровня и существенно ниже, чем на старопахотных угодьях в других районах (рис. 2.4.1). Средняя урожайность на новых землях составляет 8,8 ц/га, в среднем по области – 10,3 ц/га (рис.2.4.2). Вследствие более низкой урожайности в сельскохозяйственных предприятиях целинных районов производственные затраты на единицу продукции выше среднеобластных. Фактическая себестоимость 1 центнера зерна в 11 целинных совхозах в 60-80-е годы превышала среднеобластной уровень на 20-25%.

Для целинных районов  1960-1965 гг. стали периодом резкого падения урожайности в результате нескольких засушливых лет, а также небывалой интенсивности процессов ветровой эрозии. Урожайность на новых землях, вопреки существующему, часто искаженному мнению, была намного ниже, чем на старопахотных угодьях, и значительно ниже среднеобластных и среднерайонных показателей.  

Рис. 2.4.1. Урожайность зерновых и зернобобовых культур в районах Оренбургской области 

Рис. 2.4.2. Динамика урожайности в 1956-2005 гг. в целинных районах и в среднем по Оренбургской области

Максимальные доходы в основном выпадают на первые годы после освоения целины. В то же время в 1957-1958, 1963, 1965, 1967, 1975 гг. с 15% площади целинного агросектора убытки были вообще списаны в связи с гибелью посевов. В некоторых хозяйствах юго-востока области, расположенных на экстремальных почвах, за период с 1957 по 1967 год четыре раза списывались посевные площади, три года собирался урожай, равный количеству высеянных семян. И лишь в течение трех урожайных лет эти участки распаханной целины дали (в сравнении с другими годами) относительно высокий урожай – только потому, что эти почвы тогда еще были свежие, с определенным запасом гумуса. 

Таблица 2.4.1

Сравнительные социально-экономические показатели целинных районов и в среднем по Оренбургской области 

За первые десять лет (1992-2002 гг.) аграрного землепользования в «новой» России выбыло из оборота 26-28 млн. га, в Казахстане 15-16 млн. га[12]. В Казахстане это составляет 60% площади поднятой целины, а в РФ сокращение посевных площадей даже превысило размеры целинных земель распаханных в 1950- 60-е годы. Процессы освоения целины и вывод земель из оборота в 1990-е и 2000-е годы по своим масштабам, стихийности и бессистемности, по отсутствию научно-обоснованной оценки аграрно-природного потенциала и социально-экономических условий местности, поразительно схожи.

В результате освоения новых земельных угодий была создана крупная зерновая база и целинный пшеничный пояс. Но целина не превратилась в эффективный продовольственный комплекс – «хлебный круг», агробизнес – систему, включающую производственные процессы от выращивания зерновых культур до получения конечной продукции: комбикормов, муки, крупы, хлебобулочных изделий.

Распаханные целинные земли, в период с середины 1950-х и до начала 1990-х годов, в определённой степени, стали житницей России и Казахстана, но за счет значительного расширения посевных площадей, крупных финансовых «инъекций», высоких издержек производства и экономических потерь. Недостающий аграрно-природный потенциал целинного пространства замещался дешевым трудом и капиталом. Освоение целины на данном историческом этапе было объективно-необходимым условием решения продовольственной проблемы и обеспечения продовольственной безопасности страны, но при этом требовались принципиально новые оптимальные способы землепользования. Необходимо было не сплошное, а локальное освоение на основе максимальной адаптации форм хозяйствования к социально-экономическим и природно-экологическим особенностям целинных регионов.

Особенностью целинной кампании является её переход от этапа массовой распашки земель к этапу государственного содержания сложившейся системы землепользования. Достаточно большие объёмы зерна, рассредоточенные по огромным площадям, было возможным собрать лишь при помощи сторонних сил, не требовавших достойного вознаграждения. Проблему усугубляло то, что основной массив целины был распахан всего за три года, (1954-1956 гг.), но при этом вместо его социального обустройства последовала дополнительная распашка миллионов гектар потенциально малопродуктивных земель. Доказано, что эта кампания проводилась не продуманно, а скорее по авральному принципу. Поэтому вместо адекватного природным условиям степного землепользования, которое в принципе могло сложиться путём эволюционного развития сельского хозяйства на юго-востоке, административным путём была создана и постоянно поддерживалась государством заведомо несостоятельная система, которая без этой поддержки была неспособна обеспечивать собственное существование. Поскольку в эту систему были вовлечены миллионы людей, целые регионы страны и десятки миллионов гектар угодий, само государство в конечном итоге сделалось заложником этой системы по социально-политическим причинам.

__________

[1] Абылхожин Ж.Б. Очерки социально-экономической истории Казахстана. XX век. – Алма-Аты: Университет Туран, 1997. –  360 с.               
[2] Аханов Ж.У. Агроэкологический потенциал Северного Казахстана / Ж.У. Аханов, Э.А. Соколенко // ВЕСТНИК Академии наук Казахской ССР. – №4. 1990. – С. 48-58.
[3] Российская газета (Федеральный выпуск) – 2004. – №3428. 13.03.
[4] Народное хозяйство СССР. – М.: ЦСУ СССР, 1964. – 360 с.
[5] Григоревский Д.В., Чибилёв А.А. (мл.) Анализ транспортной инфраструктуры Оренбургской области // Международный научно-исследовательский журнал. Екатеринбург: ООО "Компания ПОЛИГРАФИСТ", 2015. - №8(39). - С. 34-37.
[6] Голубев Г.Н. Проблема сбалансированного развития зернового хозяйства и животноводства / Г.Н. Голубев // Устойчивое развитие: ресурсы России. Ред. – академик Н.П. Лаверов. – М.: РХТУ им. Д.И.Менделеева, 2004. – С. 175-182.
[7] Хачатуров Т.С. Эффективность капитальных вложений / Т.С. Хачатуров // «СССР в цифрах». Ежегодник Мюнхенского Института по изучению СССР и Восточной Европы. – М., 1991. – 50 с.
[8] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Семенов Е.А.  Итоги и уроки целины // Вопросы степеведения. Т.5. – Оренбург: УрО РАН, Институт степи УрО РАН, 2005. 7-12 с.
[9] Российская газета (Федеральный выпуск) – 2004. – №3428. 13.03.
[10] Алексеев А. Триумф или авантюра? Сорокалетие целины // Газета «Дуэль» № 4(4). 1996.03.18.
[11] Николаев В.А. Экологические уроки полувекового опыта целинного земледелия. / Вестник МГУ. Сер. 5. География. 2004, №6. – С. 3-9.
[12] Российская газета (Федеральный выпуск) – 2004. – №3428. 13.03.