Печать
Категория: Проблемы землепользования и пространственного развития степных регионов
Просмотров: 92

ВВЕДЕНИЕ 

В силу своих природных и исторических детерминантов, территория Украинского, Российского и Казахстанского макрорегиона степной зоны, начиная с конца XVIII века, подвергалась интенсивному земледельческому освоению. Процесс сельскохозяйственного освоения был неравномерным – ускоряясь в периоды социально-экономических реформ и замедляясь в кризисные эпохи, сопровождаясь процессами восстановления ландшафтного и биологического разнообразия степей. Особого внимания заслуживают периоды крупномасштабного по территориальному размаху, глубокого по социально-экономическим преобразованиям и экологическим последствиям освоения степных ландшафтов. Интерес к процессам, сопровождавшим данные периоды, определяется в первую очередь тесной корреляцией между геополитическими факторами, с одной стороны, и социально-демографическими, эколого-экономическими, с другой.

В 2014 году исполнилось 60 лет с начала массового освоения целинных земель на просторах Заволжья, Урала, Сибири и Северного Казахстана. Это важный повод, чтобы ещё раз проанализировать и переосмыслить роль целинной эпопеи в жизни нашего государства. Еще 10-15 лет назад казалось, что целина получила объективную эколого-экономическую оценку, были намечены направления по построению экологически адаптивного сельского хозяйства в целинных регионах с учётом произошедших радикальных социально-экономических преобразований. Однако сегодня многое из намеченного не выполнено, а события целинной кампании подверглись новой переоценке. В СМИ не редко и сегодня преобладают выводы о том, что подъем целины в 1954-1962 гг. – единственно правильное решение продовольственной проблемы. И в XXI веке многие представители аграрной политики, как на федеральном, так и на региональном уровне продолжают мыслить старыми штампами, а не эколого-экономическими категориями сбалансированного степного землепользования. В этой связи решение ключевых проблем оптимизации природопользования в целинных регионах остаётся актуальной задачей, в том числе в части разработки концептуально-институциональной базы управления степным агроландшафтом.

В результате осуществления последнего целинного проекта к концу XX века в степном поясе Евразии сохранились ничтожные размеры площадей, по сравнению с изначальными, зональных целинных степей, степной ландшафт практически полностью был аннигилирован и заменен на сельскохозяйственный со всеми вытекающими эколого-экономическими последствиями. Развился острый кризис как ландшафтно-биологического разнообразия, так и экстенсивного землеёмкого сельского хозяйства. Остро встали две главные проблемы сосуществования человека и степи. Первая – это проблема сохранения и реабилитации ландшафтно-биологического разнообразия степных экосистем. Вторая – устойчивое развитие сельского хозяйства, при котором обеспечивается продовольственная безопасность страны. От решения этих проблем зависит гармоничное сосуществование современной социума и природы степей.

Единство проблем сохранения степной природы и устойчивости сельского хозяйства наглядно демонстрируется современным положением сельского хозяйства и охраны природы в степной зоне. В период радикальных общественно-экономических преобразований в странах СНГ резкий спад сельскохозяйственного производства не привёл к ожидаемой экологической реабилитации степных ландшафтов. Начиная с 1993 года, повсеместно стало развиваться так называемое стихийное землепользование, приведшее к распространению биологических вредителей сельского хозяйства и хроническому нарушению хода естественных сукцессионных процессов. Научное изучение проблемы показало несостоятельность экстенсивной модели развития сельского хозяйства и, следовательно, актуальность разработки альтернативной модели, адаптированной к условиям современной России.

До настоящего времени не решены проблемы устойчивого степного землепользования, которые усугубляются постоянным сокращением сельского населения. Системный кризис аграрной сферы 1990-х годов повлёк за собой образование десятков миллионов гектаров залежных земель, которое рассматривалось как основной показатель запустения сельской местности. В ходе рыночных реформ последних десятилетий в России была предпринята попытка проведения земельной реформы, направленной на достижение многоукладности в землепользовании и в сельском хозяйстве. Для регулирования земельных отношений был принят достаточно либеральный Земельный Кодекс РФ, в частности, уравнивавший все типы сельхозугодий, в т.ч. залежь. Однако, под давлением аграрного лобби регулирование оборота сельхозугодий было выведено из-под действия Земельного Кодекса в виде отдельного закона. В результате был принят весьма противоречивый и достаточно сложно реализуемый на практике Федеральный Закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» – своего рода компромисс между сторонниками консервативной аграрной и рыночной концепций развития сельского хозяйства России.

Несмотря на возобновление государственного регулирования в сельском хозяйстве, в условиях действующего закона об обороте сельскохозяйственных угодий площади т.н. «бесхозных» или маловостребованных сельхозугодий продолжают возрастать. Процедура конвертации виртуального земельного пая в реальный контур настолько сложна и затратна, что непосильна многим обладателям земельных паёв, прежде всего пенсионерам и лицам, профессионально не связанным с сельским хозяйством.

Все государственные меры поддержки сельскохозяйственного использования степных земель, в первую очередь для зернопроизводства, на степном юго-востоке России посевные площади, вопреки данным официальной статистики, нигде не достигли уровня 1990 года, а после спада и некоторого подъёма стабилизировались к 2005-2006 годам. По-прежнему остаются невостребованными значительные площади официальных сельхозугодий. Это даёт основания ставить вопрос: насколько целесообразно прилагать усилия к восстановлению структуры сельхозугодий 1990-го года? Существуют ли другие варианты сельскохозяйственного использования земель, утративших социально-экономическую привлекательность как сельхозугодья?

На сегодняшний день представляется достаточно актуальным показать объективные возможности для перехода сельского хозяйства от экстенсивной модели к адаптивной. В интересах сохранения и реабилитации природного разнообразия степей во время этого перехода необходимо показать территориальные ресурсы и структуру угодий, при которой возможно поддерживать оптимум ландшафтно-биологического разнообразия степей.  В связи с распространением оборота сельхозугодий и рыночных условий существования сельского хозяйства возникает необходимость во всестороннем  эколого-экономическом анализе степных экосистем и разработке на его основе новых форм территориальной охраны природного разнообразия степей.

Согласованные действия научной общественности и го­сударственных структур в сфере оптимизации целинного природопользования уже в обозримом будущем могли бы дать позитивные результаты. Сельское хозяйство этих регионов могло бы стать экологически более безопасным и рентабельным в новых экономических условиях. И, только тогда на целине сложится устойчивое сельское население, учитывающее вековые традиции коренных народов, основанные на неистощительном природопользовании. Это население будет иметь свою преемственную культуру, традиции, общность экономической жизни, соответствующие вмещающему его степному ландшафту. В современных условиях потери социально-экономической привлекательности прежде всего пахотными угодьями, необходимо вернуться к доцелинной концепции активного использования сухостепной подзоны как территориальной базы адаптивного животноводства. Выводы, предложения и рекомендации, представленные в монографии, направлены на создание землеустроительных предпосылок для экологически устойчивого пространственного развития степных регионов в условиях модернизации экономики.