2.7. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ТРАНСГРАНИЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

В современных реалиях одновременно с беспрецедентной глобализацией товарных и финансовых рынков, рынков услуг и трудовых ресурсов, нарастает процесс углубления и интенсификации международной экономической интеграции между отдельными государствами, обуславливающий формирование внутриконтинентальных интеграционных группировок. Таким образом, пространственная фактура мировой экономики все в большей степени приобретает структуру крупных архипелагов наиболее тесно экономически интегрированных стран.

К приграничным регионам Российской Федерации (определенные части административных границ таких регионов являются государственными границами страны) относятся 38 субъектов, что составляет 4,4 млн кв. км площади России (25 % территории страны), в которых проживает около 44 % её населения (табл. 2.7.1).

Географическое расширение и тотальное проникновение глобализации, актуализация геополитических и интеграционных приоритетов России на центральноазиатском и восточноазиатском направлениях, усиление экономической мощи Китая и его новая внешнеторговая стратегия, связанная с ренессансом Великого шелкового пути, развитие и углубление интеграционных процессов в формате Евразийского экономического союза, существенно расширяют преимущества приграничного положения Оренбургской области. 

Таблица 2.7.1. Протяжённость сухопутных границ и численность населения приграничных регионов Российской Федерации[1], [2], [3], [4]

Феномен трансграничного положения после распада СССР и функциональной трансформации административных границ (условных) в государственные рубежи для приграничных регионов России стал играть особую роль и по-новому отражать ее пространственно-временную специфику. Глубина международной интеграции, степень развития социально-культурных и внешнеэкономических связей для приграничных регионов определяется функцией государственной границы, в системе складывающихся в современном геополитическом контексте, межрегиональных и межгосударственных отношений.

Наиболее актуальными характеристиками границы являются функции контактности и барьерности. Контактность – особое функциональное свойство границы, которое предполагает наиболее благоприятный режим взаимодействия с сопредельными территориями (регионами) для развития взаимовыгодных экономических, социально-культурных, гуманитарных и других связей[5]. Функция барьерности границы фиксирует наличие препятствий для трансграничных потоков, по А. Дж. Тойнби так называемое «напряжение границы»[6]. Такие барьерами могут быть природные, политические, экономические, коммуникационные, институциональные (административно-правовые) и этнокультурные.

По мнению В.А. Колосова, в современных геополитических исследованиях актуализировалась новая парадигма, в рамках которой происходит функциональная трансформация государственных границ, с все более заметным переходом от барьерной функции к контактной. В связи с этим меняются и функции приграничных территорий, которые из депрессивных зон способны превратиться в локомотивы экономического роста[7]. Таким образом, при условии повышения «прозрачности» границ, приграничные территории могут стать трансграничными.

П.Я. Бакланов понимает трансграничье как сложно-структурный феномен, природно-хозяйственный район, социально-экономические характеристики которого отражают тесную взаимосвязь с приграничной территорией (природно-хозяйственным районом) соседней страны. При этом приграничные территории обеих государств являются составными частями межгосударственной трансграничной территории, границы которой определяются рубежами соответствующих природно-хозяйственных районов обеих стран[8].
Т.И. Герасименко формулирует трансграничный регион (ТГР) как особый вид приграничных регионов по обе стороны границы, представляющий собой территорию, обладающую определенной комплексной и системообразующей общностью и сходством природных, геополитических, цивилизационных, социальных, экономических, этнокультурных и ментальных характеристик[9].

Обобщая теоретические исследования в области трансграничных территорий можно выделить основные свойства Оренбургско-Казахстанского трансграничного региона:

– внушительное преобладание контактной функции границы над барьерной функцией;

– наличие тесных связей и высокий уровень трансграничного взаимодействия и сотрудничества в экономической и социально-культурной сфере деятельности;

– наличие максимально возможного количества коммуникационных зон в трансграничном пространстве порубежных государств.

В настоящее время разрабатывается немало совместных проектов развития трансграничных территорий. Чаще всего это проекты в рамках экономического сотрудничества, углубляющие трансграничную интеграцию, способствующие сближению территорий соседних стран.

Кроме репрезентативных признаков, типичных для порубежных регионов, Оренбуржье отличается имманентными характеристиками своего приграничного положения. Протяженность границы, усиление азиатского геополитического вектора страны, функционирование Таможенного и Евразийского экономического союза определяют диспозицию Оренбургской области как важного приграничного региона.

Для Оренбургской области выделены факторы, повышающие и понижающие эффективность социально-экономического трансграничного взаимодействия и приграничного сотрудничества.

Факторами, повышающими эффективность социально-экономического трансграничного взаимодействия и приграничного сотрудничества Оренбургского региона, являются:

– отсутствие в трансграничной зоне естественных природных рубежей, которые представлены совсем незначительными по протяженности водными пространствами рек Урал и Илек, что не препятствует увеличению трансграничных контактов и экономической и социально-культурной интеграции;

– комплементарная межэтническая практика, сложившаяся за столетия совместного сосуществования в рамках общего цивилизационного пространства  и единого государства, сходство ценностных установок, что является стержневым элементом содержательных точек пересечения;

– федерализация и децентрализация, обуславливающие перенос тяжести рычагов управления на региональный уровень, где должны быть сосредоточены реальные управленческие и финансовые ресурсы, еще в большей степени актуализируещие использование преимуществ приграничного положения региона;

– образование ЕАЭС и связанной с этим функциональной трансформации матрицы ТГР. Значительно возросли контактные функции границы и, соответственно, уменьшились барьерные. Это существенно повысило потенциал и преимущество приграничного положения Оренбургского региона, позитивная динамика которого гарантирует более тесное взаимодействие с регионами Казахстана, создание совместных транспортно-логистических, энергетических и информационных структур, серии инновационных программ, а в перспективе кластеров в сфере энергетики, агропромышленного комплекса, коммуникаций, образования и туризма. Используя эффекты своего трансграничного положения, регион превращается в базовый административно-территориальный сегмент и интеграционный портал, обеспечивающий тесное экономическое сотрудничество и геополитическое и социально-культурное сближение России и Казахстана, стран и регионов Центральной Азии.

В такой конфигурации континентальной интеграции Оренбургский регион становится провайдером российского евразийского конструктивного геополитического импульса, операционным центром новой интеграционной модели постсоветского пространства, идеальным выразителем и  ретранслятором новой интеграционной концепции в ритме евразийской интонации. В открывающихся евразийских интеграционных перспективах, используя эффекты трансграничного положения, Оренбургская область из периферийной территории РФ может превратиться в динамичную зону социально-экономического и этнокультурного взаимодействия с приграничными регионами Казахстана;

– сходная социально-экономическая структура со схожим уровнем модернизации. Ускорению интеграционных процессов способствует симметричность параметров экономического развития трансграничных регионов Оренбургской области и Казахстана. При сопоставлении показателей социально-экономического развития Оренбургская область и приграничные регионы соседней республики находятся в относительно близкой весовой категории. По таким стандартным показателям, как стоимость валового регионального продукта на одного занятого в экономике (производительность труда) и уровень доходов населения;

– наличие самой протяженной, по сравнению с другими субъектами РФ, государственной границы, соответственно, с самой обширной контактной зоной сопредельного государства. Оренбургская область идеально встроена в каркас российско-казахстанского трансграничного пространства.

Выбор мультиполярности как вектора мирового развития ведет к необходимости экономической конвергенции и международной интеграции, прежде всего, с прилегающими к России государствами.

Оренбургско-Казахстанский фронтир обладает значительным потенциалом природных, экономических, коммуникационных, социально-культурных ресурсов, тесно взаимосвязанных между собой. Имея такую протяженную границу с одной из ключевых стран – бывших республик СССР, Оренбургская область становится одной из главных несущих интеграционных конструкций на постсоветском пространстве, своеобразным гравитационным полем, притягивающим пространства Центральной Азии. Тем самым масштабное развитие и проникающее многосекторное расширение, и углубление многоплановых экономических, инфраструктурных, социально-культурных и гуманитарных связей с Республикой Казахстан находится в контексте глобальной геополитики Российской Федерации. В этой связи Оренбургская область становится основным контактным ареалом интеграционного процесса, геополитическим, геоэкономическим и этнокультурным мостом между Россией и Казахстаном;

– географическое положение и пространственный силуэт Оренбургской области определяют ее естественное конкурентное преимущество как транзитной территории в России и в Евразии. Степной край издавна представлял собой полосу великого переселения народов и движения важнейших  торговых потоков. По ней  проходили известные шёлковый, чайный, хлопковый, пряный пути. Главной целью образования города Оренбурга и Оренбургской  губернии,  прежде всего, была необходимость использовать выгодное транзитное положение территории, «прорубить» окно в Азию, наладить и укрепить торговые связи с «восточной стороной»[10].

Оренбуржье исторически связывало европейскую часть России с регионами и странами Средней, Южной и Восточной Азии и в настоящее время обеспечивает транзит грузопассажирских потоков в направлении «Запад – Восток» и «Средняя Азия – Центр». Ее территорию пересекают важные федеральные и трансевразийские магистрали, соединяющие европейские страны, регионы Центральной России, Северо-Запада, Урала и Поволжья с Республикой Казахстан и странами Центральной Азии.

Транзитное положение области создает объективные предпосылки  для обслуживания транспортных грузопотоков из стран Центральной Азии, Республики Казахстан и экономически развитых регионов Приволжского федерального округа, встраивающихся в международные транспортные коридоры Транссиб – Север – Юг, а в перспективе – Европа – Китай;

– реализация глобального международного проекта по созданию трансконтинентального автомобильного и железнодорожного транспортного коридора  Санкт-Петербург – Казань – Оренбург – Алма-Аты – Урумчи –
Пекин – Тяньзинь. Этот трафик от моря до моря обеспечит кратчайший путь от динамично развивающихся стран Азиатско-Тихоокеанского региона до строящихся новых портов на Балтике с минимальным прохождением границ и будет способствовать еще более эффективному использованию транзитного потенциала Оренбургской области.

Развитие железнодорожного и автомобильного сообщения (Оренбург – Алма-Аты – Урумчи – Пекин) позволит включить Оренбургскую область в «Транспортную стратегию Российской Федерации». В ее рамках область может выполнять инфраструктурно-логистические, высокотехнологичные транспортно-перегрузочные и торговые функции[11]. Прохождение через Оренбургскую область российского участка международного транспортного коридора Западный Китай – Зарубежная Европа значительно улучшит транспортно-географическое положение региона и существенно повысит его транзитный потенциал, что придаст импульс многопланового экономического развития и роста. Будет способствовать организации на международной транспортной оси инфраструктурных и сервисных объектов, транзитных терминалов, мультимодальных комплексов и логистических центров, созданию новых производств и рынков товаров и услуг, новых рабочих мест.

Расположение на линиях экономического взаимодействия и транспортных коридоров, имеющих международное значение. Качественно новый импульс развития области будет связан с созданием трансконтинентального евразийского транспортного коридора между Зарубежной Европой и Восточной Азией. Положение Оренбургского  региона на наиболее оп­тимальном маршруте сжатия евразийского пространства повысит его инфраструктурный и экономический потенциал как важнейшего коммуникационного узла на возрожденном Великом шелковом пути. При этом область может стать не только территорией обслуживания евра­зийского товарного потока, но и важнейшим каналом информационного и этнокультурного  взаимодействия;

– отсутствие этнотерриториальных проблем, полуофициальных и неофициальных территориальных претензий.

Факторами, снижающими эффективность социально-экономического и межэтнического трансграничного взаимодействия Оренбургского региона, являются:

– делимитация единого этнокультурного пространства после распада СССР. На месте межреспубликанских условных границ советского времени появились реальные государственные границы. Разделёнными оказались этносы, границы прошли между населёнными пунктами, имевшими сложившиеся традиционные связи. Новое порубежье пока еще сохраняет некоторое единство этнокультурного пространства и его территориальной организации, однако после делимитации наблюдается усиление процессов дивергенции этнокультурных систем по разные стороны границы, что привело в той или иной степени к их трансформации;

– этнокультурная трансформация трансграничного пространства. В структуре межэтнической целостности населения по обе стороны границы происходит заметная качественная трансформация и нарастают существенные различия. Например, увеличивается численность российских казахов, не владеющих казахским языком, в то время как с казахстанской стороны подрастает поколение, плохо владеющее и не владеющее русским языком вообще. Важным обстоятельством стало и изменение этнического состава населения. В Казахстане уменьшилась доля русскоязычного населения: русских, украинцев, белорусов, немцев. А в Оренбуржье усилились новые этнокультурные группы (армяне, азербайджанцы, узбеки, таджики и др.), привнёсшие в регион новые этнокультурные характеристики.

– сжатие экономического и социального пространства, низкая плотность населения и высокая дисперсность расселения. Средняя плотность сельского населения в приграничных районах Оренбуржья в 1,5-2 раза меньше, чем в среднем по области, а в восточно-оренбургском приграничье она составляет всего 2-2,5 чел. на кв. км. В 90-е годы вследствие распада СССР и с изменением политического статуса Республики Казахстан произошло возрастание барьерной функции границы, приведшее к возникновению и расширению пробелов в российско-казахстанском пространственном континууме и образованию трансграничной «бреши» в плотности населения[12];

– низкая плотность транспортной сети и высокая её изношенность, слабость инфраструктуры коммуникационных путей;

– сравнительно невысокий инвестиционный, научно-технический и технологический потенциал Казахстана и сопредельных с ним государств. Большинство индустриальных, агропромышленных и строительных компаний и фирм Республики Казахстан имеют относительно скромные инвестиционные, финансовые возможности и оборотные средства. Велико в Казахстане социальное расслоение населения по уровню доходов, низкие заработки сельских жителей, более низкая стоимость товаров и услуг чем в сопредельных территориях Оренбуржья. Перечисленные факторы ограничивают приток инвестиций, конкурентоспособных технологий и инноваций в Оренбургскую область из Казахстана (инвестиционный и инновационный потенциал стран – соседей второго порядка вообще близок к нулю), сужают экспорт оренбургской продукции и услуг на товарные и потребительские рынки казахстанских регионов и стран Средней Азии;

– недостаточное влияние институциональных факторов, направленных на усиление контактной функции границы как на федеральном, так и на региональном уровне в определенной степени сдерживает межэтническое трансграничное взаимодействие и развитие внешнеэкономических связей;

– чрезмерная «прозрачность» границы. Способствует транзиту нелегальных товаров, нелегальных мигрантов, стимулирует рост теневой экономики, создает условия для нарастания трансграничной преступности, расширяет асоциальную и криминальную среду, ухудшает социальную и экономическую обстановку;

– низкий уровень информационного обеспечения трансграничного пространства, культурного и научно-образовательного взаимодействия. Типична сложившаяся ситуация, когда о общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни в США или Европе мы информированы гораздо больше, чем о реалиях Казахстана. Как в региональных, так и в центральных СМИ практически отсутствуют материалы о жизни соседей в сотне километров южнее.

Оренбургская область характеризуется наличием крепких интеграционных связей с соседними областями Казахстана. Отношения развиваются на основе международных соглашений о сотрудничестве в торгово-экономической, гуманитарной, правоохранительной, научно-технической сферах.

На развитие интеграционных процессов Российской Федерации и Республики Казахстан значительное влияние оказывает взаимодействие между казахстанскими субъектами бассейна реки Урал и Оренбургской областью. На территории Оренбургско-Казахстанского трансграничного региона, общей площадью около 695 тыс. кв. км, проживает более 4 млн человек. Приграничные районы обладают значительным природно-ресурсным потенциалом, использование которого позволяет развивать торгово-экономические отношения. Основную долю товарооборота составляет торговля минеральными ресурсами и продуктами их переработки. Импорт из Республики Казахстан в Оренбургскую область в основном состоит из продукции топливно-энергетического комплекса, цементного сырья, черных металлов, хромовой руды, кварцита, продуктов неорганической химии. Оренбуржье в свою очередь поставляет в Казахстан сырую нефть, нефтепродукты, цемент, удобрения, асбест[13].

Основу импорта минеральных ресурсов из Республики Казахстан составляют природный газ и газоконденсат, добываемые на Карачаганакском нефтегазоконденсатном месторождении в Западно-Казахстанской области. Открытое в 1979 году месторождение изначально осваивалось производственным объединением «Оренбурггазпром» Министерства газовой промышленности СССР, впоследствии министерство было преобразовано в Российское акционерное общество «Газпром». После получения независимости правительство Казахстана отказалось от сотрудничества с РАО «Газпром» и приступило к поиску иностранных партнеров для освоения месторождения. В результате был сформирован консорциум «Карачаганак Петролиум Оперейтинг», в состав которого в настоящее время входят «Эни СпА», «Шелл», корпорация «Шеврон», «ЛУКОЙЛ», «КазМунайГаз»[14]. Углеводороды с Карачаганакского месторождения на Оренбургский газоперерабатывающий завод транспортируются по системе «Карачаганак – Оренбург», состоящей из пяти трубопроводов, протяженностью 140 км.

Помимо очевидных преимуществ трансграничного сотрудничества в сфере торговли минеральными ресурсами, существует ряд проблем, связанных с освоением природно-ресурсного потенциала.  Одна из важнейших заключается в трансграничном использовании водных ресурсов. Неудовлетворительное состояние бассейна реки Урал вызвано зарегулированием стока верхнего течения; вырубкой пойменных и водораздельных лесов; антропогенным воздействием; хозяйственной деятельностью предприятий газопромышленного комплекса, добычи и переработки нефтепродуктов, черной  и цветной металлургии[15],[16]. Вышеперечисленное служит причиной деградации пойменной растительности, снижению уровня воды в реке, заиливанию русла, сокращению биоразнообразия. Причем негативное влияние на состояние воды в р. Урал оказывают обе стороны. С российской стороны это влияние обусловлено наличием Ириклинской ГЭС, промышленным водоотведением для нужд предприятий черной и цветной металлургии. В Казахстане негативное влияние на состояние воды в р. Урал связано с загрязнением крупного левого притока
р. Илек тяжелыми металлами, такими как бор и хром, источником которых являются бесхозные объекты, оставшиеся после  бывшего Актюбинского химзавода им. Кирова.

Существующий уровень оренбургско-казахстанских отношений и интеграционные процессы в рамках ЕАЭС создают предпосылки для дальнейшего сотрудничества в экономической, экологической, правовой, гуманитарной и пр. сферах. Одним из стимулов развития служит Международный транспортный коридор «Западная Европа – Западный Китай», строительство которого уже закончено китайской и казахстанской сторонами. Наличие скоростной магистрали стимулирует увеличение как грузо-, так и пассажирооборота. В связи с чем планируется развитие придорожной инфраструктуры и близлежащих объектов туризма и рекреации[17].

Очень важно в развитии взаимоотношений всего Центрально-Азиатского региона и Российской Федерации иметь надежные точки соприкосновения, транспортные коридоры. На наш взгляд эту роль со значительным успехом может сыграть Оренбургская область. Хотя однозначной точки зрения в современной географической науке по проблематике нет. В своих работах
Ю.Н. Гладкий и Д.Н. Замятин рассматривают возможность использования других регионов Российской Федерации, например Астраханской и Омской областей, в качестве ключевых для сотрудничества с Центральной Азией, строительства современных транспортных коммуникаций[18],[19]. Главный аргумент состоит в том, что Омская область ближе всего расположена к столице Казахстана – Астане, с которой у нее налажены тесные экономические связи. А через Астраханскую область проходит кратчайший путь из европейской части России в регион Центральной Азии, и по некоторым данным через Астрахань планируется в ближайшее время строительство современной транспортной магистрали из Европы, через Россию и Центральную Азию в Китай[20], [21].

На наш взгляд, у этих регионов есть и отрицательные качества для того, чтобы стать «воротами» в Центральную Азию. Омск довольно сильно удален от Европейской России, через него очень сложно провести выгодные транспортные магистрали из Европы в Азию. Астраханская область не имеет исторического опыта сотрудничества с Центрально-Азиатским регионом, а также находится на окраине оптимальных транспортных путей из Европы через Российскую Федерации и Центральную Азию в Китай. Таким образом, Оренбургская область выглядит исторически и политически обоснованным вариантом для концентрирования внешнеполитической деятельности России в Центральной Азии. Оренбург имеет огромный положительный опыт добрососедских политико-экономических связей с регионом, совместные энергетические и другие бизнес-проекты, наработан большой положительный опыт в трансграничном этнокультурном сотрудничестве.

Список использованных источников:

[1] Гуков А.М. Оренбуржье – форпост России. Оренбург: ОАО «ИПК «Южный Урал», 2010. – 128 с.
[2] Чибилёв А.А. (мл.) Административно-территориальная характеристика степной зоны РФ // Степи Северной Евразии / Материалы VII Международного симпозиума – Оренбург: ИС УрО РАН, 2015. – С. 920-924.
[3] Чибилёв А.А. (мл.) Интегральная оценка современного состояния и изменений природной среды степных регионов России на основе геоинформационного анализа и картографирования // Проблемы региональной экологии, 2014. – № 5. – С. 7-14.
[4] Границы России / Федеральная пограничная служба РФ. [Электронный ресурс] URL: http://www.strana-oz.ru/2002/6/granicy-rossii (дата обращения 05.10.17).
[5] Безопасность и международное сотрудничество в поясе новых границ России / Под ред.
Л.Б. Вардомского и С.В. Голунова. – М. – Волгоград: НОФМО, 2002. – 572 с.
[6] Тойнби А.Дж. Постижение истории: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1991. – 736 с.
[7] Колосов В.А. Теоретическая лимология: новые подходы // Международные процессы. 2003. – № 3. – С. 44-59.
[8] Трансграничный регион: понятие, сущность, форма: монография / науч. ред.: д. чл. РАН, профессор П.Я. Бакланов; д-р полит. наук, профессор М.Ю. Шинковский. – Владивосток: Дальнаука, 2010. – 276 с.
[9] Герасименко Т.И. Проблемы этнокультурного развития трансграничных регионов: монография – С.-Петербург, 2005. – 235 с.
[10] Чибилёв А.А. (мл.), Богданов С.В.  Картографический анализ исторической эволюции границ Оренбургской губернии // Уральский исторический вестник, 2016. – № 2. – С. 126-135.
[11] Тойнби А.Дж. Постижение истории: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1991. – 736 с.
[12] Чибилёв А.А. (мл.), Семёнов Е.А. Григоревский Д.В. Проблемы и специфика сельского расселения в Оренбургской области // Вестник ВГУ, 2016. – № 1. – С. 34-38.
[13] Григоревский Д.В. SWOT-анализ природно-ресурсного потенциала Оренбургской области
в контексте интеграционных процессов Евразийского экономического союза // Заметки ученого. Ростов-на-Дону: ООО «Приоритет», 2016. – № 10. – С. 16-24.
[14] Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В. [Электронный ресурс] URL: http://www.kpo.kz/ (дата обращения 05.10.17 г.).
[15] Порох А.Н. Россия и Казахстан в решении трансграничных водных проблем // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 4, Ист., 2009. – № 2 (16). – С. 25–33.
[16] Чибилёв А.А. (мл.) Возобновляемые стратегические природные ресурсы устойчивого развития регионов степной зоны РФ // Успехи современного естествознания, 2016. – № 3. –
С. 214-219.
[17] Григоревский Д.В., Чибилёв А.А. (мл.) Туристско-рекреационный потенциал Оренбургской области в контексте развития стратегии «Нового Шёлкового пути» // Международный
научно-исследовательский журнал, 2015. – № 3 (34). – С. 63-66.
[18] Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики: Учебник. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1998. – 659 c.
[19] Замятин Д.Н. Моделирование геополитических ситуаций (На примере Центральной Азии во второй половине XIX века) // Политические исследования. – М., 1998. – № 2. – С. 64-76.
[20] Семёнов Е.А., Григоревский Д.В., Чибилёв А.А. (мл.) Современные интеграционные процессы на территории Оренбургско-Казахстанского трансграничного региона // Известия Оренбургского отделения РГО, 2017. – № 9 (42). – С. 17-24.
[21] Семёнов Е.А., Григоревский Д.В., Чибилёв А.А. (мл.) Проблемы и перспективы трансграничного сотрудничества регионов степной зоны на примере Оренбургской области // Международный научно-исследовательский журнал, 2017. – № 11 (65). – С. 159-164.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!