2.2. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ РЕГИОНОВ ТРАНСГРАНИЧНОГО БАССЕЙНА РЕКИ УРАЛ

Более четверти века назад река Урал с распадом СССР получила статус межгосударственной трансграничной реки. Протяжённостью около 2,5 тыс. км она образует сетью своих притоков бассейн общей площадью 231 тыс. км2. Для бассейна реки Урал с 1991 года установлен статус международного. В социально-экономическом развитии обширного российско-казахстанского пространства природно-ресурсный потенциал трансграничного мезорегиона бассейна реки Урал играет ключевую роль. Охватывая территорию двух соседних стран – России и Казахстана – исследуемый мезорегион характеризуется наличием трудовых и культурно-бытовых связей населения, общими транспортными и энергетическими коммуникациями, интеграционными процессами в сфере экономики и культуры. Вследствие этого, рассматриваемая территория представляет собой единую социально-экономическую геосистему[1]. В административно-территориальном отношении бассейн реки Урал расположен на территории 6 субъектов России и Казахстана. Зона непосредственного приграничного контакта состоит из Оренбургской, Актюбинской и Западно-Казахстанской областей, в периферийную зону входят Республика Башкортостан, Челябинская и Атырауская области[2] (рис. 2.2.1).

Общая площадь рассматриваемых шести регионов бассейна реки Урал составляет 925,6 тыс. км2 (355,1 тыс. км2 приходится на российскую часть мезорегиона, 570,5 тыс. км2 – на регионы Казахстана) с населением около
11,6 млн человек (из которых около 9,5 млн проживают в российских регионах). Средняя плотность населения рассматриваемой территории составляет
12,5 чел./км2. Диспропорции в количестве и плотности населения по разные стороны российско-казахстанской границы  проявляются на фоне трансформации плотности расселения. Во многих приграничных муниципальных образованиях регионов трансграничного бассейна сформировались вызовы низкой плотности сельского населения, невостребованного земельного фонда, больших расстояний.

Эти и другие факторы обусловили целый ряд проблем, связанных с высокой разобщённостью пространства, сдерживающих социально-экономическое развитие территорий различного уровня. В последние десятилетия во всех субъектах рассматриваемого мезорегиона наблюдается концентрация экономической активности близ городских округов, которая активизировала процессы субурбанизации.

Рис. 2.2.1. Регионы трансграничного бассейна реки Урал 

Всё это происходит на фоне сокращения численности сельского населения по абсолютной величине и снижения его доли.

По данным на 01.01.2016 г. доля сельского населения в целом по исследуемой территории составила 33,6 % (по российским регионам – 31 %, по
казахстанским – 45 %). В двух областях Казахстана численность сельского населения превышает численность городского (Западно-Казахстанская – 50,2 %; Атырауская – 52,4 %. Наибольшая доля городского населения отмечается в Челябинской (82,6  %) и Актюбинской (62,4 %) областях[3],[4],[5],[6].

Увеличение доли городского населения, общая численность которого по мезорегиону в 2016 году составила 7,7 млн человек, осуществляется не за счёт естественного прироста, а вследствие миграционных процессов. Диспропорция в количестве населения, различия в системе его расселения и современные демографические процессы обусловили существенное неравенство в количестве трудовых ресурсов российской и казахстанской территорий мезорегиона бассейна реки Урал[7]. Общая среднегодовая численность занятых в экономике трёх российских субъектов в 2015 году составила 4429,8 тыс. человек, что более чем в 4 раза превышает аналогичный показатель казахстанской части региона[8].

Одним из важнейших интегральных показателей оценки экономического развития регионов является валовой региональный продукт (ВРП). Общий ВРП мезорегиона бассейна реки Урал составляет около 84,5 млрд долларов (сравним с ВВП Украины, Шри-Ланки, Анголы или Словакии). В российских субъектах средний показатель ВРП на душу населения составляет 5,2 тыс. долл. на человека, что ниже общероссийского показателя, в то время как соответствующий показатель в казахстанских субъектах превышает 16,8 тыс. долларов. Существенный вклад в данную диспропорцию вносит Атырауская область, благодаря преобладающей отрасли в экономике – нефтедобыче.

По объему отгруженных товаров собственного производства, как и по продукции сельского хозяйства в бассейне реки Урал, лидирующую позицию занимает Республика Башкортостан, обладая также максимальным показателем урожайности зерновых культур. При этом в данном субъекте доля 8 городских округов в совокупном показателе отгруженных товаров собственного производства составляет около 84 %.

Как правило, показатель объёма отгруженных товаров собственного производства коррелируется с показателем инвестиций в основной капитал. По этому показателю среди 6 рассматриваемых субъектов лидером является Атырауская область (323,5 млрд руб.),  наименьший показатель инвестиций в основной капитал на душу населения в 2015 году отмечается в Челябинской области – 60,8 тыс. руб./чел[9].

Более благоприятные с точки зрения развития растениеводства и животноводства природные условия российской части бассейна реки Урал обусловили существенные диспропорции по отношению к казахстанской части в показателе посевных площадей. Посевные площади зерновых и зернобобовых культур одной только Оренбургской области почти в 5 раз превышают соответствующий показатель трех казахстанских субъектов. Поголовье крупного рогатого скота (КРС) российских регионов превышает казахстанское в 2 раза. Однако данный показатель в пересчёте на душу населения в рассматриваемых субъектах Республики Казахстан (0,5 гол. КРС/чел.) превышает показатель трех российских регионов (0,2 гол. КРС/чел.). С точки зрения социально-экономического развития некоторые выявляемые в ходе сопряжённого анализа, существующие диспропорции положительным образом влияют на востребованность экономического потенциала приграничных регионов, развитию интеграционных связей и повышению степени совместимости производственных процессов.

Благоприятные ландшафтные условия в плане коммуникационного и транспортного сообщения делают российско-казахстанское приграничье достаточно контактным. Однако в начале 2000-х годов обеими странами взят курс на снижение зависимости внутреннего транспортного сообщения  от использования транспортной инфраструктуры соседнего государства. Наряду с этим обе страны участвуют в развитии интеграционного проекта в рамках китайской инициативы «Экономического пояса Шёлкового пути», главной задачей которого является развитие инвестиционной деятельности в транспортно-логистическом секторе.

Стоит отметить существующие диспропорции в развитии транспортной системы регионов мезорегиона бассейна реки Урал. Средняя густота автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием в рассматриваемых субъектах Республики Казахстан составляет всего 22,4 км путей на 1000 км2 территории. Для сравнения, в российских регионах этот показатель варьируется от 167 км/1000 км2 в Оренбургской области до 296 км/ 1000 км2  в Республике Башкортостан. В Оренбургской, Западно-Казахстанской и Актюбинской областях наиболее остро проявляются проблемы некачественных дорог и больших расстояний между населёнными пунктами.

Приграничные субъекты России и Республики Казахстан нередко выступают взаимными конкурентами на внешнем и внутреннем рынках. Вместе с тем использование различных природных, историко-культурных, социально-экономических и экономико-географических условий для диверсификации производства услуг вкупе с мультипликативным эффектом концентрации  создает значительный потенциал трансграничного сотрудничества[10].

Существующий уровень Российско-Казахстанских отношений и интеграционные процессы создают предпосылки для дальнейшего сотрудничества в экономической, экологической, правовой, гуманитарной сферах в рамках ЕАЭС, благодаря чему регионы исследуемой территории могут стать полюсами роста экономик и субъектами устойчивого развития в условиях международной интеграции. Одним из стимулов такого развития может стать Международный транспортный коридор (МТК) «Западная Европа – Западный Китай», строительство которого уже закончено Китайской и Казахстанской сторонами. Прохождение МТК планируется по территории трех регионов трансграничного бассейна реки Урал: Республика Башкортостан, Оренбургская и Актюбинской области. Наличие скоростной магистрали в этом регионе будет способствовать увеличение как грузо-, так и пассажирооборота[11].

На территории мезорегиона бассейна реки Урал на современном этапе перспективы имеет развитие пересекающих границу коммуникационных путей, взаимодействие в селькохозяйственной сфере, а также развитие трансграничного туризма. Трансграничный туризм остаётся одной из потенциально перспективных сфер сотрудничества. К сожалению, многие программы в сфере туризма и рекреации на исследуемой территории остаются на сегодняшний день в статусе проектов. Ситуация может измениться при совместном решении на государственном уровне, в том числе и вопросов, связанных с экологией и охраной окружающей среды. Совокупный объём выбросов загрязняющих атмосферу веществ на рассматриваемой территории составляет более 1,8 млн тонн. Устойчивое социально-экономическое развитие исследуемого региона невозможно без решения экологических проблем в рамках трансграничного сотрудничества. Одна из важнейших проблем устойчивого развития территории заключается в трансграничном использовании водных ресурсов. Неудовлетворительное состояние бассейна реки Урал вызвано зарегулированием стока верхнего течения; вырубкой пойменных и водораздельных лесов; антропогенным воздействием; хозяйственной деятельностью предприятий газопромышленного комплекса, добычи и переработки нефтепродуктов, черной  и цветной металлургии. Всё это является причиной деградации пойменной растительности, снижению уровня воды в реке, заиливанию русла, сокращению биоразнообразия. Причем негативное влияние на состояние воды в р. Урал оказывают обе стороны[12]. Проблемы экологии реки Урал регулярно обсуждаются ученым сообществом на совместных конференциях и заседаниях. Последняя такая встреча состоялась в марте 2017 года в городе Уральске на расширенном заседании «Бассейн реки Урал. Экология. Проблемы. Перспективы» в рамках реализации Соглашения между правительствами двух государств, подписанного в октябре 2016 года в Астане, по сохранению экосистемы бассейна трансграничной реки Урал[13].

Устойчивое развитие территории неотъемлемо связано с сохранением биоразнообразия. Отток населения от периферии и государственных границ приводит к тому, что барьерная в миграционном аспекте граница становится контактной в природоохранном аспекте. К сожалению, инициативы по созданию новых охраняемых территорий в качестве узлов формирования природно-заповедного каркаса в рассматриваемом регионе реализуются крайне медленно. Так, предложения по созданию ООПТ «Уральская Урёма» как трансграничного природного резервата и международного биосферного заповедника были вынесены более 15 лет назад[14], [15].

Наличие подобных резерватов и экологических коридоров для бассейна реки Урал крайне необходимо на современном этапе. В трансграничном бассейне давно происходят процессы, обуславливающие деградацию экосистемы. Экологические факторы напрямую влияют на уровень социально-экономического развития территорий[16]. Сегодня решение экономических и социальных проблем в регионе тесно связано с вопросами рационального природопользования. В этой сфере необходима разработка комплексной геоинформационной системы трансграничного бассейна реки Урал в разрезе субъектов Российской Федерации и Республики Казахстан, а также на уровне муниципальных образований и водохозяйственных участков. Необходимо создание информационно-справочной системы  для пространственного анализа территории. Важным направлением исследований является выявление современных тенденций изменения компонентов социально-экономической трансграничной геосистемы бассейна реки Урал и динамики показателей, характеризующих развитие регионов в результате сопряжённого анализа их экономико-географического, социально-экономического и экологического положения, в связи с созданием Таможенного и Евразийского экономического союзов.

Список использованной литературы:

[1] Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. – М: Аспект Пресс, 2001. – 479 с.
[2] Чибилёв А.А. (мл.) Эколого-рекреационные аспекты трансграничного взаимодействия регионов бассейна реки Урал // Проблемы региональной экологии, 2011. – № 5. – С. 72-77.
[3] Регионы России. Социально-экономические показатели. 2015: Р32 Стат. сб. / Росстат. – М., 2016. – 1266 с.
[4] Регионы России. Социально-экономические показатели. 2016: Р32 Стат. сб. / Росстат. – М., 2017. – 1326 с.
[5] Регионы Казахстана в 2015 году. Статистический ежегодник: Стат. сб. – Астана, 2016. – 456 с.
[6] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа, 2016. – 639 с.
[7] Семёнов Е.А., Чибилёв А.А. (мл.), Григоревский Д.В. Ретроспективный анализ демографии и специфика расселения населения Оренбургской области // Известия Самарского научного центра. Самара: СНЦ, 2015. – № 17 3(2). – С 439-444.
[8] Чибилёв А.А. (мл.), Григоревский Д.В. Интегральная оценка современного состояния социально-экономического положения регионов трансграничного бассейна реки Урал // Фундаментальные исследования, 2017. – № 9-2. – С. 487-492.
[9] Уляева А.Г. Диспропорции расселения и экономического развития в Республике Башкортостан в результате усиления агломерационных процессов // VI Международная научно-практическая конференция «Специфика этнических миграционных процессов на территории Центральной Сибири в XX-XXI веках: опыт и перспективы», сборник материалов. — Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2016. [Электронный ресурс]. URL: http://conf.sfu-kras.ru/ethnic-migration2016/participant/15449 (дата обращения: 10.07.2017 г.).
[10] Чибилёв А.А. (мл.) Современные аспекты функционирования трансграничных социально-экономических геосистем на примере мезорегиона бассейна реки Урал // Степи Северной Евразии / Материалы VI Междунар. симпоз. и VIII Междунар. школы-семинара молодых ученых «Геоэкологические проблемы степных регионов». – Оренбург, 2012. – С. 789-796.
[11] Григоревский Д.В., Чибилёв А.А. (мл.) Анализ транспортной инфраструктуры Оренбургской области // Международный научно-исследовательский журнал, 2015. – № 8 (39). – С. 34-37.
[12] Схема территориального планирования Оренбургской области. Т. I / ФГУП РосНИПИ Урбанистики. СПб., 2008. – 409 с.
[13] Судьба третьей реки Европы. День Урала. [Электронный ресурс]. URL: http://orensteppe.org/home/the-news/63-scientific-reports/593-2017-03-3 (дата обращения: 15.08.2017 г.).
[14] Чибилёв А.А. (мл.) Социально-экономические критерии оценки ландшафтного и биологического разнообразия степных экосистем // Проблемы изучения и охраны биоразнообразия и природных ландшафтов Европы / Сб. материалов международного симпозиума. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2001. – С. 38-40.
[15] Чибилёв А.А. (мл.), Григоревский Д.В., Мелешкин Д.С. Современная структура и пространственное распределение элементов системы ООПТ Оренбургской области в пределах бассейна реки Урал // Международный научно-исследовательский журнал, 2017. – № 9-2(63). –
С. 84-90.
[16] Чибилёв А.А. (мл.), Мелешкин Д.С., Григоревский Д.В. Современное состояние природно-экологического каркаса бассейна реки Урал в пределах Оренбургской области и его роль в социально-экономическом развитии региона // Успехи современного естествознания, 2017. – № 8. – С. 122-127.

Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!