3.3. Разработка региональной схемы использования природных ресурсов охраняемых территорий в развитии туризма и рекреации Оренбургской области

Охраняемые территории являются одним из основных инструментов сохранения биологического разнообразия и имеют существенное значение для благосостояния людей, живущих в пределах этих участков или поблизости от них. В настоящее время во всём мире наблюдается «бум» охраняемых территорий: за последние десятилетия существенно увеличились как их число, так и площадь.

Однако во многих регионах земного шара остает­ся нерешенной проблема достижения такого уровня управления деятельностью охраняе­мых территорий, который позволил бы полноценно реализовать их возможности.

Исходя из этого, нами предлагается разработка схемы интеграции природных ресурсов охраняемых территорий в развитие сферы туризма и отдыха Оренбургской области.

Формирование системы охраняемых природных территорий позволяет рассматривать проблемы управ­ления охраняемыми территориями в широком контексте социально-экономических условий.

Для Оренбургской области начало проявления интереса властных органов  к проблемам природных объектов и охраняемых природных территорий приходится на середину 90-х годов. Тогда впервые был составлен кадастр, содержащий сведения о местонахождении, площади и эколого-географических особенностях особо охраняемых природных территорий и научно-информационных объектов.[1]

В результате этого исследования общее число выявленных объектов природного наследия Оренбуржья составило больше тысячи. Одной из целей настоящего диссертационного исследования было выявление из этого числа природных объектов для охраны и развития рекреации.

В результате проведённого нами исследования на территории области выявлено около 300 природных объектов (уникальных памятников природы и объектов историко-культурного наследия), имеющих перспективы для вовлечения в той или иной степени в социально-экономическое развитие районов и области в целом. По нашему мнению, сегодня для области актуальна проблема придания этим охраняемых территориях статуса охраняемых природных объектов для охраны и развития рекреации.

Административные районы Оренбургской области нами предлагается разделить на 4 группы (табл. 3.3.1).

Таблица 3.3.1. Группы административных районов по значимости рекреационного потенциала и перспектив развития видов туризма и отдыха на ПООР Оренбургской области

Характеристика группы

Районы

1

Районы с «очень высокой» степенью развития рекреационного потенциала ОПТ и хорошими перспективами для вовлечения их в социально-экономическое развитие

Кувандыкский, Абдулинский, Гайский, Соль-Илецкий, Адамовский, Саракташский, Бугурусланский, Светлинский, Грачёвский, Новосергеевский

2

Районы имеющие «высокие» оценочные показатели для функционирования ПООР и развития на их базе видов туризма и отдыха

Новоорский, Оренбургский, Асекеевский, Октябрьский, Кваркенский

3

Районы «среднего» уровня использования ОПТ в качестве природных объектов для рекреации и вовлечения в экономику региона

Пономарёвский, Ясненский, Беляевский, Шарлыкский, Тюльганский, Ташлинский, Сакмарский, Переволоцкий, Матвеевский, Бузулукский

4

Районы с «низкой» привлекательностью ОПТ в качестве природных объектов для развития рекреации и вовлечения в экономическое развитие территории

Тоцкий, Курманаевский, Красногвардейский, Илекский, Александровский, Акбулакский, Первомайский, Сорочинский, Северный, Домбаровский

 

Основными природными объектами, определяющими ландшафтно-туристский потенциал Оренбуржья, являются островные леса (урочище Шубарагаш – Соль-Илецкий район, урочище Шийлиагаш – Адамовский район), низкогорья и холмогорья Саракташского, Кувандыкского и Гайского районов (Саракташское Холмогорье, Известняковое Дивногорье, Карагай-Губерлинское и Хабаринское ущелья, хребет Шайтантау), горные реки (Сакмара, Губерля), а также озёра (Давленколь, Обалыколь – Светлинский район).

Наглядно районы с высоким рекреационным потенциалом ПООР демонстрирует картосхема на рисунке 3.3.1.

Рисунок 3.3.1. Уровень рекреационного потенциала ПООР по районам Оренбургской области

Из рисунка 3.3.1. видно, что размещение административных районов с высоким уровнем рекреационного потенциала природных объектов для охраны и рекреации в пределах области относительно равномерно. Это безусловно играет положительную роль в формировании «каркаса» системы охраняемых территорий Оренбургской области.

Создание региональной схемы развития отдыха и туризма целесообразно проводить с учётом уровня рекреационного потенциала районов области. Очевидно, что наибольшие перспективы в процессе интеграции ОПТ в социально-экономическое развитие региона будут иметь Кувандыкский, Абдулинский, Гайский, Соль-Илецкий, Адамовский, Саракташский, Бугурусланский, Светлинский, Грачёвский и Новосергеевский районы.

Эффективное функционирование ПООР на этих территориях будет способствовать формирование устойчивого развития районов области. Безусловно, вовлечение ОПТ по предложенной схеме не гарантирует сохранение биологического разнообра­зия и решение проблемы развития рекреационного комплекса в одночасье, однако такой подход открывает перспективы решения этих проблем.

Однако необходимо учиты­вать, что функционирование каких бы то ни было участков не может быть успешной, если каждый из них охраняется и развивает рекреацию «сам по себе». Между отдельными территориями, как между отдельными элементами системы, существуют разнообразные биологические, социальные и эконо­мические связи, а процессы взаимодействия этими элементов очень сложны и динамичны. Перенося акцент с отдельных ПООР на их взаимосвязи и рассматривая всю систему ОПТ в широком социально-экономическом контексте, системное планиро­вание позволяет убедиться, что общая значимость этой системы больше значения всех составляющих её частей.

Главной целью природоохранной деятельности любого региона должно быть обеспе­чение сохранности всех земель и вод в его границах. Поэтому следует подчеркнуть необходимость рассматривать ПООР Оренбургской области не сами по себе, а в широком кон­тексте их связей с природопользованием и устойчивым экономическим и социальным развитием соответствующих районов.

В этой связи представляется целесообразным разработка региональной схемы функционирования ПООР с учётом основных социально-экономических показателей развития районов: естественный прирост населения, коэффициент младенческой смертности, обеспеченность населения собственными легковыми автомобилями, телефонными аппаратами, инвестиций в основной капитал, инвестиции в жилищное строительство, розничный товарооборот на душу населения, объём платных услуг, средняя обеспеченность населения жильём (площадь на одного человека).

Ещё одной важной составляющей процесса формирования системы ПООР и их вовлечения в социально-экономическое развитие региона является транспортная доступность ПООР. Эта категория может быть охарактеризована в разрезе районов следующими показателями:

  • обеспеченность населения собственными легковыми автомобилями (в расчёте на 1000 населения);
  • протяжённость автомобильных дорог общего пользования;
  • удельный вес автомобильных дорог с твёрдым покрытием в общей протяжённости автомобильных дорог общего пользования;
  • удельный вес дорог с усовершенствованным покрытием в протяжённости дорог общего пользования с твёрдым покрытием.

Завершающим этапом в процессе формирования и определения перспектив развития системы ПООР региона должно стать объединение результатов исследований трёх основных параметров, её характеризующих:

  • рекреационный потенциал ПООР;
  • социально-экономический уровень развития территории;
  • транспортная доступность.

Наиболее простым и эффективным с точки зрения наглядности представления результатов является оверлейный метод картографирования. Взаимное наложение картосхем этих трёх характеристик даёт представление о возможных перспективах использования рекреационного потенциала ПООР в социально-экономическом развитии региона (рис. 3.3.2).

Как видно из рисунка 3.3.2, наибольшие перспективы для вовлечения ПООР в социально-экономическое развитие региона имеют: Бугурусланский, Грачёвский, Новосергиевский, Октябрьский, Оренбургский, Соль-Илецкий, Саракташский, Кувандыкский, Гайский, Новоорский, Адамовский и Светлинский районы.

Это означает, что вышеперечисленные районы в первую очередь с учётом социально-экономического положения могут составить каркас региональной схемы природных объектов для сохранения и рекреации с хорошей транспортной доступностью и высоким уровнем рекреационной значимости. Однако это не означает, что остальные районы, не попавшие в этот перечень останутся не вовлеченными в процесс интеграции ПООР в социально-экономическое развитие области.

Трафаретные подходы к созданию охраняемых территорий часто оказываются мало­эффективными. Необходимо расширение набора вариантов, адаптированных к различным природным, социальным и культурным условиям территорий Оренбуржья.

Рисунок 3.3.2. Перспективы использования рекреационного потенциала ПООР для социально-экономического развития Оренбургской области

То обстоятельство, что консервативное природоохранное законодательство, как правило, затрудняет вовлечение местного населения в процесс управления охраняемыми территориями, заставляет обратить внимание на более пластичные механизмы управле­ния, предусмотренные для категорий ПООР, допускаю­щих устойчивое использование соответствующих участков. Возможность устойчивого использования повышает значимость сохранения ресурсов в глазах местных жителей и побуждает их воздерживаться от незаконных или разрушительных действий в отноше­нии природных сообществ.

Если основная часть прибыли от природопользования остает­ся в распоряжении местных жителей, то у них появляется мощный стимул участвовать в сохранении этих объектов, что в свою очередь способствует решению их собст­венных социальных и экономических проблем. Однако такая стратегия может быть успешной только в том случае, если уровень эксплуатации участков и связанных с ними видов не наносит ущерба их долгосрочному сохранению.

Использование предложенной нами схемы размещения природных объектов для охраны и развития рекреации на территории районов Оренбургской области не должно осуществляться исключительно «сверху вниз», оно должно происходить при деятельном участии районных администраций, а также местного населения и негосударственных организаций. Конкретные формы участия различных сторон должны определяться особенностями культурного, политического и юридического контекста. Рациональное использование природных ресурсов охраняемых территорий и их интеграция в социально-экономическое развитие региона должны быть связаны с реализа­цией модельных проектов, создающих устойчивое «пространство сотрудничества» всех заинтересованных сторон и не позволяют планам «оторваться» от реальности.

[1] Зелёная книга Оренбургской области: Кадастр объектов Оренбургского природного наследия /Под ред. Чибилёва А.А. – Оренбург: Изд-во «Димур», 1996. – 250 с.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!