1.3 Демографический потенциал Оренбургской области

Население  представляет  собой  сложную  совокупность  людей, про­живающих  в  пределах  определенной  территории.  Оно  характеризуется  своеобразным  набором  взаимосвязанных  явлений  и  процессов,  опреде­ляющих  территориальные  особенности  его  жизнедеятельности.  К  числу  важных  характеристик  населения  относятся:  числен­ность  и  плотность  населения,  его  состав  по  полу  и  возрасту,  национальности  и  религиозности,  воспроизводство,  миграции,  структура  занятости  и  рынок  труда.

Изучение населения как важнейшего компонента географических исследований довольно долгое время находилось на задворках отечественной научной географии. Главным недостатком такого подхода была поверхностная интерпретация, а часто полное пренебрежение социальными факторами в экономическом развитии территорий различного уровня. Своеобразие характерных черт населения как детерминантов экономического развития если не игнорировали, то существенно упрощали. Считалось, что в отличие от природных ресурсов и средств производства население существует всегда «под рукой» как постоянный инструмент и фактор территориальной организации производительных сил.

Исправить сложившееся ущемление «географических прав» населения в конце 40-х годов 20-го столетия предпринял именитый ученый, один из основоположников советской школы экономической географии – Н.Н. Баранский. Забвение человека в географических исследованиях Баранский считал главным «грехом» отечественной географии, обозначив эту данность своей знаменитой фразой – «Человека забыли!». Он утверждал, что раздел о населении в новых географических работах «выпал бесследно, провалившись между природой и хозяйством». Экономическую географию и страноведение, где в центре внимания находятся отрасли производства, а не человек, Баранский называл «бесчеловечной и противоестественной». По его мнению, именно характеристики населения наиболее четко выражены в пространстве и обусловлены факторами регионального порядка, которые весьма заметно влияют на хозяйство стран и районов.[1]

Авторитетному ученому удалось сместить вектор географических исследований в сторону социализации географии. Впоследствии возникли научные школы и направления в области географии населения, этногеографии, геоурбанистики (Покшишевский В.В., Гумилев Л.Н., Ковалев С.А., Алексеев А.И., и д.р.). Между тем и в настоящее время, особенно в формате региональных исследований, продолжает доминировать природно-ресурсный и отраслевой подход, только в отличие от плановой парадигмы советского периода, сегодня – в контексте рыночных отношений. Несомненно, социальные факторы стали иметь больший диапазон актуализации, но зачастую как формальное наполнение исследований данными по общей численности, средней плотности, воспроизводству и миграциям, доле городского населения, об этническом и религиозном составе. Население часто представлено статистическим социумом людей разных национальностей, которые рождаются, умирают, перемещаются и где-то заняты.

Многие геодемографические и социальные аспекты рассматриваются, как правило, вне связи с экономикой, без оценок причинно-следственных связей различий отдельных территорий по величинам социальных индексов и влияния демографических и этно-конфессиональных факторов на экономическое развитие регионов. Игнорирование национальных особенностей, демографических и социо-культурных характеристик населения нередко снижает результативность различного рода инвестиционных проектов, когда деньги вкладываются в промышленные объекты и гектары пахотных угодий, а не в людей. 

Необходимость социализации географических исследований связана с современными реалиями общественного развития, основным приоритетом которого является совершенствование человеческого потенциала на основе социальной модернизации экономики. При этом главными стратегическими целевыми ориентирами социально-экономического развития территорий становится повышение качества жизни населения (улучшение благосостояния, расширение структуры потребностей и человеческого выбора), создание комфортной среды обитания и форм жизнедеятельности населения в постоянно меняющейся социальной и экономической среде.[2], [3]

Современная политическая и социально-экономическая реальность находится в тесной взаимосвязи с повышением экономической самостоятельности регионов, функционированием рыночных отношений в условиях конкурентной среды и различных форм собственности, развитием глобальной и региональной интеграции с расширением свободы передвижения товаров, капиталов и трудовых ресурсов. Перечисленные признаки обуславливает еще большую необходимость исследовать население не только как активного участника производства, но и как представителя той или иной социальной группы, этнической  общности,  как  потребителя  товаров  и  услуг. В  целях  устойчивого,  эффективного  развития  территориальных  образований  различных  уровней,  следует  всесторонне  учитывать  национально-религиозный  фактор,  демографические  и  миграционные  процессы,  естественно  сложившиеся  трудовые  навыки  и  традиции,  динамику  половозрастной  структуры,  потребительские  особенности  и  другие  характеристики  жизнедеятельности  населения, а также выявлять степень влияния и величину их причинно-следственных связей в социально-экономическом развитии регионов.

Чис­лен­ность на­се­ле­ния Орен­бург­ской об­ла­с­ти, как и других регионов, так и стра­ны в це­лом, представляет собой подвижную динамическую категорию. Она фор­ми­ру­ет­ся как под воз­дей­ст­ви­ем ес­те­ст­вен­но­го (со­от­но­ше­ние рож­да­е­мо­с­ти и смерт­но­с­ти), так и ме­ха­ни­че­с­ко­го (ми­г­ра­ции) дви­же­ния на­се­ле­ния. Со­вре­мен­ное на­се­ле­ние области по чис­лен­но­с­ти и этническому со­ста­ву яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том дли­тель­но­го ис­то­ри­че­с­ко­го про­цес­са ос­во­е­ния и за­се­ле­ния просторов Оренбуржья, а также следствием миграций и демографических факторов.

В древ­ние и средние века че­рез тер­ри­то­рию региона, как че­рез своеобразные географические во­ро­та, сжа­тые меж­ду Ураль­ски­ми го­ра­ми на се­ве­ре и Ка­с­пий­ским мо­рем на юге, про­хо­ди­ли с вос­то­ка на за­пад вол­ны ко­че­вых на­ро­дов, ос­тав­ляя здесь сле­ды сво­е­го пре­бы­ва­ния лишь в ар­хе­о­ло­ги­че­с­ких па­мят­ни­ках и ге­о­гра­фи­че­с­ких на­зва­ни­ях. В 16-17 веках просторы Оренбургского края становятся зоной регулярных кочевий формирующихся этнических сообществ казахов и башкир. В этот же период на тер­ри­то­рии области возникают первые на­се­лен­ные пунк­ты рус­ских пер­во­по­се­лен­цев-казаков и переходящих к оседлости башкир. Но процессы заселения имели неустойчивый характер, и малочисленное население региона росло крайне медленно. 

Начало значительного и ускоренного роста чис­лен­но­с­ти на­се­ле­ния датируется первой половиной 18 века, связанное с масштабным освоением территории Орен­бур­жья Рос­сий­ской им­пе­рией и строительством военного и торгово-экономического центра новой губернии – города Оренбурга. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во стре­ми­лось ут­вер­дить­ся на новых зем­лях, которые стремительно ос­ваивались и за­се­лялись вы­ход­ца­ми из вну­т­рен­них гу­бер­ний Рос­сии. Наличие разнообразных минеральных богатств и ог­ром­ные про­ст­ран­ст­ва пло­до­род­ных зе­мель при­тя­ги­ва­ли казаков и крестьян-зем­лепаш­цев, горнозаводских рабочих. Создание пограничной линии городков-крепостей и функциональное развитие Оренбурга как военного форпоста и торгового центра способствовали притоку военных и торговых людей.

Устойчивый рост численности на­се­ле­ния региона про­дол­жил­ся в 19-ом и в начале 20 века, существенно возрастая в от­дель­ные пе­ри­о­ды, на­при­мер, по­сле от­ме­ны кре­по­ст­но­го пра­ва, ког­да обретавшие свободу кре­с­ть­я­не по­лу­чи­ли воз­мож­ность создавать общины и индивидуальные хозяйства на свободных землях. Особенно увеличился при­ток на­се­ле­ния по­сле от­кры­тия в 1877 году же­лез­ной до­ро­ги Самара – Оренбург и Оренбург – Ташкент в 1905 году, а так­же в пе­ри­од реализации в на­ча­ле 20 века «сто­лы­пин­ской» аг­рар­ной ре­фор­мы. Индикатором такого ускоренного роста населения стал город Оренбург, численность жителей которого за 60 лет (1857 – 1917 гг.), увеличилась более чем в 10 раз. В начале 20 века центр Оренбургской губернии был крупнейшим городом по численности населения на Урале и во всей азиатской части России.[4], [5] 

В первой половине XX века на динамике численности и на тем­пах ес­те­ст­вен­но­го при­ро­с­та на­се­ле­ния области от­ра­зи­лась вся дра­ма­тургия со­бы­тий отечественной истории это­го периода, приведшая к локальным фазам сокращения населения и демографической депрес­сии. Последствия Граж­дан­ской вой­ны, кол­лек­ти­ви­за­ции и по­ли­ти­че­с­ких ре­прес­сий, го­лода 1921 и 1933 годов, Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны при­ве­ли к значитель­ным людским по­те­рям. Наиболее характерным примером таких социально-демографиче­ских потрясений в регионе был период Граж­дан­ской вой­ны, который сопровождался массо­вой гибелью и исходом населения. Только Оренбург в эти годы потерял почти четверть своего населения, восстановив численность 1913 года лишь к середине 30-х годов. [6], [7]   Известен исход более 20-ти тысяч оренбургских казаков – «голодный поход» в конце 1919 года за пределы губернии в Семиречье, а затем в Западный Китай.  

Но в це­лом за период с 1920 года по 1941 год население региона про­дол­жа­ло уве­ли­чи­вать­ся в основном бла­го­да­ря со­хра­няв­шим­ся тра­ди­ци­ям мно­го­дет­но­с­ти и как след­ст­вие вы­со­кой рож­да­е­мо­с­ти. Незначительный миграционный приток преимущественно был связан с индустриальным развитием в основном восточного Оренбуржья. К мо­мен­ту об­ра­зо­ва­ния Орен­бург­ской об­ла­с­ти в современных границах в де­ка­б­ре 1934 года чис­лен­ность её на­се­ле­ния со­став­ля­ла 1,6 млн. жи­те­лей.[8]

В годы Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны сдвиги в чис­лен­но­с­ти на­се­ле­ния бы­ли свя­за­ны с тремя определяющими факторами:

- мас­со­вым при­зы­вом мужского населения на действующий фронт и людскими военными потерями;

- эвакуацией в об­ласть с оккупированных территорий вме­с­те с пред­при­я­ти­я­ми и ор­га­ни­за­ци­я­ми около 240 тысяч вынужденных временных переселенцев, часть из которых и после войны осталась в регионе;

- резким спадом рождаемости вследствие гендерного перекоса в структуре населения, социальных лишений и потрясений.

Образовавшийся в годы войны демографический «провал», и в дальнейшем, накатывая волной через поколение, снижает коэффициенты рождаемости, вызывая периодические отклонения в динамике численности населения.       

Наибольшие темпы роста численности на­се­ле­ния об­ла­с­ти происходили в 50-е – 60-е го­ды, что было связано с послевоенным «бэби бумом» и ростом рождаемости в начале 60-х годов, ког­да многочисленное предвоенное поколение достигло своего репродуктивного возраста. За­мет­ное влияние на позитивное расхождение показателей рождаемости и смертности оказало повышение уровня жиз­ни на­се­ле­ния, уве­ли­чение тем­пов жилищного стро­и­тель­ст­ва, профилактика заболеваемости и улучшение медицинского обслуживания. Кро­ме то­го, осуществление в этот период на тер­ри­то­рии об­ла­с­ти грандиозной государственной про­грам­мы по поднятию це­лин­ных зе­мель, а также масштабное строительство и ввод в строй крупных промышленных объектов (Орско-Халиловский металлургический и Гайский горно-обогатительный комбинаты, Ириклинская ГГЭС, Оренбургский газоперерабатывающий комплекс) способствовали значительному притоку в регион трудовых ресурсов преимущественно молодых возрастов. Только на освоение новых земель в середине 50-х годов в восточные и южные районы Оренбуржья прибыло около 70 тысяч первоцелинников.[9] 

Перечисленный конвейер демографических и социально-экономиче­ских факторов обусловил самые высокие показатели возрастания численности населения и естественного прироста, который в среднем за период с 1950 – 1965 годы составлял 17-19 человек на 1000 населения. А численность постоянных жителей региона только за межпереписной период с 1959 года по 1970 год увеличилась почти на 220 тысяч.[10], [11]

К се­ре­ди­не 60-х го­дов на­се­ле­ние об­ла­с­ти достигло 2 млн. жи­те­лей. В дальнейшие годы кривая динамики численности на­се­ле­ния существенно понизилась, и значительно меньший, чем в предыдущий период, рост населения вплоть до конца 80-х годов обеспечивался исключительно за счет естественного прироста перекрывавшего миграционную убыль. Это бы­ло след­ст­ви­ем как сни­же­ния рож­да­е­мо­с­ти и, соответственно, ес­те­ст­вен­но­го при­ро­с­та в свя­зи с пе­ре­хо­дом к со­вре­мен­но­му ти­пу вос­про­из­вод­ст­ва на­се­ле­ния, так и устойчивым миграционным от­то­ком на­се­ле­ния из об­ла­с­ти в со­сед­ние ре­ги­о­ны (преж­де все­го По­вол­жье и Урал) и в автономные округа Западной Сибири. Там в этот пе­ри­од более интенсивно осваивались новые нефтегазовые месторождения, раз­ви­ва­лась про­мы­ш­лен­ность, стро­и­лись круп­ные пред­при­я­тия, та­кие, как Волж­ский и Кам­ский ав­то­за­во­ды.

Наиболее ощутимо миграционные процессы отразились на динамике численности сельского населения области. Ускоренные темпы урбанизации и промышленного развития, крупнейшие государственные стройки в стране и в регионе уже с конца 50-х годов постоянно отбирали человеческие ресурсы у сельской местности. Самое значительное сокращение численности происходило за период с 1970 – 1985 годы, когда в среднем ежегодные миграционные потери сельского населения региона превышали 10 тысяч человек.     

Эти об­щие чер­ты динамики чис­лен­но­с­ти на­се­ле­ния об­ла­с­ти со­хра­ни­лись в це­лом до на­ча­ла 90-х го­дов про­шло­го ве­ка. С рас­па­дом Со­вет­ско­го Со­ю­за про­изо­ш­ли рез­кие из­ме­не­ния в ес­те­ст­вен­ном и ме­ха­ни­че­с­ком дви­же­нии на­се­ле­ния об­ла­с­ти, и сло­жи­лась иная траектория ди­на­ми­ки его численности.

С начала и до конца 90-х го­дов, несмотря на начавшуюся в 1993 году естественную убыль, в Оренбургской области, в отличие от большинства регионов страны, численность населения продолжала расти и достигла своего максимума (2225,5 тыс.) в 1998 году. С 1990 по 1998 год ее увеличение составило 74,4 тысяч (3,5%), в том числе сельское население за этот период выросло на 41,4 тысяч (5,4%) человек.[12], [13] Рост населения во многом был обусловлен массовым миграционным притоком из стран СНГ вследствие распада СССР. В условиях депопуляции населения миграция стала единственным источником восполнения его численности. Объемы миграции были достаточны не только для компенсации естественной убыли, но и для обеспечения прироста численности жителей региона. Показатели миграционного прироста за эти годы заметно превышали естественную убыль.

Иммигранты, в большинстве своем вынужденные, в одинаковых пропорциях расселялись как в городах, так и в сельской местности в зависимости от материальных возможностей приобретения и аренды жилья. Преобладающий рост сельских жителей по сравнению с городским населением был связан в эти годы с более благоприятной демографической ситуацией на селе, отличительными чертами которой были отсроченная депопуляция и меньшая величина естественной убыли. Во многом благодаря миграционному притоку область, в отличие от большинства регионов России, сохранила неизменную численность населения за межпереписной период (1989 – 2002 годы). 

            Таблица 1.3.1 – Динамика численности населения Оренбургской области в 1926–2014 гг.[14],[15],[16],[17],[18],[19],[20]

Годы

Все население, тыс. чел.

в том числе, тыс. чел.

в том числе, в %

городское население

сельское население

городское население

сельское население

1926

1498,3

212,8

1285,5

14,3

85,7

1939

1674,5

379,9

1294,6

22,7

77,3

1959

1831,5

826,5

1005,0

45,1

54,9

1970

2050,0

1087,9

962,1

53,1

46,9

1979

2088,1

1258,4

829,7

60,0

40,0

1990

2151,1

1388,4

762,7

64,5

35,5

1995

2223,4

1425,7

797,7

64,1

35,9

2000

2219,5

1277,3

942,2

57,5

42,5

2005

2150,4

1240,8

909,6

57,7

42,3

2006

2137,8

1228,1

909,7

57,4

42,6

2007

2125,5

1220,8

904,7

57,4

42,6

2008

2119,0

1216,3

902,7

57,4

42,6

2009

2111,5

1211,9

899,6

57,4

42,6

2010

2112,9

1212,6

900,3

57,4

42,6

2011

2031,5

1213,6

817,9

59,7

40,3

2012

2023,7

1206,1

817,6

59,6

40,4

2013

2016,1

1202,8

813,3

59,7

40,3

2014

2008,6

1202,1

806,5

59,8

40,2

Однако в конце 90-х годов миграционный «ресурс» стран СНГ существенно сократился, и вклад миграционного компонента в динамику численности населения стал неуклонно уменьшаться, а отрицательное сальдо межрегиональных миграций возросло, и население области, как городское, так и сельское, стало сокращаться. В 1998 году численность населения стабилизировалась на основании паритета показателей естественного и миграционного прироста (соответственно -3,0 и +2,9 человек на 1000 населения), но уже с 1999 года в регионе отмечалось непрерывное снижение его численности. И если в 1999 – 2000 годах это происходило на фоне миграционного прироста, который отчасти компенсировал естественную убыль, то начиная с 2001 года наряду с отрицательными коэффициентами естественного прироста, устойчивая миграционная убыль также становилась фактором сокращения численности населения Оренбургской области. К 2010 году число жителей региона уменьшилось почти на 113 тысяч, а с учетом корректировок Всероссийской переписи в октябре 2010 года, к 2014 году по сравнению с пиковым 1998 годом сократилось на 217 тысяч, откатившись к уровню конца 60-х годов. Минимальный естественный прирост в 2012 – 2013 годах никак не изменил тренд динамики ее снижения.

Тенденция сокращения численности проживающих в регионе людей коснулась как городов, так и сельской местности. Аномальный прирост сельского населения и резкое падение численности городского в 2000 году были обусловлены преобразованием поселков городского типа в сельские поселения в ходе административно-территориальной муниципальной реформы. «Административной рурализации» подверглись более 20-ти городских поселений, где 147,5 тысяч человек «легким движением руки» превратились из горожан в сельских жителей.

Население теряют большинство городов и сельских районов, кроме областного центра и некоторых приграничных с ним районов (Оренбургский, Сакмарский). Это связано с административным статусом Оренбурга как региональной столицы и его агломерационным эффектом, следствием которых явился рост численности населения в главном городе области и в районах, входящих в зону влияния его агломерации. Относительную стабильность населения сохраняют «нефтяные центры» региона – города Бузулук и Сорочинск, а также Соль-Илецк с новым функциональным обликом таможенного терминала и рекреационно-оздоровительного центра.

В настоящее время по численности населения Оренбургская область занимает 25-е место из 85 регионов России и 7 место из 14 регионов Приволжского Федерального округа (1,5% от населения Российской Федерации и 7,0% от населения Приволжского федерального округа). По этому показателю регион сопоставим с такими субъектами Российской Федерации как Приморский край, Омская область, Республика Крым и с такими странами мира, как Латвия, Словения, Македония, Намибия. 

Таблица 1.3.2. Динамика численности постоянного населения городов Оренбургской области в 1991 – 2014 гг. [21],[22],[23],[24],[25]

 

Дата образования города

Получение статуса города

1991 г.

2003 г.

2014 г.

2014 г. к 2003 г., %

Оренбургская область

1934

2164,9

2176,0

2008,6

92,3

Городское население

 

1403,1

1257,9

1202,1

95,5

Сельское население

 

761,8

918,1

806,5

87,8

г. Оренбург

1743

1743

527,7

519,2

560,0

107,9

г. Орск

1735

1865

272,2

272,7

234,8

86,0

г. Новотроицк

1921

1945

107,6

107,9

93,6

86,7

г. Бузулук

1736

1781

85,1

85,5

84,7

99,1

г. Бугуруслан

1748

1781

54,1

53,8

50,0

92,9

г. Гай

1959

1979

42,6

43,8

36,5

83,3

г. Медногорск

1933

1939

34,2

33,8

26,5

78,4

г. Сорочинск

1737

1945

27,2

29,9

28,5

95,3

г. Кувандык

1890

1953

29,1

30,2

25,0

82,8

г. Соль-Илецк

1754

1865

23,7

26,9

27,3

101,5

г. Абдулино

1795

1923

22,9

22,8

19,5

85,5

г. Ясный

1961

1979

19,1

18,2

15,6

85,7

По имеющимся аналитическим прогнозам в ближайшие годы сокращение численности населения области продолжится. Это будет обусловлено, прежде всего, продолжением тренда миграционной убыли населения вследствие значительного отрицательного сальдо межрегиональных миграций. Агломерационный эффект городов-миллионеров – областных и республиканских центров и крупных городов (Тольятти, Магнитогорск) соседних регионов сохранит свою доминирующую гравитацию и продолжит «вытягивать» человеческие ресурсы из Оренбуржья.

Незначительный демографический «всплеск» будет кратковременным (2012 – 2015 годы) и не изменит общей тенденции динамики численности населения, а к 2016 – 2017 годам, когда малочисленное репродуктивное поколение 90-х годов начнет замещать многочисленное 80-х, сведется к нулю. В последующие годы, с учетом прогнозов соотношения стандартных показателей рождаемости и смертности, население региона «накроет» новая волна продолжительного демографического кризиса, что еще в большей степени ускорит сокращение его численности.

Продолжительные (с 1999 года) количественные и качественные потери человеческого капитала являются конкурентным недостатком области и снижают эффекты социально-экономического развития территории. Изменить такое положение может реализация в пределах Оренбуржья крупномасштабных общероссийских или международных инфраструктурных и производственных проектов, а также эффективная региональная демографическая и миграционная политика, направленная на поощрение рождаемости, снижение смертности и создание условий для привлечения и закрепления населения в регионе.

Расселение населения представляет собой сложный социально-экономический процесс, отражающий пространственную форму организации общества. Под расселением понимают процесс распределения и перераспределения населения по территории и его результат – образование сети городских и сельских поселений и их переходных и комбинированных форм. Расселение включает размещение населения, функциональные территориальные взаимосвязи населенных мест и миграции населения.[26]

Важнейшим свойством расселения является его структурная и пространственная динамичность. Расселение подвержено изменениям, как по численности, так и по системным характеристикам. Характер таких преобразований находится в тесной взаимосвязи с политико-административными, экономическими, социальными и демографическими аспектами развития общества. Расселение является сложной трансформирующейся системой, обладающей способностью к самоорганизации и адаптивностью к внешним воздействиям.[27]

На характер расселения влияют четыре основные группы факторов:

-  природные (климат, рельеф, почвы, наличие месторождений полезных ископаемых);

- исторические (пространственно-временные особенности и хронологическая неравномерность процессов заселения территории);

- социально-экономические (уровень экономического развития территорий, региональные различия в размещении отраслей хозяйства и инфраструктуры, уровне доходов населения и т.д.);

- демографические (интенсивность естественного и механического движения населения).

Основной формат расселения представляет собой постоянные или функционирующие длительное время городские и сельские поселения, при этом существуют сезоннообитаемые пункты, населенные только в определенные сезоны года. Кроме того, выделяют передвижные и временные поселения, а также различные виды дисперсного расселения.

Главными показателями, квалифицирующими расселение на определенной территории, являются плотность населения, людность (численность жителей) и число городских и сельских поселений. Данные показатели оценивают степень освоенности территории, которая в свою очередь отражает степень благоприятности климата, уровень хозяйственного использования, обеспеченность инфраструктурой и другие условия.

Одной из важнейших характеристик расселения является его пространственный рисунок, который представляет собой взаимное размещение населенных пунктов с учетом их людности. Вся совокупность населенных пунктов, расположенных на определенной территории, представляет собой сеть поселений.

Территориальное сочетание поселений, между которыми существуют в той или иной степени четкое распределение функций, производственно-экономи­ческие и социально-культурные связи, определяет систему расселения,[28] главными параметрами которой служат число и людность поселений, входящих в ее состав, и степень интенсивности социально-экономических связей между этими поселениями.

Средняя плотность населения Оренбургской области – 16,4 человек на 1 кв. км, что почти в 2 раза больше чем в среднем по Российской Федерации, в тоже время примерно в 2 раза меньше чем в европейской части России (рис. 1.3.1). По величине данного показателя Оренбуржье сопоставимо с такими регионами страны как Пермский край, Тверская и Новосибирская области, а в проекции субъектов политической карты мира с такими государствами как Финляндия, Уругвай, Новая Зеландия.

Сравнительно низкая по европейским меркам плотность населения, несмотря на относительно благоприятные природные условия для расселения и ведения сельского хозяйства, обусловлена периферийным положением региона в течение длительного исторического времени, «отодвинутостью» от основной оси экономического развития в период индустриализации и более поздним освоением территории. В Приволжском ФО (средняя плотность населения – 28,7 человек на 1 кв. км) только Кировская область имеет меньшую величину этого показателя. 

Рисунок 1.3.1. Численность и плотность населения по районам на 1.01.2014 г.

Рисунок 1.3.2. Возрастной состав населения по районам на 1.01.2014 г.

Заселение и освоение территории Оренбургской области происходило с северо-запада и с запада на юг и на восток. Восточные и крайние южные районы Оренбуржья отличаются менее комфортными природными условиями для жизни населения и сельскохозяйственного освоения. Они стали активно заселяться лишь в ХХ веке. В период индустриализации 30-х годов, а также в 50-е – 60-е годы на минеральных ресурсах востока области начали функционировать промышленные предприятия, возникать новые рабочие поселки и города (Медногорск, Новотроицк, Гай и др.), стало быстро расти население. Целинная кампания 50-х годов способствовала аграрному освоению восточных и южных районов. Сюда прибывали десятки тысяч переселенцев-целинников, образовывались сельские поселения (новые совхозы) и, соответственно, увеличивалась численность и плотность сельского населения.

В 60-е – 80-е годы, вследствие активной фазы развития урбанизации и административных экспериментов по искоренению неперспективных деревень, происходило заметное перераспределение населения между городскими и сельскими поселениями. За этот период сельское население области сократилось на 24%, соответственно уменьшилась плотность населения внегородского пространства и число сельских населенных пунктов. Данный процесс стал главным фактором в основном однонаправленной динамики региональной системы расселения в эти годы, выражавшейся в устойчивой миграции населения из сельских поселений в города.

В 90-е годы в связи с внушительным притоком международных мигрантов в сельскую местность и расширением пригородной зоны обозначилась ограниченная реверсная динамика в структуре расселения. Небольшой прирост сельского населения происходил почти во всех районах преимущественно в крупных населенных пунктах.

В целом размещение населения по территории региона соответствует качеству природных условий для жизни и хозяйственной деятельности населения. Наиболее высокая плотность – в центральной и западной части области. Концентрируется население также по берегам крупных рек и в районах с благоприятным экономико-географическим положением: вдоль железной и автомобильной дороги Самара – Оренбург – Орск, вдоль железнодорожных магистралей Уфа – Самара (северо-запад области), Оренбург – Ташкент и вблизи городов. На размещение и плотность населения в восточной части области повлияло также наличие запасов минеральных ресурсов и их территориальные сочетания, некоторые города и поселки расположены у месторождений полезных ископаемых и мест их переработки. Минимальную плотность имеет крайний восток региона.

В Оренбургской области сложилась полицентрическая система расселения. В ее территориальной структуре выделяются несколько иерархически выстроенных концентров максимальной концентрации и плотности населения, которые сформировались в результате влияния и взаимодействия хронологически и географически разнесенных природных, исторических, социально-экономических и административно-институциональных факторов.

Самым крупным сгустком населения выделяется Центральный (Оренбургский) ареал. Здесь в радиусе 50-ти километров от областного центра проживает около 700 тысяч человек, что составляет 35% всего населения региона. Вторым фокусом концентрации населения является Орско-Новотроицкая конурбация, где в ее 50-ти километровом радиальном секторе примыкающим к границе с Казахстаном сосредоточено более 400 тысяч человек (20% жителей области). Около 160 тысяч жителей (8% населения региона) сконцентрировано в Бузулукском 50-ти километровом радиальном ареале. Таким образом, на 13% территории области постоянно проживает 63% ее городского и сельского населения.[29]

Сложившаяся в Оренбуржье система расселения имеет структурные черты сходства с такими регионами России как Республика Татарстан, Краснодарский, Алтайский и Хабаровский край, Владимирская, Челябинская, Иркутская и Белгородская области.

Полицентрическая конструкция расселения имеет определенные преимущества. Наличие нескольких урбанистических концентров способствует формированию вокруг каждого из них зоны влияния на окружающую территорию, что благоприятствует ускоренному продвижению и распространению разнообразных услуг, товаров и инноваций. Такие центры – города, как правило, становятся катализаторами социально-экономического развития и более эффективной организации окружающего пространства. И чем крупнее город, тем больше зона его влияния на окружающую территорию.

Но, исходя из величины и конфигурации Оренбургской области, а также её экономико-географического положения, полицентрическая система расселения наряду с достоинствами имеет свои недостатки. Прежде всего, это малочисленность городов, их число не соответствует масштабам территории региона, преобладание малых городов, неравномерное распределение городских поселений и значительные расстояния между ними. Дистанция между Оренбургом и основными центрами на западе (Бузулук) и востоке (Орск-Новотроицк) области составляет 250-280 километров.

Доступность городов и густота их сети является важнейшим условием формирования опорного каркаса расселения на территории. Среднее расстояние между городами в странах Зарубежной Европы составляет 25-30 км, в Европейской части России – 70-75 км, в Оренбургской области величина этого показателя равна 100-105 км. Широтная протяженность региона и редкая сеть городов приводит к образованию разреженного социально-экономического пространства, что не способствует смыканию зон влияния городов как ос­новных полюсов развития и препятствует внутренней сплоченности территории.

Вне ареалов урбанизационного влияния усиливается «вязкость» пространства, снижается территориальная подвижность населения, для жителей ограничиваются возможности полноценной занятости и поиска лучших мест приложения труда. При такой разреженности экономического пространства и расселения отчетливо обрамляются контрасты, когда модернизации городских зон сопутствует социальное обветшание провинции.[30] Из таких территорий, в особенности наиболее отодвинутых от основных центров, начинает нарастать миграционный отток населения в другие регионы и соответственно меняться внутриобластная фактура расселения.  

Региональные столицы и крупные центры (Тольятти, Магнитогорск, Набережные Челны, Нижнекамск) соседних субъектов РФ имеют значительно более весомый агломерационный эффект, чем города области (за исключением Оренбурга) и, соответственно, обладают более привлекательными условиями жизнедеятельности и рынками товаров, услуг, труда. Экономическая депрессия в Орско-Новотроицком промышленном районе, колоссальный диспаритет экономических потенциалов и социальных преимуществ между городскими ареалами Бузулука – Бугуруслана и соседней Самаро-Тольяттин-ской агломерацией, ориентирует западные, северо-западные и восточные окраины Оренбургской области на соседние региональные центры и крупные города. Эти данности способствуют сужению зоны влияния городов на окружающую территорию, усиливают дифференциацию внутрирегионального пространства и плотности населения. 

С конца 90-х и в настоящее время отчетливо проявляется и нарастает новая тенденция трансформации региональной системы расселения, типичная для многих регионов Российской Федерации, но в тоже время с заметной местной спецификой. В течение последних 12–14-ти лет в динамике расселения явственно прослеживается усиление центростремительного вектора. Значительная часть населения области «сдвигается» в центр, где в зоне влияния Оренбургской агломерации интенсивно уплотняется и укрупняется основной массив расселения. Происходит сужение региональной «ойкумены», и переход к ее сжатию диагностирует эволюционную смену тренда в системе расселения – от полицентрической к центрально-полупериферийной и центрально-периферийной. В региональной тенденции расселения, где исключительным ареалом притяжения населения является город Оренбург и Оренбургский район, прослеживается определенное сходство сюжетной линии расселения в российском измерении с Москвой и Московской областью, которая как фрактал воспроизводится на региональном уровне.  

Одновременно со стягиванием населения в Оренбургский территориальный центр тяжести, происходит расширение зоны редеющего населения. За период 2003 – 2014 годы, несмотря на 8 лет депопуляции, численность жителей областного центра увеличилась на 41 тысячу и Оренбургского района за период 1994 – 2014 годы на 23 тысячи. В тоже время, численность населения второй вершины в полицентрическом рельефе расселения – городов Орска, Новотроицка, Гая и окружающей их территории Гайского и Новоорского сельских районов, за период 2003 – 2014 годы, уменьшилась на 67 тысяч. Численность постоянных жителей 3-х северо-западных районов (Абдулинский, Бугурусланский, Северный), включая население городов – Абдулино и Бугуруслан сократилось за этот период на 20%, а без горожан – на 32%. Кувандыкско-Медногорский ареал расселения, включая сельское население Кувандыкского района, потерял почти 25% своих жителелей. Население крайних восточных районов – Ясненского и Светлинского, включая жителей города Ясный, уменьшилось почти на треть. Относительную стабильность населения сохранили города Бузулук, Сорочинск, Соль-Илецк, но численность сельчан окружающей их территории также снизилась. [31],[32],[33],[34],[35]

При крайне ограниченном наборе административных и институциональных факторов по продвижению и реализации в периферийных зонах региона крупномасштабных капиталоёмких проектов и механизмов воздействия на миграционные потоки, сложно ожидать в расселении смещения «центрального дрейфа». Незавершенность процесса урбанизации, позитивные сдвиги в демографической ситуации, лучшая инфраструктурная обустроенность, основная концентрация социальных и модернизационных преимуществ, наибольший диапазон качественных и более высокооплачиваемых рабочих мест на рынке труда, статусная рента региональной столицы, в дальнейшем будут способствовать усилению поляризации расселения по оси центр-периферия.

Наряду с центростремительными тенденциями в расселении характерными для большинства регионов Российской Федерации, нюансировка деталей в пространственно-временной динамики размещения населения Оренбургской области высвечивает некоторые отличительные черты, среди которых можно выделить следующие:

- меньшая интенсивность наполнения новыми жителями города Оренбурга в отличие от таких региональных центров – флагманов центростремительного роста как Краснодар, Красноярск, Екатеринбург, Новосибирск, Воронеж, Тюмень, Махачкала (Москва и Санкт-Петербург вне конкуренции)[36];

- наличие разных пропорций в приросте городского и сельского населения в Оренбурге и Оренбургском районе. За период 2003 – 2013 годы численность горожан увеличилась на 8%, а численность сельских жителей агломерационной территории за этот период – на 21%[37],[38];

- более быстротечные темпы сокращения населения вне Оренбургского ареала, чем темпы прироста населения в городе Оренбурге и Оренбургском сельском районе.

Несмотря на определенный ресурс сельского населения (40% жителей), особенности конфигурации области, и прежде всего, менее влиятельный агломерационный эффект города Оренбурга, ориентирует миграционные установки населения западных и восточных окраин Оренбуржья на региональные столицы соседних регионов. Опережающий рост сельского населения в Оренбургском районе, особенно в пригородной зоне, связан с менее дорогостоящими условиями приобретения и аренды жилья, и в тоже время, с наличием определенных возможностей трудоустройства в областном центре.     

[1]     Баранский Н.Н. Избранные труды. Научные принципы географии – М.: Мысль, 1980. – 239 с.

[2]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[3]     Стратегия развития Оренбургской области до 2030г. [Электронный ресурс] URL: http://www.orb.ru

[4]     Города с численностью населения 100 тысяч и более человек. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2011/year/year2011.rar

[5]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[6]     Города с численностью населения 100 тысяч и более человек. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2011/year/year2011.rar

[7]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[8]     Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197с.

[9]     Семенов Е.А. Экономическая и социальная география Оренбургской области: учебное пособие / Е.А. Семенов, Т.А. Герасименко, Р.Ш. Ахметов. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2011. – 136 с.

[10]    Естественное движение населения области (сборник) / Оренбургский областной комитет государственной статистики – Оренбург, 1998. – 182 с.

[11]   Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197 с.

[12]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[13]   Оренбургская область: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2007. – 477с.

[14]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[15]   Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[16] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2008. – 283 с.

[17] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2012. – 285 с.

[18]   Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197 с.

[19] Оренбургская область: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2007. – 477 с.

[20] Численность населения по городам, внутригородским и админи-стративным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru

[21]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[22]   Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[23] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2008. – 283 с.

[24] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2012. – 285 с.

[25]   Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197 с.

[26]   Демографический энциклопедический словарь / Гл. ред. Д. И. Валентей. – М.: Сов. энцикл., 1985. – 608 с.

[27]   Зайончковская Ж.А. Демографическая ситуация и расселение. – М.: Наука. 1991. – 135с.

[28]    Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: Понятийно-терминологический словарь / Э.Б. Алаев. – М.: Мысль, 1983. – 350 с.

[29]   Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. – 528с. [Электронный ресурс] URL: http: //www. gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar

[30]   Трейвиш А. Россия: население и пространство [Электронный ресурс] URL: http: // demoscope.ru /weekly/ 2003 /095/ tema01.php

[31]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[32]   Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[33] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2008. – 283 с.

[34] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2012. – 285 с.

[35]    Численность населения по городам, внутригородским и административным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru

[36]    Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. – 528с. [Электронный ресурс] URL: http: //www. gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar

[37]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[38]    Численность населения по городам, внутригородским и административным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!