1.2. Особенности географического и геополитического положения Оренбургской области

Географическое и геополитическое положение региона как интегральная пространственная категория.

Географическое и геополитическое положение являются важнейшими условиями пространственного развития, территориального разделения труда, размещения производительных сил и стратегического социально-экономического планирования, формирования внешнеэкономических связей, межрегиональной и международной интеграции для территорий различного таксономического уровня, в том числе таких пространственных образований, как субъекты Российской Федерации. Географическое положение относится к факторам «первой природы», определяющими конкурентные преимущества (недостатки) территории, существующее вне зависимости от деятельности общества.[1] Это своеобразный географический адрес выделенного территориального объекта (таксона) с расширенными указаниями характеризующие связи этого объекта с его окружением.[2]  

Географическое положение региона (субъекта РФ) является одним из главных маркеров, диагностирующих структуру и качество его территории и границ. Оно характеризуется  пространственным положением данного таксона по отношению к природным (физико-географическое положение) и социально-экономическим (экономико-географическое положение) географическим структурам.[3]

Соответственно физико-географическое положение территории выражается ее географическими координатами, абсолютными высотами, близостью (удаленностью) к морям, озерно-речным и горным системам, расположением в пределах климатических и почвенно-растительных зон.[4]

В аспекте экономической географии физико-географическое положение местности является важным условием и предпосылкой для размещения населения, осуществления каких-либо видов хозяйственной деятельности и формирования отраслей региональной специализации, особенно в АПК, транспортном секторе и туристско-рекреационной сфере.

Экономико-географическое положение региона (ЭГП) – это его пространственное положение по отношению к географическим структурам как природного порядка, так и социально-экономической фактуры, созданной в процессе общественно-исторического развития, имеющим определенное экономическое значение для данного региона.[5]  

Геополитическое положение (ГПП) является важнейшей категорией не только географического положения, но и геополитики, которое на региональном уровне имеет особое значение для пограничных регионов. И определяется как географическое положение по отношению к соседним странам, прежде всего к трансграничным регионам, с учетом сходства и различия их политических систем в контексте региональной политики, соотношения геополитических потенциалов, взаимных геополитических интересов и проблем.[6] Особая важность геополитического положения для пограничных регионов определяется функцией государственной границы, в системе, складывающейся в определенный исторический период межгосударственных и межрегиональных отношений в условиях глобализации, международной регионализации и интеграции.

Оценка экономико-географического и  геополитического положения имеет интегральную синергетическую конструкцию, складывающуюся из отдельных компонентов ЭГП (ГПП) и разномасштабную структуру, отражающую анализ географического положения региона на макро-, мезо- и микро уровне.[7]

Географическое положение региона по особенностям расположения на территории континента, географического макрорегиона, страны, по отношению к соседним странам определяется как центральное, полупериферийное, внутреннее (глубинное), периферийное (окраинное), пограничное (соседское), приморское.[8], [9]

Главными компонентами ЭГП по отношению к элементам производственной и непроизводственной сферы и инфраструктуры являются:

- транспортно-географическое (транзитное) положение, т.е. положение региона по отношению к транспортной сети, главным транспортным магистралям и элементам транспортно-логистической инфраструктуры, с учетом их мощности, провозной способности, степени загруженности, скорости и стоимости перевозок;

- промышленно-географическое положение – положение по отношению к крупным промышленным и научно-техническим центрам (технополисам), источникам производства топлива и энергии;

- аграрно-географическое положение определяет положение региона относительно ареалов производства продукции растениеводства и животноводства, крупных продовольственных баз, центров потребления сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров;

- ресурсно-географическое положение – положение по отношению к районам обеспеченных теми или иными видами природных ресурсов, к крупным месторождениям по запасам и объемам добычи полезных ископаемых;

- рыночно-географическое положение – это положение региона относительно действующих и потенциальных товарных рынков, ближайших торгово-экономических партнеров, межрегиональных и международных торговых путей;

- геодемографическое положение – положение относительно сгустков и концентрации населения с учетом демографической, половозрастной, профессионально-образовательной структуры и миграционных потоков трудовых ресурсов;

- рекреационно-географическое положение – положение относительно районов и центров рекреации, санаторно-курортной и туриндустрии.[10], [11]

 В условиях развития современной постиндустриальной экономики, нарастания процессов глобализации и интеграции, модернизации и диффузии инноваций, сжатия экономического пространства, повышения значимости институциональных факторов и мобильности производства особое значение приобретают такие новые черты ЭГП и ГПП как:

- финансово-географическое положение, т.е. положение региона относительно крупных финансовых и инвестиционных центров и стран со значительными инвестиционно-финансовыми ресурсами;

- инновационно-географическое положение – положение относительно научно-  высокотехнологических, инновационных центров и кластеров, а также ареалов развития IT-индустрии и хай-тека;

- агломерационно-географическое положение – положение региона относительно крупных центров с выраженным «эффектом агломерации». Который обеспечивает опережающий экономический рост, разнообразие видов деятельности, потребительских товаров и услуг, высокую скорость создания новых рабочих мест, концентрацию финансовых и бюджетных ресурсов, разнообразного сервиса, образовательных, лечебно-оздоровительных и культурно-развлекательных услуг, большее количество высокооплачиваемых рабочих мест и более высокие доходы населения.

 По пространственной масштабности с известной вариативностью различают следующие уровни ЭГП и ГПП:

- макро- уровень определяет географическое положение региона в пределах государственной территории Российской Федерации и ее окружения или международного субрегиона (СНГ, Экономический и Таможенный Союз России, Белоруссии, Казахстана);

- мезо- уровень – это географическое положение региона в границах Федерального Округа РФ, экономического района, физико-географической страны;

- микро- уровень – это положение региона относительно его ближайшего окружения – соседних регионов и трансграничных территорий, их административно-территориальных образований, экономических центров и их территориальных частей, хозяйствующих субъектов, природно-ресурсных, производственных и инфраструктурных объектов, расположения границы и отдельных ее участков.

Наряду с пространственным содержанием экономико-географического и  геополитического положения это также общественно-исторические, геополитические и социально-экономические категории, которые по содержанию и характеру проявления зависят от условий общественно-политического, хозяйственного и социально-культурного развития той или иной территории.

Если физико-географическое положение является долговременным и практически неизменным, и роль ее элементов в возможном изменении географического положения какой-либо территории абсолютно пассивна, то экономико-географическое и геополитическое положение категории исторические, определяющие свои качества в координатах времени. Исторический динамизм ЭГП и ГГП – важная особенность географического положения территорий.[12], [13]  

В ходе пространственно-исторической динамики мировой, национальной и региональной политики и экономики, ЭГП и ГПП таксонов разного уровня, в том числе регионов РФ подвержены существенным изменениям под влиянием меняющегося внешнего окружения и особенностей внутреннего социально-экономического развития самого субъекта. Наиболее значимые перемены в экономико-географическом положении могут быть связаны с заметными сдвигами в географическом разделении труда, развитием и совершенствованием транспортной инфраструктуры, возникновением новых рынков товаров и услуг, реализацией международных инвестиционных и национальных проектов. 

Например, в конце XIX и в первой половине XX века значительное улучшение ЭГП некоторых Урало-Сибирских губерний было связано с качественным изменением их транспортно-географического положения – прокладкой Транссибирской железнодорожной магистрали. Территории, расположенные вблизи нового, более скоростного пассажиро- и грузоемкого транспортного пути получили колоссальный импульс экономического развития, а неприметные населенные пункты, через которые прошла железная дорога, превратились в большие цветущие города. Всего за 29 лет согласно данным переписи населения 1897г. и 1926г. численность населения города Омска увеличилась в 4,5 раза, а города Новосибирска в 15 раз. Не в последнюю очередь благодаря этому фактору ЭГП, Новосибирск из небольшого 8-ми тысячного поселка за 100 лет превратился в крупнейший 1,5 миллионный город – «столицу» Сибири.[14]      

С открытием железнодорожной линии Самара – Оренбург (1876г.) и Оренбург – Ташкент (1904г.) был связан существенный сдвиг в усилении экономических позиций Оренбургской губернии и города Оренбурга, численность которого за 50 лет возросла с 20 до 150 тыс. (1913г.).[15] Открытие железнодорожного сообщения качественно изменило территориально-экономическое положение Оренбургского края. Регион стал важным транспортным мостом на экономической полосе, связывающей европейские губернии России с центрально-азиатскими территориями Империи.

Юго-восточное направление стало для Российского государства стратегическим во внутренней и внешней экономической политике. Заметные отличия природ­ных и социально-экономических условий центрально-азиатских владений России и ее соседей от европейских территорий Империи на этом направлении создавали естественные условия для географического разделения труда и обмена товарами.

Функционирование железнодорожной магистрали обусловило значительный рост инвестиций, торгово-промышленного капитала в экономику Оренбургской губернии, быстрого и устойчивого развития сельского хозяйства, промышленности, торговли и банковского дела.

Замедление темпов экономического развития Оренбургской области в 30-е годы по сравнению с бурным ростом экономики и масштабной индустриализацией в регионах Урала и Сибири связано с изменениями экономической парадигмы государства в выборе региональных приоритетов развития страны и, как следствие, ее глав­ной пространственной оси. Во главу промышленной политики было поставлено стратегическое развитие тяжелой индустрии, основанное на  использовании минеральных ресурсов Урала и Сибири. Главным пространственным вектором экономического развития страны стало широтное восточное направление (Уфа – Екатеринбург – Челябинск – Омск – Новосибирск – Новокузнецк). При этом юго-восточное (Самара – Оренбург – Актюбинск – Ташкент – Алма-Ата), заметно ослабло. В результате изменилось ресурсно-географическое, транспортно- и промышленно-географическое положение Оренбургской области и в связи с этим изменилось и качество экономико-географиче­ского положения. Регион оказался в стороне от крупных разработок месторождений полезных ископаемых, новых промышленных объектов, основных транспортных потоков и трасс проникнове­ния в ресурсные районы.

В пространственно-временной динамике географического положения Оренбуржья явно просматриваются исторические параллели и аллюзии. Будущее разви­тие региона, как и 270 или 100 лет назад, в первую очередь, также будет обусловлено свойствами его экономико-географического и геополитического положения. Качественно новый импульс развития области будет связан с созданием трансконтинентального евра­зийского транспортного коридора между Зарубежной Европой и Восточной Азией.

По­ло­же­ние Орен­бург­ско­го ре­ги­о­на на на­и­бо­лее оп­ти­маль­ном          мар­ш­ру­те сжа­тия ев­ра­зий­ско­го про­ст­ран­ст­ва по­вы­сит его ин­фра­ст­рук­тур­ный и эконо­ми­че­с­кий по­тен­ци­ал как важ­ней­ше­го ком­му­ни­ка­ци­он­но­го уз­ла на возрож­ден­но­м Ве­ли­ко­м шел­ко­во­м пу­ти. При этом область может ста­ть не  толь­ко тер­ри­то­ри­ей об­слу­жи­ва­ния ев­ра­зий­ско­го то­вар­но­го по­то­ка, но и важней­шим ка­на­лом ин­фор­ма­ци­он­но-куль­тур­но­го  об­ме­на.

Другим свойством экономико-географического и геополитического положения является их потенциальный характер.[16], [17] Выгодность тех или иных компонентов ЭГП и ГПП не всегда может быть полноценно реализована. Как правило, это связано с рецессией или крайне низким экономическим ростом, отсутствием ввода новых производственных, социальных и инфраструктурных объектов, слабым развитием межрегиональной и международной интеграции, пространственно-сетевого производства товаров и услуг. Также неэффективностью государственного регулирования и планирования территориального развития при федеративном устройстве, дефицитом региональных бюджетов, относительной изолированностью секторов экономики на государственном и региональном уровне, изъянами региональной политики и управления и другими институциональными факторами.

Например, в полной мере реализуется потенциал таких компонентов ЭГП и ГПП Оренбургской области, как выгодное транзитное положение на пересечении важнейших существующих и перспективных межрегиональных и особенно международных транспортных потоков. Не достаточно эффективно используется приграничное положение и геополитический потенциал региона, возможности его внешних взаимодействий и внешнеэкономической привлекательности, определяемой финансово-экономической самодостаточностью, значительным природно-ресурсным, трудовым, научно-образовательным и интеграционным потенциалом.

Основные черты и особенности географического положения региона.

Орен­бург­ская  об­ласть  рас­по­ло­же­на  в  глу­би­не  Ев­ра­зии,  на  сты­ке  евро­пей­ской и ази­ат­ской ча­с­тей Рос­сии и представляет собой специфическую пространственную модель евразийского региона Российской Федерации. Орен­буржье находится на периферии ог­ром­ного рос­сий­ского евразийского про­ст­ран­ст­ва и занимает приграничное положение. В предшествующие исторические периоды  существования Российской  Империи  и  СССР  и  в  настоящее время регион представляет собой своеобразный географический мос­т меж­ду Ев­ро­пой и Ази­ей.   

Географическая диспозиция Оренбургской области это положение на пересечении каналов постоянного диалектического обмена Запад – Восток, который всегда была и остается евразийским перекрестком, исторически сложившимся центром геоэкономической и межкультурной коммуникации, связующим пространственным элементом между двумя континентами.

По пространственной масштабности (макро-, мезо- положение) и по особенностям расположения на территории Евразии и России географическое положение Оренбургской области определяется как внутриконтинентальное (глубинное), периферийное (окраинное), пограничное и транзитное. К невыгодным сторонам такого сочетания элементов географического положения относится изолированность и удаленность региона от экономически развитых и ключевых стран Европы и Азии (до ближайших из них – Финляндии и Китая – более 2300 км), что ограничивает приток иностранных инвестиций, приводит к увеличению транспортных затрат и повышению стоимости импортной продукции. Значительная удаленность от морских акваторий и крупных портов (2000-2500 км) сдерживает развитие и расширение международной кооперации и торгово-экономических связей с другими странами.

Пло­щадь тер­ри­то­рии об­ла­с­ти – 124 тыс. км2. Оренбургский ре­ги­он один из крупных ад­ми­ни­с­т­ра­тив­но-тер­ри­то­ри­а­ль­ных об­ра­зо­ва­ний в             ев­ро­пей­ской  час­ти  Рос­сии и по пло­ща­ди  пре­вы­ша­ет  та­кие  государства,  как  Вен­г­рия,  Болга­рия,  Че­хия,  Австрия.  На тер­ри­то­рии об­ла­с­ти             уме­с­ти­лись  бы  все  ре­с­пуб­ли­ки  Се­вер­но­го  Кав­ка­за,  а  так­же  та­кие       стра­ны, как Бель­гия, Нидерлан­ды, Люк­сем­бург и Да­ния, вме­с­те взя­тые.      

На  за­па­де  рас­сто­я­ние  меж­ду  се­вер­ной  и  юж­ной  гра­ни­цами  об­ла­с­ти  со­став­ля­ет  320  км,  на  вос­то­ке – 215  км.  Про­тя­жен­ность  ре­ги­о­на  с  за­па­да  на  вос­ток – 755  км.  За­пад­ная  и центральная  ча­с­ти об­ла­с­ти  со­еди­ня­ют­ся с восточной ее частью «Кувандык­с­ким ко­ри­до­ром», где расстояние между северной и южной границей региона составляет все­го 53 км.[18] Широтная протяженность региона с 50-ти километровым Кувандыкским «горлышком» при невысокой социально-экономической плотности препятствует внутренней консолидации территории, создает лакуны и существенно ограничивает производственно-экономические и социально-культурные связи между Бузулукско-Бугурусланским Заволжьем и Орским Зауральем, тем самым ориентирует западные и восточные окраины Оренбургской области на соседние региональные центры.

В формате физико-географического положения об­ласть рас­по­ло­же­на меж­ду 50 и 61 градусом  восточной  долготы,  50  и  54  градусом  северной широты,  что  со­от­вет­ст­ву­ет   ши­ро­те  Цен­т­раль­но-Чер­но­зем­но­го  рай­о­на,  юга  Си­би­ри,  Бело­рус­сии,  центральной  части  Поль­ши  и  Гер­ма­нии,  юга Ве­ли­ко­бри­та­нии и Ка­на­ды. По расположению в часовых поясах Оренбуржье находится в IV ча­со­вом по­ясе. Ме­ст­ное вре­мя здесь опе­ре­жа­ет мос­ков­ское на два ча­са. Расстояние от Оренбурга до Москвы составляет 1500 км, до ближайшего морского побережья (Азовское море) – 1700 км.

Административная территория региона как бы опо­я­сы­ва­ет Южный Урал и про­сти­ра­ет­ся вы­тя­ну­той,  не­рав­но­мер­ной  по  ши­ри­не  по­ло­сой  с  за­па­да  на вос­ток от Среднего Заволжья по юж­но­му Пре­ду­ра­лью, от­ро­гам Юж­но­го    Ура­ла и югу За­ура­лья. Географическое положение и широтная конфигурация области обуславливает ее расположение в пределах таких крупнейших геоморфологических структур как Восточно-Европейская равнина, Уральская горная страна, Прикаспийская синеклиза, Тургайская возвышенная равнина (плато).

Оренбургский регион располагается в зоне умеренно-континентального и континентального типов климата умеренного климатического пояса, в пределах лесостепной и степной природных зонах.

Преимущественно равнинный рельеф, обширные степные и лесостепные пространства с черноземными почвами, значительные тепловые климатические ресурсы обеспечивают в области благоприятные условия для расселения, размещения промышленного производства, развития строительной индустрии, сельского хозяйства, туристско-рекреационной деятельности. Вместе с тем, жаркое засушливое лето, малоснежная относительно холодная зима, дефицит влаги и низкая водообеспеченность являются основными недостатками физико-географического положения региона, сдерживающими факторами оптимизации экономического развития, требующие повышенных расходов на организацию производственной и социальной сферы.

Географическое положение и пространственный силуэт Оренбургской области определяют ее естественное конкурентное преимущество как транзитной территории в России и в Евразии. Степной край из­дав­на       пред­став­ля­л со­бой полосу великого переселения народов и  движения   важ­ней­ших  тор­го­вых потоков.  По  ней  про­хо­ди­ли   из­ве­ст­ные  шёл­ко­вый,  чай­ный,  хлоп­ко­вый,  пряный  пу­ти.  Главной  це­лью  об­ра­зо­ва­ния  города Орен­бур­га  и  Орен­бург­ской  гу­бер­нии  в  1743-1744  годах,  преж­де  все­го,  бы­ла не­об­хо­ди­мость использовать выгодное транзитное положение территории, «про­ру­бить» ок­но в Азию, на­ла­дить и укрепить тор­го­вые свя­зи с «восточной стороной».

Оренбуржье исторически связывало европейскую часть России с регионами и странами Средней, Южной и Восточной Азии и в настоящее время обеспечивает транзит грузопассажирских потоков в направлении «Запад – Восток» и «Средняя Азия – Центр». Ее территорию пересекают важные федеральные и трансевразийские магистрали, соединяющие европейские страны, регионы Центральной России, Северо-запада, Урала и Поволжья с Республикой Казахстан и странами Центральной Азии, с регионами Сибири и Дальнего Востока. 

Особенности экономико-географического положения Оренбургской области определили пространственный каркас ее транспортной сети, в которой преобладают широтные направления. Сегодня транспортно-географическое положение региона характеризуется, прежде всего, прохождением через территорию области и близостью к ней важнейших транспортных магистралей, соединяющих восточную часть страны с западными регионами, Сибирь и Урал с Поволжьем и Центральной Россией. Через Оренбургскую область проходит основная железнодорожная магистраль, связывающая Казахстан и страны Центральной Азии с Европейской частью России. Севернее области, пересекая ее северо-западную часть, протя­ги­ва­ет­ся  важ­ней­шая  Транс­си­бир­ская  ма­ги­с­т­раль,  юж­нее – через  Север­ный  и  Цен­т­раль­ный Казах­стан – Сред­не­си­бир­ская. На территории региона и в соседних субъектах РФ, функционирует широко разветвленная система магистральных трубопроводов. Крупные аэропорты в соседних регионах (Самара, Уфа) и в пределах области (Оренбург, Орск) обеспечивают воздушное сообщение с крупнейшими городами России, а также выполняют рейсы на международных авиалиниях.

Транзитное положение области создает объективные предпосылки  для обслуживания транспортных грузопотоков из стран Центральной Азии, Республики Казахстан и экономически развитых регионов Приволжского федерального округа, встраивающихся в международные транспортные коридоры Транссиб – Север – Юг, а в перспективе – Европа – Китай.

Развитие железнодорожного и автомобильного сообщения (Оренбург – Алма-Аты – Урумчи – Пекин) позволит включить Оренбургскую область в «Транспортную стратегию Российской Федерации». В ее рамках область может выполнять инфраструктурно-логистические, высокотехнологичные транспортно-перегрузочные и торговые функции.[19]

Другим приоритетным проектом, имеющим общегосударственное значение, является создание международного автомобильного и железнодорожного транспортного коридора  Санкт-Петербург – Казань – Оренбург – Алма-Аты – Урумчи – Пекин – Тяньзинь. Этот трафик от моря до моря обеспечит кратчайший путь от динамично развивающихся стран Азиатско-Тихоокеанского региона до строящихся новых портов на Балтике с минимальным прохождением границ и будет способствовать еще более  эффективному использованию транзитного потенциала Оренбургской области.[20]

Реализация проектов, связанных с со­зда­ни­ем транс­кон­ти­нен­таль­но­го ев­ра­зий­ско­го транс­порт­но­го ко­ри­до­ра меж­ду европейскими странами и государствами Восточной и Центральной Азии, откроет новую главу конвертации преимуществ ЭГП в социально-экономическом развитии региона.

Прохождение через Оренбургскую область российского участка международного транспортного коридора Западный Китай – Зарубежная Европа значительно улучшит транспортно-географическое положение региона и существенно повысит его транзитный потенциал, что предаст импульс многопланового экономического развития и роста. Будет способствовать организации на международной транспортной оси  инфраструктурных и сервисных объектов, транзитных терминалов, мультимодальных комплексов и логистических центров, созданию новых производств и рынков товаров и услуг, новых рабочих мест.[21]

Из недостатков транспортно-географического положения следует отметить отсутствие в регионе высокоскоростных широкополосных современных автомагистралей, что важно для региона, имеющего транзитное положение, отсутствие и удаленность водно-речных и водно-канальных транспортных путей, несоответствие региональной транспортной системы международным стандартам, низкое качество автодорог в сельской местности, отсутствие железнодорожного сообщения в 14 из 35 районах области.[22] Ввод в действие новой международной скоростной автомагистрали повысит степень реализации транзитного потенциала региона, ускорит развитие и совершенствование транспортной сети на всей территории области.

Преимущества ресурсно-географического положения определяются наличием значительных запасов разнообразных природных ресурсов на территории области и крупных ресурсных баз в ближайшем окружении, прежде всего в приграничных регионах Казахстана (Карагандинский каменноугольный бассейн, Кустанайская группа железорудных месторождений, хромиты Актюбинского региона, нефтегазовые месторождения Западно-Казахстанской области), расположенных в радиальном секторе 150-250 км от оренбургских потребителей. Их относительная близость и отсутствие крупных ресурсоперерерабатывающих   предприятий в сопредельных казахстанских областях способствует оптимизации поставок, загрузке и бесперебойной работе производственных мощностей предприятий топливно-энергетического и металлургического комплекса Оренбуржья, сокращению транспортных издержек в ценовом диапазоне сырья и топлива.

Недостатками ресурсно-географического положения области является относительный дефицит водных ресурсов, крайне ограниченные лесные ресурсы (4% территории региона), значительная удаленность лесозаготовительных районов и морских акваторий с биоресурсами мирового океана. Это сужает ассортимент потребительского рынка соответствующих товаров, приводит к росту цен, сдерживает развитие сельского, рекреационного и охотничье-промыслового хозяйства, отраслей химико-лесного комплекса.

Рыночно-, промышленно- и агломерационно-географическое положение   об­ла­с­ти  от­но­си­тель­но  соседних  ре­ги­о­нов,  крупных эконо­ми­че­с­ких, промышленных и социально-культурных центров, рынков товаров и услуг   имеет свои преимущества и дефекты.  Орен­бур­жье  гра­ни­чит  с  та­ки­ми  экономически  значимы­ми  ре­ги­о­на­ми,  как  Са­мар­ская,  Са­ра­тов­ская, Че­ля­бин­ская  обла­с­ти,  республиками Та­тар­ста­н  и  Баш­кор­то­с­та­н,  ко­то­рые  для Орен­бург­ского региона явля­ют­ся круп­ны­ми по­став­щи­ка­ми то­ва­ров и капитальных вложений, участниками инвестиционных проектов, а так­же      об­ла­да­ют  боль­ши­ми  рын­ка­ми  сбы­та  оренбургской  про­дук­ции. В то же время, массированными поставками, прежде всего продовольственных товаров из соседних республик и областей происходит вытеснение с регионального рынка местных производителей в особенности молочной, мясной, кондитерской, ликероводочной продукции, пива и безалкогольных напитков.

Города-миллионеры – административные центры соседних регионов обладают несравнимо большим экономическим потенциалом и «агломерационным эффектом», чем город Оренбург. Их сравнительная близость и транспортная доступность, более насыщенный и разнообразный рынок товаров и услуг, более емкий и высокооплачиваемый рынок труда способствует оттоку населения из области в эти центры, прежде всего, молодых возрастов, что ухудшает возрастную структуру населения, качественный состав трудовых ресурсов и в целом геодемографическое положение региона.

Более выраженный «агломерационный эффект» Оренбурга по сравнению с административными центрами приграничных регионов Казахстана (Актобэ, Уральск, Костанай) компенсируется диспропорциями в уровне цен. Однако областной центр Оренбуржья превосходит казахстанские региональные центры по разнообразию и номенклатуре товаров и услуг, прежде всего образовательных и сервисных, что является главным стимулом, привлекающих  потребителей из контактной зоны Казахстана.

Пограничное положение региона: преимущества и недостатки, значение в евразийской интеграции.   

Главной особенностью – феноменом географического положения Оренбургской области является ее полиаспектное пограничное положение. Территория региона представляет собой своеобразное семиотическое геопространство, в котором сочетаются и пересекаются разнообразные физико-географические, геоэкономические, социально-культурные, административно-политические границы.

По территории области проходит географическая и историческая трансконтинентальная граница между Европой и Азией, геоморфологические границы между крупными физико-географическими странами материка: Восточно-Европейской равниной, Уральской складчатой страной и Тургайской равниной, природно-зональные и почво-зональные границы между степью и лесостепью, черноземами и каштановыми почвами, климатическая граница умеренного пояса между умеренно-континентальным и континентальным типами климата, гидрографические границы крупнейших речных бассейнов Евразии – Волги, Урала и Оби.

Оренбургский край является непосредственным «ареалом контакта» двух культур – азиатской и европейской, двух мировых религий – христианской и мусульманской, русского, тюркского и финно-угорского языков. Здесь проходят этнические границы полос расселения мордовского (восточная граница), башкирского (южная граница) и казахского (северная граница в Европе) населения.

В сетке экономического районирования России Оренбургская область, находясь в составе Уральского экономического района, граничит с регионами Поволжья. В структуре Федеральных Округов Российской Федерации Оренбуржье является субъектом Приволжского ФО, занимая его окраинную юго-восточную часть, граничит с Уральским ФО.

Об­щая  про­тя­жен­ность  периметра  административных  (с  субъектами РФ)  и  государственных  гра­ниц  Орен­бур­жья – 3700 км.[23]   Вся  за­пад­ная  порубежная  линия  при­хо­дит­ся­  на  гра­ни­цу с Са­мар­ской  об­ластью.  На  край­нем  се­ве­ро-за­па­де  область  гра­ни­чит  с  Та­тар­ста­ном,  на  юго-за­па­де  на не­боль­шом про­тя­же­нии  с  Са­ра­тов­ской  об­ла­с­тью.  От  реки  Ик  до  реки Урал  проходит  почти  вся  се­вер­ная  граница  с  Республикой Баш­кор­то­с­та­н. На се­ве­ро-вос­то­ке регион граничит с Че­ля­бин­ской об­ла­с­тью. На вос­то­ке и  на юге протяженностью 1873 км, протянулась го­су­дар­ст­вен­ная гра­ни­ца с Республикой Ка­зах­ста­н, с тремя приграничными областями – Западно-Казахстанской, Актюбинской и Костанайской.[24]

Как приграничный регион, Оренбургская область имеет самую протяженную среди порубежных субъектов Российской Федерации государственную границу.

Нарастание экономической глобализации, геополитические и интеграционные приоритеты России, ее участие в крупных международных  инфраструктурных проектах, геополитическая и внешнеэкономическая ориентация Казахстана существенно повышают значимость трансграничного положения области.

В условиях глобализации и международной интеграции возрастает экономическая транспорентность государственных границ и пространственная структура мировой экономики все в большей степени приобретает ареальный характер. В пределах государств в активное экономическое взаимодействие вовлекаются регионы, обладающие и использующие преимущества своего приграничного положения.[25] Эффективное использование таких преимуществ является мощным стимулом развития периферийных регионов, привлечением значительной части трудоспособного населения к внешнеэкономической деятельности, ускоренному развитию транспортной инфраструктуры, совместного предпринимательства и бизнеса в условиях углубления международной интеграции на новых рынках.

Перспективы грядущей децентрализации и перенос тяжести рычагов управления на региональный уровень, где должны быть сосредоточены реальные финансовые и управленческие ресурсы, еще в большей степени актуализирует использование преимуществ приграничного положения в развитии  внешнеэкономических связей на уровне регионов.

Оренбургско-Казахстанский фронтир обладает значительным потенциалом природных, экономических, коммуникационных, социально-культурных ресурсов, тесно взаимосвязанных между собой.

В связи с созданием Таможенного Союза значительно возросли контактные функции границы и, соответственно, уменьшились барьерные, что существенно повысило потенциал и преимущество приграничного положения Оренбургского региона, позитивная динамика которого гарантирует более тесное взаимодействие с регионами Казахстана, создание совместных информационных, транспортно-логистических, энергетических структур, серии инновационных программ, а в перспективе кластеров в сфере коммуникаций, энергетики, агропромышленного комплекса, образования, туризма.

Образование единого экономического и таможенного пространства Россией, Белоруссией и Казахстаном способствует усилению позиций Оренбургской области как ключевого региона в реализации международных экономических, гуманитарных, научно-образовательных и экологических проектов, активного продвижения региональных товаров и услуг на рынки Казахстана и стран Центральной Азии.

Важным условием реализации преимущества приграничного положения области является сопоставимая (кроме Светлинского района), а в некоторых районах более высокая, чем в среднем по области концентрация населения в приграничных районах. В 13 пограничных сельских муниципальных образованиях и на территории администраций городов, Орск и Новотроицк проживает 800 тыс. человек, что составляет 40% населения области. Удаленность от границы большинства районных центров не превышает 50 км, а городов Орск и Новотроицк – 15 км. Это несмотря на то, что в 90-е годы вследствие распада СССР и с изменением политического статуса Республики Казахстан произошло возрастание барьерной функции границы, приведшее к возникновению и расширению пробелов в российско-казахстанском пространственном континууме и образованию трансграничной «бреши» в плотности населения.    

Успешной конвертации выгод приграничного положения и ускорения интеграционных процессов способствует симметричность параметров экономического развития трансграничных регионов Оренбургской области и Казахстана. При сопоставлении показателей социально-экономического развития Оренбургская область и приграничные регионы соседней республики, находятся в относительно близкой весовой категории. По таким стандартным показателям как стоимость валового регионального продукта на одного занятого в экономике (производительность труда) и среднемесячная заработная плата из трех приграничных регионов только Костанайская область совсем немного уступает Оренбургской области.[26]

Издержками соседского положения, сужающими экономическую интеграцию, является сравнительно невысокий инвестиционный, научно-технический и технологический потенциал Казахстана и сопредельных с ним государств. Большинство индустриальных, агропромышленных и строительных компаний и фирм Республики Казахстан имеют относительно скромные инвестиционные, финансовые возможности и оборотные средства. Велико в Казахстане социальное расслоение населения по уровню доходов, низкие заработки сельских жителей, более низкая стоимость товаров и услуг, чем в сопредельных территориях Российской Федерации.

Перечисленные факторы ограничивают приток инвестиций, конкурентоспособных технологий и инноваций в Оренбургскую область из Казахстана (инвестиционный и инновационный потенциал стран – соседей второго порядка вообще близок к нулю), сужают экспорт оренбургской продукции и услуг на товарные и потребительские рынки казахстанских регионов и стран Средней Азии.

В то же время население прежде всего приграничных районов Оренбуржья в рамках единого таможенного пространства получило благоприятные возможности приобретать широкий ассортимент товаров в Казахстане по более низким ценам.

Недостаточное влияние институциональных факторов, как на федеральном, так и на региональном уровне, направленных на усиление контактной функции границы, в определенной степени сдерживает развитие внешнеэкономических связей и приводит к диспропорциям в географической диверсификации внешнеэкономической деятельности области. Например, крайне слабо, в основном только на уровне производственных связей металлургического комбината «Уральская сталь»,  развивается приграничное сотрудничество с Костанайской областью, что связано не только с низкой плотностью населения в трансграничной зоне, но и ориентацией почти всех внешнеэкономических контактов казахстанского региона на Челябинскую область.  

Дальнейшему развитию экономической, инфраструктурной, социально-культурной интеграции Оренбургского региона с Республикой Казахстан и, особенно с приграничными территориями будут способствовать институциональные факторы увеличения проницаемости границы, создание новых транспортных коридоров.

В условиях устойчивого тренда углубления и расширения российско-казахстанского сотрудничества в рамках единого экономического и таможенного пространства, развития межгосударственных отношений в формате ШОС и ЕврАзЭС, а также при федеральной поддержке в реализации стратегических проектов приграничных территорий, Оренбургская область в большей степени, чем другие регионы, сможет использовать положительные эффекты своего пограничного положения.

В открывающихся Евразийских интеграционных перспективах, используя выгоды приграничного положения, Оренбургская область из периферийной территории РФ может превратиться в динамичную зону экономического и социально-культурного взаимодействия с приграничными регионами Казахстана.

В складывающимся тренде евразийской интеграции, используя качества и преимущества своего приграничного положения, Оренбургская область становится основным плацдармом углубления и расширения торгово-экономических и инфраструктурных связей с приграничными регионами Республики Казахстан на субрегиональном уровне. В этих условиях Оренбуржье имеет все возможности стать территорией широкомасштабного сотрудничества, межрегиональной и международной кооперации по производству товаров и услуг по типу приграничных еврорегионов, например, Зеландия (Дания) – Сконе (Швеция), Нор-Па-де-Кале (Франция) – Западная Фландрия, Эно (Бельгия), Эльзас, Лотарингия (Франция) – Рейнланд-Пфальц, Баден-Вюртемберг (Германия) или регионов Североамериканской зоны свободной торговли НАФТА – Мичиган, Нью-Йорк (США) – Онтарио (Канада), Калифорния, Техас (США) – Нижняя Калифорния, Тамаулинас (Мексика).        

Расширение и углубление трансграничного сотрудничества будет способствовать диверсификации региональной экономики, снижению ее зависимости от доминирующих отдельных акторов, повысит роль малого и среднего бизнеса во внешнеэкономической деятельности.

Геополитическое положение региона: особенности и значение в региональном развитии.

Геополитическое положение является важным фактором регионального развития особенно в контексте геополитической парадигмы страны. Главными элементами, характеризующими геополитическое положение территории, являются геополитический потенциал и функционал  приграничного положения региона.

Геополитический потенциал квалифицируется размерами его составляющих (размер территории, численность и плотность населения, численность населения административного центра, стоимость валового регионального продукта, величина регионального бюджета), возможностями его внешних взаимодействий (географическое положение, уровень развития институтов и инфраструктуры), степенью внешнеэкономического влияния региона (размер бюджетно-финансовых ресурсов, природно-ресурсный, научно-технический, технологический, экспортный потенциал, конкурентоспособность производимой продукции и услуг).[27]

Характерным признаком геополитического положения приграничного региона является его прямой выход к государственной границе с соседней страной. При этом с одной стороны, территория региона испытывает разнообразное воздействие соседнего государства, а с другой выполняет функцию своеобразного ретранслятора влияния на сопредельную страну, в особенности на ее приграничную территорию.[28]

Распад СССР, стремительное наращивание экономического и политического веса Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, расширение Евросоюза детерминировали трансформацию биполярной геополитической модели и формирование многополюсного мира, привели к масштабному углублению интеграционных процессов на разных географических площадках в мировой экономике.[29] В новых сложившихся реалиях геополитическим императивом России в построении многополярного мира является ее утверждение как мощной, ведущей политической и экономической державы на Евроазиатском пространстве, особенно в Центрально-Азиатском макрорегионе.

В начале ХХ века Х. Макиндер, применяя геополитический подход к реальной политике, утверждал, что ядром цивилизации Суши «срединной землей» (heartland) выступают северо-восточные земли Евразии, совпадающие приблизительно с территорией Российской Империи, СССР.[30] И сегодня, в условиях многополюсного мира, Российская Федерация по своему территориальному масштабу и потенциалу производительных сил является цивилизационной геополитической платформой Евразии, ее пространственно-историческим воплощением.

Смещение центра тяжести мировой экономики в Азию предполагает «восточный разворот» экономической стратегии Российской Федерации и выстраивание геополитических приоритетов и акцентов внешней политики государства в ракурсе складывающихся трендов и обстоятельств. В связи с этой повесткой дня Россия должна выйти на мировую авансцену с конкурентоспособным новым интеграционным проектом, необходимым для развития страны в эпоху неизбежных геополитических перемен.

Евразийский вектор развития международных интеграционных процессов в условиях регионализации всего постсоветского пространства становится все более очевидным. Это привело к созданию Таможенного Союза и единого экономического пространства, образованию россиецентричных геоэкономических и геополитических субрегионов: Россия – Белоруссия – Казахстан, в перспективе – Армения – Кыргызтан.[31]

Сегодня Белоруссия, Россия и Казахстан имеют все предпосылки для того, чтобы сформировать архипелаг новой трансконтинентальной интеграции. Этому способствует столетия совместного сосуществования в рамках общей цивилизации и единого государства, общность ценностных установок, цивилизационных и культурных начал, территориальное положение, сопоставимый уровень экономического развития,  общая философия многополярной глобализации и евразийской регионализации. 

В такой конфигурации континентальной интеграции Оренбургский регион становится провайдером российского евразийского конструктивного геополитического импульса, операционным центром новой интеграционной модели постсоветского пространства.

Выбор мультиполярности как вектора мирового развития ведет к необходимости экономической конвергенции и международной интеграции, прежде всего с прилегающими к России государствами. Имея самую протяженную границу с одной из ключевых стран – бывших республик СССР, Оренбургская область становится одной из главных несущих интеграционных конструкций на постсоветском пространстве, своеобразным гравитационным полем, притягивающим пространства Центральной Азии.

Используя эффекты своего приграничного положения, регион превращается в базовый административно-территориальный сегмент и интеграционный портал, обеспечивающий тесное экономическое сотрудничество, социально-культурное и геополитическое сближение России и Казахстана, стран и регионов Центральной Азии.

Казахстан, обладающий значительным территориальным, природно-ресурсным и экономическим потенциалом, является для РФ ключевым геополитическим игроком на Центрально-Азиатской авансцене, с которым Россия имеет самую протяженную государственную границу. После распада СССР Казахстан, как и другие бывшие союзные республики, оказался в своеобразной геополитической бифуркации. С одной стороны, вследствие деструкции единого геополитического пространства Советского Союза новое государство оказалось в сфере влияния евро-американской, китайской и исламской геоцивилизаций, с другой, между Россией и Республикой Казахстан сохранились и складываются новые устойчивые геополитические зависимости, имеющие глубинную цивилизационную основу.[32]  

Тем самым масштабное развитие и проникающее многосекторное расширение, и углубление многоплановых экономических, инфраструктурных, социально-культурных и гуманитарных связей с Республикой Казахстан находится в контексте глобальной геополитики Российской Федерации. В этой связи Оренбургская область, имея протяженность российско-казахстанской границы почти 1900 км, становится основным контактным ареалом интеграционного процесса, геополитическим, геоэкономическим и геокультурным мостом между Россией и Казахстаном.

Оренбургский регион и город Оренбург обладают особым геополитическим кодом, сформировавшийся 270 лет назад как форпост России на юго-восточных рубежах государства. И в настоящее время и в перспективе Оренбургская область также будет функционировать как российская модель приграничного форпостного многопланового развития.

Оренбуржье для Российской Федерации становится ключевой контактной зоной, одним из основных регионов, транслирующих геополитические установки страны. Его стратегическое значение будет неуклонно возрастать в связи с образованием Евразийского Союза в 2015 году и реализацией международных, интеграционных и инфраструктурных проектов, связанных с созданием транспортных каналов, обеспечивающих нарастающий из года в год товарный поток между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Европой.

 Особая значимость геополитического положения Оренбургской области определяется:

- расположением в центре самого крупного материка Евразия, являющегося главной мировой политической и экономической ареной, где сосредоточено более 2/3 всего населения мира и действуют несколько главных центров современной мировой геополитики и экономики – Европейский Союз, Таможенный Союз стран СНГ, Азиатско-Тихоокеанский регион, Южный и Юго-Восточный Азиатский регион, Ближний Восток;

- наличие самой протяженной по сравнению с другими субъектами Российской Федерации, государственной границы, соответственно с самой обширной контактной зоной сопредельного государства;

- географическое положение в зоне действия основных геополитических интересов России в Центральной и Восточной Азии;

- расположение на линиях экономического взаимодействия и транспортных коридоров, имеющих международное значение между главными «центрами силы» Евразии;

- граница с наиболее развитыми регионами Казахстана со значительным природно-ресурсным и экономическим потенциалом;

- отсутствие в пограничной зоне естественных природных рубежей, представленным лишь совсем незначительным по протяженности водным пространством реки Урал и его притока реки Илек, что способствует увеличению трансграничных контактов и развития экономических и социально-культурных связей;

- расположение зоне активного действия Таможенного Союза, способствующие увеличению транзитных и интеграционных функций области; 

- близость исламского региона определяет для области роль «Ворот в исламский мир», в страны Центральной Азии, в том числе в страны-соседи первого и второго порядка Казахстан, Туркменистан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан.

Проблемными аспектами геополитического положения Оренбургской области являются:

- недостаточная обустроенность и «прозрачность» границы, что способствует транзиту нелегальных товаров, нелегальных мигрантов, стимулирует рост теневой экономики, создает условия для нарастания трансграничной преступности, расширяет асоциальную и криминальную среду, ухудшает социальную и экономическую обстановку;

- массированная экспансия китайского капитала и бизнеса в различные сектора экономики и социальную сферу Казахстана и стран Средней       Азии, что ограничивает экономическое и геополитическое влияние России и ее приграничных регионов.

- положение региона на пути основного потока нелегальной иммиграции по линии Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан – Оренбургская область  – Московская область, Федеральные центры (Москва, Санкт-Петербург);

-  напряженная геополитическая обстановка на границе с соседями второго порядка – Таджикистана, Узбекистана, связанная с эскалацией военно-политического конфликта в Афганистане, являющегося одним из центров исламского экстремизма;

- расположение Оренбургской области на главной транзитной оси наркотрафика из Афганистана – основного ареала производства и распространения наркотиков в европейскую часть России и страны Зарубежной Европы.

Позитивной динамике геополитического положения региона может способствовать:

- наращивание демографического, экономического, инвестиционного и институционального потенциала, формирование положительного имиджа региона и его информационное обеспечение и продвижение;

- инициация и активное участие в международных и межрегиональных проектах по созданию транспортных и энергетических коридоров, коммуникационных каналов на разных участках трансграничного пространства;

- приоритетное развитие и наращивание «агломерационного эффекта» городов расположенных на международных транспортных линиях: Оренбург, Орск, Соль-Илецк, Сорочинск, Бузулук;

- оптимизация фильтрующей функции государственной границы, обеспечивающей очищение международного сотрудничества от «вредных примесей» и безопасность для страны и региона. 

[1] Fujita M., Krugman P., Venables F.J. The Spatial Economy: Cities, Regions and International Trade. Cambridge (Mass.), 2000.

[2] Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: Понятийно-терминологический словарь / Э.Б. Алаев. – М.: Мысль, 1983. – 350 с.

[3] Бакланов П.Я. Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России / П.Я. Бакланов, М.Т. Романов. – Владивосток: Дальнаука, 2009 – 172 с.

[4] Экономическая география / В.П. Желтиков, Н.Г. Кузнецов, С.Г. Тяглов. Серия «Учебники и учебные пособия». Ростов н/Д: Феникс, 2001. – 384 с. 

[5] Баранский Н.Н. Экономико-географическое положение // Становление советской экономической географии: избр.труды. – М.:Мысль, 1980. – 287 с.

[6] Бакланов П.Я. Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России / П.Я. Бакланов, М.Т. Романов. – Владивосток: Дальнаука, 2009 – 172 с.

[7]     Плисецкий Е.Л. Коммерческая география России: Территориальная организация производства и рынка: учебное пособие / Е.Л. Плисецкий. – М.: КРОНУС, 2007. – 216 с.

[8]     там же.

[9]     Голубчик М.М. Экономическая и социальная география: Основы науки: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / М.М.Голубчик, Э.Л.Файбусович, А.М.Носонов, С.В.Макар  –  М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2003. – 400 с. 

[10] Маергойз И.М. Уникальность экономико-географического положения советского Дальнего Востока и некоторые проблемы его использования в перспективе // Вести Моск. ун-та. География. – 1974. - № 4. – С. 3-9.

[11]   Плисецкий Е.Л. Коммерческая география России: Территориальная организация производства и рынка: учебное пособие / Е.Л. Плисецкий. – М.: КРОНУС, 2007. – 216 с. 

[12] Голубчик М.М. Экономическая и социальная география: Основы науки: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / М.М.Голубчик, Э.Л.Файбусович, А.М.Носонов, С.В.Макар  –  М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2003. – 400 с.

[13]    Маергойз И.М. Уникальность экономико-географического положения советского Дальнего Востока и некоторые проблемы его использования в перспективе // Вести Моск. ун-та. География. – 1974. - № 4. – С. 3-9.

[14]   Народонаселение мира. Справочник. Под ред. Б.Ц. Урланиса. М., Статистика, 1978. – 447 с.

[15]   Семенов Е.А. Экономическая и социальная география Оренбургской области: учебное пособие / Е.А. Семенов, Т.А. Герасименко, Р.Ш. Ахметов. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2011. – 136 с. 

[16] Голубчик М.М. Экономическая и социальная география: Основы науки: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / М.М.Голубчик, Э.Л.Файбусович, А.М.Носонов, С.В.Макар  –  М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2003. – 400 с.

[17]    Маергойз И.М. Уникальность экономико-географического положения советского Дальнего Востока и некоторые проблемы его использования в перспективе // Вести Моск. ун-та. География. – 1974. - № 4. – С. 3-9. 

[18]   Географический  атлас Оренбургской области / Науч. ред. и сост. чл.-корр. РАН А.А.Чибилев. – М.: Изд-во «ДИК»; – Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1999. – 95 с. 

[19]   Стратегия развития Оренбургской области до 2020 года и на период до 2030 года. Приложение к постановлению Правительства области от  20.08.2010

[20]    там же.

[21]    там же.

[22]    Семенов Е.А. Экономическая и социальная география Оренбургской области: учебное пособие / Е.А. Семенов, Т.А. Герасименко, Р.Ш. Ахметов. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2011. – 136 с.

[23]   Гуков А.М. Оренбуржье – форпост России / Под ред. А.М. Гукова. -  Оренбург: ОАО «ИПК «Южный Урал»», 2010. – 128 с.

[24]    там же.

[25]   География мирового хозяйства: Учебник для студентов высших учебных заведений  / ред. проф. Н. С. Мироненко – М.: Издательство «Тревел Медиа Интернэшнл», 2012. – 352 с. 

[26]   Российско-Казахстанский трансграничный регион: история, геоэкология и устойчивое развитие / Под ред.  А.А.Чибилева. – Екатеринбург: УрО РАН, 2011. – 216 с. 

[27] Бакланов П.Я. Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России / П.Я. Бакланов, М.Т. Романов. – Владивосток: Дальнаука, 2009 – 172 с.

[28]    там же.

[29]    Кефели И.Ф.  Российское геополитическое пространство: история созидания и сценарии будущего // Географическое пространство России: образ и модернизация. Сб. ст. / Под ред. Н.В. Каледина и А.И. Чистобаева. – СПб.: Изд-во «ВВМ», 2011. – 354 с.

[30]   Гладкий Ю.Н. Россия в лабиринтах географической судьбы. Юридический центр Пресс, 2006. 

[31] Каледин Н.В. Территориально-политические системы и политическая регионализация постсоветского пространства // Географическое пространство России: образ и модернизация. Сб. ст. / Под ред. Н.В. Каледина и А.И. Чистобаева. – СПб.: Изд-во «ВВМ», 2011. – 354 с. 

[32]    Кефели И.Ф.  Российское геополитическое пространство: история созидания и сценарии будущего // Географическое пространство России: образ и модернизация. Сб. ст. / Под ред. Н.В. Каледина и А.И. Чистобаева. – СПб.: Изд-во «ВВМ», 2011. – 354 с.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!