3.4 Социально-экономические проблемы АПК в регионах степной зоны

Социально-экономический кризис 90-х годов XX века, последствия современного глобального финансово-экономического кризиса, санкционных и контрсакционных решений, не способствовали формированию комплексной эффективной аграрной политики, обеспечивающей модернизацию и развитие АПК по инновационной модели, в векторе социально-ориентированной экономики. В связи с этим, подходы государственной политики в сфере АПК, как правило, имели несистемную, спорадическую, реактивную направленность. Эти и другие факторы привели к существованию ряда системных отраслевых и региональных проблем функционирования АПК в главных аграрных районах страны – регионах степной зоны РФ.

Рисунок 3.3.3. Интегральный индекс элементов социально-экономического каркаса регионов степной зоны.

Проблемы устойчивого развития АПК объективно связывают с соотношением организационно-правовых, природно-климатических, социально-экономических, инфраструктурных, бюджетно-финансовых факторов, влияющими на состояние аграрной сферы.

Одной из основных негативных тенденций в сельском хозяйстве за последние 20 лет является сокращение всех элементов производственного потенциала АПК, как комплекса в целом, так и отдельных его отраслей.

Основные организационно-экономические проблемы АПК.

Ухудшение природно-ресурсной базы сельского хозяйства, прежде всего, снижение естественного плодородия сельскохозяйственных земель. Во многих регионах степной зоны РФ существенно понизилось качество сельскохозяйственных угодий, прежде всего качество почвенных ресурсов. В настоящее время 45% всей пашни характеризуется низким содержанием гумуса, 36% – повышенной кислотностью, 32% – повышенной засолённостью, что снижает уровень урожайности. Около 30% сельскохозяйственных угодий подвержено водной и ветровой эрозии.

Вследствие эрозионных процессов АПК страны недополучает 25-30% урожая агрокультур. Деградация земельных ресурсов приводит к процессам опустынивания, которыми подвержено от 3 до 6% территории РФ. В наибольшей степени от опустынивания страдают регионы Европейского Юга и Нижнего Поволжья (Республика Калмыкия – 80% территории повержено опустыниванию и Восточное Ставрополье) [219]. В последние 15-20 лет, из-за отсутствия необходимых финансовых ресурсов у большинства агропредприятий, практически приостановлены работы по повышению плодородия почв и мелиорации земель, осушению и орошению земель. Сократились показатели применения органических и минеральных удобрений, что послужило усилению процесса деградации почв.

Спад производства, сокращение посевных площадей, поголовья скота, что произошло в результате неустойчивости производственно-хозяйственных связей, инфляции, сокращения государственного финансирования и удорожания кредитных ресурсов, снижения покупательской способности потребителей аграрной продукции, диспаритета цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Заметное сокращение аграрного производства привело к тому, что стоимость продовольственного импорта в стране в период с 2001 по 2010 г. ежегодно увеличивалась почти на 30%, в отдельные годы, достигая 30 млрд. долл., что сопоставимо со стоимостью экспорта российского газа в Зарубежную Европу [220]. В результате сложилась противоречивая ситуация, когда значительные площади сельскохозяйственных земель не используются в условиях недостатка отечественного продовольствия и неоправданно больших объемов его импорта. Например, российское животноводство обеспечивает не выше 50% потребности населения страны в мясе и молоке. До 2013 года доля импортного сельскохозяйственного сырья и продовольствия, превышала на российском рынке 35%, а по мясной и молочной продукции достигала почти 45%.

Низкая производительность труда в сельскохозяйственном производстве. Величины основных для аграрного производства показателей производительности труда в 1,5-3,5 раза ниже, чем у экономически развитых стран. Обладая 10% мировой пашни и 2,0% населения, РФ обеспечивает всего 1,5% мирового производства сельхозпродукции и является одним из крупнейших ее импортеров» [221]. Низкие темпы развития уровня производительности труда в фермерском секторе. Крестьянские (фермерские) хозяйства, занимая более 11% общей площади пахотных угодий РФ, производят 4% валовой продукции сельского хозяйства;

Высокая зависимость от зарубежных селекционных технологий и импортного сырья. В настоящее время практически во всех отраслях земледелия (прежде всего, в овощеводстве, в большинстве видов зерновых и технических культур – подсолнечник, сахарная свекла) российские сельхозпроизводители почти полностью зависит от импортного семенного материала. В объёме используемых АПК-технологий (включая сельхозмашиностроение, средства агрохимии, семенной фонд) доля ввоза из стран дальнего зарубежья составляла почти 30%, в том числе по семенному фонду превышала 75% [222].

Технико-технологическое отставание массового агропромышленного производства, слабое развитие инновационной системы АПК. В сельском хозяйстве РФ используются в основном устаревшие технологии. Например, при использовании интенсивной технологии выращивания озимой пшеницы мировым стандартам соответствуют только 50% всех технологических операций. Это приводит к увеличению производственных затрат и уменьшению производительности труда, снижению урожайности зерновых культур. Из-за технологического отставания ежегодно на полях остаётся до 14% выращенного урожая, ещё до 11% теряется из-за несовершенства сельскохозяйственной техники и оборудования.

Ухудшение материально-технической базы сельского хозяйства (старение и высокая степень износа машинно-тракторного парка и животноводческих комплексов). Обеспеченность АПК сельскохозяйственной техникой и оборудованием составляет около 50% от технологически необходимой. Средняя обеспеченность тракторами и комбайнами в расчёте на единицу обрабатываемой площади в РФ отстаёт от соответствующих показателей Германии и Канады в несколько раз, нагрузка на основные виды техники в России значительно выше, чем в этих странах. Коэффициент выбытия тракторов превышает коэффициент обновления в 5 раз, зерноуборочных комбайнов – в 3 раза. Недостаток денежных средств не позволяет большинству сельскохозяйственных предприятий проводить полноценную техническую и технологическую модернизацию производства. Отсюда и застой в сельскохозяйственном машиностроении, а также в отраслях производящих оборудование для пищевой и перерабатывающей промышленности – основных факторов роста производительности труда и конкурентоспособности отечественного агропроизводства.

Организационно-правовые и бюджетно-финансовые проблемы АПК.

Характерна множественность, пестрота субъектов прав и форм собственности и правообладания на землю, отсутствие четких критериев и нормативов выделения и использования земель сельскохозяйственного назначения. Процедура конвертации виртуального земельного пая в реальный контур собственности сложна и затратна, часто непосильна многим обладателям земельных паёв, прежде всего лицам, профессионально не связанным с сельским хозяйством, а также пенсионерам. Медленно развивается инфраструктура земельного рынка, не создана информационная система правового обеспечения населения.

Значимой проблемой АПК является тяжелое финансовое положение и закредитованность сельского хозяйства. Основная часть этих долгов приходится на пени и штрафы за просроченные платежи, так как существующая система налогообложения недостаточно учитывает сезонный характер производства и поступления финансовых ресурсов в сельском хозяйстве. В силу этого подавляющая часть сельхозпредприятий имеет блокированные банковские счета, что обусловливает не денежные формы кредитов, рост бартера, перевод сделок в теневой сектор.

В условиях сохраняющегося диспаритета цен, низкой производительности труда, недостатка финансовых ресурсов для освоения новейших технологий, для большинства регионов характерна невысокая доходность сельскохозяйственных товаропроизводителей. Отсюда и низкая инвестиционная привлекательность отрасли в совокупности с высокой кредиторской задолженностью. В среднем за последние 20 лет доля инвестиций в сельское хозяйство составляет всего 4% общего объёма инвестиций в экономику РФ и это в 4,5 раза меньше, чем в 1991 году.

В условиях рынка и либерализации экономики сельское хозяйство оказалось наиболее незащищенным перед монополизированными отраслями промышленности. Межотраслевой диспаритет цен и доходов на продукцию сельского хозяйства и отраслей промышленности, ценовой прессинг со стороны посредников и перекупщиков привел к существенному снижению доли сельскохозяйственных товаропроизводителей в розничной цене конечного продукта.

Неразвитость системы кредитования, высокие ставки по кредитам ограничивает реализацию различных инвестиционно-инновационных проектов. Расходы бюджетных средств на развитие АПК не достаточно прозрачны. Разделы бюджетной классификации часто не соответствуют программам и не отражают объем средств, израсходованных на ту или иную меру поддержки, поэтому вызывает сложности и определение оценки эффективности расходования средств.

Институциональные проблемы государственного и регионального управления и регулирования в сфере АПК.

Сдерживающим фактором устойчивого развития АПК является отсутствие эффективных государственных систем регулирования рынков сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Старые административно-распределительные формы в условиях рынка не работают, а созданные новые механизмы, часто не соответствуют современным условиям функционирования экономики.

В большинстве регионов отсутствует долгосрочная стратегия государственного регулирования и поддержки АПК, основанной на понимании конкурентных преимуществ регионов в производстве тех или иных видов сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров. Не редко региональная власть старается подменить собой рыночные институты вместо того, чтобы способствовать их развитию, а формирование аграрной политики часто происходит без учета институциональных реформ.

В рамках региональных программ развития и совершенствования аграрного комплекса не просматриваются какие-либо значимые агроэкономические проекты в новых социально-экономических реалиях. До недавнего времени на уровне региональных и муниципальных органов власти и управления преобладающий инструментарий использования механизмов совершенствования функционирования АПК представлял собой «эффект колеи», устоявшихся тенденций о необходимости вложения материальных средств и инвестиций в конвертацию залежных земель снова в пахотные угодья. И сегодня ещё нередки предложения, использовать возобновлённые почвенно-земельные ресурсы новой целины, осуществить сельскую «индустриализацию» и сделать ставку на производство зерна. Свидетельством этому является и сохранившаяся дифференциация земельного фонда по основным категориям, не изменившаяся с конца 70-х годов прошлого века

Институты гражданского общества в сельских районах, и, прежде всего, сельского местного самоуправления также недостаточно развиты.

Проблемы производственно-экономической структуры АПК.

В процессе трансформации аграрной сферы в производственно-экономической структуре сельского хозяйства в настоящее время сложилось три категории хозяйств: крупные и средние коллективные акционерные общества и частно-акционерные сельхозорганизации, крестьянские (фермерские) хозяйства и хозяйства населения (личные подсобные и садово-огородно-дачные). Последние, как правило, функционируют как субъекты товарного и нетоварного (некоммерческого) агропроизводства.

Значительная доля некоммерческого землепользования в виде хозяйств населения (личных подсобных хозяйств населения в сельской местности и в пригородной зоне и садово-огородно-дачных участков городских жителей) которая включает более 42 млн. российских домохозяйств. Всего от 45 до 55% валовой продукции сельского хозяйства производится в личных хозяйствах населения. Подсобное хозяйство для многих семей превратилось в главный источник продовольственного обеспечения. В тоже время, непосредственно занятых в товарном сельском хозяйстве – всего 6,3 млн. человек.

Сохранение высокого удельного веса натурального хозяйства и высокого уровня самозанятости сельского населения в личных подсобных хозяйствах в ущерб экономически эффективным формам организации и ведения аграрного хозяйства, что сдерживает развитие рыночных отношений, рост производительности труда и сбалансированность использования ресурсов [223].

Несовершенство земельных отношений в агросфере привело к обезземеливанию внушительной части занятых в сельскохозяйственном производстве и чрезмерной концентрации сельскохозяйственных земель у ограниченного числа собственников и крупных агрохолдингов, что приводит к усилению монополизации АПК и криминализации торговых рынков.

Наличие многоукладной экономической структуры регионального сельского хозяйства с достаточно условной классификацией не способствует образованию системных связей между субъектами агропроизводства и, тем самым, обуславливает недостаточное развитие кооперативных и интеграционных отношений в АПК, что не позволяет «увязать» в единую технологическую цепочку производство продукции, ее переработку и реализацию.

Межотраслевая разобщенность АПК приводит к низким темпам развития уровня производительности труда в фермерском секторе. Крестьянские (фермерские) хозяйства, занимая более 11% общей площади пахотных угодий РФ, производят всего 4% валовой продукции сельского хозяйства [224], [225].

Проблемы импортозамещения в АПК.

К настоящему времени контрсакционный продовольственный импорт в Россию замещён почти на 70%. Доля в этом объеме замещения российской продукции достигает 60%, «внесанкционных» стран, включая страны СНГ, – 40%. Однако замещение импорта в сфере АПК-технологий, связанное с большей капиталоёмкостью, требует значительного времени. По экспертным оценкам, совокупный объём господдержки и инвестиций для того, чтобы заменить до 70% объёма импорта западных АПК-технологий отечественными аналогами, должен быть как минимум увеличен в двое.

В некоторых сферах – молочной отрасли, мясном животноводстве, производстве овощей и фруктов – страна всё же пока не достигла пороговых уровней продовольственной безопасности, предполагающих почти полное самообеспечение страны. 10 лет практически нет прироста по молоку в молочном животноводстве. Самообеспеченность по тепличным овощам – 34% (в РФ ежегодно завозятся почти 1,5 млн. тонн овощей на 1 млрд. дол.). Обеспеченность по фруктам – 37% (завозится 3 млн. тонн фруктов, плодов, то есть две трети – это импортные поставки). Чтобы их заместить, надо ежегодно вводить 300 га новых теплиц, а чтобы закрыть всю нишу до 2020 года, необходимо заложить 65 тысяч садов [226].

Проблемы территориальной организации АПК.

Главным современным трендом пространственной организации АПК в регионах степной зоны является наличие выраженных территориальных контрастов агропроизводства. Совершается территориальное «сжатие», фрагментация и социально-экономическая дифференциация аграрного пространства с формированием ареалов концентрации сельского населения и продуктивного, перспективного сельского хозяйства и районов устойчивого сокращения сельских жителей и обширной зоны экономической аграрной стагнации и депрессии. Происходит заметное изменение структуры сельскохозяйственных угодий в связи с существенным сокращением посевных площадей в основном в степных регионах Урало-Поволжья и Западной Сибири и формированием значительной доли залежных земель. Данная пространственно-отраслевая трансформация происходит как на межрегиональном, так и на внутрирегиональном уровне.

Сельскохозяйственное производство, как и сельское население все в большей степени стягивается к Европейскому югу степной зоны. Здесь в некоторых регионах (Краснодарский и Ставропольский край, Белгородская область), в отличие от других регионов степной зоны, валовые сборы зерна превысили

даже объемы предкризисного 1990 года.

На долю только 3-х регионов степной зоны (Краснодарский, Ставропольский край, Белгородская область) приходится около 30% производства зерна. Краснодарский край, Воронежская и Белгородская область производят более 40% сахарной свеклы, на эти же регионы с Ростовской областью приходится около 35% сбора семян подсолнечника. Белгородская область – абсолютный лидер по поголовью свиней (19% от всего поголовья РФ) и производству мяса (13%).

На внутрирегиональном уровне также происходит территориальное «сжатие» агропроизводства с расположением основных массивов посевных площадей и поголовья сельскохозяйственных животных в неравномерной радиальной зоне городов, райцентров, крупных сёл, в ареалах с наиболее благоприятными почвенно-климатическими условиями и развитой инфраструктурой, близостью продовольственных рынков.

Вследствие диктата рынка, слабой финансовой поддержки, отсутствие эффективной аграрной политики и государственного регулирования происходит усиление территориальных контрастов по уровню землепользования и концентрации сельскохозяйственной деятельности на ограниченных территориях, прилегающих к административным центрам субъектов РФ, промышленным зонам. При этом огромные пространства страны, издавна освоенные как районы традиционного земледелия, на которых проживала значительная часть сельского населения, деградируют в социальном и экономическом отношении, превращаясь в депрессивные регионы.

Нерациональное размещение сельскохозяйственного производства по регионам и зонам, что как правило, связано с административными методами управления и территориальной организации сельского хозяйства, часто без учёта природно-географических и социально-экономических особенностей территории. Например, территория восточных районов Оренбургской области с менее благоприятными агроклиматическими условиями, чем на западе и в центральной части региона, с низкой плотностью сельского населения и со значительной долей казахского населения использовалась и преимущественно используется в настоящее время в основном для выращивания зерновых культур. Хотя с учётом природных, экономических и этнических факторов здесь наиболее обоснованным было бы развитие пастбищного скотоводства и овцеводства.

Проблемы сельского населения.

Социально-экономическое положение сельского населения в степных регионах, в первую очередь характеризуется сложной демографической ситуацией в большинстве субъектов степной зоны РФ которая усугубляется высокими показателями миграционной убыли населения. И если бы не внушительный приток международных мигрантов из стран СНГ в начале 90-х годов и демографический фактор казахского населения степная пастораль большинства регионов Урало-Поволжья и Западной Сибири стало бы еще более безлюдным.

Сельская местность большинства регионов степной зоны РФ потеряло более 1,5 млн. человек. Только в 2-х из них (без учета республик Северного Кавказа) произошел прирост сельского населения (Краснодарский край и Р. Адыгея)

Одной из главных проблем является низкий уровень доходов сельского населения. Величина среднемесячной зарплаты в сельском хозяйстве составляет 40-45% от общероссийского уровня. За чертой бедности находится более 40% сельских жителей. Уровень занятости трудоспособного населения на селе составляет 65-70%. Уровень бедности сельских жителей снижается крайне медленно, а разрыв по этому показателю между городом и деревней увеличивается.

Неблагоприятная демографическая ситуация в сельской местности связанная не только с депопуляцией населения в большинстве регионов РФ, но прежде всего, с оттоком квалифицированной, экономически активной части сельчан в города. Исходя из этого, увеличивается несоответствие между численностью сельского населения и гигантскими размерами территорий, что способствует обезлюдиванию села. Снижается уровень квалификации сельских кадров. Происходит процесс старения трудовых ресурсов, занятых в сельскохозяйственном производстве.

Неразвитость и отставание социальной инфраструктуры сельских территорий от городов, снижает доступность для сельского населения образовательных, культурно-развлекательных, сервисных услуг, услуг сферы здравоохранения, розничной торговли, происходит падение престижа сельского труда, потеря чувства перспективы, алкоголизация значительной части сельского населения. «Оптимизация» местных бюджетов с административным укрупнением поселений, ликвидацией малокомплектных школ, фельдшерских пунктов, сельских центров культуры существенно ускоряет вымирание мелких деревень.

[219] Введение в экономическую географию и региональную экономику России: учеб. пособие. В 2 ч. Ч. 1. / под ред. В.Г. Глушковой, А.А. Винокурова. – М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2004. – 430 с.

[220] Инкижинова С., Калянина Л., Матвеева А. Продовольствие в опасности // Эксперт. – 2010. – № 7. – С. 30-34

[221] Чкаников М. К продовольственной безопасности России // Российская газета. Федеральный выпуск. – 2010. – № 5099, 2 фев.

[222] Инкижинова С., Калянина Л., Матвеева А. Продовольствие в опасности // Эксперт. – 2010. – № 7. – С. 30-34.

[223] Агропромышленный комплекс, пищевая промышленность и продовольственный рынок России // Еженедельный информационно-аналитический бюллетень № 44. – 2012. – 20-26 окт.

[224] Кузнецов В.В., Тарасов А.Н., Павлушкина О.И., Менджиева Д.А. и др. Институциональное развитие аграрной структуры России: состояние и прогноз. – Ростов н/Д, 2010. – 216 с.

[225] Узун В.Я., Сарайкин В.А. Типы институциональных аграрных структур и их зонирование в России // Никоновские чтения. – 2011. – № 16. – С. 26-33. URL: http://www.viapi.ru/download/2015/31261.pdf.

[226] Путин В.В. Выступление на совещании по проблемам АПК в Ростовской области 24 сентября 2015 года.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!