2.3 Разработка предложений по регламентации антропогенной нагрузки на бассейны малых рек 

Анализ особенностей функционирования малых рек в пределах степной зоны в условиях значительной трансформации природной среды и интегральная оценка ключевых водотоков, подтверждают необходимость разработки предложений по регламентации антропогенного воздействия на водосборные территории рек местного стока. Несомненно, что подобные ограничения хозяйственной деятельности, в первую очередь должны соблюдаться в пределах русловых и придолинных участков малых рек, для которых законодательно устанавливается специальный режим осуществления антропогенных преобразований.

Особое внимание при регламентации видов и норм природопользования следует уделить территориям водоохранных зон и прибрежных защитных полос, границы которых устанавливаются в законодательном порядке в соответствии со статьей 65 Водного кодекса Российской Федерации [163].

В ограничения хозяйственной деятельности в границах водоохранной зоны и прибрежных защитных полос входит запрет на использование сточных вод в целях регулирования плодородия почв; размещение кладбищ, скотомогильников, мест захоронения отходов производства и потребления, радиоактивных, химических, взрывчатых, токсичных, отравляющих и ядовитых веществ; осуществление авиационных мер по борьбе с вредными организмами; движение и стоянка транспортных средств (кроме специальных транспортных средств), за исключением их движения по дорогам и стоянки на дорогах и в специально оборудованных местах, имеющих твердое покрытие; размещение автозаправочных станций, складов горюче-смазочных материалов, станций технического обслуживания, используемых для технического осмотра и ремонта транспортных средств, осуществление мойки транспортных средств; сброс сточных, в том числе дренажных, вод; разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых. В пределах прибрежных защитных полос дополнительно запрещается сельскохозяйственная деятельность и размещение отвалов размываемых грунтов. В водоохранной зоне разрешается ведение хозяйственной деятельности с использованием хозяйственных объектов, которые оборудованы системами и сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засорения, заиления и истощения вод в соответствии с водным законодательством и законодательством в области охраны окружающей среды (Водный кодекс РФ).

Таблица 2.3.1 Принципы выделения водоохранной зоны и прибрежной защитной полосы

В целом, основными задачами оптимизации степного природопользования и водопользования в аспекте бассейновой структуры регионов и эколого-гидрологический ситуации являются:

– анализ характерных особенностей водопользования в бассейнах малых рек, свойственных для степных регионов;

– оценка пространственного размещения важнейших групп сельскохозяйственных угодий как фактора антропогенной трансформации условий стока;

– выявление наиболее типичных проблем природопользования в водоохранных зонах малых рек и их притоков.

Сложность оптимальной регламентации антропогенной нагрузки на экосистемы малых рек, связана с тем что, для степных регионов характерна особая система природопользования, основанная на принципе максимально возможного освоения земель под сельскохозяйственное производство. Анализ пространственного размещения угодий и системы расселения позволяет сделать объективные выводы о существовании закономерностей, связанных с бассейновой структурой территории.

Сопоставление величины населенных пунктов (численность населения, административный статус, площадь) и величины водотоков, на которых они расположены, свидетельствует о прямой взаимосвязи этих параметров. Как правило, наиболее крупные населенные пункты (города, районные центры) располагаются на крупных и средних реках. В аспекте водосборов малых рек бассейна р. Урал расположение сельских населенных пунктов, как правило, имеет равномерный характер, позволяющий оптимизировать доступность (близость) осваиваемых угодий.

Тем не менее, снижающаяся динамика численности сельского населения отражается, в первую очередь, ввиду фактора удаленности от крупных административных центров и транспортных путей, и затрагивает небольшие сельские населенные пункты в пределах водосборов малых рек. Этот процесс, в совокупности с чередующимися периодами негативной экономической ситуации, определяет одну из основных тенденций современного степного природопользования – централизацию сельскохозяйственного производства. Следствиями этой тенденции в плане природопользования и формирования эколого-гидрологических условий являются: а) формирование массивов неиспользуемых (мало-, либо эпизодически используемых) сельскохозяйственных угодий; б) сокращение нагрузки на пастбищные угодья; в) снижение числа сопутствующих объектов сельскохозяйственной инфраструктуры (водопойные пруды, летние лагери скота).

Вместе с тем, для речных бассейнов, расположенных в пределах степной зоны, актуальной проблемой является обеспечение устойчивого водопользования в условиях пространственной и сезонной неоднородности водных ресурсов. В связи с этим, за время освоения степных регионов сформирована система искусственных водоемов, с помощью которых решаются потребности в водных ресурсах [164], [165].

Наиболее крупные водохранилища созданы непосредственно на р. Урал (Ириклинское, Верхнеуральское и Магнитогорское) преимущественно для водоснабжения крупных промышленных предприятий и городов. Средние по морфометрическим параметрам водохранилища сооружены на притоках I-II порядка. Они располагаются на различных участках рек и характеризуются довольно крупной водосборной площадью, компенсирующей относительную маловодность рек. Малые водохранилища (пруды) являются наиболее многочисленной группой искусственных водоемов, неравномерно распространенных практически по всей рассматриваемой территории и используемых для сельскохозяйственных целей, рыборазведения и рекреации.

Водопойные пруды представляют наибольший интерес в плане анализа бассейнов малых рек. Они, как правило, располагаются в верховьях постоянных и временных водотоков, как в составе бассейнов малых рек, так и за их пределами. Максимальная концентрация малых прудов наблюдается в районах интенсивного сельскохозяйственного освоения (Предуралье и Зауралье) на междуречных равнинных пространствах. К югу их количество снижается вследствие общего уменьшения плотности расселения и слабого развития долинно-балочной сети.

В целом, учитывая незначительное грунтовое питание и расположение данных гидротехнических сооружений в степной зоне с крайне неустойчивым гидрологическим режимом, их эксплуатация с экологической точки зрения нецелесообразна. В первую очередь, это связано с полным или частичным сокращением руслового стока, что может привести к значительной трансформации гидрологического режима малого водотока. Согласно рекомендациям специалистов, обязательным условием для поддержания высоких показателей меженного стока и сохранения благоприятных экологических условий в них является правильная эксплуатация прудов, обеспечивающая санитарные попуски в нижний бьеф посредством строительства усовершенствованных систем водосливных сооружений. Также необходимо учитывать особенности поперечного профиля малой реки, поскольку на реках с широкими поймами и долинами, где слабо развита русловая эрозия, строительство гидротехнических сооружений также нецелесообразно [166].

Использование разновременных космических изображений и натурное обследование малых водотоков подтверждает отмеченную выше тенденцию по значительному снижению количества водопойных прудов. Эта тенденция обусловлена резким снижением поголовья выпасаемого скота. Так, в целом по Оренбургской области поголовье КРС сократилось с 1970-1980-х годов (максимум) к настоящему времени в 3 раза, поголовье овец и коз – в 8 раз [167].

В этот же период наблюдалось формирование фонда неиспользуемых пахотных угодий в виде залежных земель. Анализ разновременных космических изображений позволяет выявить основные массивы залежей и сделать вывод о том, что большая часть пахотных земель выводились из оборота по причинам малопригодности для выращивания сельскохозяйственных культур (засоленные и каменистые почвы), сложности обработки (склоны речных долин и возвышенностей) и удаленности от населенных пунктов.

Для детальной (подробной) иллюстрации современной структуры природопользования в пределах водосборных территорий малых рек, нами рассмотрены бассейны рек Буртя и Губерля.

Река Буртя – типичная степная равнинная река, левый приток р. Урал. Протяженность 95 км, площадь водосборной территории 1533 км2. Основными притоками являются реки Чабутак (приток р. Урал II порядка, протяженность 14 км), Сайтынбет (II, 26 км), Ащисай (III, Сайтынбет, 13 км), Воротовский (II, 16 км), Кзылоба (II, 24 км) и Сладкая Балка (III, Кзылоба, 13 км). Эти водотоки внесены в кадастр водных объектов и ниже для них рассчитаны площади водоохранных зон.

Наиболее освоенной является левобережная часть бассейна, где располагается большая часть населенных пунктов и сельскохозяйственных угодий (рис. 2.3.1). Такая асимметрия, в первую очередь, обусловлена неблагоприятными геолого-геоморфологическими (эдафическими) факторами на правобережной части (сложное сочетание песчаных, засоленных глинистых и каменистых почв). По-видимому, такие условия стали причиной того, что значительная часть правобережья (около 98,4 км2) использовалась во второй половине прошлого столетия в качестве полигона МО РФ, а в последующем – как природный резерват, сначала в статусе земель природоохранного фонда, а с 2015 г. – как участок заповедника «Оренбургский».

В пределах бассейна располагается 16 населенных пунктов, из которых 4 – на правобережной части. По космическим снимкам идентифицировано 28 летних лагерей скота (4 на правобережье), а также 34 (12) пруда, 9 (6) из которых заброшенные.

В бассейне р. Буртя во второй половине прошлого столетия был опробован метод мелиорации пастбищно-сенокосных угодий. Это система обводнения пастбищ площадью около 17 км2, состоящая из параллельно возведенных грунтовых валов протяженностью 6-7 км, расположенных поперек приречного склона. В настоящее время валы частично размыты, также наблюдается ухудшение качества угодий в результате осолонения почв в результате аккумуляции и поднятия к поверхности легкорастворимых солей.

Доля пахотных угодий составляет около половины площади бассейна (табл. 2.3.2), что характерно для большинства степных районов Заволжско-Уральского региона. В водоохранные зоны попадают окраины пахотных угодий, особенно это характерно для верховьев рек.

Таблица 2.3.2 Структура земельного фонда бассейна р. Буртя

Отмеченное выше сокращение поголовья скота подтверждается состоянием пастбищных угодий, большая часть которых располагается в прибрежных частях рек и других элементов эрозионно-балочной сети. В настоящее время наблюдается активное восстановление степных и лугово-степных (придолинных) фитоценозов, сопровождающееся ростом биопродуктивности, показателей покрытия растительностью, доли естественных видов растений. На некоторых участках поймы наблюдается естественное закустаривание и облесение, как естественными, так и интродуцированными (лох серебристый из лесонасаждений) видами. Очаги деградации почвенного и растительного покровов преимущественно сохраняются вблизи населенных пунктов, мест летнего содержания скота.

Рисунок 2.3.1. Структура землепользования в бассейне р. Буртя. 1 – населенные пункты; 2 – пахотные угодья; 3 – залежи; 4 – пруды, действующие и заброшенные; 5 – летние лагери скота и фермы; 6 – водоохранные зоны рек; 7 – границы участка заповедника «Оренбургский».

Река Губерля расположена в геолого-геоморфологических условиях южно-уральских пенепленов, поэтому ее бассейн отличает более значительные (в сравнении с р. Буртя) показатели пространственного и вертикального расчленения. Долины рек врезаны в возвышенную древнюю поверхность выравнивания (Саринское плато), а низовья Губерли (с притоком Чебаклой) дренируют обширный эрозионно-мелкосопочный склон долины р. Урал.

Протяженность реки составляет 138 км (111 км по кадастру), площадь водосборной территории – 2400 км2. Основными притоками (внесенными в кадастр водных объектов) являются овраги Мрязоурган (приток р. Урал II порядка, протяженность 13 км) и Сапыр (II, 11 км), реки Усайка (II, Сайтынбет, 18 км), Дергаиш (II, 20 км), Сухая Губерля (II, 52 км), Большая Каяла (II, 32 км), Малая Каяла (III, 19 км) и Чебакла (II, 42 км).

Наиболее освоенными являются фрагменты Саринского плато, занимающие центральную часть водосбора, а также полого-увалистые равнины к северу от него (рис. 2.3.2). Пахотные угодья здесь образуют обширные массивы на водораздельных пространствах, по периферии расчлененные верховьями балок и оврагов.

Придолинные склоны характеризуется высоким вертикальным расчленением, связанным с эрозионным врезом рек Урал (в южной части водосбора), Губерля и ее притоков. Эти территории ранее активно использовались в качестве пастбищных угодий, а к настоящему времени большей частью представляют собой малоиспользуемые угодья. По этой же причине в этих частях водосбора, в первую очередь, были выведены из оборота малопродуктивные и сложно обрабатываемые окраины пахотных массивов и отдельные пахотные выделы.

В пределах бассейна располагается 34 населенных пунктов, их распределение по территории водосбора также (как и в бассейне Бурти) неравномерно, но по другим причинам. Наиболее крупный – г. Гай – образован и развивался как промышленный центр на базе группы медноколчеданных месторождений, также как рабочие поселки и села Халилово, Новорудный, Нововоронежский, Новокиевка, Айдырбак (нежил.). Остальные населенные пункты имеют преимущественно сельскохозяйственную специализацию.

По космическим снимкам идентифицировано 14 площадок под фермы и летние лагери скота. Из-за наличия постоянных водотоков водопойных прудов в бассейне не так много, хотя общее количество искусственных водоемов велико (85), часть которых является технологическими промышленными водоемами и прудами для рыборазведения.

Некоторые площадные показатели, отражающие современную структуру земельного фонда в бассейне р. Губерля общей площадью 24 тыс. км2, приведены в таблице 2.3.3.

Полученные данные позволяют сформулировать выводы о роли природных факторов в формировании современной структуры природопользования в бассейнах малых рек. Так, при общей сельскохозяйственной специализации производства в степных регионах, для бассейна р. Губерля важными факторами размещения угодий являются особенности геолого-геоморфологического строения речных долин и наличие крупных промышленных производств с зонами отчуждения в виде действующих и отработанных карьеров, прудов-отстойников и др. Соответственно в бассейне р. Губерля отмечается пониженная доля пахотных угодий. Несмотря на более сложный для возделывания земель рельеф, доля залежных земель от максимальной площади когда-либо вспахиваемых земель (пашни + залежи) составляет 9,3% и в принципе сопоставима с аналогичным показателем по бассейну Бурти (11,9%).

Рисунок 2.3.2. Структура землепользования в бассейне р. Губерля. 1 – населенные пункты; 2 – объекты промышленной инфраструктуры (карьеры, промзоны предприятий); 3 – пахотные угодья; 4 – залежи; 5 – пруды, действующие и заброшенные; 6 – летние лагери скота и фермы; 7 – водоохранные зоны рек.

Таблица 2.3.3 Структура земельного фонда бассейна р. Губерля

Анализ современного состояния угодий и пространственной структуры основных видов природопользования по рассмотренным бассейнам малых рек Буртя и Губерля, а также в целом по бассейну р. Урал, позволяет сформулировать выводы, касающиеся возможных мероприятий по их оптимизации:

  1. Небольшая площадь и функциональное (сток) единство бассейнов малых рек определяет их относительную однородность, в связи с чем они могут и должны являться одними из элементарных единиц при проведении эколого-гидрологических и геоэкологических исследований.
  2. Режим водоохранных зон в рассматриваемых бассейнов в целом соблюдается. В водоохранные зоны малых реки и их притоков попадает не более 1,5% от общей площади пахотных и залежных земель (0,6% в бассейне Бурти и 1,2% в басс ейне Губерли).
  3. За последние 20-30 лет серия периодов с неблагоприятными социально-экономическими условиями обусловила спад сельскохозяйственного производства, что проявилось в стихийной (неплановой) трансформации системы расселения, структуры сельскохозяйственного производства и формированию массивов мало востребованных угодий.

Наиболее явно этот процесс затронул животноводческий сектор, что привело к резкому сокращению поголовья скота, снижению пастбищной нагрузки на угодья, ликвидации часть сопутствующей инфраструктуры (фермы, летние лагери скота, водопойные пруды). В структуре пахотных угодий возросла площадь не возделываемых земель (залежей), в первую очередь за счет малопродуктивных, сложно обрабатываемых, удаленных участков пашни.

Организация сельскохозяйственного производства, в целях более эффективного освоения земель, предполагает построение сложной разноуровневой полицентрической системы. На современном этапе наблюдается тенденция упрощения этой системы за счет периферийных областей и элементов животноводческого сектора.

  1. Сокращение сельскохозяйственного производства предположительно привело к общему улучшению экологической и гидрологической обстановки в бассейнах малых рек, условий поверхностного стока и качества водных ресурсов.

Вместе с тем, в аспекте природопользования следует заметить, что наблюдаемое восстановление угодий местами сопровождается ухудшением их потенциальных кормовых качеств, обусловленным закустариванием и облесением, а также активизацией пожарных явлений [168].

  1. Анализ расположения крупных ООПТ бассейна р. Урал свидетельствует почти исключительно об их приводораздельном положении, поэтому функционально они не полноценны, т.к. не охватывают всю широту возможных экологических связей. Водосборы малых рек, как частично замкнутые системы, могут служить одним из критериев организации как отдельных особо охраняемых природных территорий, так и их систем. Этот принцип может стать одним из способов управления неиспользуемыми землями, особенно для левобережных притоков р. Урал в восточной части бассейна.

[163] Водный кодекс Российской Федерации от 03.06.2006 № 74-ФЗ (ред. от 28.11.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016).

[164] Павлейчик В.М., Сивохип Ж.Т. Водно-хозяйственные и трансграничные аспекты регулирования стока в бассейне реки Урал // Изв. Самар. НЦ РАН. – 2012. – Т. 14, №1 (9). – С. 2367-2371.

[165] Чибилёв А.А., Сивохип Ж.Т., Павлейчик В.М., Падалко Ю.А. Эколого-гидрологические последствия регулирования стока в бассейне реки Урал // Проблемы региональной экологии. – 2014. – № 5. – С. 190-197.

[166] Гареев А.М. Реки и озера Башкортостана. – Уфа: Китап, 2001. – 260 с.

[167] Оренбургской области – 80 лет. Юбилейный статистический ежегодник. – Оренбург: Оренбургстат, 2014. – 566 с.

[168] Павлейчик В.М. Степные пожары и проблемы модернизации природопользования // Проблемы геоэкологии и степеведения. Т. IV. Оптимизация структуры земельного фонда и модернизация природопользования в степных регионах России. – Оренбург, 2015. – С. 40-50.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!