1.3 Модернизированный ПЭИ – интегральный показатель природного потенциала пашни 

Для целей оптимизации степного землепользования нами в качестве интегрального показателя потенциала пашни предлагается модернизированный ПЭИ, разработанный на основе установленных предшествующими исследованиями зависимостей урожайности зерновых от почвенных и климатических факторов.

Ранее нами разработан механизм конвертации единицы ПЭИ в номинальноеденежное выражение методом дисконтирования денежных потоков. При помощи данного механизма нами определены следующие показатели: экономическая ценность 1 га эталонной пашни, экономический порог пахотопригодности, диапазон подпахотопригодных земель, диапазон условно пахотопригодных земель, рубеж технологической степной целины [69], [70], [71], [72].

Модернизированный ПЭИ является более совершенным средством определения вышеназванных основополагающих показателей оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ и развития рынка сельхозугодий.

При модернизации ПЭИ предлагается ряд показателей, предназначенных для целей оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ: почвенная детерминанта, климатическая детерминанта, оптимум лимитатора почвенной детерминанты, оптимум лимитатора климатической детерминанты. При модернизации ПЭИ нами разработаны и использованы понятия: детерминанта, лимитатор, редуктор.

Модернизированный ПЭИ применим только для физически пахотопригодной богарной пашни на почвах чернозёмного типа со сбором одного урожая в год. ПЭИ предназначен для сравнительной оценки природного потенциала земли как богарной пашни в целях оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ. Данный индекс может использоваться для оценки биопотенциальной урожайности участка земли путём сравнения рассчитанного для него значения с таковым эталонного участка, для которого известна биопотенциальная урожайность.

Модернизированный ПЭИ рассчитывается по данным ниже формулам (6, 7, 8).

ПЭИ – почвенно-экологический индекс;

Dmin – минимальная детерминанта (предварительно подсчитывается почвенная детерминанта по формуле 7 и климатическая детерминанта по формуле 8, затем из этих двух детерминант в формулу 6 вводится та, значение которой меньше. При равенстве детерминант в формулу 6 вводится любая);

100 – линейный коэффициент, введённый для сопоставимости с существующими ПЭИ.

D1 – почвенная детерминанта;

H – содержание гумуса в пахотном слое почвы (%);

Hopt – оптимальное содержание гумуса в пахотном слое почвы (%) (принцип определения дан ниже в подп. Почвенная детерминанта);

M – коэффициент на гранулометрический состав почвы [73], пояснения даны ниже в подп. Почвенная детерминанта);

K – произведение коэффициентов на дополнительно учитываемые свойства почв [74], но без коэффициента на содержание гумуса, пояснения даны ниже в подп. Почвенная детерминанта).

D2 – климатическая детерминанта;

R – коэффициент редукции (способы нахождения даны ниже в подп. Коэффициент редукции, поправление коэффициента редукции для угодий на абсолютных высотах от 250 до 400м. см. в подп. Учёт абсолютной высоты);

Σt – среднегодовая сумма активных температур (выше +10°С) (°С);

Σtopt – верхний предел значений Σt, при которых действует линейная зависимость урожайности богарного полеводства с одним урожаем в год от Σt(°С) (пояснения даны ниже в подп. Климатическая детерминанта);

I – коэффициент увлажнения по Иванову.

При отсутствии данных о коэффициенте увлажнения по Иванову он может быть найден из других данных по формуле 5 или 8-1:

I – коэффициент увлажнения по Иванову;

P – среднегодовая сумма осадков (мм);

Σd – сумма среднесуточных значений дефицита влажности воздуха за год (мб).

Дополнительные условия применения формулы 8

При Σt < 2200°С считать Σt = 2200°С. При Σt > Σtopt считать Σt = Σtopt. При I ϵ (1,1; 1,54] считать I = 1,1. Все перечисленные дополнительные условия относятся в том числе к величинам (Σt)́ и Í введённым в формулу 8 согласно подп. Учёт уклона. Границы применимости формул 7 и 8:

1) H больше нижнего предела физической пахотопригодности.

2) H ≤ Hopt .

3) I ϵ [0,33; 1,54] (при учёте уклона Í ϵ [0,33; 1,54]. О величине Í см. подп. Учёт уклона).

4) Σt больше минимума необходимого для полеводства (при учёте уклона (Σt)́ больше минимума необходимого для полеводства. О величине (Σt)́ см. подп. Учёт уклона).

Общие принципы нового ПЭИ.

При разработке модернизированного ПЭИ в качестве индекса природного потенциала пашни исходим прежде всего из того, что потенциал пашни является производным свойств почвы и климата. Поэтому разработанный нами ПЭИ, так же как предшествующие, имеет итоговый почвенный показатель (почвенная детерминанта) и итоговый климатический показатель (климатическая детерминанта). Итоговый агрохимический показатель не вводим так как агрохимические свойства почвы на долговременно используемых пахотных угодьях являются скорее следствием применявшихся технологий, чем составляющими природного потенциала.

Наличие уклона предлагаем учитывать при помощи поправления величины Σt и коэффициента увлажнения по Иванову (I), о чём см. подп. Учёт уклона.

По нашим наблюдениям, в рамках степной зоны определённое значение имеет абсолютная высота месторасположения угодья, об учёте которой см. подп Учёт абсолютной высоты.

Принципиальное отличие модернизированного ПЭИ (6) от предшествующих ПЭИ (1, 1а, 1б) и ПАКИ (2, 2а) заключается в том, что модернизированный ПЭИ является мультипликативно-конъюнктивным индексом, а не мультипликативным, как предшествующие. Элемент конъюнктивности введён в индекс для решения противоречия ранее разработанных ПЭИ и ПАКИ существующим представлениям о незаменимости и равнозначности почвенных и климатических факторов для полеводства, о котором было сказано выше при оценке мультипликативности существующих индексов ПЭИ и ПАКИ. Вместо перемножения итогового почвенного и итогового климатического показателей в формулу ПЭИ (6) вводится только один из показателей (детерминанта), причём наименьшая, что отражает лимитирующую роль почвенных или климатических факторов в потенциале пашни. Таким образом, во всех случаях кроме равенства детерминант ПЭИ лимитирован наименьшей из них. Значения детерминант, вводимых в формулу 6, как будет показано ниже, лежат в пределах [0; 1] или (0; 1], поэтому для сопоставимости предлагаемого ПЭИ с существующими в формулу 6 вводится линейный коэффициент 100. В отличие от ранее разработанных ПЭИ, истинной размерностью которых являются граммы умноженные на градус широты делённые на кубический сантиметр, модернизированный ПЭИ является безразмерной величиной.

Принципы трактовки детерминант.

Так же как значение ПЭИ и ПАКИ по предшествующим методикам [75], [76], [77], [78] значение разработанного нами ПЭИ (6) сопоставляет потенциал оцениваемого угодья с потенциалом эталонного, которому соответствует ПЭИ=100. Как и в упоминавшихся предшествующих методиках, за эталонное угодье приняты идеальные условия для богарного выращивания зерновых на территории России. При современных тенденциях климата подобные условиях могут сохраняться в отдельных районах Краснодарского края. Для достижения взаимозаменяемости почвенной и климатической детерминант вводимых в формулу ПЭИ (6) нами приняты нижеизложенные принципы их трактовки и математического построения.

В основу каждой детерминанты положен такой ведущий фактор природного потенциала, увеличение выраженности которого повышает урожайность полевых культур лишь до тех пор, пока выраженность фактора не достигает определённого предела. Далее этот ведущий фактор называем лимитатор, а тот предел его выраженности, превышение которого не повышает урожайность полевых культур, называем оптимум лимитатора. Формула каждой детерминанты (7, 8), границы применимости и дополнительные условия применения их формул построены таким образом, что значение детерминанты лежит в интервале [0; 1] или (0; 1], и только при оптимуме лимитатора оно может быть равно 1. Поэтому наивысший ПЭИ=100 может получить только такое угодье, обе детерминанты которого достигли значения 1.

Почвенная детерминанта.

В качестве лимитатора почвенной детерминанты нами использовано процентное содержание гумуса в пахотном слое (H), что сделано на следующих основаниях.

1) В почвах пашни степных и лесостепных регионов РФ гумус является основным природным источником минеральных и органических веществ необходимых для роста растений и, следовательно, отражает именно природный потенциал почвы. Несмотря на то, что в современном полеводстве, даже богарном, содержание гумуса не является ведущим фактором урожайности [79], [80] оно является объективным отражением именно природного потенциала почвы пахотного угодья, нахождение показателя которого есть задача нашей работы.

2) По данным современных исследований, существует уровень содержания почвенного гумуса, при достижении которого урожайность полевых культур достигает максимума, и превышение которого не повышает урожайность [81], [82], [83].

Величина Hopt в формуле 7 и есть оптимум лимитатора почвенной детерминанты. Прямая линейная зависимость урожайности полевых культур от содержания гумуса (H) позволяет использовать отношение H/Hopt [84], умноженное на систему линейных коэффициентов (M, K) для сопоставления почвенной составляющей потенциала оцениваемого угодья с таковой эталонного.

На примере Уймонской котловины Республики Алтай величина Hopt для яровой пшеницы определена как 8% [85]. В зависимости от культуры, типа почвы и её гранулометрического состава эта величина может колебаться в очень широких пределах. Например, для дёрново-подзолистых почв она оценена все- го в 2,0-3,2% [86], для озимой пшеницы на чернозёмах типичных слабосмытых – в 5,1-5,6% [87] Ориентируясь на яровую пшеницу как основную полевую культуру российской пашни и параметры степного юга России как места достижения наивысшей урожайности, впредь до установления региональных Hopt в предварительном порядке предлагаем принять за таковую 8% имея ввиду ограничение применимости степными пашнями.

За значение коэффициента на гранулометрический состав почвы (М) предлагаем принять табличное значение этой величины по Карманову и Булгакову [88] (2012).

За значение коэффициента на дополнительно учитываемые свойства почвы (К) предлагаем принять произведение коэффициентов на степень водной эрозии, степень солонцеватости, степень засоления и степень ветровой эрозии по Карманову и Булгакову [89]. При отсутствии либо пренебрежительно малой выраженности фактора, на который вводится понижающий коэффициент, его значение следует принять равным 1.

Климатическая детерминанта.

В качестве лимитатора климатической детерминанты нами использован коэффициент увлажнения по Иванову (I), что сделано на следующих основаниях:

1) Установлено, что коэффициент увлажнения надёжно отражает условия влагообеспеченности растений на неорошаемых угодьях, то есть отражает именно природный потенциал угодья по влагообеспеченности [90], [91], каковая в степных регионах является решающей для полеводства;

2) Установлена прямая зависимость урожайности полевых культур от коэффициента увлажнения, действующая до достижения им определённого значения, при превышении которого зависимость становится обратной [92], [93]. В основу формулы климатической детерминанты положена прямая логарифмическая зависимость урожайности зерновых от коэффициента (показателя) увлажнения, установленная предшествующими исследованиями и отражённая их авторами в виде формулы коэффициента роста по годовому показателю увлажнения (9) [94]:

Кp(Ку) – коэффициент роста по годовому показателю увлажнения.

В оригинале Ку для ввода в данную формулу подсчитывается как P/Σd, поэтому формулу 9 можно записать так:

Кp(Ky) – коэффициент роста по годовому показателю увлажнения;

P – среднегодовая сумма осадков (мм);

Σd – сумма среднесуточных значений дефицита влажности воздуха (мб).

Пределы действия прямой логарифмической зависимости урожайности зерновых от коэффициента увлажнения установлены как P/ Σd ϵ [0,15; 0,5] [95], [96]. В силу эмпирической взаимосвязи коэффициента увлажнения по Иванову (I) и отношения P/ Σd по формуле 8-1, те же пределы могут быть представлены как I ϵ [0,33; 1,1]. Из того, что согласно тем же источникам при I > 1,1 зависимость урожайности от коэффициентов увлажнения становится обратной, следует, что оптимумом лимитатора климатической детерминанты является I = 1,1.

Для случаев, лежащих в упомянутых пределах действия прямой логарифмической зависимости урожайности зерновых от коэффициента увлажнения, а так же для смежного интервала I ϵ (1,1; 1,54], установлена прямая линейная зависимость урожайности зерновых от суммы активных температур (Σt) и на этой основе выведена формула относительного значения биоклиматического потенциала (10) [97]:

БКП – относительный биоклиматический потенциал;

Кp(Ку) – коэффициент роста по годовому показателю увлажнения;

Σt – сумма активных температур;

Σtбаз – эталонная активных температур.

Заменив величину Кp(Ky) в формуле 10 её выражением по формуле 9а получим формулу 10а:

Правая часть предлагаемой нами формулы климатической детерминанты (8) отличается от правой части формулы 10а:

а) Наличием коэффициента редукции (R) в формуле 8;

б) Использованием Σtopt вместо Σtmбаз;

в) Логарифмируемым (9∙I) вместо логарифмируемого (20∙P/Σd), но это только формальное различие, т.к. численно I=2,2∙P/Σd (8-1), то есть 9∙I=20∙P/Σd и следовательно результат логарифмирования в формуле 8 равен результату логарифмирования в формуле 10а.

Таким образом, в основе нашей климатической детерминанты лежит БКП по Шашко [98], но имеются следующие изменения и дополнения.

Во-первых, оригинал предусматривает использование в качестве Σtбаз значений соответствующих эталонным условиям, с которыми производится сравнение (минимум Σt достаточный для полеводства, или Σt угодий средней продуктивности по стране, или Σt угодий в оптимальных условиях полеводства в умеренном поясе). Мы же заменяем Σtбаз на Σtopt (8), в качестве которого рассматриваем верхний предел значений Σt, при которых, судя по рассмотренным трудам Шашко [99], [100] действует линейная зависимость урожайности богарного полеводства с одним урожаем в год от Σt. На основе упомянутого оригинала БКП мы оцениваем Σtopt как 3100-3200°С, что в то же время близко к значениям Σt в наилучших для полеводства на территории России предгорных районах Краснодарского края [101], [102]. Таким образом, отношение (Σt/Σtopt) отражает степень теплообеспеченности угодья по отношению к эталонным, находящимся в оптимальных условиях полеводства, и в формуле 8 является линейным коэффициентом при lg(9∙I).

Во-вторых, на основаниях изложенных при оценке неучёта сезонного распределения тепла и влаги и вероятности неблагоприятных факторов существующими индексами ПЭИ и ПАКИ, мы вводим в формулу климатической детерминанты (8) коэффициент редукции (R) – достаточно мобильный показатель доли неурожайных лет за определённый интервал, за каковой считаем целесообразным принимать 5-10 лет. В зависимости от наличия данных, коэффициент редукции можно найти несколькими способами представленными в следующем подпункте.

Коэффициент редукции.

Коэффициент редукции подсчитывается двумя способами.

Способ 1. Простейшим, но объективно и достаточно адекватно отражающим снижение природного потенциала угодий вследствие неблагоприятного сезонного распределения климатических ресурсов или неблагоприятных факторов является анализ производственной урожайности. Имея непрерывный (или почти непрерывный) многолетний ряд данных о производственной урожайности в нём можно найти неурожайные годы, подсчитать их количество и найти коэффициент редукции (R) по формуле 11.

R – коэффициент редукции;

n – количество неурожайных лет;

N – общее число лет в ряду.

Способ 2. Коэффициент редукции подсчитывается как произведение всех редукторов (12). Редуктором далее называем коэффициент на учитываемый неблагоприятный фактор полеводства либо на неблагоприятность сезонного распределения тепла или влаги.

R – коэффициент редукции;

r1 – редуктор №1;

r2 – редуктор №2;

rn – редуктор №n (последний редуктор).

Все редукторы подсчитываются по формуле 13 или 13а. Основной является формула 13, формула 13а используется:

а) при малой вероятности учитываемого фактора;

б) если учитываемый фактор всегда, или практически всегда, приводит к потере урожая, которая хозяйственно эквивалентна полной (списание урожая), либо к полной потере урожая;

в) при неизвестности потери урожая вследствие учитываемого фактора, но имея ввиду, что применение формулы 13а в этом случае занижает коэффициент редукции.

r – редуктор;

p – вероятность учитываемого фактора (в долях единицы);

d – доля урожая, потерянного вследствие действия данного фактора (в долях единицы).

Для степной зоны основным учитываемым фактором должна быть засуха, являющаяся одновременно и неблагоприятным сезонным распределением тепла и влаги, и неблагоприятным природным фактором полеводства. Наиболее опасны засухи в течение первых двух месяцев после сева, поэтому адекватнее всего оценивать вероятность засухи на основе её вероятностей в первый месяц после сева и во второй месяц после сева (например, в случае Заволжско-Уральского региона это май и июнь), для чего предлагаем следующую формулу (14):

p – вероятность засухи для ввода в формулу 13 или 13а (в долях единицы);

p1 – вероятность засухи в первый месяц после сева (в долях единицы);

p2 – вероятность засухи во второй месяц после сева (в долях единицы).

При известных среднемесячных P/ Σd или P/f [103] для каждого месяца наибольшей уязвимости по упомянутой таблице 15 следует найти вероятность сухого месяца и вероятность засушливого месяца, сложить их и ввести в формулу 14 в качестве величины p1 для первого месяца и величины p2 для второго. При наличии более точных табличных данных из других источников следует пользоваться ими.

В отсутствие необходимых помесячных данных о вероятности засухи, но при наличии данных о вероятности засушливого года, её следует ввести в формулу 13 или 13а в качестве вероятности засухи (p). Например, при известных P/Σd или P/f за год можно воспользоваться известностью вероятности различно увлажнённых лет для различных значений этих величин [104]. По упомянутой таблице 14 следует найти вероятность сухого года и вероятность засушливого года, сложить их и ввести в формулу 13 или 13а. При наличии более точных табличных данных из других источников следует пользоваться ими.

Из двух предложенных способов наибольшее практическое значение имеет первый. Потенциальному инвестору в зернопроизводство не затруднительно ознакомиться с результатами полеводства за последние годы и вычислить коэффициент редукции на их основе.

Учёт абсолютной высоты.

На основе собственных наблюдений мы пришли к заключению, что в степной зоне угодья, находящиеся на абсолютных высотах более 250 м, обеспечены влагой лучше, чем расположенные на меньших абсолютных высотах в том же административном регионе. Разница влагообеспеченности учитывается формулой 8 при помощи коэффициента увлажнения по Иванову (I), но на практике в степной зоне РФ обычно не имеется возможности получить его для угодий на разных высотах в пределах одного района. Данные имеются для всего района, для группы районов. В этих условиях предлагаем учитывать абсолютную высоту при помощи поправки к коэффициенту редукции (R). Основываясь на наших наблюдениях предлагаем следующую формулу поправленного коэффициента редукции (11-1) для угодий, расположенных на абсолютных высотах от 250 до 400 м:

Ŕ – поправленный коэффициент редукции;

R – коэффициент редукции, подсчитанный по формуле 11 или 12 (не поправленный);

1,1 – константа.

Верхний предел названного диапазона высот приблизительно соответствует максимуму, в пределах которого находится большая часть территории степной зоны. Для угодий на абсолютных высотах менее 250 м рассчитывать поправленный коэффициент редукции не нужно, в формулу 8 следует вводить не поправленный, полученный по формуле 11 или 12.

Обоснования границ применимости и дополнительных условий применения формул 6, 7, 8.

Из применимости ПЭИ только к физически пахотопригодным угодьям проистекают первое (H больше нижнего предела физической пахотопригодности) и четвёртое (Σt больше минимума необходимого для полеводства) положения границ применимости формул.

Второе положение границ применимости формул (H≤Hopt) обусловлено тем, что H=Hopt является верхним пределом значений H, при которых зависимость урожайности полевых культур от содержания гумуса (H) может быть признана прямой и линейной. При H>Hopt эта зависимость по одним данным становится обратной [105], по другим – перестаёт быть прямой и линейной [106], [107]. При доста- точно большом Hopt, как например на степных чернозёмах, основываясь на исследованиях Райхерта (2014) можно с некоторой долей условности принять, что при H ϵ (Hopt ; Hopt + 1%) формула 7 применима в следующем видоизменении (7а):

Третье положение границ применимости формул (I ϵ [0,33; 1,54]) обусловлено прежде всего интервалом значений коэффициента увлажнения I ϵ [0,33; 1,1], в пределах которого действует прямая логарифмическая зависимость урожайности зерновых от коэффициента увлажнения [108], [109]. Как не трудно заметить, установленные нами границы применимости формул охватывают не только этот интервал, но и смежный интервал I ϵ (1,1; 1,54]. Это расширение границ применимости формул вверх допущено так как согласно названным источникам [110], [111] I ϵ (1,1; 1,54] эквивалентен I=1,1. В силу этой эквивалентности в качестве дополнительного условия применения наших формул установлено, что при I ϵ (1,1; 1,54] следует считать I=1,1. Отметим, что касательно решения наших задач оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ сделанное нами расширение границ применимости формул в интервал I ϵ (1,1; 1,54] имеет лишь теоретический смысл, так как территории с такими значениями I находятся за пределами степных регионов РФ.

Здесь отметим, что во всех рассмотренных нами методиках, использующих ПЭИ и ПАКИ [112], [113], [114], [115] предписано считать коэффициент увлажнения больше 1,1 равным 1,1. Выше, основываясь на данных Шашко [116], [117] мы в качестве дополнительного условия применения нашего ПЭИ установили то же самое: при коэффициенте увлажнения по Иванову (I) больше 1,1 считать его равным 1,1. Совпадение нашего ПЭИ и всех упомянутых предшествующих методик по значению коэффициента увлажнения (1,1), выше которого его увеличение уже не имеет эффекта на потенциал угодья, а также многочисленные ссылки на коэффициент увлажнения по Иванову в предшествующих методиках, считаем достаточным основанием предполагать, что предшествующими методиками использован именно коэффициент увлажнения по Иванову. Далее из этого и исходим.

За нижний предел интервала значений I, при которых формулы применимы, принято I=0,33, ниже которого эта зависимость перестаёт действовать [118], [119]. Кроме того, коэффициент увлажнения по Иванову (I) равный 0,33 близок к табличным значениям коэффициента увлажнения районов отнесённых к Прикаспийской полупустынной провинции по Карманову и Булгакову [120], что даёт основания принять физическую непахотопригодность для богарного полеводства угодий с ещё меньшими значениями этих величин.

В качестве дополнительного условия применения формул установлено, что при Σt < 2200°С следует считать Σt = 2200°С. Это сделано так как сумма активных температур (Σt) больше минимально необходимой, но меньше 2200°С эквивалентна равной 2200°С [121].

В качестве другого дополнительного условия применения формул нами установлено, что при Σt > Σtopt. Следует считать Σt = Σtopt. Это сделано на том основании, что при сумме активных температур выше удовлетворяющей нашим критериям Σtopt нарушается линейный характер зависимости потенциала угодий от Σt, и эффект от увеличения Σt для богарной пашни мало существен [122], [123]. Кроме того, суммы активных температур намного больше принятой нами за Σtopt не встречаются в степной зоне РФ, для богарных угодий которой предназначен разработанный нами ПЭИ.

Учёт уклона.

Учитывается уклон поля только в диапазоне от 3° до 7°, т.к. при уклоне менее 3° поле является плакорным и, следовательно, учёт его уклона не требуется, а угодья с уклоном более 7° рассматриваем как физически непахотопригодные. В пределах от 3° до 7° предлагаем учитывать уклон при помощи поправок к сумме активных температур и коэффициенту увлажнения, предложенных Булгаковым и Кармановым (2012) (за основу берутся формулы 2-1, 2-2, 2-3, 2-4).

Во-первых, в формулу 8 вместо коэффициента увлажнения по Иванову (I) вводить поправленный коэффициент увлажнения по Иванову Í, который для склонов южной экспозиции рассчитать по формуле 8-2, для склонов северной экспозиции рассчитать по формуле 8-3.

Í – поправленный коэффициент увлажнения по Иванову;

I – коэффициент увлажнения по Иванову (не поправленный);

У – величина уклона (в градусах);

0,01°-1 – константа (в градусах в минус первой степени).

Во-вторых, в формулу 8 вводить поправленную среднегодовую сумму активных температур (Σt)́, которую для склонов южной экспозиции рассчитать по формуле 8-4, для склонов северной экспозиции – по формуле 8-5.

(Σt)́ – поправленная среднегодовая сумма активных температур для ввода в формулу 8 в качестве величины Σt (°С);

Σt – среднегодовая сумма активных температур (выше +10°С) (°С);

У – величина уклона (в градусах);

υ – широта местонахождения поля (в градусах);

72° – константа (в градусах).

Формула 8-2 составлена на основе формулы 2-3, формула 8-3 – на основе формулы 2-4, формула 8-4 – на основе формулы 2-1, формула 8-5 – на основе формулы 2-2. То есть, предлагаемый нами поправленный коэффициент увлажнения Í является таковым с поправкой по Карманову и Булгакову [124] на уклон земель; предлагаемая нами поправленная (Σt)́ является таковой с поправкой по Карманову и Булгакову [125] на уклон земель. Используя поправленные величины необходимо учитывать следующее.

1) Источник применённых нами поправок предусматривает таковые только для склонов северной и южной экспозиции [126].

2) Расчёты по формулам 8, 8-2, 8-3, 8-4, 8-5 показали, что как северные, так и южные склоны заслуживают учёта по этим формулам только для пашни, расположенной либо в более засушливых, либо в более увлажнённых условиях по сравнению с типично степными. Поэтому при расчёте ПЭИ для решения задач оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ считаем не обязательным учитывать уклон для пашни расположенной в подзоне типичных степей.

[69] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Чибилёв-мл. А.А., Казачков Г.В. Современные агроэкологические и социально-экономические проблемы пространственного развития постцелинных степных регионов // Изв. Оренб. гос. аграр. ун-та. – 2013. – № 5(43). – С. 216-218.

[70] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В., Петрищев В.П. Оценка и пахотопригодность агрозёмов как основы степного землеустройства // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2015. – № 10. – С. 68-73.

[71] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В., Петрищев В.П., Яковлев И.Г. Оценка и пахотопригодность агрозёмов как основы степного землеустройства // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. -– 2016. - № 1. – С.18-22.

[72] Проблемы геоэкологии и степеведения. Т.IV. Оптимизация структуры земельного фонда и модернизация природопользования в степных регионах России / под ред. А.А. Чибилёва. – Оренбург, 2015. – С. 66-72.

[73] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12.

[74] Там же. – С. 12, 106, 107.

[75] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115.

[76] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[77] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С.168.

[78] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12.

[79] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М, 2012. – С. 11.

[80] Губарев Д.И. Контурная дифференциация почвенного плодородия черноземов правобережья Саратовской области и ее связь с продуктивностью зерновых культур: автореф. дис. ... канд. с.-х. наук. – Саратов, 2010. – С. 13, 14.

[81] Система применения удобрений: учебное пособие для студентов учреждений высшего образования по специальностям «Агрохимия и почвоведение», «Защита растений и карантин» / В.В. Лапа [и др.]; под ред. В.В. Лапы. – Гродно, 2011. – С. 158.

[82] Масютенко Н.П. Трансформация органического вещества в чернозёмных почвах ЦЧР и системы его воспроизводства. – М., 2012. – С. 17-22.

[83] Райхерт Е.В. Влияние показателей почвенного плодородия на продуктивность зерновых культур в условиях Уймонской котловины Республики Алтай // Изв. Алтайск. гос. ун-та. – 2014. – Т. 3-1(83). – С. 73.

[84] Там же.

[85] Райхерт Е.В. Влияние показателей почвенного плодородия на продуктивность зерновых культур в условиях Уймонской котловины Республики Алтай // Изв. Алтайск. гос. ун-та. – 2014. – Т. 3-1(83). – С. 73.

[86] Система применения удобрений: учебное пособие для студентов учреждений высшего образования по специальностям «Агрохимия и почвоведение», «Защита растений и карантин» / В.В. Лапа [и др.]; под ред. В.В. Лапы. – Гродно, 2011. – С. 159.

[87] Масютенко Н.П. Трансформация органического вещества в чернозёмных почвах ЦЧР и системы его воспроизводства. – М., 2012. – С. 21.

[88] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12.

[89] Там же. – С. 12, 106, 107.

[90] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 84.

[91] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 42.

[92] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 120, 121.

[93] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[94] Там же. – С. 168.

[95] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. -– С. 120, 121.

[96] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[97] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 170.

[98] Там же.

[99] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 120, 121.

[100] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[101] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 68, 69, 91, 92.

[102] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 167, 168.

[103] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 47, табл. 15.

[104] Там же. – С. 46, табл. 14.

[105] Райхерт Е.В. Влияние показателей почвенного плодородия на продуктивность зерновых культур в условиях Уймонской котловины Республики Алтай // Изв. Алтайск. гос. ун-та. – 2014. – Т. 3-1(83). – С.73.

[106] Система применения удобрений: учебное пособие для студентов учреждений высшего образования по специальностям «Агрохимия и почвоведение», «Защита растений и карантин» / В.В. Лапа [и др.]; под ред. В.В. Лапы. – Гродно, 2011. – С. 158.

[107] Масютенко Н.П. Трансформация органического вещества в чернозёмных почвах ЦЧР и системы его воспроизводства. – М., 2012. – С. 17-22.

[108] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 120, 121.

[109] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[110] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 120, 121.

[111] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[112] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115.

[113] Савич В.И., Амергужин Х.А., Карманов И.И., Булгаков Д.С., Федорин Ю.В., Карманова Л.А. Оценка почв. – Астана, 2003. – С. 435.

[114] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 171.

[115] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 13.

[116] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 120, 121.

[117] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С.168.

[118] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С.120, 121.

[119] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[120] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 68, 69, 91, 92.

[121] Шашко Д.И. Агроклиматическое районирование СССР. – М., 1967. – С. 122.

[122] Там же. – С. 120, 121.

[123] Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР. – Л., 1985. – С. 168.

[124] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С, 38.

[125] Там же. – С. 36, 37.

[126] Там же. – С. 36-38.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!