1.2 Развитие интегрального подхода к оценке почв чернозёмного типа 

Основы оценки потенциала чернозёмов заложил В.В. Докучаев, доказав, что он сформировался под влиянием ряда взаимосвязанных факторов. Генезис потенциального плодородия почвы (Q) представлялся как математическое произведение основных факторов почвообразования [15]:

Q = f (грунт) х f (климат) х f (растительность) х f (фауна) х f (возраст) х f (рельеф), при f (антропогенные факторы) = 0

Докучаевское учение легло в основу разработки мультипликативного почвенно-экологического индекса (далее – ПЭИ) в Почвенном институте им. В.В. Докучаева для совершенствования бонитировки сельскохозяйственных земель в СССР. В основу расчёта ПЭИ положена следующая формула данного индекса для неорошаемой пашни [16] (1):

ПЭИ – почвенно-экологический индекс;

V – плотность (объёмная масса) почвы (в среднем для метрового слоя);

2 – максимально возможная плотность почв при их предельном уплотнении (г/см3);

П – «полезный» объём почвы (в метровом слое);

Дс – дополнительно учитываемые свойства почв;

А – итоговый агрохимический показатель;

Σt – среднегодовая сумма температур более 10°С;

Ку – коэффициент увлажнения (в некоторых случаях рассчитывается по дополнительной формуле);

Р – поправка к коэффициенту увлажнения;

Кк – коэффициент континентальности (рассчитывается по дополнительной формуле);

12,5 – константа, введённая для приведения определённой совокупности экологических условий к 100 единицам ПЭИ.

Размерности величин показаны по оригиналу [17], их действительные размерности будут рассмотрены далее по мере необходимости.

Индекс ПЭИ был предложен в первую очередь для бонитировки неорошаемой пашни, но в той же методике бонитировки земель предназначался как для пашни других видов (орошаемая, осушенная, и т.д.), так и для сенокосов и пастбищ [18].

Из позднейших официальных рекомендаций по мониторингу плодородия почв, использующих ПЭИ, известна модернизированная формула этого индекса для неорошаемой пашни [19] (1а):

Отличия данной видоизменённой формулы (1а) от предшествующей (1) заключаются в следующем:

Во-первых, из формулы 1а исключён итоговый агрохимический показатель (А) и никакой его аналог в формулу 1а не введён. При этом в тексте констатируется, что «расчёт почвенно-экологического индекса приведён для уровня среднего содержания в почвах элементов питания растений и преобладающей (для данной почвенной таксономической единицы) степени кислотности» [20].

Во-вторых, из формулы 1а исключён «полезный» объем почвы (в метровом слое) (П), вместо него в формулу 1а введён коэффициент на гранулометрический (механический) состав почвы (М). Данное отличие является формальным, т.к. таблицы, являющиеся источниками величин П и М (обе величины табличные), построены по одному и тому же принципу, при котором искомая величина зависит от вида почвы и её гранулометрического состава [21], [22]. То есть, величина П из формулы 1 и величина М из формулы 1а – это одна и та же величина.

В-третьих, величина Дс, трактовавшаяся в легенде к формуле 1 как дополнительно учитываемые свойства почв, в легенде к формуле 1а признана коэффициентами (фактически произведением линейных коэффициентов) на таковые. Это отличие так же является формальным, т.к. согласно обеим методикам Дс является произведением линейных коэффициентов [23], [24].

В-четвёртых, в формуле 1а указано, что коэффициент увлажнения введён по Иванову. Проблема трактовки этого коэффициента в формулах ПЭИ и разработанном позднее почвенно-агроклиматическом индексе (далее – ПАКИ) будет рассмотрена отдельно.

В методике, разработанной с участием Почвенного института им. В.В. Докучаева и МСХА им. К.А. Тимирязева, предложена другая модернизация формулы ПЭИ [25](1б):

Отличия этой видоизменённой формулы (1б) от предшествующей (1) заключаются в следующем.

Во-первых, из формулы 1б исключён «полезный» объем почвы (в метровом слое) (П), вместо него в формулу 1б введён коэффициент на гранулометрический (механический) состав почвы (М). Как было сказано выше, данное отличие является формальным.

Во-вторых, величина Дс, трактовавшаяся в легенде к формуле 1 как дополнительно учитываемые свойства почв, в легенде к формуле 1б признана коэффициентами (фактически произведением линейных коэффициентов) на таковые. Как было сказано выше, это отличие так же является формальным.

В-третьих, в формулу 1б введён линейный коэффициент на условия рельефа (R), отсутствующий в формуле 1.

В-четвёртых, в формуле 1б указано, что коэффициент увлажнения введён по Иванову. Проблема трактовки этого коэффициента в формулах ПЭИ и ПАКИ будет рассмотрена отдельно.

Отличия формулы 1б от формулы 1а заключаются в том, что в формуле 1б сохранён присутствующий в формуле 1 итоговый агрохимический показатель (А), исключённый из формулы 1а, и введён коэффициент на условия рельефа (R), отсутствующий в формуле 1а.

Ввод коэффициента на условия рельефа (R) в формулу 1б [26], возможно, является развитием поправочных коэффициентов для склоновых земель, предусмотренных в исходной методике для ряда случаев [27]. Последующая модернизация ПЭИ в ПАКИ ввела учёт рельефа непосредственно в формулу индекса, что видно из его формулы [28] (2):

ПАКИ – почвенно-агроклиматический индекс;

12,0 – константа;

(2 – Vпл) – разность максимально возможного уплотнения почвы и усреднённой величиной плотности данной почвы в метровом слое;

М – гранулометрический состав почвы;

Д – дополнительно учитываемые свойства почв, влияющие на онтогенез культур (смытость, гидроморфность, солонцеватость, и т.д.);

Σt – среднегодовая сумма температур более 10°С (°С);

t°n – поправка на сумму температур в зависимости от крутизны, экспозиции склона и широты местности (°С) (рассчитывается по дополнительным формулам);

Ку – коэффициент увлажнения;

P – постоянная поправка к коэффициенту увлажнения;

Кn – поправка к величине Ку на экспозицию и крутизну склонов (рассчитывается по дополнительным формулам);

Кк – коэффициент континентальности климата.

Размерности величин показаны по оригиналу [29], их действительные размерности будут рассмотрены далее по мере необходимости.

Принципиальными отличиями формулы ПАКИ (2) от формул ПЭИ (1, 1а, 1б) являются введённые в формулу 2 величины t°n и Кn, при помощи которых учтены крутизна и экспозиция склона. Эти величины рассчитываются по имеющимся в методике ПАКИ дополнительным формулам, которые приводим ниже (2-1, 2-2, 2-3, 2-4). Для склонов южной экспозиции предписаны формулы 2-1 и 2-3, для склонов северной экспозиции – формулы 2-2 и 2-4 [30].

t°n – поправка на сумму температур в зависимости от крутизны, экспозиции склона и широты местности (°С);

Кn – поправка к величине Ку на экспозицию и крутизну склонов;

У – крутизна склона (в градусах);

υ – широта местности;

Σt – среднегодовая сумма температур более 10°С (°С).

Размерности величин показаны по оригиналу [31], их действительные размерности будут рассмотрены далее по мере необходимости.

Отметим, что приведённые в методике, использующей ПАКИ, формулы для расчёта t°n и Кn учитывают только склоны северной и южной экспозиции [32], как учитывать крутизну западных и восточных склонов из данного источника не ясно.

Все приведённые выше формулы ПЭИ и ПАКИ (1, 1а, 1б, 2) разрабатывались и модернизировались в рамках методик бонитировки земель, причём прежде всего пахотных. Существенным различием рассмотренных методик, к которым относятся ПЭИ и ПАКИ, является следующее. В методиках использующих ПЭ [33], [34], [35] балл бонитета пашни для каждой учитываемой культуры рассчитывается непосредственно из этого индекса, в то время как в методике использующей ПАКИ [36] балл бонитета пашни рассчитывается не из этого индекса, а по отдельной формуле для каждой учитываемой культуры, составленной на основе формулы ПАКИ (2). Все формулы балла бонитета пашни и формула ПАКИ (2) по Карманову и Булгакову (2012) приводятся к следующему общему виду (2а):

Б – балл бонитета пашни (аналог ПАКИ в формуле 2);

b – константа (в формуле 2 b=12,0);

(2 – Vпл) – разность максимально возможного уплотнения почвы и усреднённой величиной плотности данной почвы в метровом слое;

c – константа на физические свойства почв (во всех формулах балла бонитета пашни c=1,33, в формуле ПАКИ (2) c=1);

М – коэффициент на гранулометрический состав почвы;

Д – произведение коэффициентов на дополнительно учитываемые свойства почв, влияющие на онтогенез культур (смытость, гидроморфность, солонцеватость, и т.д.);

Σt – среднегодовая сумма температур более 10°С (°С);

d – поправка к величине Σt, в формуле ПАКИ (2) d=0;

t°n – поправка на сумму температур в зависимости от крутизны, экспозиции склона и широты местности (°С) (рассчитывается по дополнительным формулам 2-1 или 2-2);

Ку – коэффициент увлажнения;

Р – поправка к коэффициенту увлажнения (в формуле ПАКИ (2) – табличная величина, в формулах балла бонитета пашни – константа, своя для каждой формулы);

Кn – поправка к величине Ку на экспозицию и крутизну склонов (рассчитывается по дополнительным формулам 2-3 или 2-4);

Кк – коэффициент континентальности климата;

f – поправка к коэффициенту континентальности климата, (в формуле ПАКИ (2) f=90).

Размерности величин показаны по оригиналам формул балла бонитета пашни [37], их действительные размерности будут рассмотрены по мере необходимости.

В рамках реализации проекта РНФ № 14–17–00320 «Разработка интегральных показателей, необходимых для оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ» на основе применения ПЭИ был модернизирован механизм конвертации потенциального почвенного плодородия в номинальное денежное выражение. Модернизированный механизм позволил на базе почвенных данных, полученных в модельном хозяйстве (южный чернозём, Предуралье), усовершенствовать алгоритм оценки ценности природного потенциала степных угодий с разработкой основных критериев и показателей экономической пахотопригодности степных земель [38], [39], [40]. Детальный анализ теоретической основы и опыт применения ПЭИ выявил, что принципиальными и общими свойствами ПЭИ и ПАКИ являются следующие:

1) Индекс ПЭИ изначально был разработан прежде всего для оценки потенциала пашни с допущением к применению для сенокосов и пастбищ [41], но впоследствии применимость ПЭИ и ПАКИ ограничена только пашней [42], [43], [44].

2) Индексы ПЭИ и ПАКИ являются мультипликативными.

3) Базовым почвенным показателем для расчёта ПЭИ и ПАКИ является плотность почвы.

4) Будучи индексами природного потенциала в первую очередь пашни, ПЭИ и ПАКИ тем не менее не учитывают ни благоприятность сезонного распределения тепла и влаги для полеводства, ни вероятность неблагоприятных факторов полеводства.

Прежде оценки вышеперечисленных свойств индексов ПЭИ и ПАКИ считаем необходимым обратить внимание на проблему трактовки коэффициента увлажнения во всех приведённых выше формулах этих индексов (1, 1а, 1б, 2, 2а).

В исходной методике бонитировки земель, использующей ПЭИ [45], коэффициент увлажнения с поправкой к нему (разность (Ку – Р) из формулы 1) является табличной величиной, но для территорий, по которым в методике нет табличных значений, предписано определять коэффициент увлажнения по следующей формуле (3), которая аналогична формуле гидротермического коэффициента Селянинова [46] (4).

Ку – коэффициент увлажнения;

Дк – дополнительный коэффициент (табличная величина);

Ос – среднегодовая сумма осадков (мм);

Σt – среднегодовая сумма температур более 10°С (°С).

ГТК – гидротермический коэффициент (мм/°С);

P – сумма осадков за период с температурой выше 10°С (мм);

Σt – сумма температур за период с температурой выше 10°С (°С).

В формуле 3 размерности величин показаны по оригиналу [47], но из данной формулы видно, что определяемый по ней коэффициент увлажнения (Ку), фигурирующий в оригинале как безразмерная величина, в действительности выражается в миллиметрах делённых на градус Цельсия (мм/°С). Гидротермический коэффициент Селянинова (ГТК) так же фигурирует как безразмерная величина [48], хотя из его формулы (4) следует, что ГТК выражается в миллиметрах, делённых на градус Цельсия (мм/°С), точно так же, как Ку по формуле 3.

Из формул 3 и 4 видно, что коэффициент увлажнения по формуле 3 является видоизменённым гидротермическим коэффициентом, отличающимся от такового по формуле 4 поправкой +500°С к знаменателю, заменой суммы осадков за период физиологически активных температур на среднегодовую, табличным линейным коэффициентом Дк в числителе.

Последующие методики бонитировки земель, использующие ПЭИ, предписывают применять коэффициент увлажнения по Иванову [49], [50], который рассчитывается по формуле 5, но те же методики предписывают использовать коэффициент увлажнения с поправкой (Ку – P) из таблиц данных в предшествующей методике Шишова с соавторами, которая не содержит никаких указаний на применение коэффициента увлажнения по Иванову, зато для некоторых случаев предписывает рассчитывать коэффициент увлажнения по формуле 3. Как видно из приведённой ниже формулы 5, коэффициент увлажнения по Иванову [51], [52] не может быть идентичен коэффициенту увлажнения по формуле 3:

Ку – коэффициент увлажнения по Иванову;

Р – среднегодовая сумма осадков (мм);

f – среднегодовая испаряемость (мм).

Простейшим указанием на неидентичность является несовпадение размерностей: Ку по формуле 3 выражается в миллиметрах делённых на градус Цельсия (мм/°С), в то время как коэффициент увлажнения по Иванову (5) является безразмерной величиной.

В этой связи остаётся неясным, действительно ли последующие авторы [53], [54] перешли на коэффициент увлажнения по Иванову или они используют тот же Ку по формуле 3, что предшествующая методика [55]? Другой возможный вариант: все три рассмотренные методики используют коэффициент увлажнения по Иванову, но для не предусмотренных таблицами случаев Шишов с соавторами предписывают другой коэффициент увлажнения [56] (3). Эта неясность крайне осложняет установление истинной размерности ПЭИ и использование индекса в тех случаях, когда климатические изменения (или иные причины) не позволяют применить табличные величины коэффициента увлажнения.

В методике, использующей ПАКИ [57], коэффициент увлажнения является табличной величиной без указания методов расчёта или ссылок на источники таковых. Учитывая преемственность ПАКИ по отношению к ПЭИ и рассмотренную выше проблему трактовки коэффициента увлажнения в формулах ПЭИ, не ясно, как находить эту величину для расчета ПАКИ и предусмотренных той же методикой баллов бонитета пашни в том случае, если в силу климатических изменений табличные величины устареют.

Тем не менее, мы имеем основания предполагать, что во всех перечисленных методиках, использующих ПЭИ или ПАКИ, действительно применён коэффициент увлажнения по Иванову (5). Таковые основания приводим в пояснениях к границам применимости и дополнительным условиям применения формул предлагаемого нами ПЭИ, после рассмотрения необходимых источников (п.1.3, подп. Обоснования границ применимости и дополнительных условий применения формул 6, 7, 8).

Ниже рассматриваем четыре перечисленных выше принципиальных свойства существующих индексов ПЭИ и ПАКИ.

  1. Ограничение применимости ПЭИ пашней. На наш взгляд это ограничение является объективным следствием проблематичности сопоставления потенциала пашни с таковым сенокосов и пастбищ в силу двух обстоятельств. Во-первых, очевидно, что потенциал любого угодья может быть объективно оценен только на примерах его реализации. Во-вторых, пахотные земли реализуют свой природный потенциал только при высокой степени обработки, в то время как сенокосы и пастбища – при минимальной степени обработки или даже без таковой. Поэтому урожайность выращиваемых на пашне культур, в виде которой реализуется её потенциал, неизбежно отражает не только природный потенциал пашни, но и потенциал применяемых технологий. В то же время урожайность кормов на сенокосах, в виде которой реализуется их потенциал, отражает главным образом именно природный потенциал сенокосов; погектарная ёмкость пастбищ или погектарный полезный запас корма на пастбище, в виде которого реализуется их потенциал, отражают главным образом именно природный потенциал пастбищ.

Из сказанного выше следует, что потенциал пашни не может получить объективную оценку по урожайности выращиваемых на ней культур, в то время как потенциал сенокосов и пастбищ может быть объективно оценён по, соответственно, урожайности кормов, погектарной ёмкости пастбищ или погектарному полезному запасу корма. Это заставило нас признать невозможным единый интегральный показатель природного потенциала пашни, сенокосов и пастбищ.

Невозможность объективной оценки потенциала пашни по урожайности полевых культур является серьёзной проблемой, так как другой источник объективного знания о потенциале пашни невозможен. Это обстоятельство является для нас даже более веским основанием отказаться от попыток разработки высокоточного индекса именно природного потенциала пашни, чем необходимость для наших целей оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования индекса пусть менее точного, но отражающего практически только природный потенциал.

  1. Мультипликативность ПЭИ и ПАКИ. Правая часть исходной формулы ПЭИ (1) состоит только из трёх множителей: итоговый почвенный показатель (12,5 (2–V) П Дc), итоговый агрохимический показатель (А), итоговый климатический показатель Σt (Кe – Р)/(Кr + 100). Первый отражает влияние выраженности свойств почвы (без кислотности, без содержания фосфора и калия) на потенциал угодья, второй – влияние агрохимических параметров почвы (кислотность, содержание фосфора и калия), третий – влияние климатических и географических параметров местности [58]. Таким образом, исходная формула ПЭИ (1) трактует природный потенциал угодья, прежде всего потенциал пашни, как математическое произведение влияний почвы и климата. Такая трактовка переносит представления В.В. Докучаева о роли различных факторов в генезисе почв [59] на роль почвы и климата в потенциале пашни и тем противоречит существующим представлениям о незаменимости и равнозначности почвенных и климатических факторов для полеводства.

Последующие методики бонитировки земель [60], [61] как и исходная [62], используют формулы ПЭИ (1а, 1б), по которым этот индекс является, точно так же как по исходной методике (1), произведением показателей потенциалов почвы и климата. По формуле 1а ПЭИ является произведением только итогового почвенного показателя и итогового климатического показателя полностью идентичного таковым по исходной методике (1). По формуле 1б ПЭИ является произведением тех же итогового почвенного показателя и итогового климатического показателя что по формуле 1а, дополнительно умноженным на итоговый агрохимический показатель, соответствующий таковому из исходной методики, и на коэффициент на условия рельефа. Следовательно, как и формула ПЭИ из исходной методики (1), формулы ПЭИ последующих методик (1а, 1б) трактуют потенциал пашни как математическое произведение потенциалов почвы и климата и этим противоречат существующим представлениям о незаменимости и равнозначности почвенных и климатических факторов для полеводства. То же самое верно в отношении методики бонитировки земель, использующей ПАКИ [63], согласно которой этот индекс и баллы бонитета пашни являются произведениями только итогового почвенного показателя (b c (2 – VПЛ)∙М∙Д и итогового климатического показателя (Σt + d + t° n)·(Ку – Р + Кn)/(Кk +f)·(2a).

Найденное противоречие формул всех выше рассмотренных ПЭИ и ПАКИ существующим представлениям о незаменимости и равнозначности почвенных и климатических факторов для полеводства на наш взгляд является веской причиной для их пересмотра в направлении ограничения мультипликативности индекса.

  1. Использование плотности почвы в качестве базового почвенного показателя. Во всех формулах ПЭИ (1, 1а, 1б), в формуле ПАКИ и предусмотренных той же методикой формулах баллов бонитета пашни (2, 2а) используется итоговый почвенный показатель, представляющий собой произведение величины (2–V) и системы линейных коэффициентов. То есть, для расчёта итогового почвенного показателя используется только один параметр – плотность почвы. Все остальные величины являются не более чем коэффициентами при разности числа 2 и этого единственного параметра, введёнными на механический состав и дополнительно учитываемые свойства. Так плотность почвы и становится базовым почвенным показателем во всех формулах ПЭИ (1, 1а, 1б), в формуле ПАКИ и предусмотренных той же методикой формулах баллов бонитета пашни (2, 2а), по которым оценивается потенциал пашни.

Насколько плотность почвы является показателем именно природного потенциала пашни? Прежде всего следует учесть, что пашня реализует свой потенциал только на засеянном поле, а плотность почвы на нём является результатом не только природных процессов, но и в очень значительной степени обработки. Следовательно, на засеянном поле, где реализуется потенциал пашни, равно как на поле, подготовленном к посеву или после вспашки зяби, плотность почвы отражает не только её природные свойства, влияющие на потенциал пашни, но и в очень значительной степени воздействие технологий, влияющее на урожайность поля. Поэтому использование плотности почвы превращает ПЭИ в показатель не самого по себе природного потенциала пашни, а такового дополненного эффектом обработки почвы.

Для целей сельскохозяйственной бонитировки земель, стоявших перед авторами ПЭИ и ПАКИ, возможно, было существенным оценить общую совокупность природного потенциала угодий и ряда факторов культуры полеводства, а не вычленить сам по себе природный потенциал. Для решения нашей задачи оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования важно выделить, насколько это возможно, именно природный потенциал угодий. В этой связи нами и предлагается новый ПЭИ. Дополнительно отметим, что можно подсчитать ПЭИ или ПАКИ для участка целины, где плотность почвы может быть признана результатом только природных процессов, а не обработки. Однако, по любой формуле ПЭИ (1, 1а, 1б), по формуле ПАКИ и по предусмотренным той же методикой формулам баллов бонитета пашни (2, 2а) при характерной для целины плотности почвы, приближающейся к 2 г/см3, величина (2–V) стремится к нулю. Поскольку в любой формуле ПЭИ и ПАКИ (1, 1а, 1б, 2, 2а) величина (2–V) является множителем в произведении нескольких множителей, при плотности почвы стремящейся к 2 г/см3 значение ПЭИ или ПАКИ то же неизбежно стремится к нулю независимо от значений остальных величин. Поэтому, если в условиях отсутствия либо неопределённости рыночной цены на землю официальное ценообразование будет проведено на основе ПЭИ или ПАКИ (1, 1а, 1б, 2, 2а), то земельный спекулянт получит возможность купить участок вторичной степи, распахать его и затем продать по существенно более высокой цене, обоснованной существенно более высоким ПЭИ. На данном примере видно, что индекс, разрабатывавшейся в советских условиях, мало пригоден для земельного ценообразования в условиях становления земельного рынка.

К сказанному необходимо добавить, что уделяя плотности почвы первостепенное внимание методики использующие ПЭИ [64], [65], [66] учитывают содержание гумуса при помощи линейного коэффициента на отношение его содержания к среднему региональному. Таким образом, ПЭИ приведён в прямую зависимость не от собственно содержания гумуса в почве, а от его отношения к среднему для данного региона. Например, при прочих равных множителях поле на тёмно-каштановых почвах на юго-востоке Оренбургской области со средним содержанием гумуса для почв своего региона получит такой же итоговый почвенный показатель как чернозёмное поле в Краснодарском крае со средним содержанием гумуса для чернозёмов данного региона, которое заведомо намного больше среднего для юго-востока Оренбургской области. Для решения нашей задачи оптимизации структуры земельного фонда и модернизации природопользования в степных регионах РФ, требующей сравнения природного потенциала угодий различных регионов, такой учёт содержания гумуса не может быть принят.

Позднейшая методика использующая ПАКИ [67] предлагает учитывать содержание гумуса при помощи линейного коэффициента варьирующего от 0,9 до 1,05 соответственно роли содержания почвенного гумуса в практике полеводства, но это явно не соответствует роли содержания почвенного гумуса в формировании природного потенциала угодий.

  1. ПЭИ и ПАКИ не учитывают ни сезонное распределение тепла и влаги, ни вероятность неблагоприятных факторов. Во всех формулах ПЭИ (1, 1а, 1б), в формуле ПАКИ и предусмотренных той же методикой формулах баллов бонитета пашни (2, 2а) отсутствует какая-либо величина, при помощи которой учитывается сезонное распределение тепла и влаги. Между тем очевидно, что на урожайность полевых культур – единственный объективный показатель потенциала пашни – влияют не только годовая сумма осадков и годовая сумма активных положительных температур, но и не в меньшей степени их сезонное распределение. Очевидно, что по отношению к полеводству дождь в апреле не может быть эквивалентен дождю в октябре.

Решающее значение своевременности осадков было очевидно еще в древности: «...то дам Я дожди земле вашей в срок: дождь после сева и дождь перед жатвой, – и соберешь ты свой хлеб, и вино свое, и масло олив своих» [68].

Аналогично, теплый апрель не может быть эквивалентен теплому июлю.

Очевидно, что благоприятность сезонного распределения тепла и влаги для полеводства являются составляющими потенциала пашни.

Во всех формулах ПЭИ (1, 1а, 1б), в формуле ПАКИ и предусмотренных той же методикой формулах баллов бонитета пашни (2, 2а) отсутствует какая-либо величина, при помощи которой учитывается вероятность наступления неблагоприятных факторов полеводства. Для местностей, где вероятность таких факторов (засуха, переувлажнение, вспышка численности вредителей или болезней растений, и т.п.) низка, это не имеет существенного значения, однако большая часть пахотных земель России располагается в степной зоне, где вероятность наступления неблагоприятных факторов полеводства со всей очевидностью существенно сказывается на потенциале пашни.

Признавая основополагающий вклад сотрудников Почвенного института им. В.В. Докучаева в развитие оценки земель на основе докучаевских подходов, для решения задач оптимизации структуры земельного фонда степных регионов считаем необходимым модернизировать ПЭИ как интегральный показатель пахотных земель и разработать аналогичный для кормовых угодий.

[15] Там же. – С. 365.

[16] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 167.

[17] Там же. – С. 168.

[18] Там же. –- С.172, 173.

[19] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115.

[20] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115.

[21] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С.190.

[22] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 235.

[23] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 168.

[24] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115, 235-238.

[25] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[26] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[27] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 173.

[28] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12.

[29] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12, 13.

[30] Там же. – С. 36-38.

[31] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12, 13, 36-38.

[32] Там же. – С. 36 38.

[33] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 176.

[34] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л. М. Державина, Д.С. Булгакова – М., 2003. – С. 232.

[35] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[36] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 24-36.

[37] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 24-36.

[38] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В., Петрищев В.П. Оценка и пахотопригодность агрозёмов как основы степного землеустройства // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2015. – № 10. – С. 70, 71.

[39] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В., Петрищев В.П., Яковлев И.Г. Оценка и пахотопригодность агрозёмов как основы степного землеустройства // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2016. – № 1. – С.18-22.

[40] Проблемы геоэкологии и степеведения. Т.IV. Оптимизация структуры земельного фонда и модернизация природопользования в степных регионах России / под ред. А.А. Чибилёва. – Оренбург:, 2015. – С. 66-72.

[41] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М.: Агропромиздат, 1991. – С. 168, 173.

[42] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115, 116.

[43] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[44] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М.: Почв. ин-т. им. В.В. Докучаева. АПР, 2012. – 122 с.

[45] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 170.

[46] Гордеев А.В., Клещенко А.Д., Черняков Б.А., Сиротенко О.Д. Биоклиматический потенциал России: теория и практика. – М.: КМК, 2006. – С. 28.

[47] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 170.

[48] Гордеев А.В., Клещенко А.Д., Черняков Б.А., Сиротенко О.Д. Биоклиматический потенциал России: теория и практика. – М., 2006. – С. 28.

[49] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л. М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115.

[50] Савич В.И. и др. Оценка почв / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[51] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 109.

[52] Гордеев А.В., Клещенко А.Д., Черняков Б.А., Сиротенко О.Д. Биоклиматический потенциал России: теория и практика. – М., 2006. – С. 381.

[53] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л. М. Державина, Д.С. Булгакова. – М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2003. – 240 с.

[54] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[55] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М.: Агропромиздат, 1991. – 304 с.

[56] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 170.

[57] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 12, 50.

[58] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 168-170.

[59] Докучаев В.В. Избранные труды. – М., 1949. – С. 365.

[60] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л. М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С. 115.

[61] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 435.

[62] Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 168-170.

[63] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С.12, 24-36.

[64] Методические указания по проведению комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения / под ред. Л.М. Державина, Д.С. Булгакова. – М., 2003. – С.116, 237.

[65] Савич В.И. и др. Оценка почв. / В.И. Савич, Х.А. Амергужин, И.И. Карманов, Д.С. Булгаков, Ю.В. Федорин, Л.А. Карманова. – Астана, 2003. – С. 436.

[66]Шишов, Л.Л. и др. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв / Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. – М., 1991. – С. 169.

[67] Карманов И.И., Булгаков Д.С. Методика почвенно-агроклиматической оценки пахотных земель для кадастра. – М., 2012. – С. 11.

[68] Книга Дварим (Второзаконие) 11:13-21


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!