Глава 1. Развитие теоретических основ оценки аграрного потенциала сельхозугодий для модернизации степного землепользования

1.1 Актуальность совершенствования подходов и системы оценки степных земель 

Важнейшим экологическим итогом XX столетия для России стал кризис ландшафтно-биологического разнообразия степной зоны 1980-х годов, произошедший как следствие крупномасштабного экстенсивного земледелия, котороепривело к следующим последствиям:

– полной распашке всех зональных подтипов суглинистых почв на плакорах;

– распашке части азональных (эродированных, дефлированных) разновидностей степных почв;

– пастбищной дигрессии степной растительности на корах выветривания;

– развитию системы лесополосного облесения;

– резкому сокращению численности ареалов титульных видов степной фауны.

Кризис был обусловлен недооценкой степных земель и прежде всего их экосистемной роли, отразившейся в сложившемся землеустройстве, ставившем задачи максимального вовлечения земель в пахотный оборот.

Кризис степного природопользования не был преодолён, и после 1990 года перешёл в новое состояние с образованием «кочующего» залежного клина, развитием бурьянистой растительности; распространением карантинных видов грибов и насекомых, сокращением посевов многолетних трав, недоиспользованием пастбищ, степными пожарами, деградацией полезащитных лесных полос; майскими и июньскими засухами, самовосстановлением лессингоковыльных степей [1].

Факт существования залежного клина в степной зоне официально рассматривается в основном негативно, без должной дифференциации. В частности, практически не учитываются потенциально малопродуктивные земли – эродированные, выпаханные агрозёмы, для которых требуется обоснование порога малопродуктивности с разработкой универсальных методов его определения. Так же не учитывается достижение залежью рубежа плотности почвы, при которой нераспахиваемые участки становятся «технологической» целиной, а не залежью. Таким образом непременным условием преодоления кризиса ландшафтно-биологического разнообразия степей и решения агроэкологических и социально-экономических проблем степных регионов являются принципиально новые подходы к оценке степных земель, основанные на учёте их аграрного потенциала и экосистемных функций.

Россия унаследовала от СССР законодательно закреплённую структуру сельхозугодий, в которой пахотные земли являются «неприкасаемым» элементом. В случае изъятия пашни на другие цели необходимо было как минимум компенсировать это изъятие распашкой других угодий, в основном пастбищ. В 1970-е–1980-е гг., в основном при сложившейся структуре степных агроландшафтов, государством была поставлена задача оценить сельхозугодья без каких-либо структурных изменений.

В условиях построения земельного рынка и ориентации на природоподобные технологии необходимо подойти к эколого-экономической оценке аграрного потенциала угодий с учётом современных реалий, в т.ч. – климатических изменений. Существующая структура, особенно на проблемном степном юго-востоке, должна рассматриваться как гипотетический массив целины, подлежащий переосвоению на основе научно обоснованных эколого-экономических показателей существующего аграрного потенциала степных земель.

Таким образом, возникла необходимость модернизации степного землепользования, суть которой заключается в отходе от прежних жёстких административных принципов формирования структуры агроландшафтов и приведении её в оптимальное состояние, соответствующее природным свойствам элементов ландшафта и экономической ценности богарной пашни, сенокосов или пастбищ. Для решения этой социальной, экономической и экологической проблемы нами предлагается система интегральных показателей эколого-экономической оценки аграрного и природоохранного потенциала степей.

Ключевым моментом оптимизации структуры степных агроландшафтов, особенно на юго-востоке степной зоны, является сокращение доли пахотных земель [2], [3]. Для практической модернизации степного землепользования, в т.ч. для более аргументированного вывода земель из состава пахотных, необходимо разработанные ранее критерии физической пахотопригодности дополнить эколого-экономическими показателями.

Достигнутый уровень интенсивности земледелия во многих степных регионах не раскрывает потенциальные возможности возделываемых угодий. Фактическая урожайность варьирует в зависимости от погодных особенностей. Резервы повышения фактической урожайности остаются значительными [4].

В случае развития рынка сельхозугодий такой показатель как «нормальная урожайность», применявшийся в землеоценочной практике в 1980- е годы, теряет свою актуальность. Он отражает скорее среднеобластной уровень интенсивности земледелия, чем природные возможности [5], [6]. В настоящее время требуются более объективные, научно обоснованные подходы к оценке земельных ресурсов, которые пока не предложены. Последний тур кадастровой оценки сельскохозяйственных угодий в субъектах РФ был проведён на той же основе так называемой «фактической урожайности» [7], [8], [9], [10].

При современных тенденциях климата в степной зоне, особенно на её юго-востоке, наметилась тенденция к учащению поздневесенних и раннелетних засух, что приводит к потере урожая. Особенно засушливыми в последнее время были 2010, 2012, 2014, 2015 годы. Например, в Оренбургской области в эти годы списывалось от 300 тыс. до 1,5 млн. га посевов, а урожайность на оставшихся полях составляла всего 4-6 ц/га. При данных условиях необходимо в большей степени учитывать фактор засухи при оценке аграрного потенциала, причём средство учёта должно быть мобильным.

Ландшафтная специфика степной зоны такова, что основная часть её территории – это земли сельскохозяйственного назначения. Поэтому при их оценке следует учитывать их решающую роль как жизненного пространства для степных биологических видов. Современные экономические подходы позволяют определять экономическую ценность дикой природы [11]. Сегодня сохранившиеся целинные плакорные степные эталоны должны оцениваться не только в качестве естественных кормовых угодий, но и как раритетные природные объекты [12]. Мировой опыт показывает, что ведение высокопродуктивного сельского хозяйства и сохранение биоразнообразия вполне совместимы [13], что сегодня может трактоваться как развитие природоподобных технологий.

Впервые теоретическая основа оптимизации структуры сельхозугодий была разработана в конце XIX века в России основоположником генетического почвоведения В.В. Докучаевым [14]. В XX столетии чередовались периоды энергичной поддержки и реализации идей В.В. Докучаева и периоды принципиального отступления от них, ярчайшим примером которого служит целинная кампания 1950-х. Современное эколого-экономическое состояние степной зоны таково, что государству необходимо вновь обратиться к основополагающим идеям В.В. Докучаева, а научному сообществу – привести учение В.В. Докучаева в соответствие современному знанию и реалиям времени.

[1] Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В., Петрищев В.П. Оценка и пахотопригодность агрозёмов как основы степного землеустройства // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2015. – № 10. – С. 69.

[2] Чибилёв А.А. Экологическая оптимизация степных ландшафтов. – Екатеринбург, 1992. – С. 96-98.

[3] Русанов, А.М., Кононов В.М. Основные положения концепции пахотнопригодности земель // Оптимизация природопользования и охрана окружающей среды Южно-Уральского региона: материалы Рос. науч.-практ. конф. – Оренбург, 1998. – С. 70-73.

[4] Алакоз В.В. Организация оптимального сельскохозяйственного землепользования // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2014. – № 12. – С. 14.

[5] Оценка земель Оренбургской области // Агропром. комплекс Оренбургской области. – Оренбург, 1986. – 42 с.

[6] Отчёты «Оценка земель сельскохозяйственных угодий колхозов и совхозов» районов Оренбургской области. Выполнены: Госагропром РСФСР, Объединение Росземпроект, Ин-т Волгогипрозем, Оренб. фил. – Оренбург, 1989.

[7] Государственная кадастровая оценка сельскохозяйственных угодий на 06.04.2001 (субъект РФ: Оренбургская область) / Гос. ком. Рос. Федерации по земел. политике.

[8] Методика государственной кадастровой оценки сельскохозяйственных угодий на уровне субъектов Российской Федерации / Гос. ком. Рос. Федерации по земел. политике. – М., 2000.

[9] Правила государственной кадастровой оценки сельскохозяйственных угодий в субъекте Российской Федерации / Гос. ком. Рос. Федерации по земел. политике. – М., 2000. – 15 с.

[10] Технические указания по государственной кадастровой оценке сельскохозяйственных угодий в субъекте Российской Федерации / Гос. ком. Рос. Федерации по земел. политике. – М., 2000. – 67 с.

[11] Бобылев, С.Н. Экономика сохранения биоразнообразия : (повышение ценности природы) / С.Н. Бобылев. – М.: Наука, 1999. – 88 с.

[12] Левыкин С.В., Чибилев-мл. А.А., Рамазанов С.К. Экономические принципы сохранения эталонных степных ландшафтов и степного биоразнообразия в условиях интенсивного сельскохозяйственного освоения // Географические проблемы устойчивого развития: Материалы междунар. науч.-практ. конф., посв. 90-летию Ю.Г. Саушкина (17-18 мая 2001 г.). – Уральск, 2001. – С.40-43.

[13] Дёжкин В.В. Охота и охотничье хозяйство мира: справ. пособие. – М.: Лес. пром-сть, 1983. – 358 с.

[14] Докучаев В.В. Избранные труды. – М.: Изд-во АН СССР, 1949. – 643 с.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!