Очерки экономической географии Оренбургского края - Том I

Чибилёв А.А. (мл.), Семёнов Е.А.

Очерки экономической географии Оренбургского края. Том I. Екатеринбург: ООО «УЦАО», 2014. – 182 с.

Скачать (19,1 Mb PDF)

В монографии проведен ретроспективный анализ заселения, особенностей развития и размещения хозяйства Оренбургской области. Проводится экономико-географический анализ территории и оценка природно-ресурсного потенциала. Рассматриваются проблемы устойчивого развития территории и предложены пути их решения.Книга предназначена для географов, экологов, экономистов, краеведов, и специалистов в области природопользования и государственного управления.

АННОТАЦИЯ:

С середины XVIII века Оренбургскому краю отведена миссия осуществления политики развития Российского государства на юго-восточном направлении. Оренбургская губерния  была образована 15 марта 1744 года. Административно-территориальное деление Оренбургского края, как и сами его границы, неоднократно претерпевали изменения.

В 30-е годы XX века экономическое пространство нашей страны характеризовалось размахом индустриализации и развитием коллективного сельского хозяйства. Встал вопрос более оперативного руководства этими процессами на региональном уровне. Руководством страны было принято решение пересмотреть прежнее административно-территориальное деление. Преобразования границ коснулись и существовавшего с 1929 по 1934 год Средне-Волжского края, который занимал внушительную территорию (240 тыс. кв. км) и имел значительную численность населения (свыше 7,4 млн. человек).

Строительство гигантов индустрии в Орском промышленном узле, необходимость хозяйственного освоения степных угодий, общее формирование и развитие промышленных отраслей на Южном Урала послужили предпосылкой к выделению из состава края Оренбургской области.

Оренбургская область была образована 7 декабря 1934 года. За 80 лет своего существования область превратилась в развитый индустриально-аграрный регион. С начала 90-х годов прошлого века, после распад СССР, Оренбуржье приобрело статус приграничного региона.

2014 год для Оренбургского края юбилейный: 270 лет создания Оренбургской губернии и 80 лет образования Оренбургской области.

В монографии проведён ретроспективный анализ заселения, особенностей развития и размещения хозяйства Оренбургской области, экономико-географический анализ территории и оценка природно-ресурсного потенциала, рассмотрены проблемы устойчивого развития территории и предложены пути их решения. 

БЛАГОДАРНОСТЬ

Авторы выражают благодарность инженеру лаборатории экономической географии Института степи УрО РАН Мелешкину Д.С. за помощь в составлении картографического материала данной книги.

Глава 1. Ретроспективный аспект заселения, особенности географического и геополитического положения региона 

1.1. Картографический анализ исторической эволюции границ Оренбургского края

На современном этапе развития России вопросы совершенствования административно-территориальной структуры страны в целом и её регионов в частности в общественно-политической и экономической сферах продолжают быть актуальными.

Как правило, изменения границ происходят в ходе реформ административно-территориального деления, проведение которых обычно диктуется текущими политическими потребностями государств и изменением принципов территориального управления. Для России с её огромной территорией сетка административно-территориального деления (АТД) и принцип его устройства служат одной из основ государственности, а их эволюция - отражением и важной компонентой эпох и циклов регионализации [1].

18 декабря 1708 года Российская империя указом Петра I была поделена на 8 губерний (Азовская, Архангелогородская, Ингерманландская, Казанская, Киевская, Московская, Сибирская, Смоленская). После реформы 1727 года империя насчитывала уже 14 губерний. В 1744 году были образованы Выборгская и Оренбургская губернии.

Изменения административно-территориального деления России происходили довольно часто. Не исключением из правил, а во многих смыслах и образцом частоты такого рода изменений стал и Оренбургский край. Со времени образования Оренбургской губернии 15 марта 1744 года его границы менялись больше десятка раз. Проанализировать историческую эволюцию таких изменений помогает картографический метод исследования. Картографические произведения – одни из важнейших и достоверных источников знаний в целом ряде дисциплин, включая историческую географию. Задачей настоящего исследования стало проведение с помощью современных геоинформационных технологий (ГИС MapInfo) картографической реконструкции существовавших на протяжении 270-летней истории Оренбургского края административных границ.

Названия некоторых оренбургских рек, гор, озёр и поселений были отражены ещё в описании к карте Русского государства «Книга Большого чертежа» XVII века, а также на «Генеральной карте Российской империи» и «Атласе Всероссийской империи» (1734 г.).

В 1741 г. при Оренбургской губернской канцелярии был учрежден Географический департамент, вскоре составивший генеральную карту губернии. Уже в 1744 г. был составлен атлас губернии, включавший генеральную и 11 частных карт[2]. Стоит сказать, что значительные картографические работы велись в то время благодаря деятельности в Оренбургском крае таких выдающихся исследователей, как И.К.Кириллов, В.Н.Татищев, И.И. Неплюев, П.И.Рычков.

Одними из первых картосхем, на которых достаточно подробно представлена граница Оренбургской губернии, являются «ландкарты» (географические чертежи) И.Красильникова,  составленные в 1753-1755 гг. (рис. 1.1.1)[3].

Рисунок 1.1.1. Генеральная карта Оренбургской губернии И.Красильникова (1755 г.)

Оренбургская губернская канцелярия поручила геодезисту Ивану Красильникову составить генеральную карту Оренбургской губернии «с прилегающими к ней местами». К 1755 г. он составил атлас Оренбургской губернии «с прежних ландкарт, журналов и репортов», а «дальнейшие заграничные места» — отчасти с иностранных карт, отчасти по устным сообщениям[4].

На основе партикулярных ландкарт И.Красильникова нами на современной топографической основе была произведена реконструкция границы Оренбургской губернии того времени. Подобная работа была осуществлена при составлении географического атласа Оренбургской области 1999 года[5]. Однако авторами был допущен ряд неточностей при составлении картосхемы «Изменения границ Оренбургского края», а также не отражены некоторые изменения границ губернии и области в дореволюционный и советский периоды.

В состав Оренбургской губернии в 1744 году вошли Исетская и Уфимская провинции, крепости по реке Урал, Сакмара и Самара, а также территории, заселения зауральскими башкирами. Ставропольская крепость (основное население – крещёные калмыки) вошла в состав губернии 16 апреля 1744 года по указу Сената.

Известны сведения о том, что разгром Китаем Джунгарии в 1758 году способствовал присоединению к Российской империи некоторых земель Среднего Жуза. Отсутствие исторических картографических материалов, зафиксировавших бы это изменение границ, не позволяет провести картографическую реконструкцию. Вместе с тем, по некоторым данным, площадь Оренбургской губернии за счёт этого присоединения увеличилась до 2 млн. км2 [6]. Стоит отметить, что земли Среднего Жуза ещё в 1740 году влились в состав России, но это слияние носило формальный характер [7].

Указом Сената от 31 августа 1773 года г.Самара из Казанской губернии передана в состав Оренбургской. До 1781 года Оренбургская губерния занимала огромную территорию. В её состав входили  территории современной Республики Башкортостан, Челябинская, Оренбургская области, большая часть Самарской области, восточная часть Республики Татарстан, земли юга Пермского края, юго-западная окраина Свердловской области, западная половина Курганской области, Актюбинская область Республики Казахстан, почти полностью Костанайская область, юго-западная часть Акмолинской области, треть Карагандинской и Кызылординской областей, север Мангистауской области, большие территории Атырауской и Западно-Казахстанской областей, а также северо-западная окраина Узбекистана (рис. 2).

Граница Оренбургской губернии по ландкартам И.Красильникова имела протяжённость более 7,45 тысяч км, охватывая территорию площадью около 1,44 млн. км2 (что примерно в 1,5 раза больше современной площади Приволжского федерального округа). Протяжённость губернии с  севера на юг составляла 1430 км, с запада на восток – 1520 км.

Юго-западная граница брала своё начало у побережья Каспийского моря в районе современного посёлка Жанбай (Исатайскмй район Атырауской области Казахстана. Затем шла на север на расстоянии 40-75 км западнее реки Яик (р.Урал) до берегов р.Волги у Ставрополя-на-Волге (г.Тольятти). На северо-западе граница Ставрополького ведомства шла по реке Черемшан (Бол. Черемшан), затем граница Уфимской провинции шла на северо-восток параллельно реке Кама, пересекая её, захватывая территорию устья реки Белая. В районе города Оса находилась северо-западная оконечность губернии, далее более 900 км граница шла в восточном направлении: севернее г.Красноуфимск, затем по северной окраине современной Челябинской области. В районе села Исетсткое (80 км к югу от г.Тюмень) граница Оренургской губернии резко поворачивала на юго-запад по водоразделу Тобол-Миасского междуречья. Западнее села Усть-Уйское (Курганская область) она пересекала современную границу России и Казахстана и шла на юго-восток, огибая на востоке оз.Тэнгиз в 80 км от г.Астана, затем шла в направлении г.Жезказган и по долине р.Сарысу к г.Кызылорда. Южная граница Оренбургской губернии 1781 года с востока на запад шла по р.Сырдарья, далее по северному побережью Аральского моря, через северную часть Узбекистана к Мангышлакскому заливу Каспийского моря. Оренбургская губерния в описываемых нами границах располагалась на 1/3 в современной российской части (около 460 тыс. км2) и 2/3 её территории приходилось на земли Республики Казахстан (около 965 тыс. км2) (табл. 1.1.1). 

Таблица 1.1.1. Современные регионы в территориальной структуре Оренбургской губернии 1744-1781 гг.

Регионы*

Площадь территории региона, входившей в состав Оренбургской губернии

1744-1781гг., (тыс. км2)

Отношение площади территории региона принадлежащей Оренбургской губернии к общей территории региона

Отношение площади территории региона в пределах Оренбургской губернии к общей площади губернии

Российская Федерация

Республика Башкортостан

141,9

~ 100%

9,9%

Оренбургская область

123,3

~ 100%

8,6%

Челябинская область

87,1

98%

6,0%

Курганская область

32,4

45%

2,3%

Самарская область

32,0

60%

2,2%

Республика Татарстан

17,7

26%

1,2%

Пермский край

11,6

7%

0,8%

Свердловская область

11,2

6%

0,8%

Республика Казахстан

Актюбинская область

299,3

~ 100%

20,8%

Костанайская область

187,3

96%

13,0%

Карагандинская область

138,0

32%

9,6%

Атырауская область

80,5

68%

5,6%

Западно-Казахстанская область

80,0

53%

5,6%

Кызылординская область

72,2

32%

5,0%

Мангистауская область

58,9

36%

4,1%

Акмолинская область

47,5

32%

3,3%

Узбекистан

14,8

3%

1,0%

* - без учёта регионов площадь территории которых, входившая в состав Оренбургской губернии, не превышала 1% 

Согласно «Табелю губерний, провинций и уездов с означенным их народонаселением в 1766 году»[8] Оренбургская губерния насчитывала 150 329 человек. Однако эта цифра не совсем точна, ввиду того, что отражает лишь население Исетсткой провинции (86 640 человек), г.Уфимска (51 451 человек) и г.Оренбурга (12 238 человек). Другими словами, в данном показателе не учтены жители остальных населённых пунктов Оренбургской и Уфимской провинций, а также кочевое население киргиз-кайсацких степей.

Итак, в вышеописанных границах Оренбургская губерния включала значимые в площадном отношении территории: 8 субъектов Российской Федерации и 8 областей Республики Казахстан. Современная Оренбургская область в своих границах сохранила менее 10% земель некогда чрезвычайно обширной Оренбургской губернии.

В ходе Екатериновской реформы «разукрупнения административно-территориального деления страны» (1775-1785 гг.)[9] произошли очередные изменения границ Оренбургского края.

27 декабря 1780 года было образовано Симбирское наместничество, а Указом от 23 декабря 1781 г. упразднена Оренбургская губерния. Было образовано Уфимское наместничество с центром в г.Уфе. На должность генерал-губернатора Уфимского и Симбирского наместничеств был назначен Аким Иванович Апухтин. Уфимское наместничество, состоявшее из двух областей (Оренбургской и Уфимской) в 1782 году располагало на своей территории 355 598 жителями [10],[11]. В новом АТД Оренбургская область  состояла из четырёх уездов: Оренбургского, Бузулукского, Верхнеуральского, Сергиевского (был упразднён в 1784 г.) Позднее, 2 мая 1784 года, в состав Оренбургской области вошёл Троицкий уезд, который, в свою очередь, был образован из прилегающих к Троицкой крепости селений  Верхнеуральского, Челябинского и других уездов.

В состав территории Уфимского наместничества входили земли  современной Республики Башкортостан,  восточная часть Республики Татарстан и Самарской области, большая часть Оренбургской области, центр Челябинской и юго-запад Курганской областей (табл.1.1.2, рис. 1.1.2). 

Таблица 1.1.2. Современные регионы в территориальной структуре Уфимского наместничества 1781-1796 гг.

Регионы

Площадь территории региона, входившей в состав Уфимского наместничества 1781-1796гг., (тыс. км2)

Отношение площади территории региона принадлежащей Уфимскому наместничеству к общей территории региона

Отношение площади территории региона в пределах Уфимского наместничества к общей площади наместничества

Республика Башкортостан

138,8

97%

44,5%

Оренбургская область

66,7

54%

21,4%

Челябинская область

44,6

50%

14,3%

Курганская область

22,3

31%

7,2%

Республика Татарстан

22,1

33%

7,1%

Самарская область

17,1

32%

5,5%

Территория и границы Уфимского наместничества хорошо представлены в «Российском атласе, из сорока четырех карт состоящем и на сорок два наместничества империю разделяющем» А.М. Вильбрехта, изданном в 1792 году (рис. 1.1.2).

Рисунок 1.1.2. Уезды Уфимского наместничества. Атлас А.В. Вильбрехта (1792 г.)

Реконструкция границ Уфимского наместничества на современной топооснове позволила уточнить его площадь – около 312 тыс. км2.  Протяжённость границы составляла 2,9 тыс. км.  Примечательно, что Уфимское наместничество в последнем десятилетии XVIII века целиком и полностью располагалось в пределах современных границ Российской Федерации, не занимая территории современной Республики Казахстан. На юге и юго-востоке граница наместничества шла по р.Урал, р.Уй и р.Тобол. Водные границы отделяли земли Оренбургской области в составе Уфимского наместничества от земель степи кочующих киргиз-кайсаков. В окрестностях с.Рассыпная (Илекский район, Оренбургской области) граница наместничества шла на запад, далее по р.Моча (р.Чапаевка, Самарская область), затем на север до слияния р.Вятка и р.Кама. Северная граница Уфимского наместничества шла по р.Кама, р.Буй, во многом совпадая с современными северными границами Республики Башкортостан. Северо-восточная окраина наместничества располагалась в районе оз.Чаша и оз.Убиенное в 45 км от г.Курган. Протяжённость Уфимского наместничества с  севера на юг составляла около 580 км, с запада на восток  более 950 км. Плотность населения находилась в пределах 1,0-1,5 чел./км2.

Таким образом, Оренбургский край в лице Уфимского наместничества  в результате этих преобразований утратил около 78% своей прежней территории. Несмотря на то, что в течение 15 лет главным городом наместничества был г.Уфа, Оренбург оставался военным центром края [12].

Конец XVIII века в административно-территориальном делении России ознаменовался проведением Павловской «контрреформы» укрупнения АТД. Павел I произвел укрупнение созданных при его матери наместничеств и снова официально переименовал их в губернии [13]. В декабре 1796 года Уфимское наместничество упраздняется. Вновь образуется Оренбургская губерния в составе 10 уездов с центром в г.Оренбурге. Однако в 1802 году Указом от 5 марта центр Оренбургской губернии вновь переносится в г.Уфа. Тем не менее, военный губернатор находился в г.Оренбурге. Такое административно-территориальное деление просуществовало до середины XIX века [14].

Бугульминский, Бугурусланский и Бузулукский уезды Оренбургской губернии вошли в состав Самарской губернии, образованной 1 января 1851 года ( Указ от 6 декабря 1850 года). В мае 1865 года Оренбургская губерния лишается земель Белебеевского, Бирского, Мензлинского, Стерлитамакского, Уфимского и Златоустовского уездов, которые вошли во вновь созданную Уфимскую губернию.

Оренбургская губерния образца 1865 года включала земли Оренбургского, Орского (31 мая 1865 года г.Орск стал уездным городом), Верхнеуральского, Троицкого и Челябинского уездов. В это время происходит административное подчинение Оренбургского казачьего войска Оренбургской губернии. 21 октября 1868 года образованы Уральская и Тургайская области, подчиняющиеся оренбургскому генерал-губернатору (до 1881 года).

Во второй половине XIX века происходят первые относительно точные площадные измерения территории оренбургского края. В 1868 году военно-топографический отдел главного штаба Оренбургского военного округа разрабатывает хромолитографированные карты Оренбургской губернии в масштабе 10 вёрст на 1 дюйм. По ним И.А.Стрельбицким была рассчитана площадь Оренбургской губернии, составившая 167483 квадратных вёрст [15].

Итак, очередные изменения границ губернии привели к сокращению её площади до 190 тыс. км2, при общей протяжённости границ – 2,5 тыс. км (рис. 1.1.3). 

Рисунок 1.1.3. Уезды Оренбургской губернии. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1897 г.)

К концу XIX Оренбургская губерния включала бо́льшую часть современной территории Челябинской области, центральную часть Оренбургской области, юго-восток Республики Башкортостан, юго-запад Курганской области и западную окраину Костанайской области (табл. 1.1.3).

Таблица 1.1.3. Современные регионы в территориальной структуре Оренбургской губернии 1868-1919 гг.

Регионы

Площадь территории региона, входившей в состав Оренбургской губернии 1868-1919 гг., (тыс. км2)

Отношение площади территории региона принадлежащей Оренбургской губернии к общей территории региона

Отношение площади территории региона в пределах Оренбургской губернии к общей площади губернии

Республика Башкортостан

46,0

32,4%

24,1%

Оренбургская область

53,5

43,4%

28,0%

Челябинская область

59,1

66,9%

30,9%

Курганская область

23,2

32,7%

12,2%

Костанайская область

9,1

4,7%

4,8%

К концу XIX века в Оренбургской губернии проживало более 1,6 млн. человек при средней плотности населения – 8,4 чел./км2.[16] Последующие изменения границ Оренбургской области пришлись на советский период.

В 1919 году из состава Оренбургской губернии около 70 волостей были переданы Автономной Башкирии,  Троицкий и Челябинский уезды – Челябинской губернии, а Верхнеуральский уезд – Уфимской губернии. Таким образом, Оренбургская губерния площадью около 80 тыс. км2. состояла лишь из Оренбургского и Орского уездов.

В течение последующих 5 лет границы Оренбургского края меняются несколько раз. 7 июля 1920 года путём объединения двух губерний создаётся Оренбургско-Тургайская губерния, которая 26 августа 1920 года включается в состав Киргизской АССР, а г.Оренбург становится столицей КАССР.  Оренбургско-Тургайская губерния не просуществовав и полгода, вновь разделившись на две самостоятельные губернии.

Столичный статус Оренбург сохраняет до конца 1924 года, передав его г.Кзыл-Орда. 6 апреля 1925 года постановлением Президиума ВЦИК Оренбургская губерния выведена из состава Киргизской АССР.

Уездное и волостное уездное административно-территориальное деление упраздняется. На смену уезду – низшей административно-территориальной единицы приходит район. 30 мая 1927 года в соответствии с постановлением Президиума ВЦИК Оренбургская губерния делится на 16 районов (рис. 1.1.4).

Рисунок 1.1.4. Административные районы Оренбургской губернии. (Сельскохозяйственные районы и земельные нормы Оренбургской губернии, 1927 г.) 

Изменения АТД Оренбургского края в 30-е годы демонстрируют  преобладание национального подхода к территориальному устройству над экономической целесообразностью проводимых административных реформ.

Оренбургская губерния в границах 1927 года занимала территорию около 52 тыс. км2. Как видно из рисунка 4, границы Оренбургской губернии практически совпадают с северными границами центральной части современной Оренбургской области. Необычная форма губернии обуславливается стремлением тогдашнего руководства молодого советского государства провести административно-территориальное деление Оренбургского края по национальному признаку: «... она (губерния, прим. автора) объединяет сплошным территориальным массивом всё пришлое сюда когда-то русское население. Причудливость её границ, в виде двух массивов, соединённых узкой полоской, доходящей местами до 8-10 вёрст ширины, является историческим памятником русской колонизации края, под натиском которой башкиры отступали на север от р.Урал, а киргизы – на юг» [17].

В этот период территория Оренбургского края достигла своего наименьшего размера за всю историю существования, составляя менее 4% от некогда гигантской площади Оренбургской губернии середины XVIII века.

Постановлением ВЦИК от 14 мая 1928 года в результате объединения Самарской, Оренбургской, Ульяновской, Пензенской и части Саратовской губерний образуется Средне-Волжская область (с октября 1929 года – Средне-Волжсикй край) с административным центром в г.Самара. Оренбургская губерния прекращает своё существование преобразовавшись в Оренбургский округ. В августе 1930 года упраздняются и округа. Районы бывшего Оренбургского округа входят в состав Средне-Волжского края.

Оренбургская область практически в современных границах образована 7 декабря 1934 года, включая в своём составе 52 района. С этого времени изменение границ в основном касаются внутреннего административно-территориального устройства, которое в 1979 году обретает современную структуру (табл. 1.1.4). 

Таблица 1.1.4 . Число административных единиц Оренбургской области

 

1934 г.

1941 г.

1959 г.

1970 г.

1979 г.

2013 г.

Города

5

6

10

10

10

12

Районы

52

50

49

34

34

35

Посёлки городского типа

3

13

15

23

25

-

Сельские советы*

715

778

647

519

524

559

* в 2013 году – сельские муниципальные образования 

За 80 лет своего существования область превратилась в индустриально-аграрный регион. С 90-х годов прошлого века Оренбуржье приобрело статус приграничного региона. 2014 год для Оренбургского края будет дважды юбилейным: 270 лет создания Оренбургской губернии и 80 лет образования Оренбургской области. Как видим, «картографический облик» Оренбургского края на протяжении всех этих лет неоднократно менялся (рис. 1.1.5), а вопросы изменения административно-территориального деления региона остаются актуальными и на современном этапе его развития. 

Рисунок 1.1.5. Основные изменения границ территории Оренбургского края по историческим картосхемам: 1 – 1755 г.; 2 – 1792 г.; 3, 4 –1897 г.;  5 – 1927 г.; 6 – 2013 г. 

[1]  Тархов С.А. Историческая эволюция административно-территориального и политического деления России // Регионализация и развитие России: географические процессы и проблемы / Под редакцией А.И. Трейвиша и С.С. Артоболевского. М: Эдиториал УРСС, 2001. С. 191-213. 

[2]  Греков В.И. Очерки из истории русских географических исследований в 1725 - 1765 гг. М: Изд-во АН СССР, 1960. – 428 с.

[3]  Атлас Оренбургской губернии с прилежащими к ней местами по «Ландкартам» И. Красильникова и «Топографии» П. И. Рычкова 1755 г./ науч. ред. А.А. Чибилев; Оренб. отд-ние Русского географ. об-ва, Ин-т степи Урал. отд.-ния РАН; авт.-сост. С.В. Богданов – Оренбург: Димур, 2007. – 16 с.: ил.

[4] Греков В.И. Очерки из истории русских географических исследований в 1725 - 1765 гг. М: Изд-во АН СССР, 1960. – 428 с.

[5]  Географический  атлас Оренбургской области / Науч. ред. и сост. чл.-корр. РАН А.А.Чибилев. – М.: Изд-во «ДИК»; – Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1999. – 95 с.

[6]  там же.

[7]  Басин, В.Я. Россия и Казахские ханства в XVI-XVIII вв. – Алма-Ата: Наука, 1971. – 273 с. 

[8]  Арсеньев К.И. Статистические очерки России. СПб.: Императорская академия наук, 1848. – 504 с.

[9]  Тархов С.А. Историческая эволюция административно-территориального и политического деления России // Регионализация и развитие России: географические процессы и проблемы / Под редакцией А.И. Трейвиша и С.С. Артоболевского. М: Эдиториал УРСС, 2001. С. 191-213.

[10] Арсеньев К.И. Статистические очерки России. СПб.: Императорская академия наук, 1848. – 504 с.

[11] Уфимская губерния. [Электронный ресурс] URL: http://cs-servaki.ru/vlioweolxu/Уфимская_губерния (дата обращения 2.07.2013г.) 

[12] Оренбург / Под ред. Л.И.Футорянского. Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1993. – 272 с.

[13] Тархов С.А. Историческая эволюция административно-территориального и политического деления России // Регионализация и развитие России: географические процессы и проблемы / Под редакцией А.И. Трейвиша и С.С. Артоболевского. М: Эдиториал УРСС, 2001. С. 191-213.

[14] История Оренбуржья. – Учебное пособие.  – Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1996. – 351 с.

[15] Оренбургская губерния: список населённых мест. – С.-Петербург: Изд-во центрального стат. комитета министерства внутренних дел. – 1871. –200 с. 

[16]    Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.22. – С.-Петербург: акционерное издательское общество Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона, 1897. – 480 с., 18 л. ил., карт. 

[17] Сельскохозяйственные районы и земельные нормы Оренбургской губернии /Под ред. Д.Л.Ловырева. – Оренбург: Оренполиграфпром. – 1927. – 267 с. 

1.2. Особенности географического и геополитического положения Оренбургской области

Географическое и геополитическое положение региона как интегральная пространственная категория.

Географическое и геополитическое положение являются важнейшими условиями пространственного развития, территориального разделения труда, размещения производительных сил и стратегического социально-экономического планирования, формирования внешнеэкономических связей, межрегиональной и международной интеграции для территорий различного таксономического уровня, в том числе таких пространственных образований, как субъекты Российской Федерации. Географическое положение относится к факторам «первой природы», определяющими конкурентные преимущества (недостатки) территории, существующее вне зависимости от деятельности общества.[1] Это своеобразный географический адрес выделенного территориального объекта (таксона) с расширенными указаниями характеризующие связи этого объекта с его окружением.[2]  

Географическое положение региона (субъекта РФ) является одним из главных маркеров, диагностирующих структуру и качество его территории и границ. Оно характеризуется  пространственным положением данного таксона по отношению к природным (физико-географическое положение) и социально-экономическим (экономико-географическое положение) географическим структурам.[3]

Соответственно физико-географическое положение территории выражается ее географическими координатами, абсолютными высотами, близостью (удаленностью) к морям, озерно-речным и горным системам, расположением в пределах климатических и почвенно-растительных зон.[4]

В аспекте экономической географии физико-географическое положение местности является важным условием и предпосылкой для размещения населения, осуществления каких-либо видов хозяйственной деятельности и формирования отраслей региональной специализации, особенно в АПК, транспортном секторе и туристско-рекреационной сфере.

Экономико-географическое положение региона (ЭГП) – это его пространственное положение по отношению к географическим структурам как природного порядка, так и социально-экономической фактуры, созданной в процессе общественно-исторического развития, имеющим определенное экономическое значение для данного региона.[5]  

Геополитическое положение (ГПП) является важнейшей категорией не только географического положения, но и геополитики, которое на региональном уровне имеет особое значение для пограничных регионов. И определяется как географическое положение по отношению к соседним странам, прежде всего к трансграничным регионам, с учетом сходства и различия их политических систем в контексте региональной политики, соотношения геополитических потенциалов, взаимных геополитических интересов и проблем.[6] Особая важность геополитического положения для пограничных регионов определяется функцией государственной границы, в системе, складывающейся в определенный исторический период межгосударственных и межрегиональных отношений в условиях глобализации, международной регионализации и интеграции.

Оценка экономико-географического и  геополитического положения имеет интегральную синергетическую конструкцию, складывающуюся из отдельных компонентов ЭГП (ГПП) и разномасштабную структуру, отражающую анализ географического положения региона на макро-, мезо- и микро уровне.[7]

Географическое положение региона по особенностям расположения на территории континента, географического макрорегиона, страны, по отношению к соседним странам определяется как центральное, полупериферийное, внутреннее (глубинное), периферийное (окраинное), пограничное (соседское), приморское.[8], [9]

Главными компонентами ЭГП по отношению к элементам производственной и непроизводственной сферы и инфраструктуры являются:

- транспортно-географическое (транзитное) положение, т.е. положение региона по отношению к транспортной сети, главным транспортным магистралям и элементам транспортно-логистической инфраструктуры, с учетом их мощности, провозной способности, степени загруженности, скорости и стоимости перевозок;

- промышленно-географическое положение – положение по отношению к крупным промышленным и научно-техническим центрам (технополисам), источникам производства топлива и энергии;

- аграрно-географическое положение определяет положение региона относительно ареалов производства продукции растениеводства и животноводства, крупных продовольственных баз, центров потребления сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров;

- ресурсно-географическое положение – положение по отношению к районам обеспеченных теми или иными видами природных ресурсов, к крупным месторождениям по запасам и объемам добычи полезных ископаемых;

- рыночно-географическое положение – это положение региона относительно действующих и потенциальных товарных рынков, ближайших торгово-экономических партнеров, межрегиональных и международных торговых путей;

- геодемографическое положение – положение относительно сгустков и концентрации населения с учетом демографической, половозрастной, профессионально-образовательной структуры и миграционных потоков трудовых ресурсов;

- рекреационно-географическое положение – положение относительно районов и центров рекреации, санаторно-курортной и туриндустрии.[10], [11]

 В условиях развития современной постиндустриальной экономики, нарастания процессов глобализации и интеграции, модернизации и диффузии инноваций, сжатия экономического пространства, повышения значимости институциональных факторов и мобильности производства особое значение приобретают такие новые черты ЭГП и ГПП как:

- финансово-географическое положение, т.е. положение региона относительно крупных финансовых и инвестиционных центров и стран со значительными инвестиционно-финансовыми ресурсами;

- инновационно-географическое положение – положение относительно научно-  высокотехнологических, инновационных центров и кластеров, а также ареалов развития IT-индустрии и хай-тека;

- агломерационно-географическое положение – положение региона относительно крупных центров с выраженным «эффектом агломерации». Который обеспечивает опережающий экономический рост, разнообразие видов деятельности, потребительских товаров и услуг, высокую скорость создания новых рабочих мест, концентрацию финансовых и бюджетных ресурсов, разнообразного сервиса, образовательных, лечебно-оздоровительных и культурно-развлекательных услуг, большее количество высокооплачиваемых рабочих мест и более высокие доходы населения.

 По пространственной масштабности с известной вариативностью различают следующие уровни ЭГП и ГПП:

- макро- уровень определяет географическое положение региона в пределах государственной территории Российской Федерации и ее окружения или международного субрегиона (СНГ, Экономический и Таможенный Союз России, Белоруссии, Казахстана);

- мезо- уровень – это географическое положение региона в границах Федерального Округа РФ, экономического района, физико-географической страны;

- микро- уровень – это положение региона относительно его ближайшего окружения – соседних регионов и трансграничных территорий, их административно-территориальных образований, экономических центров и их территориальных частей, хозяйствующих субъектов, природно-ресурсных, производственных и инфраструктурных объектов, расположения границы и отдельных ее участков.

Наряду с пространственным содержанием экономико-географического и  геополитического положения это также общественно-исторические, геополитические и социально-экономические категории, которые по содержанию и характеру проявления зависят от условий общественно-политического, хозяйственного и социально-культурного развития той или иной территории.

Если физико-географическое положение является долговременным и практически неизменным, и роль ее элементов в возможном изменении географического положения какой-либо территории абсолютно пассивна, то экономико-географическое и геополитическое положение категории исторические, определяющие свои качества в координатах времени. Исторический динамизм ЭГП и ГГП – важная особенность географического положения территорий.[12], [13]  

В ходе пространственно-исторической динамики мировой, национальной и региональной политики и экономики, ЭГП и ГПП таксонов разного уровня, в том числе регионов РФ подвержены существенным изменениям под влиянием меняющегося внешнего окружения и особенностей внутреннего социально-экономического развития самого субъекта. Наиболее значимые перемены в экономико-географическом положении могут быть связаны с заметными сдвигами в географическом разделении труда, развитием и совершенствованием транспортной инфраструктуры, возникновением новых рынков товаров и услуг, реализацией международных инвестиционных и национальных проектов. 

Например, в конце XIX и в первой половине XX века значительное улучшение ЭГП некоторых Урало-Сибирских губерний было связано с качественным изменением их транспортно-географического положения – прокладкой Транссибирской железнодорожной магистрали. Территории, расположенные вблизи нового, более скоростного пассажиро- и грузоемкого транспортного пути получили колоссальный импульс экономического развития, а неприметные населенные пункты, через которые прошла железная дорога, превратились в большие цветущие города. Всего за 29 лет согласно данным переписи населения 1897г. и 1926г. численность населения города Омска увеличилась в 4,5 раза, а города Новосибирска в 15 раз. Не в последнюю очередь благодаря этому фактору ЭГП, Новосибирск из небольшого 8-ми тысячного поселка за 100 лет превратился в крупнейший 1,5 миллионный город – «столицу» Сибири.[14]      

С открытием железнодорожной линии Самара – Оренбург (1876г.) и Оренбург – Ташкент (1904г.) был связан существенный сдвиг в усилении экономических позиций Оренбургской губернии и города Оренбурга, численность которого за 50 лет возросла с 20 до 150 тыс. (1913г.).[15] Открытие железнодорожного сообщения качественно изменило территориально-экономическое положение Оренбургского края. Регион стал важным транспортным мостом на экономической полосе, связывающей европейские губернии России с центрально-азиатскими территориями Империи.

Юго-восточное направление стало для Российского государства стратегическим во внутренней и внешней экономической политике. Заметные отличия природ­ных и социально-экономических условий центрально-азиатских владений России и ее соседей от европейских территорий Империи на этом направлении создавали естественные условия для географического разделения труда и обмена товарами.

Функционирование железнодорожной магистрали обусловило значительный рост инвестиций, торгово-промышленного капитала в экономику Оренбургской губернии, быстрого и устойчивого развития сельского хозяйства, промышленности, торговли и банковского дела.

Замедление темпов экономического развития Оренбургской области в 30-е годы по сравнению с бурным ростом экономики и масштабной индустриализацией в регионах Урала и Сибири связано с изменениями экономической парадигмы государства в выборе региональных приоритетов развития страны и, как следствие, ее глав­ной пространственной оси. Во главу промышленной политики было поставлено стратегическое развитие тяжелой индустрии, основанное на  использовании минеральных ресурсов Урала и Сибири. Главным пространственным вектором экономического развития страны стало широтное восточное направление (Уфа – Екатеринбург – Челябинск – Омск – Новосибирск – Новокузнецк). При этом юго-восточное (Самара – Оренбург – Актюбинск – Ташкент – Алма-Ата), заметно ослабло. В результате изменилось ресурсно-географическое, транспортно- и промышленно-географическое положение Оренбургской области и в связи с этим изменилось и качество экономико-географиче­ского положения. Регион оказался в стороне от крупных разработок месторождений полезных ископаемых, новых промышленных объектов, основных транспортных потоков и трасс проникнове­ния в ресурсные районы.

В пространственно-временной динамике географического положения Оренбуржья явно просматриваются исторические параллели и аллюзии. Будущее разви­тие региона, как и 270 или 100 лет назад, в первую очередь, также будет обусловлено свойствами его экономико-географического и геополитического положения. Качественно новый импульс развития области будет связан с созданием трансконтинентального евра­зийского транспортного коридора между Зарубежной Европой и Восточной Азией.

По­ло­же­ние Орен­бург­ско­го ре­ги­о­на на на­и­бо­лее оп­ти­маль­ном          мар­ш­ру­те сжа­тия ев­ра­зий­ско­го про­ст­ран­ст­ва по­вы­сит его ин­фра­ст­рук­тур­ный и эконо­ми­че­с­кий по­тен­ци­ал как важ­ней­ше­го ком­му­ни­ка­ци­он­но­го уз­ла на возрож­ден­но­м Ве­ли­ко­м шел­ко­во­м пу­ти. При этом область может ста­ть не  толь­ко тер­ри­то­ри­ей об­слу­жи­ва­ния ев­ра­зий­ско­го то­вар­но­го по­то­ка, но и важней­шим ка­на­лом ин­фор­ма­ци­он­но-куль­тур­но­го  об­ме­на.

Другим свойством экономико-географического и геополитического положения является их потенциальный характер.[16], [17] Выгодность тех или иных компонентов ЭГП и ГПП не всегда может быть полноценно реализована. Как правило, это связано с рецессией или крайне низким экономическим ростом, отсутствием ввода новых производственных, социальных и инфраструктурных объектов, слабым развитием межрегиональной и международной интеграции, пространственно-сетевого производства товаров и услуг. Также неэффективностью государственного регулирования и планирования территориального развития при федеративном устройстве, дефицитом региональных бюджетов, относительной изолированностью секторов экономики на государственном и региональном уровне, изъянами региональной политики и управления и другими институциональными факторами.

Например, в полной мере реализуется потенциал таких компонентов ЭГП и ГПП Оренбургской области, как выгодное транзитное положение на пересечении важнейших существующих и перспективных межрегиональных и особенно международных транспортных потоков. Не достаточно эффективно используется приграничное положение и геополитический потенциал региона, возможности его внешних взаимодействий и внешнеэкономической привлекательности, определяемой финансово-экономической самодостаточностью, значительным природно-ресурсным, трудовым, научно-образовательным и интеграционным потенциалом.

Основные черты и особенности географического положения региона.

Орен­бург­ская  об­ласть  рас­по­ло­же­на  в  глу­би­не  Ев­ра­зии,  на  сты­ке  евро­пей­ской и ази­ат­ской ча­с­тей Рос­сии и представляет собой специфическую пространственную модель евразийского региона Российской Федерации. Орен­буржье находится на периферии ог­ром­ного рос­сий­ского евразийского про­ст­ран­ст­ва и занимает приграничное положение. В предшествующие исторические периоды  существования Российской  Империи  и  СССР  и  в  настоящее время регион представляет собой своеобразный географический мос­т меж­ду Ев­ро­пой и Ази­ей.   

Географическая диспозиция Оренбургской области это положение на пересечении каналов постоянного диалектического обмена Запад – Восток, который всегда была и остается евразийским перекрестком, исторически сложившимся центром геоэкономической и межкультурной коммуникации, связующим пространственным элементом между двумя континентами.

По пространственной масштабности (макро-, мезо- положение) и по особенностям расположения на территории Евразии и России географическое положение Оренбургской области определяется как внутриконтинентальное (глубинное), периферийное (окраинное), пограничное и транзитное. К невыгодным сторонам такого сочетания элементов географического положения относится изолированность и удаленность региона от экономически развитых и ключевых стран Европы и Азии (до ближайших из них – Финляндии и Китая – более 2300 км), что ограничивает приток иностранных инвестиций, приводит к увеличению транспортных затрат и повышению стоимости импортной продукции. Значительная удаленность от морских акваторий и крупных портов (2000-2500 км) сдерживает развитие и расширение международной кооперации и торгово-экономических связей с другими странами.

Пло­щадь тер­ри­то­рии об­ла­с­ти – 124 тыс. км2. Оренбургский ре­ги­он один из крупных ад­ми­ни­с­т­ра­тив­но-тер­ри­то­ри­а­ль­ных об­ра­зо­ва­ний в             ев­ро­пей­ской  час­ти  Рос­сии и по пло­ща­ди  пре­вы­ша­ет  та­кие  государства,  как  Вен­г­рия,  Болга­рия,  Че­хия,  Австрия.  На тер­ри­то­рии об­ла­с­ти             уме­с­ти­лись  бы  все  ре­с­пуб­ли­ки  Се­вер­но­го  Кав­ка­за,  а  так­же  та­кие       стра­ны, как Бель­гия, Нидерлан­ды, Люк­сем­бург и Да­ния, вме­с­те взя­тые.      

На  за­па­де  рас­сто­я­ние  меж­ду  се­вер­ной  и  юж­ной  гра­ни­цами  об­ла­с­ти  со­став­ля­ет  320  км,  на  вос­то­ке – 215  км.  Про­тя­жен­ность  ре­ги­о­на  с  за­па­да  на  вос­ток – 755  км.  За­пад­ная  и центральная  ча­с­ти об­ла­с­ти  со­еди­ня­ют­ся с восточной ее частью «Кувандык­с­ким ко­ри­до­ром», где расстояние между северной и южной границей региона составляет все­го 53 км.[18] Широтная протяженность региона с 50-ти километровым Кувандыкским «горлышком» при невысокой социально-экономической плотности препятствует внутренней консолидации территории, создает лакуны и существенно ограничивает производственно-экономические и социально-культурные связи между Бузулукско-Бугурусланским Заволжьем и Орским Зауральем, тем самым ориентирует западные и восточные окраины Оренбургской области на соседние региональные центры.

В формате физико-географического положения об­ласть рас­по­ло­же­на меж­ду 50 и 61 градусом  восточной  долготы,  50  и  54  градусом  северной широты,  что  со­от­вет­ст­ву­ет   ши­ро­те  Цен­т­раль­но-Чер­но­зем­но­го  рай­о­на,  юга  Си­би­ри,  Бело­рус­сии,  центральной  части  Поль­ши  и  Гер­ма­нии,  юга Ве­ли­ко­бри­та­нии и Ка­на­ды. По расположению в часовых поясах Оренбуржье находится в IV ча­со­вом по­ясе. Ме­ст­ное вре­мя здесь опе­ре­жа­ет мос­ков­ское на два ча­са. Расстояние от Оренбурга до Москвы составляет 1500 км, до ближайшего морского побережья (Азовское море) – 1700 км.

Административная территория региона как бы опо­я­сы­ва­ет Южный Урал и про­сти­ра­ет­ся вы­тя­ну­той,  не­рав­но­мер­ной  по  ши­ри­не  по­ло­сой  с  за­па­да  на вос­ток от Среднего Заволжья по юж­но­му Пре­ду­ра­лью, от­ро­гам Юж­но­го    Ура­ла и югу За­ура­лья. Географическое положение и широтная конфигурация области обуславливает ее расположение в пределах таких крупнейших геоморфологических структур как Восточно-Европейская равнина, Уральская горная страна, Прикаспийская синеклиза, Тургайская возвышенная равнина (плато).

Оренбургский регион располагается в зоне умеренно-континентального и континентального типов климата умеренного климатического пояса, в пределах лесостепной и степной природных зонах.

Преимущественно равнинный рельеф, обширные степные и лесостепные пространства с черноземными почвами, значительные тепловые климатические ресурсы обеспечивают в области благоприятные условия для расселения, размещения промышленного производства, развития строительной индустрии, сельского хозяйства, туристско-рекреационной деятельности. Вместе с тем, жаркое засушливое лето, малоснежная относительно холодная зима, дефицит влаги и низкая водообеспеченность являются основными недостатками физико-географического положения региона, сдерживающими факторами оптимизации экономического развития, требующие повышенных расходов на организацию производственной и социальной сферы.

Географическое положение и пространственный силуэт Оренбургской области определяют ее естественное конкурентное преимущество как транзитной территории в России и в Евразии. Степной край из­дав­на       пред­став­ля­л со­бой полосу великого переселения народов и  движения   важ­ней­ших  тор­го­вых потоков.  По  ней  про­хо­ди­ли   из­ве­ст­ные  шёл­ко­вый,  чай­ный,  хлоп­ко­вый,  пряный  пу­ти.  Главной  це­лью  об­ра­зо­ва­ния  города Орен­бур­га  и  Орен­бург­ской  гу­бер­нии  в  1743-1744  годах,  преж­де  все­го,  бы­ла не­об­хо­ди­мость использовать выгодное транзитное положение территории, «про­ру­бить» ок­но в Азию, на­ла­дить и укрепить тор­го­вые свя­зи с «восточной стороной».

Оренбуржье исторически связывало европейскую часть России с регионами и странами Средней, Южной и Восточной Азии и в настоящее время обеспечивает транзит грузопассажирских потоков в направлении «Запад – Восток» и «Средняя Азия – Центр». Ее территорию пересекают важные федеральные и трансевразийские магистрали, соединяющие европейские страны, регионы Центральной России, Северо-запада, Урала и Поволжья с Республикой Казахстан и странами Центральной Азии, с регионами Сибири и Дальнего Востока. 

Особенности экономико-географического положения Оренбургской области определили пространственный каркас ее транспортной сети, в которой преобладают широтные направления. Сегодня транспортно-географическое положение региона характеризуется, прежде всего, прохождением через территорию области и близостью к ней важнейших транспортных магистралей, соединяющих восточную часть страны с западными регионами, Сибирь и Урал с Поволжьем и Центральной Россией. Через Оренбургскую область проходит основная железнодорожная магистраль, связывающая Казахстан и страны Центральной Азии с Европейской частью России. Севернее области, пересекая ее северо-западную часть, протя­ги­ва­ет­ся  важ­ней­шая  Транс­си­бир­ская  ма­ги­с­т­раль,  юж­нее – через  Север­ный  и  Цен­т­раль­ный Казах­стан – Сред­не­си­бир­ская. На территории региона и в соседних субъектах РФ, функционирует широко разветвленная система магистральных трубопроводов. Крупные аэропорты в соседних регионах (Самара, Уфа) и в пределах области (Оренбург, Орск) обеспечивают воздушное сообщение с крупнейшими городами России, а также выполняют рейсы на международных авиалиниях.

Транзитное положение области создает объективные предпосылки  для обслуживания транспортных грузопотоков из стран Центральной Азии, Республики Казахстан и экономически развитых регионов Приволжского федерального округа, встраивающихся в международные транспортные коридоры Транссиб – Север – Юг, а в перспективе – Европа – Китай.

Развитие железнодорожного и автомобильного сообщения (Оренбург – Алма-Аты – Урумчи – Пекин) позволит включить Оренбургскую область в «Транспортную стратегию Российской Федерации». В ее рамках область может выполнять инфраструктурно-логистические, высокотехнологичные транспортно-перегрузочные и торговые функции.[19]

Другим приоритетным проектом, имеющим общегосударственное значение, является создание международного автомобильного и железнодорожного транспортного коридора  Санкт-Петербург – Казань – Оренбург – Алма-Аты – Урумчи – Пекин – Тяньзинь. Этот трафик от моря до моря обеспечит кратчайший путь от динамично развивающихся стран Азиатско-Тихоокеанского региона до строящихся новых портов на Балтике с минимальным прохождением границ и будет способствовать еще более  эффективному использованию транзитного потенциала Оренбургской области.[20]

Реализация проектов, связанных с со­зда­ни­ем транс­кон­ти­нен­таль­но­го ев­ра­зий­ско­го транс­порт­но­го ко­ри­до­ра меж­ду европейскими странами и государствами Восточной и Центральной Азии, откроет новую главу конвертации преимуществ ЭГП в социально-экономическом развитии региона.

Прохождение через Оренбургскую область российского участка международного транспортного коридора Западный Китай – Зарубежная Европа значительно улучшит транспортно-географическое положение региона и существенно повысит его транзитный потенциал, что предаст импульс многопланового экономического развития и роста. Будет способствовать организации на международной транспортной оси  инфраструктурных и сервисных объектов, транзитных терминалов, мультимодальных комплексов и логистических центров, созданию новых производств и рынков товаров и услуг, новых рабочих мест.[21]

Из недостатков транспортно-географического положения следует отметить отсутствие в регионе высокоскоростных широкополосных современных автомагистралей, что важно для региона, имеющего транзитное положение, отсутствие и удаленность водно-речных и водно-канальных транспортных путей, несоответствие региональной транспортной системы международным стандартам, низкое качество автодорог в сельской местности, отсутствие железнодорожного сообщения в 14 из 35 районах области.[22] Ввод в действие новой международной скоростной автомагистрали повысит степень реализации транзитного потенциала региона, ускорит развитие и совершенствование транспортной сети на всей территории области.

Преимущества ресурсно-географического положения определяются наличием значительных запасов разнообразных природных ресурсов на территории области и крупных ресурсных баз в ближайшем окружении, прежде всего в приграничных регионах Казахстана (Карагандинский каменноугольный бассейн, Кустанайская группа железорудных месторождений, хромиты Актюбинского региона, нефтегазовые месторождения Западно-Казахстанской области), расположенных в радиальном секторе 150-250 км от оренбургских потребителей. Их относительная близость и отсутствие крупных ресурсоперерерабатывающих   предприятий в сопредельных казахстанских областях способствует оптимизации поставок, загрузке и бесперебойной работе производственных мощностей предприятий топливно-энергетического и металлургического комплекса Оренбуржья, сокращению транспортных издержек в ценовом диапазоне сырья и топлива.

Недостатками ресурсно-географического положения области является относительный дефицит водных ресурсов, крайне ограниченные лесные ресурсы (4% территории региона), значительная удаленность лесозаготовительных районов и морских акваторий с биоресурсами мирового океана. Это сужает ассортимент потребительского рынка соответствующих товаров, приводит к росту цен, сдерживает развитие сельского, рекреационного и охотничье-промыслового хозяйства, отраслей химико-лесного комплекса.

Рыночно-, промышленно- и агломерационно-географическое положение   об­ла­с­ти  от­но­си­тель­но  соседних  ре­ги­о­нов,  крупных эконо­ми­че­с­ких, промышленных и социально-культурных центров, рынков товаров и услуг   имеет свои преимущества и дефекты.  Орен­бур­жье  гра­ни­чит  с  та­ки­ми  экономически  значимы­ми  ре­ги­о­на­ми,  как  Са­мар­ская,  Са­ра­тов­ская, Че­ля­бин­ская  обла­с­ти,  республиками Та­тар­ста­н  и  Баш­кор­то­с­та­н,  ко­то­рые  для Орен­бург­ского региона явля­ют­ся круп­ны­ми по­став­щи­ка­ми то­ва­ров и капитальных вложений, участниками инвестиционных проектов, а так­же      об­ла­да­ют  боль­ши­ми  рын­ка­ми  сбы­та  оренбургской  про­дук­ции. В то же время, массированными поставками, прежде всего продовольственных товаров из соседних республик и областей происходит вытеснение с регионального рынка местных производителей в особенности молочной, мясной, кондитерской, ликероводочной продукции, пива и безалкогольных напитков.

Города-миллионеры – административные центры соседних регионов обладают несравнимо большим экономическим потенциалом и «агломерационным эффектом», чем город Оренбург. Их сравнительная близость и транспортная доступность, более насыщенный и разнообразный рынок товаров и услуг, более емкий и высокооплачиваемый рынок труда способствует оттоку населения из области в эти центры, прежде всего, молодых возрастов, что ухудшает возрастную структуру населения, качественный состав трудовых ресурсов и в целом геодемографическое положение региона.

Более выраженный «агломерационный эффект» Оренбурга по сравнению с административными центрами приграничных регионов Казахстана (Актобэ, Уральск, Костанай) компенсируется диспропорциями в уровне цен. Однако областной центр Оренбуржья превосходит казахстанские региональные центры по разнообразию и номенклатуре товаров и услуг, прежде всего образовательных и сервисных, что является главным стимулом, привлекающих  потребителей из контактной зоны Казахстана.

Пограничное положение региона: преимущества и недостатки, значение в евразийской интеграции.   

Главной особенностью – феноменом географического положения Оренбургской области является ее полиаспектное пограничное положение. Территория региона представляет собой своеобразное семиотическое геопространство, в котором сочетаются и пересекаются разнообразные физико-географические, геоэкономические, социально-культурные, административно-политические границы.

По территории области проходит географическая и историческая трансконтинентальная граница между Европой и Азией, геоморфологические границы между крупными физико-географическими странами материка: Восточно-Европейской равниной, Уральской складчатой страной и Тургайской равниной, природно-зональные и почво-зональные границы между степью и лесостепью, черноземами и каштановыми почвами, климатическая граница умеренного пояса между умеренно-континентальным и континентальным типами климата, гидрографические границы крупнейших речных бассейнов Евразии – Волги, Урала и Оби.

Оренбургский край является непосредственным «ареалом контакта» двух культур – азиатской и европейской, двух мировых религий – христианской и мусульманской, русского, тюркского и финно-угорского языков. Здесь проходят этнические границы полос расселения мордовского (восточная граница), башкирского (южная граница) и казахского (северная граница в Европе) населения.

В сетке экономического районирования России Оренбургская область, находясь в составе Уральского экономического района, граничит с регионами Поволжья. В структуре Федеральных Округов Российской Федерации Оренбуржье является субъектом Приволжского ФО, занимая его окраинную юго-восточную часть, граничит с Уральским ФО.

Об­щая  про­тя­жен­ность  периметра  административных  (с  субъектами РФ)  и  государственных  гра­ниц  Орен­бур­жья – 3700 км.[23]   Вся  за­пад­ная  порубежная  линия  при­хо­дит­ся­  на  гра­ни­цу с Са­мар­ской  об­ластью.  На  край­нем  се­ве­ро-за­па­де  область  гра­ни­чит  с  Та­тар­ста­ном,  на  юго-за­па­де  на не­боль­шом про­тя­же­нии  с  Са­ра­тов­ской  об­ла­с­тью.  От  реки  Ик  до  реки Урал  проходит  почти  вся  се­вер­ная  граница  с  Республикой Баш­кор­то­с­та­н. На се­ве­ро-вос­то­ке регион граничит с Че­ля­бин­ской об­ла­с­тью. На вос­то­ке и  на юге протяженностью 1873 км, протянулась го­су­дар­ст­вен­ная гра­ни­ца с Республикой Ка­зах­ста­н, с тремя приграничными областями – Западно-Казахстанской, Актюбинской и Костанайской.[24]

Как приграничный регион, Оренбургская область имеет самую протяженную среди порубежных субъектов Российской Федерации государственную границу.

Нарастание экономической глобализации, геополитические и интеграционные приоритеты России, ее участие в крупных международных  инфраструктурных проектах, геополитическая и внешнеэкономическая ориентация Казахстана существенно повышают значимость трансграничного положения области.

В условиях глобализации и международной интеграции возрастает экономическая транспорентность государственных границ и пространственная структура мировой экономики все в большей степени приобретает ареальный характер. В пределах государств в активное экономическое взаимодействие вовлекаются регионы, обладающие и использующие преимущества своего приграничного положения.[25] Эффективное использование таких преимуществ является мощным стимулом развития периферийных регионов, привлечением значительной части трудоспособного населения к внешнеэкономической деятельности, ускоренному развитию транспортной инфраструктуры, совместного предпринимательства и бизнеса в условиях углубления международной интеграции на новых рынках.

Перспективы грядущей децентрализации и перенос тяжести рычагов управления на региональный уровень, где должны быть сосредоточены реальные финансовые и управленческие ресурсы, еще в большей степени актуализирует использование преимуществ приграничного положения в развитии  внешнеэкономических связей на уровне регионов.

Оренбургско-Казахстанский фронтир обладает значительным потенциалом природных, экономических, коммуникационных, социально-культурных ресурсов, тесно взаимосвязанных между собой.

В связи с созданием Таможенного Союза значительно возросли контактные функции границы и, соответственно, уменьшились барьерные, что существенно повысило потенциал и преимущество приграничного положения Оренбургского региона, позитивная динамика которого гарантирует более тесное взаимодействие с регионами Казахстана, создание совместных информационных, транспортно-логистических, энергетических структур, серии инновационных программ, а в перспективе кластеров в сфере коммуникаций, энергетики, агропромышленного комплекса, образования, туризма.

Образование единого экономического и таможенного пространства Россией, Белоруссией и Казахстаном способствует усилению позиций Оренбургской области как ключевого региона в реализации международных экономических, гуманитарных, научно-образовательных и экологических проектов, активного продвижения региональных товаров и услуг на рынки Казахстана и стран Центральной Азии.

Важным условием реализации преимущества приграничного положения области является сопоставимая (кроме Светлинского района), а в некоторых районах более высокая, чем в среднем по области концентрация населения в приграничных районах. В 13 пограничных сельских муниципальных образованиях и на территории администраций городов, Орск и Новотроицк проживает 800 тыс. человек, что составляет 40% населения области. Удаленность от границы большинства районных центров не превышает 50 км, а городов Орск и Новотроицк – 15 км. Это несмотря на то, что в 90-е годы вследствие распада СССР и с изменением политического статуса Республики Казахстан произошло возрастание барьерной функции границы, приведшее к возникновению и расширению пробелов в российско-казахстанском пространственном континууме и образованию трансграничной «бреши» в плотности населения.    

Успешной конвертации выгод приграничного положения и ускорения интеграционных процессов способствует симметричность параметров экономического развития трансграничных регионов Оренбургской области и Казахстана. При сопоставлении показателей социально-экономического развития Оренбургская область и приграничные регионы соседней республики, находятся в относительно близкой весовой категории. По таким стандартным показателям как стоимость валового регионального продукта на одного занятого в экономике (производительность труда) и среднемесячная заработная плата из трех приграничных регионов только Костанайская область совсем немного уступает Оренбургской области.[26]

Издержками соседского положения, сужающими экономическую интеграцию, является сравнительно невысокий инвестиционный, научно-технический и технологический потенциал Казахстана и сопредельных с ним государств. Большинство индустриальных, агропромышленных и строительных компаний и фирм Республики Казахстан имеют относительно скромные инвестиционные, финансовые возможности и оборотные средства. Велико в Казахстане социальное расслоение населения по уровню доходов, низкие заработки сельских жителей, более низкая стоимость товаров и услуг, чем в сопредельных территориях Российской Федерации.

Перечисленные факторы ограничивают приток инвестиций, конкурентоспособных технологий и инноваций в Оренбургскую область из Казахстана (инвестиционный и инновационный потенциал стран – соседей второго порядка вообще близок к нулю), сужают экспорт оренбургской продукции и услуг на товарные и потребительские рынки казахстанских регионов и стран Средней Азии.

В то же время население прежде всего приграничных районов Оренбуржья в рамках единого таможенного пространства получило благоприятные возможности приобретать широкий ассортимент товаров в Казахстане по более низким ценам.

Недостаточное влияние институциональных факторов, как на федеральном, так и на региональном уровне, направленных на усиление контактной функции границы, в определенной степени сдерживает развитие внешнеэкономических связей и приводит к диспропорциям в географической диверсификации внешнеэкономической деятельности области. Например, крайне слабо, в основном только на уровне производственных связей металлургического комбината «Уральская сталь»,  развивается приграничное сотрудничество с Костанайской областью, что связано не только с низкой плотностью населения в трансграничной зоне, но и ориентацией почти всех внешнеэкономических контактов казахстанского региона на Челябинскую область.  

Дальнейшему развитию экономической, инфраструктурной, социально-культурной интеграции Оренбургского региона с Республикой Казахстан и, особенно с приграничными территориями будут способствовать институциональные факторы увеличения проницаемости границы, создание новых транспортных коридоров.

В условиях устойчивого тренда углубления и расширения российско-казахстанского сотрудничества в рамках единого экономического и таможенного пространства, развития межгосударственных отношений в формате ШОС и ЕврАзЭС, а также при федеральной поддержке в реализации стратегических проектов приграничных территорий, Оренбургская область в большей степени, чем другие регионы, сможет использовать положительные эффекты своего пограничного положения.

В открывающихся Евразийских интеграционных перспективах, используя выгоды приграничного положения, Оренбургская область из периферийной территории РФ может превратиться в динамичную зону экономического и социально-культурного взаимодействия с приграничными регионами Казахстана.

В складывающимся тренде евразийской интеграции, используя качества и преимущества своего приграничного положения, Оренбургская область становится основным плацдармом углубления и расширения торгово-экономических и инфраструктурных связей с приграничными регионами Республики Казахстан на субрегиональном уровне. В этих условиях Оренбуржье имеет все возможности стать территорией широкомасштабного сотрудничества, межрегиональной и международной кооперации по производству товаров и услуг по типу приграничных еврорегионов, например, Зеландия (Дания) – Сконе (Швеция), Нор-Па-де-Кале (Франция) – Западная Фландрия, Эно (Бельгия), Эльзас, Лотарингия (Франция) – Рейнланд-Пфальц, Баден-Вюртемберг (Германия) или регионов Североамериканской зоны свободной торговли НАФТА – Мичиган, Нью-Йорк (США) – Онтарио (Канада), Калифорния, Техас (США) – Нижняя Калифорния, Тамаулинас (Мексика).        

Расширение и углубление трансграничного сотрудничества будет способствовать диверсификации региональной экономики, снижению ее зависимости от доминирующих отдельных акторов, повысит роль малого и среднего бизнеса во внешнеэкономической деятельности.

Геополитическое положение региона: особенности и значение в региональном развитии.

Геополитическое положение является важным фактором регионального развития особенно в контексте геополитической парадигмы страны. Главными элементами, характеризующими геополитическое положение территории, являются геополитический потенциал и функционал  приграничного положения региона.

Геополитический потенциал квалифицируется размерами его составляющих (размер территории, численность и плотность населения, численность населения административного центра, стоимость валового регионального продукта, величина регионального бюджета), возможностями его внешних взаимодействий (географическое положение, уровень развития институтов и инфраструктуры), степенью внешнеэкономического влияния региона (размер бюджетно-финансовых ресурсов, природно-ресурсный, научно-технический, технологический, экспортный потенциал, конкурентоспособность производимой продукции и услуг).[27]

Характерным признаком геополитического положения приграничного региона является его прямой выход к государственной границе с соседней страной. При этом с одной стороны, территория региона испытывает разнообразное воздействие соседнего государства, а с другой выполняет функцию своеобразного ретранслятора влияния на сопредельную страну, в особенности на ее приграничную территорию.[28]

Распад СССР, стремительное наращивание экономического и политического веса Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, расширение Евросоюза детерминировали трансформацию биполярной геополитической модели и формирование многополюсного мира, привели к масштабному углублению интеграционных процессов на разных географических площадках в мировой экономике.[29] В новых сложившихся реалиях геополитическим императивом России в построении многополярного мира является ее утверждение как мощной, ведущей политической и экономической державы на Евроазиатском пространстве, особенно в Центрально-Азиатском макрорегионе.

В начале ХХ века Х. Макиндер, применяя геополитический подход к реальной политике, утверждал, что ядром цивилизации Суши «срединной землей» (heartland) выступают северо-восточные земли Евразии, совпадающие приблизительно с территорией Российской Империи, СССР.[30] И сегодня, в условиях многополюсного мира, Российская Федерация по своему территориальному масштабу и потенциалу производительных сил является цивилизационной геополитической платформой Евразии, ее пространственно-историческим воплощением.

Смещение центра тяжести мировой экономики в Азию предполагает «восточный разворот» экономической стратегии Российской Федерации и выстраивание геополитических приоритетов и акцентов внешней политики государства в ракурсе складывающихся трендов и обстоятельств. В связи с этой повесткой дня Россия должна выйти на мировую авансцену с конкурентоспособным новым интеграционным проектом, необходимым для развития страны в эпоху неизбежных геополитических перемен.

Евразийский вектор развития международных интеграционных процессов в условиях регионализации всего постсоветского пространства становится все более очевидным. Это привело к созданию Таможенного Союза и единого экономического пространства, образованию россиецентричных геоэкономических и геополитических субрегионов: Россия – Белоруссия – Казахстан, в перспективе – Армения – Кыргызтан.[31]

Сегодня Белоруссия, Россия и Казахстан имеют все предпосылки для того, чтобы сформировать архипелаг новой трансконтинентальной интеграции. Этому способствует столетия совместного сосуществования в рамках общей цивилизации и единого государства, общность ценностных установок, цивилизационных и культурных начал, территориальное положение, сопоставимый уровень экономического развития,  общая философия многополярной глобализации и евразийской регионализации. 

В такой конфигурации континентальной интеграции Оренбургский регион становится провайдером российского евразийского конструктивного геополитического импульса, операционным центром новой интеграционной модели постсоветского пространства.

Выбор мультиполярности как вектора мирового развития ведет к необходимости экономической конвергенции и международной интеграции, прежде всего с прилегающими к России государствами. Имея самую протяженную границу с одной из ключевых стран – бывших республик СССР, Оренбургская область становится одной из главных несущих интеграционных конструкций на постсоветском пространстве, своеобразным гравитационным полем, притягивающим пространства Центральной Азии.

Используя эффекты своего приграничного положения, регион превращается в базовый административно-территориальный сегмент и интеграционный портал, обеспечивающий тесное экономическое сотрудничество, социально-культурное и геополитическое сближение России и Казахстана, стран и регионов Центральной Азии.

Казахстан, обладающий значительным территориальным, природно-ресурсным и экономическим потенциалом, является для РФ ключевым геополитическим игроком на Центрально-Азиатской авансцене, с которым Россия имеет самую протяженную государственную границу. После распада СССР Казахстан, как и другие бывшие союзные республики, оказался в своеобразной геополитической бифуркации. С одной стороны, вследствие деструкции единого геополитического пространства Советского Союза новое государство оказалось в сфере влияния евро-американской, китайской и исламской геоцивилизаций, с другой, между Россией и Республикой Казахстан сохранились и складываются новые устойчивые геополитические зависимости, имеющие глубинную цивилизационную основу.[32]  

Тем самым масштабное развитие и проникающее многосекторное расширение, и углубление многоплановых экономических, инфраструктурных, социально-культурных и гуманитарных связей с Республикой Казахстан находится в контексте глобальной геополитики Российской Федерации. В этой связи Оренбургская область, имея протяженность российско-казахстанской границы почти 1900 км, становится основным контактным ареалом интеграционного процесса, геополитическим, геоэкономическим и геокультурным мостом между Россией и Казахстаном.

Оренбургский регион и город Оренбург обладают особым геополитическим кодом, сформировавшийся 270 лет назад как форпост России на юго-восточных рубежах государства. И в настоящее время и в перспективе Оренбургская область также будет функционировать как российская модель приграничного форпостного многопланового развития.

Оренбуржье для Российской Федерации становится ключевой контактной зоной, одним из основных регионов, транслирующих геополитические установки страны. Его стратегическое значение будет неуклонно возрастать в связи с образованием Евразийского Союза в 2015 году и реализацией международных, интеграционных и инфраструктурных проектов, связанных с созданием транспортных каналов, обеспечивающих нарастающий из года в год товарный поток между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Европой.

 Особая значимость геополитического положения Оренбургской области определяется:

- расположением в центре самого крупного материка Евразия, являющегося главной мировой политической и экономической ареной, где сосредоточено более 2/3 всего населения мира и действуют несколько главных центров современной мировой геополитики и экономики – Европейский Союз, Таможенный Союз стран СНГ, Азиатско-Тихоокеанский регион, Южный и Юго-Восточный Азиатский регион, Ближний Восток;

- наличие самой протяженной по сравнению с другими субъектами Российской Федерации, государственной границы, соответственно с самой обширной контактной зоной сопредельного государства;

- географическое положение в зоне действия основных геополитических интересов России в Центральной и Восточной Азии;

- расположение на линиях экономического взаимодействия и транспортных коридоров, имеющих международное значение между главными «центрами силы» Евразии;

- граница с наиболее развитыми регионами Казахстана со значительным природно-ресурсным и экономическим потенциалом;

- отсутствие в пограничной зоне естественных природных рубежей, представленным лишь совсем незначительным по протяженности водным пространством реки Урал и его притока реки Илек, что способствует увеличению трансграничных контактов и развития экономических и социально-культурных связей;

- расположение зоне активного действия Таможенного Союза, способствующие увеличению транзитных и интеграционных функций области; 

- близость исламского региона определяет для области роль «Ворот в исламский мир», в страны Центральной Азии, в том числе в страны-соседи первого и второго порядка Казахстан, Туркменистан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан.

Проблемными аспектами геополитического положения Оренбургской области являются:

- недостаточная обустроенность и «прозрачность» границы, что способствует транзиту нелегальных товаров, нелегальных мигрантов, стимулирует рост теневой экономики, создает условия для нарастания трансграничной преступности, расширяет асоциальную и криминальную среду, ухудшает социальную и экономическую обстановку;

- массированная экспансия китайского капитала и бизнеса в различные сектора экономики и социальную сферу Казахстана и стран Средней       Азии, что ограничивает экономическое и геополитическое влияние России и ее приграничных регионов.

- положение региона на пути основного потока нелегальной иммиграции по линии Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан – Оренбургская область  – Московская область, Федеральные центры (Москва, Санкт-Петербург);

-  напряженная геополитическая обстановка на границе с соседями второго порядка – Таджикистана, Узбекистана, связанная с эскалацией военно-политического конфликта в Афганистане, являющегося одним из центров исламского экстремизма;

- расположение Оренбургской области на главной транзитной оси наркотрафика из Афганистана – основного ареала производства и распространения наркотиков в европейскую часть России и страны Зарубежной Европы.

Позитивной динамике геополитического положения региона может способствовать:

- наращивание демографического, экономического, инвестиционного и институционального потенциала, формирование положительного имиджа региона и его информационное обеспечение и продвижение;

- инициация и активное участие в международных и межрегиональных проектах по созданию транспортных и энергетических коридоров, коммуникационных каналов на разных участках трансграничного пространства;

- приоритетное развитие и наращивание «агломерационного эффекта» городов расположенных на международных транспортных линиях: Оренбург, Орск, Соль-Илецк, Сорочинск, Бузулук;

- оптимизация фильтрующей функции государственной границы, обеспечивающей очищение международного сотрудничества от «вредных примесей» и безопасность для страны и региона. 

[1] Fujita M., Krugman P., Venables F.J. The Spatial Economy: Cities, Regions and International Trade. Cambridge (Mass.), 2000.

[2] Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: Понятийно-терминологический словарь / Э.Б. Алаев. – М.: Мысль, 1983. – 350 с.

[3] Бакланов П.Я. Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России / П.Я. Бакланов, М.Т. Романов. – Владивосток: Дальнаука, 2009 – 172 с.

[4] Экономическая география / В.П. Желтиков, Н.Г. Кузнецов, С.Г. Тяглов. Серия «Учебники и учебные пособия». Ростов н/Д: Феникс, 2001. – 384 с. 

[5] Баранский Н.Н. Экономико-географическое положение // Становление советской экономической географии: избр.труды. – М.:Мысль, 1980. – 287 с.

[6] Бакланов П.Я. Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России / П.Я. Бакланов, М.Т. Романов. – Владивосток: Дальнаука, 2009 – 172 с.

[7]     Плисецкий Е.Л. Коммерческая география России: Территориальная организация производства и рынка: учебное пособие / Е.Л. Плисецкий. – М.: КРОНУС, 2007. – 216 с.

[8]     там же.

[9]     Голубчик М.М. Экономическая и социальная география: Основы науки: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / М.М.Голубчик, Э.Л.Файбусович, А.М.Носонов, С.В.Макар  –  М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2003. – 400 с. 

[10] Маергойз И.М. Уникальность экономико-географического положения советского Дальнего Востока и некоторые проблемы его использования в перспективе // Вести Моск. ун-та. География. – 1974. - № 4. – С. 3-9.

[11]   Плисецкий Е.Л. Коммерческая география России: Территориальная организация производства и рынка: учебное пособие / Е.Л. Плисецкий. – М.: КРОНУС, 2007. – 216 с. 

[12] Голубчик М.М. Экономическая и социальная география: Основы науки: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / М.М.Голубчик, Э.Л.Файбусович, А.М.Носонов, С.В.Макар  –  М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2003. – 400 с.

[13]    Маергойз И.М. Уникальность экономико-географического положения советского Дальнего Востока и некоторые проблемы его использования в перспективе // Вести Моск. ун-та. География. – 1974. - № 4. – С. 3-9.

[14]   Народонаселение мира. Справочник. Под ред. Б.Ц. Урланиса. М., Статистика, 1978. – 447 с.

[15]   Семенов Е.А. Экономическая и социальная география Оренбургской области: учебное пособие / Е.А. Семенов, Т.А. Герасименко, Р.Ш. Ахметов. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2011. – 136 с. 

[16] Голубчик М.М. Экономическая и социальная география: Основы науки: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / М.М.Голубчик, Э.Л.Файбусович, А.М.Носонов, С.В.Макар  –  М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2003. – 400 с.

[17]    Маергойз И.М. Уникальность экономико-географического положения советского Дальнего Востока и некоторые проблемы его использования в перспективе // Вести Моск. ун-та. География. – 1974. - № 4. – С. 3-9. 

[18]   Географический  атлас Оренбургской области / Науч. ред. и сост. чл.-корр. РАН А.А.Чибилев. – М.: Изд-во «ДИК»; – Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1999. – 95 с. 

[19]   Стратегия развития Оренбургской области до 2020 года и на период до 2030 года. Приложение к постановлению Правительства области от  20.08.2010

[20]    там же.

[21]    там же.

[22]    Семенов Е.А. Экономическая и социальная география Оренбургской области: учебное пособие / Е.А. Семенов, Т.А. Герасименко, Р.Ш. Ахметов. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2011. – 136 с.

[23]   Гуков А.М. Оренбуржье – форпост России / Под ред. А.М. Гукова. -  Оренбург: ОАО «ИПК «Южный Урал»», 2010. – 128 с.

[24]    там же.

[25]   География мирового хозяйства: Учебник для студентов высших учебных заведений  / ред. проф. Н. С. Мироненко – М.: Издательство «Тревел Медиа Интернэшнл», 2012. – 352 с. 

[26]   Российско-Казахстанский трансграничный регион: история, геоэкология и устойчивое развитие / Под ред.  А.А.Чибилева. – Екатеринбург: УрО РАН, 2011. – 216 с. 

[27] Бакланов П.Я. Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России / П.Я. Бакланов, М.Т. Романов. – Владивосток: Дальнаука, 2009 – 172 с.

[28]    там же.

[29]    Кефели И.Ф.  Российское геополитическое пространство: история созидания и сценарии будущего // Географическое пространство России: образ и модернизация. Сб. ст. / Под ред. Н.В. Каледина и А.И. Чистобаева. – СПб.: Изд-во «ВВМ», 2011. – 354 с.

[30]   Гладкий Ю.Н. Россия в лабиринтах географической судьбы. Юридический центр Пресс, 2006. 

[31] Каледин Н.В. Территориально-политические системы и политическая регионализация постсоветского пространства // Географическое пространство России: образ и модернизация. Сб. ст. / Под ред. Н.В. Каледина и А.И. Чистобаева. – СПб.: Изд-во «ВВМ», 2011. – 354 с. 

[32]    Кефели И.Ф.  Российское геополитическое пространство: история созидания и сценарии будущего // Географическое пространство России: образ и модернизация. Сб. ст. / Под ред. Н.В. Каледина и А.И. Чистобаева. – СПб.: Изд-во «ВВМ», 2011. – 354 с.

1.3 Демографический потенциал Оренбургской области

Население  представляет  собой  сложную  совокупность  людей, про­живающих  в  пределах  определенной  территории.  Оно  характеризуется  своеобразным  набором  взаимосвязанных  явлений  и  процессов,  опреде­ляющих  территориальные  особенности  его  жизнедеятельности.  К  числу  важных  характеристик  населения  относятся:  числен­ность  и  плотность  населения,  его  состав  по  полу  и  возрасту,  национальности  и  религиозности,  воспроизводство,  миграции,  структура  занятости  и  рынок  труда.

Изучение населения как важнейшего компонента географических исследований довольно долгое время находилось на задворках отечественной научной географии. Главным недостатком такого подхода была поверхностная интерпретация, а часто полное пренебрежение социальными факторами в экономическом развитии территорий различного уровня. Своеобразие характерных черт населения как детерминантов экономического развития если не игнорировали, то существенно упрощали. Считалось, что в отличие от природных ресурсов и средств производства население существует всегда «под рукой» как постоянный инструмент и фактор территориальной организации производительных сил.

Исправить сложившееся ущемление «географических прав» населения в конце 40-х годов 20-го столетия предпринял именитый ученый, один из основоположников советской школы экономической географии – Н.Н. Баранский. Забвение человека в географических исследованиях Баранский считал главным «грехом» отечественной географии, обозначив эту данность своей знаменитой фразой – «Человека забыли!». Он утверждал, что раздел о населении в новых географических работах «выпал бесследно, провалившись между природой и хозяйством». Экономическую географию и страноведение, где в центре внимания находятся отрасли производства, а не человек, Баранский называл «бесчеловечной и противоестественной». По его мнению, именно характеристики населения наиболее четко выражены в пространстве и обусловлены факторами регионального порядка, которые весьма заметно влияют на хозяйство стран и районов.[1]

Авторитетному ученому удалось сместить вектор географических исследований в сторону социализации географии. Впоследствии возникли научные школы и направления в области географии населения, этногеографии, геоурбанистики (Покшишевский В.В., Гумилев Л.Н., Ковалев С.А., Алексеев А.И., и д.р.). Между тем и в настоящее время, особенно в формате региональных исследований, продолжает доминировать природно-ресурсный и отраслевой подход, только в отличие от плановой парадигмы советского периода, сегодня – в контексте рыночных отношений. Несомненно, социальные факторы стали иметь больший диапазон актуализации, но зачастую как формальное наполнение исследований данными по общей численности, средней плотности, воспроизводству и миграциям, доле городского населения, об этническом и религиозном составе. Население часто представлено статистическим социумом людей разных национальностей, которые рождаются, умирают, перемещаются и где-то заняты.

Многие геодемографические и социальные аспекты рассматриваются, как правило, вне связи с экономикой, без оценок причинно-следственных связей различий отдельных территорий по величинам социальных индексов и влияния демографических и этно-конфессиональных факторов на экономическое развитие регионов. Игнорирование национальных особенностей, демографических и социо-культурных характеристик населения нередко снижает результативность различного рода инвестиционных проектов, когда деньги вкладываются в промышленные объекты и гектары пахотных угодий, а не в людей. 

Необходимость социализации географических исследований связана с современными реалиями общественного развития, основным приоритетом которого является совершенствование человеческого потенциала на основе социальной модернизации экономики. При этом главными стратегическими целевыми ориентирами социально-экономического развития территорий становится повышение качества жизни населения (улучшение благосостояния, расширение структуры потребностей и человеческого выбора), создание комфортной среды обитания и форм жизнедеятельности населения в постоянно меняющейся социальной и экономической среде.[2], [3]

Современная политическая и социально-экономическая реальность находится в тесной взаимосвязи с повышением экономической самостоятельности регионов, функционированием рыночных отношений в условиях конкурентной среды и различных форм собственности, развитием глобальной и региональной интеграции с расширением свободы передвижения товаров, капиталов и трудовых ресурсов. Перечисленные признаки обуславливает еще большую необходимость исследовать население не только как активного участника производства, но и как представителя той или иной социальной группы, этнической  общности,  как  потребителя  товаров  и  услуг. В  целях  устойчивого,  эффективного  развития  территориальных  образований  различных  уровней,  следует  всесторонне  учитывать  национально-религиозный  фактор,  демографические  и  миграционные  процессы,  естественно  сложившиеся  трудовые  навыки  и  традиции,  динамику  половозрастной  структуры,  потребительские  особенности  и  другие  характеристики  жизнедеятельности  населения, а также выявлять степень влияния и величину их причинно-следственных связей в социально-экономическом развитии регионов.

Чис­лен­ность на­се­ле­ния Орен­бург­ской об­ла­с­ти, как и других регионов, так и стра­ны в це­лом, представляет собой подвижную динамическую категорию. Она фор­ми­ру­ет­ся как под воз­дей­ст­ви­ем ес­те­ст­вен­но­го (со­от­но­ше­ние рож­да­е­мо­с­ти и смерт­но­с­ти), так и ме­ха­ни­че­с­ко­го (ми­г­ра­ции) дви­же­ния на­се­ле­ния. Со­вре­мен­ное на­се­ле­ние области по чис­лен­но­с­ти и этническому со­ста­ву яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том дли­тель­но­го ис­то­ри­че­с­ко­го про­цес­са ос­во­е­ния и за­се­ле­ния просторов Оренбуржья, а также следствием миграций и демографических факторов.

В древ­ние и средние века че­рез тер­ри­то­рию региона, как че­рез своеобразные географические во­ро­та, сжа­тые меж­ду Ураль­ски­ми го­ра­ми на се­ве­ре и Ка­с­пий­ским мо­рем на юге, про­хо­ди­ли с вос­то­ка на за­пад вол­ны ко­че­вых на­ро­дов, ос­тав­ляя здесь сле­ды сво­е­го пре­бы­ва­ния лишь в ар­хе­о­ло­ги­че­с­ких па­мят­ни­ках и ге­о­гра­фи­че­с­ких на­зва­ни­ях. В 16-17 веках просторы Оренбургского края становятся зоной регулярных кочевий формирующихся этнических сообществ казахов и башкир. В этот же период на тер­ри­то­рии области возникают первые на­се­лен­ные пунк­ты рус­ских пер­во­по­се­лен­цев-казаков и переходящих к оседлости башкир. Но процессы заселения имели неустойчивый характер, и малочисленное население региона росло крайне медленно. 

Начало значительного и ускоренного роста чис­лен­но­с­ти на­се­ле­ния датируется первой половиной 18 века, связанное с масштабным освоением территории Орен­бур­жья Рос­сий­ской им­пе­рией и строительством военного и торгово-экономического центра новой губернии – города Оренбурга. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во стре­ми­лось ут­вер­дить­ся на новых зем­лях, которые стремительно ос­ваивались и за­се­лялись вы­ход­ца­ми из вну­т­рен­них гу­бер­ний Рос­сии. Наличие разнообразных минеральных богатств и ог­ром­ные про­ст­ран­ст­ва пло­до­род­ных зе­мель при­тя­ги­ва­ли казаков и крестьян-зем­лепаш­цев, горнозаводских рабочих. Создание пограничной линии городков-крепостей и функциональное развитие Оренбурга как военного форпоста и торгового центра способствовали притоку военных и торговых людей.

Устойчивый рост численности на­се­ле­ния региона про­дол­жил­ся в 19-ом и в начале 20 века, существенно возрастая в от­дель­ные пе­ри­о­ды, на­при­мер, по­сле от­ме­ны кре­по­ст­но­го пра­ва, ког­да обретавшие свободу кре­с­ть­я­не по­лу­чи­ли воз­мож­ность создавать общины и индивидуальные хозяйства на свободных землях. Особенно увеличился при­ток на­се­ле­ния по­сле от­кры­тия в 1877 году же­лез­ной до­ро­ги Самара – Оренбург и Оренбург – Ташкент в 1905 году, а так­же в пе­ри­од реализации в на­ча­ле 20 века «сто­лы­пин­ской» аг­рар­ной ре­фор­мы. Индикатором такого ускоренного роста населения стал город Оренбург, численность жителей которого за 60 лет (1857 – 1917 гг.), увеличилась более чем в 10 раз. В начале 20 века центр Оренбургской губернии был крупнейшим городом по численности населения на Урале и во всей азиатской части России.[4], [5] 

В первой половине XX века на динамике численности и на тем­пах ес­те­ст­вен­но­го при­ро­с­та на­се­ле­ния области от­ра­зи­лась вся дра­ма­тургия со­бы­тий отечественной истории это­го периода, приведшая к локальным фазам сокращения населения и демографической депрес­сии. Последствия Граж­дан­ской вой­ны, кол­лек­ти­ви­за­ции и по­ли­ти­че­с­ких ре­прес­сий, го­лода 1921 и 1933 годов, Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны при­ве­ли к значитель­ным людским по­те­рям. Наиболее характерным примером таких социально-демографиче­ских потрясений в регионе был период Граж­дан­ской вой­ны, который сопровождался массо­вой гибелью и исходом населения. Только Оренбург в эти годы потерял почти четверть своего населения, восстановив численность 1913 года лишь к середине 30-х годов. [6], [7]   Известен исход более 20-ти тысяч оренбургских казаков – «голодный поход» в конце 1919 года за пределы губернии в Семиречье, а затем в Западный Китай.  

Но в це­лом за период с 1920 года по 1941 год население региона про­дол­жа­ло уве­ли­чи­вать­ся в основном бла­го­да­ря со­хра­няв­шим­ся тра­ди­ци­ям мно­го­дет­но­с­ти и как след­ст­вие вы­со­кой рож­да­е­мо­с­ти. Незначительный миграционный приток преимущественно был связан с индустриальным развитием в основном восточного Оренбуржья. К мо­мен­ту об­ра­зо­ва­ния Орен­бург­ской об­ла­с­ти в современных границах в де­ка­б­ре 1934 года чис­лен­ность её на­се­ле­ния со­став­ля­ла 1,6 млн. жи­те­лей.[8]

В годы Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны сдвиги в чис­лен­но­с­ти на­се­ле­ния бы­ли свя­за­ны с тремя определяющими факторами:

- мас­со­вым при­зы­вом мужского населения на действующий фронт и людскими военными потерями;

- эвакуацией в об­ласть с оккупированных территорий вме­с­те с пред­при­я­ти­я­ми и ор­га­ни­за­ци­я­ми около 240 тысяч вынужденных временных переселенцев, часть из которых и после войны осталась в регионе;

- резким спадом рождаемости вследствие гендерного перекоса в структуре населения, социальных лишений и потрясений.

Образовавшийся в годы войны демографический «провал», и в дальнейшем, накатывая волной через поколение, снижает коэффициенты рождаемости, вызывая периодические отклонения в динамике численности населения.       

Наибольшие темпы роста численности на­се­ле­ния об­ла­с­ти происходили в 50-е – 60-е го­ды, что было связано с послевоенным «бэби бумом» и ростом рождаемости в начале 60-х годов, ког­да многочисленное предвоенное поколение достигло своего репродуктивного возраста. За­мет­ное влияние на позитивное расхождение показателей рождаемости и смертности оказало повышение уровня жиз­ни на­се­ле­ния, уве­ли­чение тем­пов жилищного стро­и­тель­ст­ва, профилактика заболеваемости и улучшение медицинского обслуживания. Кро­ме то­го, осуществление в этот период на тер­ри­то­рии об­ла­с­ти грандиозной государственной про­грам­мы по поднятию це­лин­ных зе­мель, а также масштабное строительство и ввод в строй крупных промышленных объектов (Орско-Халиловский металлургический и Гайский горно-обогатительный комбинаты, Ириклинская ГГЭС, Оренбургский газоперерабатывающий комплекс) способствовали значительному притоку в регион трудовых ресурсов преимущественно молодых возрастов. Только на освоение новых земель в середине 50-х годов в восточные и южные районы Оренбуржья прибыло около 70 тысяч первоцелинников.[9] 

Перечисленный конвейер демографических и социально-экономиче­ских факторов обусловил самые высокие показатели возрастания численности населения и естественного прироста, который в среднем за период с 1950 – 1965 годы составлял 17-19 человек на 1000 населения. А численность постоянных жителей региона только за межпереписной период с 1959 года по 1970 год увеличилась почти на 220 тысяч.[10], [11]

К се­ре­ди­не 60-х го­дов на­се­ле­ние об­ла­с­ти достигло 2 млн. жи­те­лей. В дальнейшие годы кривая динамики численности на­се­ле­ния существенно понизилась, и значительно меньший, чем в предыдущий период, рост населения вплоть до конца 80-х годов обеспечивался исключительно за счет естественного прироста перекрывавшего миграционную убыль. Это бы­ло след­ст­ви­ем как сни­же­ния рож­да­е­мо­с­ти и, соответственно, ес­те­ст­вен­но­го при­ро­с­та в свя­зи с пе­ре­хо­дом к со­вре­мен­но­му ти­пу вос­про­из­вод­ст­ва на­се­ле­ния, так и устойчивым миграционным от­то­ком на­се­ле­ния из об­ла­с­ти в со­сед­ние ре­ги­о­ны (преж­де все­го По­вол­жье и Урал) и в автономные округа Западной Сибири. Там в этот пе­ри­од более интенсивно осваивались новые нефтегазовые месторождения, раз­ви­ва­лась про­мы­ш­лен­ность, стро­и­лись круп­ные пред­при­я­тия, та­кие, как Волж­ский и Кам­ский ав­то­за­во­ды.

Наиболее ощутимо миграционные процессы отразились на динамике численности сельского населения области. Ускоренные темпы урбанизации и промышленного развития, крупнейшие государственные стройки в стране и в регионе уже с конца 50-х годов постоянно отбирали человеческие ресурсы у сельской местности. Самое значительное сокращение численности происходило за период с 1970 – 1985 годы, когда в среднем ежегодные миграционные потери сельского населения региона превышали 10 тысяч человек.     

Эти об­щие чер­ты динамики чис­лен­но­с­ти на­се­ле­ния об­ла­с­ти со­хра­ни­лись в це­лом до на­ча­ла 90-х го­дов про­шло­го ве­ка. С рас­па­дом Со­вет­ско­го Со­ю­за про­изо­ш­ли рез­кие из­ме­не­ния в ес­те­ст­вен­ном и ме­ха­ни­че­с­ком дви­же­нии на­се­ле­ния об­ла­с­ти, и сло­жи­лась иная траектория ди­на­ми­ки его численности.

С начала и до конца 90-х го­дов, несмотря на начавшуюся в 1993 году естественную убыль, в Оренбургской области, в отличие от большинства регионов страны, численность населения продолжала расти и достигла своего максимума (2225,5 тыс.) в 1998 году. С 1990 по 1998 год ее увеличение составило 74,4 тысяч (3,5%), в том числе сельское население за этот период выросло на 41,4 тысяч (5,4%) человек.[12], [13] Рост населения во многом был обусловлен массовым миграционным притоком из стран СНГ вследствие распада СССР. В условиях депопуляции населения миграция стала единственным источником восполнения его численности. Объемы миграции были достаточны не только для компенсации естественной убыли, но и для обеспечения прироста численности жителей региона. Показатели миграционного прироста за эти годы заметно превышали естественную убыль.

Иммигранты, в большинстве своем вынужденные, в одинаковых пропорциях расселялись как в городах, так и в сельской местности в зависимости от материальных возможностей приобретения и аренды жилья. Преобладающий рост сельских жителей по сравнению с городским населением был связан в эти годы с более благоприятной демографической ситуацией на селе, отличительными чертами которой были отсроченная депопуляция и меньшая величина естественной убыли. Во многом благодаря миграционному притоку область, в отличие от большинства регионов России, сохранила неизменную численность населения за межпереписной период (1989 – 2002 годы). 

            Таблица 1.3.1 – Динамика численности населения Оренбургской области в 1926–2014 гг.[14],[15],[16],[17],[18],[19],[20]

Годы

Все население, тыс. чел.

в том числе, тыс. чел.

в том числе, в %

городское население

сельское население

городское население

сельское население

1926

1498,3

212,8

1285,5

14,3

85,7

1939

1674,5

379,9

1294,6

22,7

77,3

1959

1831,5

826,5

1005,0

45,1

54,9

1970

2050,0

1087,9

962,1

53,1

46,9

1979

2088,1

1258,4

829,7

60,0

40,0

1990

2151,1

1388,4

762,7

64,5

35,5

1995

2223,4

1425,7

797,7

64,1

35,9

2000

2219,5

1277,3

942,2

57,5

42,5

2005

2150,4

1240,8

909,6

57,7

42,3

2006

2137,8

1228,1

909,7

57,4

42,6

2007

2125,5

1220,8

904,7

57,4

42,6

2008

2119,0

1216,3

902,7

57,4

42,6

2009

2111,5

1211,9

899,6

57,4

42,6

2010

2112,9

1212,6

900,3

57,4

42,6

2011

2031,5

1213,6

817,9

59,7

40,3

2012

2023,7

1206,1

817,6

59,6

40,4

2013

2016,1

1202,8

813,3

59,7

40,3

2014

2008,6

1202,1

806,5

59,8

40,2

Однако в конце 90-х годов миграционный «ресурс» стран СНГ существенно сократился, и вклад миграционного компонента в динамику численности населения стал неуклонно уменьшаться, а отрицательное сальдо межрегиональных миграций возросло, и население области, как городское, так и сельское, стало сокращаться. В 1998 году численность населения стабилизировалась на основании паритета показателей естественного и миграционного прироста (соответственно -3,0 и +2,9 человек на 1000 населения), но уже с 1999 года в регионе отмечалось непрерывное снижение его численности. И если в 1999 – 2000 годах это происходило на фоне миграционного прироста, который отчасти компенсировал естественную убыль, то начиная с 2001 года наряду с отрицательными коэффициентами естественного прироста, устойчивая миграционная убыль также становилась фактором сокращения численности населения Оренбургской области. К 2010 году число жителей региона уменьшилось почти на 113 тысяч, а с учетом корректировок Всероссийской переписи в октябре 2010 года, к 2014 году по сравнению с пиковым 1998 годом сократилось на 217 тысяч, откатившись к уровню конца 60-х годов. Минимальный естественный прирост в 2012 – 2013 годах никак не изменил тренд динамики ее снижения.

Тенденция сокращения численности проживающих в регионе людей коснулась как городов, так и сельской местности. Аномальный прирост сельского населения и резкое падение численности городского в 2000 году были обусловлены преобразованием поселков городского типа в сельские поселения в ходе административно-территориальной муниципальной реформы. «Административной рурализации» подверглись более 20-ти городских поселений, где 147,5 тысяч человек «легким движением руки» превратились из горожан в сельских жителей.

Население теряют большинство городов и сельских районов, кроме областного центра и некоторых приграничных с ним районов (Оренбургский, Сакмарский). Это связано с административным статусом Оренбурга как региональной столицы и его агломерационным эффектом, следствием которых явился рост численности населения в главном городе области и в районах, входящих в зону влияния его агломерации. Относительную стабильность населения сохраняют «нефтяные центры» региона – города Бузулук и Сорочинск, а также Соль-Илецк с новым функциональным обликом таможенного терминала и рекреационно-оздоровительного центра.

В настоящее время по численности населения Оренбургская область занимает 25-е место из 85 регионов России и 7 место из 14 регионов Приволжского Федерального округа (1,5% от населения Российской Федерации и 7,0% от населения Приволжского федерального округа). По этому показателю регион сопоставим с такими субъектами Российской Федерации как Приморский край, Омская область, Республика Крым и с такими странами мира, как Латвия, Словения, Македония, Намибия. 

Таблица 1.3.2. Динамика численности постоянного населения городов Оренбургской области в 1991 – 2014 гг. [21],[22],[23],[24],[25]

 

Дата образования города

Получение статуса города

1991 г.

2003 г.

2014 г.

2014 г. к 2003 г., %

Оренбургская область

1934

2164,9

2176,0

2008,6

92,3

Городское население

 

1403,1

1257,9

1202,1

95,5

Сельское население

 

761,8

918,1

806,5

87,8

г. Оренбург

1743

1743

527,7

519,2

560,0

107,9

г. Орск

1735

1865

272,2

272,7

234,8

86,0

г. Новотроицк

1921

1945

107,6

107,9

93,6

86,7

г. Бузулук

1736

1781

85,1

85,5

84,7

99,1

г. Бугуруслан

1748

1781

54,1

53,8

50,0

92,9

г. Гай

1959

1979

42,6

43,8

36,5

83,3

г. Медногорск

1933

1939

34,2

33,8

26,5

78,4

г. Сорочинск

1737

1945

27,2

29,9

28,5

95,3

г. Кувандык

1890

1953

29,1

30,2

25,0

82,8

г. Соль-Илецк

1754

1865

23,7

26,9

27,3

101,5

г. Абдулино

1795

1923

22,9

22,8

19,5

85,5

г. Ясный

1961

1979

19,1

18,2

15,6

85,7

По имеющимся аналитическим прогнозам в ближайшие годы сокращение численности населения области продолжится. Это будет обусловлено, прежде всего, продолжением тренда миграционной убыли населения вследствие значительного отрицательного сальдо межрегиональных миграций. Агломерационный эффект городов-миллионеров – областных и республиканских центров и крупных городов (Тольятти, Магнитогорск) соседних регионов сохранит свою доминирующую гравитацию и продолжит «вытягивать» человеческие ресурсы из Оренбуржья.

Незначительный демографический «всплеск» будет кратковременным (2012 – 2015 годы) и не изменит общей тенденции динамики численности населения, а к 2016 – 2017 годам, когда малочисленное репродуктивное поколение 90-х годов начнет замещать многочисленное 80-х, сведется к нулю. В последующие годы, с учетом прогнозов соотношения стандартных показателей рождаемости и смертности, население региона «накроет» новая волна продолжительного демографического кризиса, что еще в большей степени ускорит сокращение его численности.

Продолжительные (с 1999 года) количественные и качественные потери человеческого капитала являются конкурентным недостатком области и снижают эффекты социально-экономического развития территории. Изменить такое положение может реализация в пределах Оренбуржья крупномасштабных общероссийских или международных инфраструктурных и производственных проектов, а также эффективная региональная демографическая и миграционная политика, направленная на поощрение рождаемости, снижение смертности и создание условий для привлечения и закрепления населения в регионе.

Расселение населения представляет собой сложный социально-экономический процесс, отражающий пространственную форму организации общества. Под расселением понимают процесс распределения и перераспределения населения по территории и его результат – образование сети городских и сельских поселений и их переходных и комбинированных форм. Расселение включает размещение населения, функциональные территориальные взаимосвязи населенных мест и миграции населения.[26]

Важнейшим свойством расселения является его структурная и пространственная динамичность. Расселение подвержено изменениям, как по численности, так и по системным характеристикам. Характер таких преобразований находится в тесной взаимосвязи с политико-административными, экономическими, социальными и демографическими аспектами развития общества. Расселение является сложной трансформирующейся системой, обладающей способностью к самоорганизации и адаптивностью к внешним воздействиям.[27]

На характер расселения влияют четыре основные группы факторов:

-  природные (климат, рельеф, почвы, наличие месторождений полезных ископаемых);

- исторические (пространственно-временные особенности и хронологическая неравномерность процессов заселения территории);

- социально-экономические (уровень экономического развития территорий, региональные различия в размещении отраслей хозяйства и инфраструктуры, уровне доходов населения и т.д.);

- демографические (интенсивность естественного и механического движения населения).

Основной формат расселения представляет собой постоянные или функционирующие длительное время городские и сельские поселения, при этом существуют сезоннообитаемые пункты, населенные только в определенные сезоны года. Кроме того, выделяют передвижные и временные поселения, а также различные виды дисперсного расселения.

Главными показателями, квалифицирующими расселение на определенной территории, являются плотность населения, людность (численность жителей) и число городских и сельских поселений. Данные показатели оценивают степень освоенности территории, которая в свою очередь отражает степень благоприятности климата, уровень хозяйственного использования, обеспеченность инфраструктурой и другие условия.

Одной из важнейших характеристик расселения является его пространственный рисунок, который представляет собой взаимное размещение населенных пунктов с учетом их людности. Вся совокупность населенных пунктов, расположенных на определенной территории, представляет собой сеть поселений.

Территориальное сочетание поселений, между которыми существуют в той или иной степени четкое распределение функций, производственно-экономи­ческие и социально-культурные связи, определяет систему расселения,[28] главными параметрами которой служат число и людность поселений, входящих в ее состав, и степень интенсивности социально-экономических связей между этими поселениями.

Средняя плотность населения Оренбургской области – 16,4 человек на 1 кв. км, что почти в 2 раза больше чем в среднем по Российской Федерации, в тоже время примерно в 2 раза меньше чем в европейской части России (рис. 1.3.1). По величине данного показателя Оренбуржье сопоставимо с такими регионами страны как Пермский край, Тверская и Новосибирская области, а в проекции субъектов политической карты мира с такими государствами как Финляндия, Уругвай, Новая Зеландия.

Сравнительно низкая по европейским меркам плотность населения, несмотря на относительно благоприятные природные условия для расселения и ведения сельского хозяйства, обусловлена периферийным положением региона в течение длительного исторического времени, «отодвинутостью» от основной оси экономического развития в период индустриализации и более поздним освоением территории. В Приволжском ФО (средняя плотность населения – 28,7 человек на 1 кв. км) только Кировская область имеет меньшую величину этого показателя. 

Рисунок 1.3.1. Численность и плотность населения по районам на 1.01.2014 г.

Рисунок 1.3.2. Возрастной состав населения по районам на 1.01.2014 г.

Заселение и освоение территории Оренбургской области происходило с северо-запада и с запада на юг и на восток. Восточные и крайние южные районы Оренбуржья отличаются менее комфортными природными условиями для жизни населения и сельскохозяйственного освоения. Они стали активно заселяться лишь в ХХ веке. В период индустриализации 30-х годов, а также в 50-е – 60-е годы на минеральных ресурсах востока области начали функционировать промышленные предприятия, возникать новые рабочие поселки и города (Медногорск, Новотроицк, Гай и др.), стало быстро расти население. Целинная кампания 50-х годов способствовала аграрному освоению восточных и южных районов. Сюда прибывали десятки тысяч переселенцев-целинников, образовывались сельские поселения (новые совхозы) и, соответственно, увеличивалась численность и плотность сельского населения.

В 60-е – 80-е годы, вследствие активной фазы развития урбанизации и административных экспериментов по искоренению неперспективных деревень, происходило заметное перераспределение населения между городскими и сельскими поселениями. За этот период сельское население области сократилось на 24%, соответственно уменьшилась плотность населения внегородского пространства и число сельских населенных пунктов. Данный процесс стал главным фактором в основном однонаправленной динамики региональной системы расселения в эти годы, выражавшейся в устойчивой миграции населения из сельских поселений в города.

В 90-е годы в связи с внушительным притоком международных мигрантов в сельскую местность и расширением пригородной зоны обозначилась ограниченная реверсная динамика в структуре расселения. Небольшой прирост сельского населения происходил почти во всех районах преимущественно в крупных населенных пунктах.

В целом размещение населения по территории региона соответствует качеству природных условий для жизни и хозяйственной деятельности населения. Наиболее высокая плотность – в центральной и западной части области. Концентрируется население также по берегам крупных рек и в районах с благоприятным экономико-географическим положением: вдоль железной и автомобильной дороги Самара – Оренбург – Орск, вдоль железнодорожных магистралей Уфа – Самара (северо-запад области), Оренбург – Ташкент и вблизи городов. На размещение и плотность населения в восточной части области повлияло также наличие запасов минеральных ресурсов и их территориальные сочетания, некоторые города и поселки расположены у месторождений полезных ископаемых и мест их переработки. Минимальную плотность имеет крайний восток региона.

В Оренбургской области сложилась полицентрическая система расселения. В ее территориальной структуре выделяются несколько иерархически выстроенных концентров максимальной концентрации и плотности населения, которые сформировались в результате влияния и взаимодействия хронологически и географически разнесенных природных, исторических, социально-экономических и административно-институциональных факторов.

Самым крупным сгустком населения выделяется Центральный (Оренбургский) ареал. Здесь в радиусе 50-ти километров от областного центра проживает около 700 тысяч человек, что составляет 35% всего населения региона. Вторым фокусом концентрации населения является Орско-Новотроицкая конурбация, где в ее 50-ти километровом радиальном секторе примыкающим к границе с Казахстаном сосредоточено более 400 тысяч человек (20% жителей области). Около 160 тысяч жителей (8% населения региона) сконцентрировано в Бузулукском 50-ти километровом радиальном ареале. Таким образом, на 13% территории области постоянно проживает 63% ее городского и сельского населения.[29]

Сложившаяся в Оренбуржье система расселения имеет структурные черты сходства с такими регионами России как Республика Татарстан, Краснодарский, Алтайский и Хабаровский край, Владимирская, Челябинская, Иркутская и Белгородская области.

Полицентрическая конструкция расселения имеет определенные преимущества. Наличие нескольких урбанистических концентров способствует формированию вокруг каждого из них зоны влияния на окружающую территорию, что благоприятствует ускоренному продвижению и распространению разнообразных услуг, товаров и инноваций. Такие центры – города, как правило, становятся катализаторами социально-экономического развития и более эффективной организации окружающего пространства. И чем крупнее город, тем больше зона его влияния на окружающую территорию.

Но, исходя из величины и конфигурации Оренбургской области, а также её экономико-географического положения, полицентрическая система расселения наряду с достоинствами имеет свои недостатки. Прежде всего, это малочисленность городов, их число не соответствует масштабам территории региона, преобладание малых городов, неравномерное распределение городских поселений и значительные расстояния между ними. Дистанция между Оренбургом и основными центрами на западе (Бузулук) и востоке (Орск-Новотроицк) области составляет 250-280 километров.

Доступность городов и густота их сети является важнейшим условием формирования опорного каркаса расселения на территории. Среднее расстояние между городами в странах Зарубежной Европы составляет 25-30 км, в Европейской части России – 70-75 км, в Оренбургской области величина этого показателя равна 100-105 км. Широтная протяженность региона и редкая сеть городов приводит к образованию разреженного социально-экономического пространства, что не способствует смыканию зон влияния городов как ос­новных полюсов развития и препятствует внутренней сплоченности территории.

Вне ареалов урбанизационного влияния усиливается «вязкость» пространства, снижается территориальная подвижность населения, для жителей ограничиваются возможности полноценной занятости и поиска лучших мест приложения труда. При такой разреженности экономического пространства и расселения отчетливо обрамляются контрасты, когда модернизации городских зон сопутствует социальное обветшание провинции.[30] Из таких территорий, в особенности наиболее отодвинутых от основных центров, начинает нарастать миграционный отток населения в другие регионы и соответственно меняться внутриобластная фактура расселения.  

Региональные столицы и крупные центры (Тольятти, Магнитогорск, Набережные Челны, Нижнекамск) соседних субъектов РФ имеют значительно более весомый агломерационный эффект, чем города области (за исключением Оренбурга) и, соответственно, обладают более привлекательными условиями жизнедеятельности и рынками товаров, услуг, труда. Экономическая депрессия в Орско-Новотроицком промышленном районе, колоссальный диспаритет экономических потенциалов и социальных преимуществ между городскими ареалами Бузулука – Бугуруслана и соседней Самаро-Тольяттин-ской агломерацией, ориентирует западные, северо-западные и восточные окраины Оренбургской области на соседние региональные центры и крупные города. Эти данности способствуют сужению зоны влияния городов на окружающую территорию, усиливают дифференциацию внутрирегионального пространства и плотности населения. 

С конца 90-х и в настоящее время отчетливо проявляется и нарастает новая тенденция трансформации региональной системы расселения, типичная для многих регионов Российской Федерации, но в тоже время с заметной местной спецификой. В течение последних 12–14-ти лет в динамике расселения явственно прослеживается усиление центростремительного вектора. Значительная часть населения области «сдвигается» в центр, где в зоне влияния Оренбургской агломерации интенсивно уплотняется и укрупняется основной массив расселения. Происходит сужение региональной «ойкумены», и переход к ее сжатию диагностирует эволюционную смену тренда в системе расселения – от полицентрической к центрально-полупериферийной и центрально-периферийной. В региональной тенденции расселения, где исключительным ареалом притяжения населения является город Оренбург и Оренбургский район, прослеживается определенное сходство сюжетной линии расселения в российском измерении с Москвой и Московской областью, которая как фрактал воспроизводится на региональном уровне.  

Одновременно со стягиванием населения в Оренбургский территориальный центр тяжести, происходит расширение зоны редеющего населения. За период 2003 – 2014 годы, несмотря на 8 лет депопуляции, численность жителей областного центра увеличилась на 41 тысячу и Оренбургского района за период 1994 – 2014 годы на 23 тысячи. В тоже время, численность населения второй вершины в полицентрическом рельефе расселения – городов Орска, Новотроицка, Гая и окружающей их территории Гайского и Новоорского сельских районов, за период 2003 – 2014 годы, уменьшилась на 67 тысяч. Численность постоянных жителей 3-х северо-западных районов (Абдулинский, Бугурусланский, Северный), включая население городов – Абдулино и Бугуруслан сократилось за этот период на 20%, а без горожан – на 32%. Кувандыкско-Медногорский ареал расселения, включая сельское население Кувандыкского района, потерял почти 25% своих жителелей. Население крайних восточных районов – Ясненского и Светлинского, включая жителей города Ясный, уменьшилось почти на треть. Относительную стабильность населения сохранили города Бузулук, Сорочинск, Соль-Илецк, но численность сельчан окружающей их территории также снизилась. [31],[32],[33],[34],[35]

При крайне ограниченном наборе административных и институциональных факторов по продвижению и реализации в периферийных зонах региона крупномасштабных капиталоёмких проектов и механизмов воздействия на миграционные потоки, сложно ожидать в расселении смещения «центрального дрейфа». Незавершенность процесса урбанизации, позитивные сдвиги в демографической ситуации, лучшая инфраструктурная обустроенность, основная концентрация социальных и модернизационных преимуществ, наибольший диапазон качественных и более высокооплачиваемых рабочих мест на рынке труда, статусная рента региональной столицы, в дальнейшем будут способствовать усилению поляризации расселения по оси центр-периферия.

Наряду с центростремительными тенденциями в расселении характерными для большинства регионов Российской Федерации, нюансировка деталей в пространственно-временной динамики размещения населения Оренбургской области высвечивает некоторые отличительные черты, среди которых можно выделить следующие:

- меньшая интенсивность наполнения новыми жителями города Оренбурга в отличие от таких региональных центров – флагманов центростремительного роста как Краснодар, Красноярск, Екатеринбург, Новосибирск, Воронеж, Тюмень, Махачкала (Москва и Санкт-Петербург вне конкуренции)[36];

- наличие разных пропорций в приросте городского и сельского населения в Оренбурге и Оренбургском районе. За период 2003 – 2013 годы численность горожан увеличилась на 8%, а численность сельских жителей агломерационной территории за этот период – на 21%[37],[38];

- более быстротечные темпы сокращения населения вне Оренбургского ареала, чем темпы прироста населения в городе Оренбурге и Оренбургском сельском районе.

Несмотря на определенный ресурс сельского населения (40% жителей), особенности конфигурации области, и прежде всего, менее влиятельный агломерационный эффект города Оренбурга, ориентирует миграционные установки населения западных и восточных окраин Оренбуржья на региональные столицы соседних регионов. Опережающий рост сельского населения в Оренбургском районе, особенно в пригородной зоне, связан с менее дорогостоящими условиями приобретения и аренды жилья, и в тоже время, с наличием определенных возможностей трудоустройства в областном центре.     

[1]     Баранский Н.Н. Избранные труды. Научные принципы географии – М.: Мысль, 1980. – 239 с.

[2]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[3]     Стратегия развития Оренбургской области до 2030г. [Электронный ресурс] URL: http://www.orb.ru

[4]     Города с численностью населения 100 тысяч и более человек. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2011/year/year2011.rar

[5]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[6]     Города с численностью населения 100 тысяч и более человек. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2011/year/year2011.rar

[7]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[8]     Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197с.

[9]     Семенов Е.А. Экономическая и социальная география Оренбургской области: учебное пособие / Е.А. Семенов, Т.А. Герасименко, Р.Ш. Ахметов. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2011. – 136 с.

[10]    Естественное движение населения области (сборник) / Оренбургский областной комитет государственной статистики – Оренбург, 1998. – 182 с.

[11]   Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197 с.

[12]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[13]   Оренбургская область: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2007. – 477с.

[14]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[15]   Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[16] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2008. – 283 с.

[17] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2012. – 285 с.

[18]   Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197 с.

[19] Оренбургская область: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2007. – 477 с.

[20] Численность населения по городам, внутригородским и админи-стративным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru

[21]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[22]   Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[23] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2008. – 283 с.

[24] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2012. – 285 с.

[25]   Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197 с.

[26]   Демографический энциклопедический словарь / Гл. ред. Д. И. Валентей. – М.: Сов. энцикл., 1985. – 608 с.

[27]   Зайончковская Ж.А. Демографическая ситуация и расселение. – М.: Наука. 1991. – 135с.

[28]    Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: Понятийно-терминологический словарь / Э.Б. Алаев. – М.: Мысль, 1983. – 350 с.

[29]   Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. – 528с. [Электронный ресурс] URL: http: //www. gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar

[30]   Трейвиш А. Россия: население и пространство [Электронный ресурс] URL: http: // demoscope.ru /weekly/ 2003 /095/ tema01.php

[31]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[32]   Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[33] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2008. – 283 с.

[34] Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области – Оренбург, 2012. – 285 с.

[35]    Численность населения по городам, внутригородским и административным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru

[36]    Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. – 528с. [Электронный ресурс] URL: http: //www. gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar

[37]   Города и районы Оренбургской области (статистический сборник)/облкомстат. – Оренбург, 1999. – 235 с.

[38]    Численность населения по городам, внутригородским и административным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru

1.3.1. Региональные особенности демографических и миграционных процессов

Естественный прирост всегда был одним из источников роста населения в Оренбургской области, хотя величина его сокращалась уже на протяжении нескольких десятилетий. Начиная с 1993 года по 2012 год, в регионе происходила естественная убыль населения. В 2005 году естественная убыль достигла наименьшего значения и составила – -5,0 человек на тысячу жителей (табл. 1.3.1.1). Такое положение сложилось в результате снижения рождаемости и резкого роста смертности. Уровень рождаемости в области за 17 лет (с 1990 по 2006 годы) уменьшился на 29,7%, а уровень смертности увеличился на 52,6%, в том числе уровень смертности женщин – на 37%, а мужчин – в 1,7 раза. 

Таблица 1.3.1.1. Динамика демографических показателей Оренбургской области, промилле (по статистическим данным статистических сборников по Оренбургской области)  

Годы

На 1000 человек населения

В % население

родившихся

умерших

естественный прирост, убыль(-)

младше трудоспособного возраста

старше трудоспособного возраста

1980

17,5

9,7

7,8

 

 

1985

18,7

10,3

8,4

 

 

1990

15,5

9,7

5,8

26,5

17,9

1995

10,3

13,6

-3,3

24,8

19,2

2000

9,7

14,4

-4,7

21,3

19,4

2005

10,5

15,5

-5,0

17,7

19,1

2006

10,9

14,8

-3,9

17,2

19,3

2007

12,1

14,6

-2,5

17,0

19,6

2008

12,7

14,6

-1,9

16,9

19,8

2009

13,3

13,8

-0,5

17,0

20,2

2010

14,1

14,5

-0,4

17,1

20,7

2011

13,9

14,3

-0,4

17,2

21,3

2012

14,7

13,9

 0,8

 

 

2013

14,8

13,9

0,9

 

 

Главной особенностью в изменении возрастного состава населения области является сокращение численности лиц младше трудоспособного возраста вследствие низкого уровня рождаемости. За период с 1990 года по 2010 год их доля уменьшилась более чем на 10% (табл. 1.3.1.1), что привело к старению населения (лиц в возрасте старше 60 лет в области – 16,4%). Всего 15 лет стремительного падения рождаемости (с 18,7 до 9,7 промилле) привели к негативной динамике в возрастной структуре. К 2016-2018 году численность возрастных контингентов выходящих за пределы трудоспособного возраста будет значительно превышать численность вступающих в трудоспособный возраст. В дальнейшем возникнет дисбаланс возрастов, обусловленный сокращением доли трудоспособного населения и соответственно увеличением доли пенсионеров. Демографическая нагрузка существенно увеличится. Это отразится в обострении проблем, связанных с привлечением дополнительных финансовых ресурсов на содержание пенсионного фонда, повышением ставок социального налогообложения, дефицитом рабочей силы на рынке труда, увеличением возраста выхода на пенсию и т.д.

Возрастной состав населения региона, как и России, характеризуется существенной гендерной диспропорцией. Вследствие свехсмертности мужчин численность женщин на 14% больше. Численное превышение женщин над мужчинами в составе населения отмечается после 30 лет и с возрастом увеличивается.

Естественная убыль населения в 90-е и 0-е годы и связанные с ней изменения в половозрастной структуре, происходили не только в нашей области, это явление и в настоящее время наблюдается в подавляющем большинстве регионов РФ.

В числе причин этого обычно называют, возникший вследствие проводимых реформ, социально-экономический «стресс» 90-х годов. В связи с которым произошло падение жизненного уровня населения, возникла социальная и политическая нестабильность, неуверенность в завтрашним дне, резко сократились возможности получения и приобретения жилья для большинства молодых семей. Социально-экономический  кризис  в  стране  способствовал  снижению  доходов семей,  увеличению  стоимости  содержания  и  воспитания  детей,  возникновению  безработицы 

Значительную роль сыграл также переход населения к современному типу воспроизводства, когда значительная часть молодых людей не стремятся обзаводиться детьми, практикуют «гостевые» и гражданские брачные отношения, когда  сами родители хотят иметь не больше одного – двух детей в семье. В основе современного типа воспроизводства населения лежит существенно изменившаяся система жизненных ценностей современного человека, перестройка образа  жизни  и  стереотипа  поведения и, прежде всего, женщин. Традиционные семейные ценности в жизни все в большей степени замещаются стремлением к общественной самореализации, карьерному росту, материальному успеху и максимальному  удовлетворению  собственных  потребностей  и  желаний. В результате детей в современной семье в среднем становится меньше.

Еще одна причина неблагоприятной демографической ситуации последних лет состоит в том, что в 90-е годы обзаводились детьми внуки того малочисленного поколения, которое родилось в годы Великой Отечественной войны. Естественно, что общее количество детей этого поколения меньше, чем у предыдущего, поэтому показатели рождаемости снизились. Так война дает о себе знать и через много десятилетий циклическим снижением рождаемости.

Современный тип воспроизводства населения быстрее распространяется в городах и сравнительно медленней – в сельской местности. Сельские жители более привержены традициям и ценностям, которых придерживались предыдущие поколения. Относительно более высокая доля сельского населения в Оренбургском регионе, чем в среднем по России, является также одним из факторов более высокой рождаемости и соответственно меньшей величины естественной убыли.

Заметное воздействие на рождаемость оказывает также национальный состав населения. Некоторые народы (в Оренбургской области это главным образом казахи) в большей степени сохранили традиции многодетности, и там, где доля этих народов в населении выше, выше и показатели рождаемости.

Существенно влияет на величину рождаемости и смертности возрастной состав населения. Чем выше доля лиц старшего, пенсионного возраста, тем ниже показатели рождаемости и выше смертность и наоборот. На территории области между отдельными районами возникают заметные различия в возрастной структуре населения.

Одной из причин являются миграции. Мигранты, как правило, люди молодые и трудоспособные, они более мобильны. Таким образом в тех районах, где происходит миграционный отток, население обычно «стареет», а там, куда прибывают мигранты, оно «молодеет».

Другая причина, это характер самого естественного воспроизводства населения в предыдущие периоды. Чем выше рождаемость на территории, тем более многочисленно каждое следующее поколение, тем выше доля в населении молодежи, а чем больше молодежи – тем выше рождаемость.

С учетом перечисленных факторов, которые воздействуют на естественное движение населения можно объяснить существенные различия, имеющиеся в этом явлении между средне российскими демографическими показателями и областными, а также их различия между административными районами на территории области.

Наиболее проблемная демографическая ситуация – на северо-западе и западе  области  (Северный,   Абдулинский,   Бугурусланский,   Бузулукский, Шарлыкский, Курманаевский, Сорочинский, Пономаревский районы), а некоторые приграничные районы юга и востока имеют наоборот положительный естественный прирост (Ясненский, Домбаровский, Адамовский, Беляевский, Акбулакский, Соль-Илецкий, Ташлинский, Первомайский Оренбургский районы и город Ясный). Эти различия связаны с возрастной структурой населения и его этническим составом, с консервативными традициями более высокой рождаемости. 

В наиболее освоенных северо-западных и западных районах с  внушительным преобладанием русского, отчасти мордовского и татарского населения доля средних и пожилых возрастов максимальна. Она обусловлена не только наименьшей рождаемостью, связанной с этническим фактором, но и миграционным оттоком молодых возрастов в приграничные регионы –  Самарскую область и Республику Татарстан. Прежде всего, в их города-миллионеры – административные центры, обладающие высоким агломерационным эффектом.

В восточных и южных районах нового освоения с относительно высокой территориальной концентрацией (20 – 30%) казахского населения доля старших возрастов минимальна, что в купе с этнической спецификой воспроизводства обуславливает наибольшую рождаемость и наименьшую в области смертность.

Положительные значения естественного прироста в городе Оренбурге обусловлены, в основном, миграционным притоком молодых возрастов, благодаря агломерационному эффекту и административному статусу города. Также естественный прирост характерен в привлекательных для мигрантов районах и городах (Соль-Илецк) с развитой инфраструктурой в радиусе выраженного эффекта Оренбургской агломерации (Оренбургский, Сакмарский, Саракташский). Естественный прирост населения в Красногвардейском и Александровском районах, проявившийся в последние десятилетие, обусловлен адресным миграционным притоком в наиболее благоустроенные населенные пункты бывшего немецкого этнического расселения. Он сменил миграционный отток немецкого населения из них в 90-е годы.

Демографическая ситуация в Оренбуржье более благоприятная чем в большинстве регионов Центральной России, Урала, Поволжья (табл. 1.3.1.2). По коэффициенту естественного прироста (0,8‰ в 2012г. и 0,9‰ в 2013 г.) область занимает 4-е место среди 14 регионов Приволжского ФО после Башкортостана, Удмуртии и Татарстана, а по уровню рождаемости – делит 1-е место с Республикой Татарстан.  Отличия демографических процессов в Оренбургской области связаны с некоторыми специфическими чертами исторического и экономического развития, а также с этнической структурой населения. 

Таблица 1.3.1.2. Естественный прирост на 1000 населения, промилле (по статистическим данным статистических сборников по Оренбургской области)

 

1990

1995

2000

2005

2008

2010

2011

2012

2013

Российская Федерация

2,2

-5,7

-6,6

-5,9

-2,5

-1,7

-0,9

0,0

0,2

Приволжский ФО

3,1

-5,1

-6,5

-6,7

-3,3

-2,6

-1,9

-0,7

-0,7

Оренбургская область

5,8

-3,3

-4,7

-5,0

-1,9

-0,4

-0,4

0,8

0,9

В 1950-1980-х годах в связи с реализацией крупных проектов в топливно-энергетическом, металлургическом и агропромышленном комплексе в область активно привлекалось молодое население. Кроме того, повышенная доля сельского населения несколько замедлила демографический переход. Этнический фактор также повлиял на демографическую ситуацию, в регионе более высокую рождаемость сохранило казахское население, доля которого составляет 6%.

Относительным демографическим преимуществом области также является более высокая доля детей и молодежи (16,4%) в возрастной структуре населения (в России и Приволжском ФО – 15,4%) и более низкая доля населения старше трудоспособного возраста (21,3% и 22,4%, соответственно).

Возрастная структура населения в городах области определяется исторической ретроспективой их основания и развития, а также спецификой демографических и миграционных процессов. Самый молодой город Ясный, возникший в 1961 году, имеет максимальную долю трудоспособного населения и минимальный удельный вес пожилых возрастов. Восточные города, бурный рост которых связан с индустриализацией 1930-1950-х гг., отличаются повышенной долей старших возрастов (Орск, Новотроицк, Медногорск). Медногорск и Орск, имеют одни из самых низких среди населения городов области показатели рождаемости. В Новотроицке и Медногорске эта причина дополняется оттоком молодежи, связанным с монофункциональным статусом городов.

В последние годы (с 2006г.) в области, как и в стране, происходят обнадеживающие сдвиги в динамике демографических показателей, наблюдается устойчивый тренд повышения рождаемости и снижения смертности. За период с 2005 года по 2013 год рождаемость выросла на 41,0%, а смертность уменьшилась на 10,3%, Естественная убыль в 2011 году составила всего – -0,4 промилле на 1000 жителей, а 2012 году впервые за 20 лет был отмечен естественный прирост (0,8 промилле).

Такая демографическая симптоматика связана в основном со следующими факторами:

- улучшением социально-экономического положения в стране, экономической стабилизацией и повышением уровня жизни;

- реализацией новой демографической политики предусматривающей ряд мер по стимулированию рождаемости, включая крупные выплаты на рождение второго ребёнка («материнский капитал»), увеличению детских пособий и единовременных пособий по родам и т.д.;

- «демографической волной» середины 80-х годов, когда отмечалась более высокая рождаемость, чем в предыдущий и последующий периоды. Достигнув репродуктивного возраста (наиболее благоприятного для рождения детей) к 2006 – 2012 гг., численно превосходившие предыдущие и последующие поколения, поколение 80-х обеспечивает более высокие показатели рождаемости.

Между тем, исходя из анализа и экстраполяции демографических процессов, можно сделать вывод о том, что оптимистичный тренд снижения естественной убыли и даже возможного достижения положительных значений естественного прироста в 2012 – 2014 гг. не является постоянным.

Дискретность этой тенденции можно ожидать к 2016-2017 году, когда репродуктивного возраста достигнет «депопуляционное» поколение 90-х годов, которое предопределит обвальное сокращение рождаемости и новую волну демографического кризиса.   

Выше сказанное, однако, не означает, что улучшить демографическую ситуацию в области невозможно. Нельзя забывать о другой, наряду с рождаемостью, составляющей воспроизводства населения – смертности. Если рождаемость у нас находится на уровне развитых стран мира (12-14 чел. на 1000 жителей в год) и даже несколько превышает, то смертность в 1,4 раза выше. Динамика роста рождаемости в регионе за период 2005-2013гг. относительно высока (41,0%) и превышает аналогичные показатели в среднем по России (30,3%) и Приволжскому ФО (35,7%), но темпы снижения смертности за этот период незначительны (10,3%). Они существенно меньше, чем в среднем по Российской Федерации (18,6%) и по Приволжскому ФО (15,2%). И если сравнительные показатели по рождаемости имеют большие превышения в пользу Оренбургской области (1-е место вместе с Республикой Татарстан по коэффициенту рождаемости в ПФО в 2013 году), то более низкую смертность, чем в Оренбургской области имеют 5 регионов ПФО (Башкортостан, Татарстан, Удмуртия, Марий Эл и Чувашия).    

Одна из наиболее злободневных проблем сегодня – высокая смертность в трудоспособном возрасте. По сравнению с 1990 годом уровень смертности в этой возрастной категории увеличился в области к началу 00-х годов в 1,5 раза. И лишь в последние годы начал несколько снижаться. В структуре смертности трудоспособного населения на первом месте – неестественные причины: несчаст­ные случаи, отравления и травмы, убийства и самоубийства (38,3 %), на втором – болезни системы кровообращения (28,3%), на третьем – новообразования (11,3%). Ежегодные потери населения данного возраста за последние 5 лет составляли 29-32% от общего числа умерших. Причем подавляющее большинство умерших в трудоспособном возрасте (79,9%) – мужчины, уровень смертности которых в 3,9 раза превышает женскую.

У  определенной  части  населения страны и региона, особенно мужской его части не в полной мере сформировались традиции  самоохранительного  поведения.  Беспечное  отношение к себе традиционно связывают  с  некоторыми  особенностями  национального  характера.

Именно снижение смертности является главным фактором улучшения демографической ситуации в регионе. Необходимо направить максимум усилий на развитие в области здравоохранения, улучшение состояния общего и репродуктивного здоровья женщин, детей и подростков, сокращение уровня материнской и младенческой смертности, повышения безопасности граждан и дорожного движения, психологическую поддержку населения, информационное обеспечение и распространение здорового образа жизни особенно среди мужчин.

Таким образом, стержнем демографической политики области на перспективу кроме создания условий и стимулов для роста рождаемости должно быть, прежде всего, снижение смертности и проведение поощряющей селективной миграционной политики. Это позволит стабилизировать численность населения и сбалансировать рынок труда области.

Продолжительность жизни – один из важных социальных индикаторов, позволяющий судить о качестве и уровне жизни населения. Он характеризует одновременно общий уровень социального развития и уровень развития человеческого потенциала. И по оценкам ООН, российский показатель продолжительности жизни соответствует территориям с низким уровнем человеческого потенциала.

В Оренбургской области продолжительность жизни симметрична показателям в целом по России. Продолжительность жизни в регионе в 2010 году составила 62,5 года у мужчин и 74,2 года у женщин. Достигнув максимума в 1985-1986 годах – в среднем 71 год (66 лет у мужчин и 75 лет у женщин), в последующие годы отмечалось снижение показателей продолжительности жизни, как в Оренбургской области, так и в России в целом. К 1995 году по сравнению с 1990 годом продолжительность жизни женщин сократилась на 3,1 года, а мужчин – на 6,5 лет. С 1995 года по 2005 год продолжительность жизни стабилизировалась на крайне низких показателях – 58 лет у мужчин и 72 года у женщин. Экономический кризис, падение уровня жизни, рост безработицы, кризис здравоохранения, рост особо тяжких преступлений и самоубийств обусловили снижение продолжительности жизни по причине существенного увеличения смертности особенно среди мужчин, прежде всего, от сердечнососудистых заболеваний и неестественных причин, которые в купе составили около 70% причин смертности.

Повышение уровня жизни и улучшения социального положения населения в области с 2005 года способствует повышению показателей продолжительности жизни. Между тем не значительная положительная динамика роста значений этих показателей и гендерная диспропорция между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин является основной социально-демографической проблемой, как в Российской Федерации, так и в Оренбургском регионе.   

Одним из важных компонентов, влияющих на изменении численности и состав населения, на демографическую ситуацию любой территории являются миграционные процессы. Миграции населения напоминают «блуждающие антропотоки» - каждый человек, принимая решение изменить место жительства, руководствуется различными причинами. Однако изучение статистических данных позволяет получить обобщенную картину географической направленности и трендов миграционных процессов.

С начала 90-х годов в Оренбургской области происходил значительный миграционный приток населения. В «пиковый» 1994 год его величина достигает 24,2 тыс. человек, а коэффициент миграционного прироста составил 10,9 чел. на 1000 жителей (в РФ – 5,9). Он  был связан главным образом с распадом Советского Союза и возвращением на историческую родину русских и представителей других народов России, в предыдущие годы расселившихся на пространствах СССР. За период с 1993 года по 1998 год в область ежегодно приезжало из бывших республик СССР 22-23 тысяч иммигрантов, что составляло около 60 % от всех прибывавших мигрантов в регион.

Основной поток иммиграции направляется в Россию из Казахстана и государств Центральной Азии. Оренбургская область лежит как раз на пути этого потока. Через ее территорию пролегает главный транспортный коридор, связывающий Россию с этими странами – железнодорожная магистраль Москва Ташкент. Поэтому значительная часть мигрантов оседает на территории области. За период с 1995 года по 2007 год положительное сальдо миграций (превышение числа прибывших мигрантов над числом убывших с территории области) со странами СНГ и Балтии составило в области 95 тысяч человек

В условиях депопуляции населения миграция стала единственным источником восполнения его численности. Объемы миграции были достаточны не только для компенсации естественной убыли, но и для обеспечения прироста численности оренбуржцев.

За счет миграционного компонента в рост численности населения в регионе продолжался до 1998 года. Уменьшение миграционного прироста в последующие годы в связи с  сокращением миграционной «подпитки» из Казахстана и стран Средней Азии, а также с ростом отрицательных значений межрегиональной убыли, привели лишь к замедлению темпов сокращения численности населения. В 1999 году естественная убыль была на 42,2 % замещена миграционным приростом, а в 2000 г. на 34,8 %.

С 2001 года межрегиональная убыль уже превышает международный миграционный прирост, и об­щее саль­до внеш­них ми­г­ра­ций ста­новится от­ри­ца­тель­ным (табл. 1.3.1.3). Орен­бур­жье вновь, как и до на­ча­ла 90-х го­дов XX века, пре­вра­ти­лось в ре­ги­он ми­г­ра­ци­он­но­го от­то­ка на­се­ле­ния. 

Таблица 1.3.1.3. Коэффициенты миграционного прироста (на 1 000 человек населения) (по данным статистических сборников по Оренбургской области).

Годы

1990

1995

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Российская

Федерация

1,9

4,4

2,5

0,9

1,1

1,8

1,8

2,4

1,9

2,2

2,1

Приволжский

ФО

-0,7

4,1

1,1

0,1

0,1

0,6

0,6

0,5

-1,2

-0,4

-0,6

Оренбургская

область

-1,6

5,5

1,2

-0,9

-1,9

-0,6

-1,7

1,2

-1,6

-3,5

-4,4

Республика

Башкортостан

-1,2

6,9

1,8

-0,4

-0,5

1,3

1,4

1,7

0,2

-2,3

-2,2

Республика

Татарстан

0,4

5,0

3,0

2,1

2,9

2,8

2,8

3,2

1,0

3,2

2,6

Самарская

область

2,3

8,1

3,8

2,6

2,3

2,8

3,4

3,1

1,9

2,6

1,6

 И хотя в 2009 году вновь обозначилась реверсная динамика показателей механического движения, и коэффициент миграционного прироста снова стал положительным (1,2 чел, на 1000 населения) за счет увеличения международного миграционного прироста. Но это был временный международный иммиграционный выброс, связанный с политическим кризисом и ухудшением социально-экономической ситуации в Кыргызстане и в ареале Таджикско-, Узбекско-Кыргызского порубежья.    

В последние 7-8 лет внутрирегиональные и межрегиональные миграции населения являются доминирующим компонентом в миграционных процессах Оренбургской области. Их объемы и направления оказывают заметное влияние на перераспределение численности населения городов и сельских районов региона. Передвижения внутри области и межрегиональные перемещения населения, в общем миграционном обороте в среднем за 2007 – 2012 годы составили 86,5%. Из них на долю внутрирегиональных миграций приходится 49 %. В период с 1995 по 2010 год из одного населенного пункта в другой переселилось около 300 тысяч ее жителей. Некоторые из этих людей переселяются временно, например, на период учебы, другие – постоянно.

На долю межрегиональных миграций приходится 32,5%. С 1996 года с другими регионами России Оренбургская область имеет устойчивое отрицательное сальдо миграции. В среднем за 2005 – 2010 годы ее величина составила – 6500 тыс. человек. Из области в другие субъекты РФ выбывает в среднем за последние 5 лет 14500 человек, что почти в 2 раза больше численности мигрантов прибывающих из них в Оренбуржье.

Оренбургская область является основным миграционным «донором» для территорий Приволжского и Уральского федеральных округов. Жители области выезжают в основном в соседние регионы: Самарскую и Челябинскую области, Татарстан, Башкортостан. Города-миллионеры этих субъектов привлекают к себе более динамичной и разнообразной экономикой, более высокими материальными стимулами, более широким выбором на рынке труда.

Несмотря на заметный спад иммиграции в Оренбургскую область с 2001 года, международная миграция продолжает иметь существенное значение в механическом движении населения региона. В миграционном обмене с зарубежными странами Оренбуржье имеет постоянный положительный баланс за весь период после распада СССР.

С 1992 года международный миграционный приток был главным условием роста численности населения области, а с 1998 года единственным фактором компенсирующем ее сокращение. До 1998 года международный миграционный прирост перекрывал естественную убыль и с 1996 года по 2001 год превышал межрегиональную миграционную убыль. Период с 2001 года по 2011 год характеризуется наименьшими значениями миграционного обмена Оренбургской области с зарубежными странами.

Если в «пиковые» 1994 и 1995 годы иммиграционного притока доля международной миграции в общем миграционном обороте составляла 30,8 %, то в среднем в 2008-2010 годах – 13,5%. Международный миграционный прирост за этот период сократился с 24,2 тыс. (1994 г.) до 5,2 тыс. человек (в среднем за 2005 – 2009 гг.). За период 1993 – 1998 гг. численность иммигрантов прибывших в область из-за рубежа составила в среднем 22-23 тыс. человек, а эмигрантов – 6-7 тыс. В среднем за 2005 – 2009 годы соответственно только 6,5 тыс. и 1,3 тыс. человек.

За этот период изменились не только масштабы международной миграции, но и национальный состав мигрантов. В 90-х годах в структуре иммигрантов преобладали русские, отчасти украинцы, белорусы, татары. Доля иммигрантов – титульных народов из Казахстана и стран Центральной Азии была незначительной. Относительно низкий уровень жизни, политическая нестабильность, этнические и гражданские конфликты, языковые барьеры, ущемление прав представителей не титульных народов, эти и другие причины «выталкивали» русскоязычное население из стран СНГ, в том числе и в приграничную Оренбургскую область. В наиболее «экстремальные» годы возникали потоки беженцев и вынужденных переселенцев.

С начала 00-х годов ситуация изменилась. На фоне снижения международной миграции вследствие значительного сокращения иммиграционного потенциала русского населения, в численном составе иммигрантов из государств СНГ (кроме Казахстана) стали доминировать коренные народы этих стран. При этом существенно возросла иммиграция из республик Закавказья.

В среднем за 2006 – 2011 годы наиболее значителен приток мигрантов из Узбекистана (37% от всего миграционного прироста со странами СНГ), Таджикистана (16,5 %), Армении (14,5%), Казахстана (8%), Азербайджана (5,5%), Кыргызстана (3,5%). Из общего числа иммигрантов подавляющее большинство (97,5 %) прибывшие из стран СНГ.

При общем снижении масштабов международной миграции с 1998 года по 2011 год сохранились пропорции между потоками иммигрантов и эмигрантов. За этот период произошло симметричное сокращение, как прибывших международных мигрантов, так и выбывших из области в зарубежные страны.

С 2006 года международные иммиграционные процессы приняли волнообразную динамику с реверсными трендами. В 2009 году численность прибывших переселенцев из зарубежных стран по сравнению с 2006 годом возросла в 2,2 раза, а международный миграционный прирост за этот период – в 3,4 раза, что и обеспечило общий миграционный прирост в 2009 году. 

Но уже в 2010 году миграционный приток из зарубежных стран сократился по сравнению с 2009 годом почти в 2 раза. В тоже время эмиграционные потоки имели устойчивую тенденцию к понижению. Так в 2010 году численность выбывших из области переселенцев в зарубежные страны по сравнению с 2005 годом  уменьшилась в 2,6 раза. При этом с 2004 года происходят существенные изменения в соотношении географической направленности зарубежной эмиграции. Если с 1992 года по 2003 год был характерен паритет между выбывающими мигрантами в государства СНГ и в другие зарубежные страны. То с 2004 года резко уменьшилась эмиграция из области в страны дальнего зарубежья. Так в 2005 году доля переселенцев в эти государства составляла уже 31,4%, а в 2009 году – лишь 11,4%.

Причины значительных масштабов международной миграции, том числе эмиграции в страны вне СНГ и Балтии в 90-х годах связаны не только с распадом СССР, но и с открытостью границ, возможностью относительно свободного выезда из страны, интеграции России в мировое экономическое пространство.   

В дальнее зарубежье эмигрировали в основном немцы, доля которых в  межпереписной период уменьшилась с 2,2% до 0,6%, евреи и представители некоторых других национальностей, выезжающих на свою историческую родину. Также часть этих миграций составляли лица, выезжающие в условиях экономического кризиса 90-х годов на временную и постоянную работу и высококвалифицированные специалисты, представляющие такой вид внешних миграций как «утечка умов».

После распада СССР, в условиях невнятной миграционной политики значительная часть миграционных потоков приняла теневой характер. В основном это трудовые мигранты, пребывание и работа которых в Оренбургской области не оформлены в соответствии с миграционным и трудовым законодательством.

Миграции – многогранный процесс. Они вызывают множество положительных и отрицательных последствий, как для самих мигрантов, так и для территорий, которые они покидают и на которые прибывают. Одно из положительных последствий миграционного притока населения в нашу область –  смягчение неблагоприятной демографической ситуации. Несмотря на значительное превышение смертности над рождаемостью в 90-е годы население области продолжало расти за счет миграционного притока.

Однако на направление и интенсивность миграций влияют не только различия условий и качества жизни, но также возможность получить работу и доступность жилья. Из-за высоких цен на жилье в городах многие мигранты, даже мигранты-горожане селятся в сельской местности.

Картина механического движения на территории области демонстрирует, что привлекательны для мигрантов, прежде всего районы и города с выгодным географическим положением, развитой инфраструктурой, развивающимся производством, например, нефте- и газодобычей (город Бузулук и Бузулукский район и Оренбургский район). Районы же, из которых происходит отток населения, расположены на востоке и вдоль границы с Самарской областью, Башкортостаном и Татарстаном.

Положительный баланс миграций в городе Оренбурге объясняется его агломерационным эффектом и административным статусом, широким перечнем разнообразных промышленных и сервисных производств, масштабов строительства, учреждений сферы услуг и предложений на рынке труда.

Районы в 100 км радиусе  Оренбургской агломерации являются наиболее привлекательными для мигрантов. Оренбургский, Сакмарский, Саракташский и Октябрьский районы характеризуются стабильно высоким миграционным притоком (табл. 1.3.1.4). Это связано как с преимуществами географического положения этих районов в пределах периферийной агломерационной зоны Оренбурга с наиболее развитой дорожной сетью и высокой транспортной доступностью (мигранты находят относительно дешевое жилье в сельской местности и могут работать в городе). Так и с наличием на территории районов газо-нефтедобывающих организаций, предприятий газо-химического комплекса и развитого пригородного сельского хозяйства.

Скромный миграционный прирост в городе Оренбурге компенсируется высоким показателем миграционного прироста в Оренбургском районе, особенно в сельских населенных пунктах пригородной зоны и расположенных на важнейших транспортных магистралях. Потенциальным мигрантам из сельской местности и других городов Оренбургской области, а также мигрантам из стран СНГ сложно приобрести жилье в Оренбурге из-за высокой цены. В тоже время часть наиболее состоятельных жителей самого Оренбурга переселяется в коттеджные поселки за городской чертой, пополняя, таким образом, число жителей Оренбургского района.

Восточные районы отличаются менее благоприятными природными условиями для жизни населения и хозяйственной деятельности. Освоение этих целинных в прошлом районов рассматривалось как важная задача в условиях плановой экономики. Но с развитием рыночных отношений выявилась нерентабельность сложившихся форм сельскохозяйственного производства на значительной территории этих районов. Сложная адаптация к специфике местных природных условий, сокращение хозяйственной деятельности и экономическое неблагополучие большинства сельскохозяйственных предприятий  служит причиной миграционного оттока населения из бывших целинных районов (Ясненский, Кваркенский, Светленский, Адамовский, Домбаровский, Первомайский) (табл. 1.3.1.4). 

Таблица 1.3.1.4. Среднегодовые коэффициенты миграционного прироста (убыли) за 2008 – 2012 гг., промилле (человек на 1 000 населения) (по данным статистических сборников по Оренбургской области).

Максимальные значения миграционного прироста

Минимальные значения миграционной убыли

г. Бузулук

6,7

г. Ясный

- 9,1

г. Оренбург

2,1

г. Соль-Илецк

- 9,1

г. Бугуруслан

1,3

г. Гай

- 7,9

Оренбургский район

19,1

г. Абдулино

- 4,9

Саракташский район

4,5

Ясненский район

- 28,4

Октябрьский район

4,3

Абдулинский район

- 25,5

Сакмарский район

4,0

Кваркенский район

- 18,9

Бузулукский район

3,4

Гайский район

- 17,0

 

 

Кувандыкский район

- 16,6

 

 

Асекеевский район

-14,9

 

 

Соль-Илецкий район

-13,6

 

 

Светленский район

- 11,3

 

 

Грачевский район

- 11,0

 

 

Северный район

-10,8

Из районов, граничащих с Самарской областью, Башкортостаном и Татарстаном (Абдулинский, Северный, Бугурусланский, Курманаевский, Первомайский), население уезжает в основном в эти регионы. Их крупные агломерации с мощным экономическим и инвестиционным потенциалом, с высокооплачиваемыми рабочими местами, являются более привлекательными, чем объекты производственной и непроизводственной сферы в урбанистических ареалах и в сельских районах Оренбургской области. Кроме того, с этими регионами железнодорожными и автомобильными магистралями северо-запад и запад области связан теснее, чем с областным центром.

1.3.2. Городское расселение и социально-экономическое  развитие городов

Как и для большинства регионов, с наличием развитого многоотраслевого сельского хозяйства, для Оренбургской области характерна относительно невысокая доля городского населения. Урбанизированность области – одна из самых низких в Урало-Поволжье. Только 60% населения проживают в городских поселениях. В среднем по России (73%) и по Приволжскому ФО (70%) этот показатель существенно выше. Кроме аграрного фактора сравнительно невысокий уровень урбанизации в регионе связан с периферийным положением области, более поздним ее освоением и, как следствие, более поздним началом урбанизационных процессов.

Несмотря на невысокую долю, городское население преобладало не всегда, например, в 1926 году на территории области только 14% населения проживало в городах (табл. 2.1.1.). На протяжении многих десятилетий в Оренбуржье, как и во всей России, городское население росло и увеличивался его удельный вес, но с различной динамикой в разные периоды.

Основными детерминантами вариабельной динамики численности городского населения, и различной доминацией в разные периоды по городам, являются:

- социально-экономические, связанные с естественным развитием процессов урбанизации вследствие освоения природных ресурсов, подъема и развертывания промышленности и сферы услуг, технологической модернизации и неуклонного роста производительности труда в сельском хозяйстве, повышения роли городов в общественной эволюции населения и распространения городского образа жизни;

- политико-экономические, связанные с осуществлением национальных и международных проектов, а также с решением государственных (федеральных) и региональных задач в сфере социальной и промышленной политики;

- политико-административные, связанные со статусом городов и его изменением. Это касается исключительно региональных столиц, хотя их вклад в урбанизацию территории весьма значителен. Потеря административного статуса регионального центра, как правило, замедляет темпы функционального развития города. Так, например, «провинциальность» Оренбурга с 1925 года по 1935 год в купе с его положением на периферии индустриализации существенно сократила динамику его роста.

- миграционно-демографические, связанные с естественным движением населения и динамикой типов его воспроизводства и с причинно-следственными факторами миграционных процессов, а также с практическими проявлениями федеральной и региональной демографической и миграционной политики.               

Строительство и последующий ввод в действие важных транспортных магистралей, конвертируется в преимущество географического положения и, соответственно, поднимает новую волну функционального развития городов. Экономический подъем города Оренбурга и двукратный прирост его населения в конце 19-го, в начале 20-го века в значительной степени связан с этим фактором (табл. 1.3.2.1). Определенные перспективы наращивания функциональной структуры городов региона высвечивает возможность прохождения через область российского участка международного транспортного коридора Западный Китай – Зарубежная Европа.

Другим фактором ускорения процессов урбанизации, возникновения и роста городов является масштабное освоение минеральных ресурсов. Разработка в области крупных месторождений полезных ископаемых и создание на их основе новых предприятий привело к образованию городов (Медногорск, Новотроицк, Гай, Ясный) и быстрому росту численности их населения. Например, численность жителей города Новотроицка, возникшего на базе металлургического комбината, за 15 лет превысила 80 тысяч (табл. 2.1.1.1). В начале 70-х годов освоение под Оренбургом крупнейшего в Европе и на тот момент в России, газоконденсатного месторождения и строительство на его основе мощного газодобывающего и газоперерабатывающего комплекса в значительной степени обусловило в городе рекордные, за период 1970 – 1979 годы ежегодные (13 тысяч) темпы роста населения (табл. 1.3.2.1).

Реализация государственной промышленной и социальной политики также повышает уровень урбанизации  территории. Например, претворение программы индустриализации в 30-х годах, охватило в основном восточное Оренбуржье, что привело к развертыванию крупных промышленных предприятий в городе Орске. Это дало толчок (за 12 лет) пятикратному увеличению численности населения города. По темпам его роста в этот период и в послевоенные годы Орск опережал Оренбург более чем в 3,5 раза (табл. 1.3.2.1). 

Таблица 1.3.1.1. Динамика численности населения некоторых городов Оренбургской области (губернии), тыс. чел.[1],[2],[3]

Города

Годы

1897

1917

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2000

2010

2014

Оренбург

72,4

140,6

123,3

171,7

267,3

344,3

458,7

517,0

523,6

547,0

560,0

Орск

14,0

18,2

13,6

66,3

176,2

225,3

247,0

271,0

273,9

240,0

234,8

Новотроицк

-

-

-

2,6

54,5

83,4

94,6

106,1

109,6

100,9

93,6

Бузулук

14,4

17,5

24,5

42,4

54,9

67,1

76,0

83,1

86,7

83,1

84,7

Бугуруслан

12,1

16,7

17,6

20,9

42,5

49,5

54,4

54,1

55,4

52,2

50,0

При этом новый импульс урбанизационных процессов приводящий к образованию, развитию и росту городов и городского населения может быть вызван реализацией на территории региона крупных инфраструктурных проектов, освоением природных ресурсов, программ по расширению и модернизации промышленного производства, оборонного и космического комплекса, развитию социальной сферы.

Самые высокие темпы урбанизации отмечались в 50-х – 60-х годах. Только за период 1950 – 1970 годов городское население региона выросло на 640 тысяч. Это было связано с фазой наибольших масштабов развития промышленности, благоприятной возрастной структурой новых горожан, обеспечившей сравнительно высокие показатели естественного прироста и массовой миграцией сельских жителей в города. В 70-х – 80-х годах темпы урбанизации стали снижаться, что было обусловлено смещением демографических показателей к современному типу воспроизводства и началом экономической и социальной стагнации в общественном развитии.

В 1990-х годах рост городского населения прекратился под воздействием двух основных факторов: депопуляции населения вследствие демографического кризиса и старения горожан, а также значительным снижением миграционного притока сельских жителей в города. В изменившихся экономических условиях, миграция сельчан в города была существенно демотивирована дороговизной жилья и ограничением предложений на рынке труда.

До 2000-го года в области выделялось две категории городских поселений – города и поселки городского типа (п.г.т.) или рабочие поселки (р.п.) в интерпретации статистической отчетности. В 2000 году произошел неожиданный сброс (почти на 7%) удельного веса городского населения (табл.), что было связано с административным преобразованием 22-х поселков городского типа в категорию сельских населенных пунктов. Около 148 тысяч горожан не меняя своего местожительства стали сельскими жителями.

Между тем, во многих из них образ жизни населения далеко не всегда соответствовал статусу городских поселений, и значительная часть горожан проживало в «сельских» условиях. В тоже время в ряде «новообразованных» сельских населенных пунктах, таких как Ириклинский и Халилово (Гайский район), Энергетик (Новоорский район), Первомайский (Оренбургский район), Светлый, Тюльган, Новорудный (территория административного управления г. Новотроицка), более 85% трудоспособного населения занято в промышленности и сфере услуг, что является стандартным критерием отличия городского поселения от сельского.

Кроме того набирает обороты процесс субурбанизации в особенности в пределах Оренбургской агломерационной территории. Происходит переезд части городских жителей и перенос деятельности в пригородную зону, что способствует распространению городского образа жизни на ближайшие сельские населенные пункты. Таким образом, зафиксированный на 2014 год уровень урбанизации является достаточно условным показателем определяющий с той или иной долей погрешности реальный городской бэкграунд Оренбуржья.

В итоге, по данным на 2014 год в области имеется 12 городов и одно закрытое административно-территориальное образование (ЗАТО) – п.г.т. Комаровский (Ясненский район), связанное с военной базой и полигоном по испытанию вооружений. Исходя из соотношения площади территории, ее конфигурации и численности населения, регион выделяется относительно небольшим числом городов. Основные черты пространственной организации городских поселений связаны с историческими этапами освоения территории, условиями природной среды, территориальным сочетанием природных ресурсов и особенностями социально-экономи­ческого развития региона. В связи с этим в области выделяются следующие типы городских населенных пунктов:

- города, основанные в 18 веке как города-крепости (военные форты), которые впоследствии стали иметь и торговые функции (Орск, Оренбург, Бузулук, Со­рочинск, Соль-Илецк). В первой половине 19 века они были освобождены от военного предназначения и в дальнейшем развивались в основном как полифункциональные городские поселения;

- города, разросшиеся и трансформировавшиеся из слобод и сельских поселений, основанных в 18 и 19 веке (Бугуруслан, Абдулино, Кувандык);   

- города, возникшие в годы довоенной и послевоенной индустриализации в районах освоения минеральных ресурсов, преимущественно как моногорода на основе градообразующих предприятий – металлургические (Медногорск, Новотроицк) и горнодобывающие  цен­тры (Гай, Ясный).

Социально-экономическое развитие городов зависит от совместного действия пяти основных факторов: численности населения, статуса города, наличия функций, географического положения и качества институтов развития городов.[4]

Численность населения – чем больше город, тем более высокая в нем концентрация экономических, финансовых, инвестиционных ресурсов и человеческого капитала, обеспечивающих устойчивый потенциал развития. Крупнейшие города обладают более диверсифицированной экономикой и развитой социальной средой, более разнообразным выбором рабочих мест и опережающим ростом доходов населения.

Чем крупнее город, тем более развит в нем потребительский спрос, соответственно тем больше предложение разнообразных товаров и услуг, что в свою очередь привлекает новых потребителей. Эффект масштаба и концентрации (агломерационный эффект) генерирует эффект разнообразия, что снижает издержки и для бизнеса, способствует расширению конкурентной среды, развитию кооперации, ускоренному продуцированию и проницаемости инноваций.

Статус города – особые преимущества административного центра субъекта РФ. Статусная рента региональной столицы способствует максимальной концентрации и усилению инфраструктурных, административно-управленческих и бюджетно-распределительных функций, является причиной сосредоточения региональных органов власти и управления, основных финансовых и бизнес-структур, главных офисов производственно-коммерческих корпораций, наиболее значимо-функциональных учреждений непроизводственной сферы, что обеспечивает приоритетные возможности фиксировать значительную часть прибыли в городской бюджет и способствует предложению на рынке труда более высокооплачиваемых рабочих мест.

Утрата статуса в определенной степени снижает потенциал развития города, сдвигая его в провинциальность. Это было характерно как в формате плановой экономики и административной системы управления, так и в условиях федеративного административно-территориального устройства современной России.

Сравнительная картина влияния статусной ренты на социально-экономическое развитие городов, явившаяся одним из главных факторов динамики численности населения, продемонстрирована в таблице 1.3.2.2.

К 1925 году Екатеринбург, Новосибирск и Уфа становятся региональными столицами новых административно-территориальных образований РСФСР, в то время как Оренбург и Омск, с 1925 по 1934 год, утрачивают этот статус. Численность населения за межпереписной период (1926 – 1939 г.г.) в городах первой группы возросла в диапазоне от 2,6 раза (Уфа), до 3,4 раза (Новосибирск), в то время как в Омске, имевшим такое же преимущество географического положения (расположение на Транссибирской железнодорожной магистрали) как и Новосибирск, население за тот же период увеличилось в 1,8 раз, почти в 2 раза меньше чем в Новосибирске.

Провинциальность в эти годы Оренбурга и положение на обочине дорожной карты индустриализации обусловили низкие темпы роста его населения (в 1,4 раза). Численность жителей города увеличилось за межпереписной период всего на 49 тысяч, в тоже время в Новосибирске численность населения возросла на 284 тысячи.  

Таблица 1.3.2.2. Динамика численности населения отдельных городов Урала и Сибири, тыс. чел.[5],[6],[7]

Города

Годы

1897

1917

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2000

2014

Оренбург

72

141

123

172

267

344

459

517

524

560

Екатеринбург

43

72

140

423

779

1025

1210

1296

1266

1411

Новосибирск

8

68

120

404

885

1161

1310

1420

1399

1548

Омск

37

135

162

289

581

821

1014

1149

1148

1165

Уфа

49

113

99

258

547

780

977

1080

1091

1084

Таким образом, одним из факторов относительного застоя социально-экономического развития Оренбурга в 20-е – 30-е годы была потеря административного статуса губернской и республиканской столицы в 1925 году и связанная с этим утрата соответствующих функций. Это заметно и по динамике численности населения города в эти годы, и по отсутствию крупных градоразвивающих проектов связанных с масштабной индустриализацией и подъемом социальной сферы в 30-х годах. В тоже время Екатеринбург, будучи уездным городом, получив статус сначала губернского, а затем областного центра (1923 г.), вкупе с ресурсными и транспортно-географическими преимуществами существенно опередил Оренбург по темпам социально-экономического обновления и роста.

Влияние статусного фактора, особенно в последние 3-4 года, в большинстве субъектов РФ отчетливо проявляется в устойчивом росте населения региональных столиц на фоне гораздо меньших темпах роста, а чаще снижения численности населения во внестатусных городах (табл.).

Функции города – чем больше функций, тем более стабильное экономическое положение города. Многофункциональные города априори имеют более широкий регламент возможностей устойчивого и динамичного развития, выхода на перспективные рынки. Полифункциональная экономика городов более адаптирована к колебаниям рыночной среды и менее зависима от глобальной конъюнктуры рыночных цен на различные группы товаров и услуг.

Преимущества полифункциональных городов воспроизводятся на макроуровне в сравнительной оценке позиционирования стран в международном разделении труда. Чем больше у города уровень социально-экономической диверсификации и набор отраслей специализации, тем устойчивее его позиции в экономическом пространстве и тем более широкий выбор защитных инструментов от внешних и внутренних вызовов и рисков.

Монофункциональные города крайне зависимы от конъюнктуры рыночных цен на продукцию (услуги) градообразующих предприятий и наиболее уязвимы при изменении экономических условий.

Географическое положение – неустойчивый фактор, и степень его влияния на социально-экономическое развитие городов, как правило, меняется со временем. Между тем, в отдельные периоды фактор географического положения оказывается решающим детерминантом экономического роста, развития социальной сферы и новых функций городов.

Например, наиболее высокие темпы экономического роста Оренбурга во второй половине XVIII века были связаны географическим положением города как форпоста российского проникновения и освоения Центральной Азии, а также торгово-экономического «окна» в Азию. В конце XIX и в начале XX века основным фактором мощного развития экономики города стало новое качество его транспортно-географического положения, связанного с началом функционирования новой железнодорожной магистрали Самара – Оренбург – Ташкент. В 70-х годах прошлого столетия заметный подъем социально-экономического развития Оренбурга был обусловлен новым преимуществом его ресурсно-географического положения – открытием вблизи областного центра и началом эксплуатации крупнейшего в Европе (и на тот момент времени в России) газоконденсатного месторождения.

В настоящее время сравнительным преимуществом пространственного положения городов является их расположение в зоне влияния крупных агломераций.[8] В Оренбуржье, с определенной долей условности, с подобным географическим положением можно выделить такие населенные пункты (свыше 12 тысяч жителей) как Соль-Илецк, Саракташ, Новосергиевка.

Преимущество агломерационно-географического положения выражается в сравнительной оценке потенциалов агломерационного эффекта крупнейших городов соседних регионов. Действенным выигрышем данного преимущества является результативное втягивание в свою агломерационную территорию, обладающую большим эффектом, человеческих ресурсов из периферийных зон соседних регионов. В этом случае Оренбург проигрывает в агломерационно-географическом положении административным столицам соседних регионов РФ, а область теряет население своей периферии.

В современных условиях развития международной экономической транспорентности и интеграции более выгодным становится географическое положение отдельных приграничных  регионов с интенсивным экспортно-импортным товарообменом, проходящим через крупные действующие и новые портовые города (Ленинградская область, Краснодарский край) и города, расположенные на основных сухопутных транспортных путях глобальной торговли. [9]. Такое преимущество может перехватить Оренбург и другие города региона, находящиеся на пути строящейся крупнейшей скоростной межконтинентальной транспортной магистрали Западный Китай – Зарубежная Европа. В результате нового качества географического положения при реализации проекта города и населенные пункты, расположенные на новом международном транспортном коридоре получат новый внушительный импульс функционального развития. 

Институты развития городов – формализуют тип и качество управления, эффективность городской политики. От институциональных эффектов или дефектов зависит качество социальной среды городов, стимулирование деловой активности, эффективность управления бюджетной и налоговой политикой, инвестиционный потенциал городских территорий. Грамотно выстроенные институты способствуют улучшению предпринимательского климата, мобильности населения, ускоренному распространению инноваций. Усиливает институциональный эффект развития городов оптимизация отношений с федеральными и региональными структурами власти, а также личностные деловые качества и профессионализм сити-менеджмента.

Примером эффективного использования фактора институтов в социально-экономическом развитии является город Белгород. Обладая гораздо меньшим агломерационным потенциалом, он составляет весомую конкуренцию Воронежу и другим областным центрам соседних регионов, опережая их по уровню жизни и доходам населения, душевым показателям бюджетной обеспеченности населения и объема инвестиций в основной капитал.

В последние годы наращивает свои функциональные преимущества на основе эффекта институтов город Калуга, успешно конкурируя с центрами ближних субъектов РФ и с городами Московской области.

В сложившейся конфигурации политико-административной реальности Оренбургу необходимо императивно повышать качество своей институциональной среды и выходить из сумрака региональных столиц соседних субъектов РФ. На основе модернизации институтов развития столица Оренбуржья сможет институционально правильно организовать притяжение человеческого капитала – остановив его «утечку» в другие регионы и переориентировав миграционные установки населения периферии в свою сторону.  

Функциональное развитие городов связано с разнообразными эволю­ционными и импульсивными политико-административными, институцио­нальными и социально-экономическими процессами, происходящими в стране и в регионе. Сегодня большинство городских поселений области имеют полифункциональную структуру. Некоторые из них выделяются отно­сительной доминацией одной или двух функций. Бузулук и Сорочинск пози­ционируют как центры нефтедобывающей сферы региона, Соль-Илецк как центр соледобычи и рекреационно-оздоровитель­ных услуг.

Города, которые возникли на основе градообразующих предприятий, и в настоящее время все еще сохраняют индустриальную специфику. Однобо­кость функ­цио­нала этих городов обуславливает линейную зависимость от произ­вод­ствен­ной деятельности головного пред­приятия и наибольшую уяз­вимость при изменении экономических условий, что существенно ограничи­вает ресурсы их развития.

По численности населения большинство городских поселений области относятся к категории малых городов (от 12 до 50 тысяч жителей), и всего че­тыре к другим типам населенных пунктов: средним (от 50 до 100 тыс.), большим (от 100 до 500 тыс.) и крупным (от 500 тыс. до 1 млн.).

Оренбуржье отличается линейно-агломерационной полицентрической структурой городского расселения. В Оренбурге проживает 48% городского населения и 29% всех жителей региона, несмотря на относительно высокую величину сосредоточения населения в областном центре. Это самый низкий показатель среди всех региональных столиц Урало-Поволжья. Другой значи­мый центр концентрации городского населения – Орско-Новотроицкая би­центрическая агломерация, в которой проживает 28% городского населения и 17% жителей области. Линейно-агломерационная структура подтверждает размещение 10 из 12 городов области на важнейших транспортных (железно­дорожных и автомобильных) магистралях и наличие 2-х агломерационных территорий – Оренбургской, формирование которой связано с инфра-структур­ными и административно-статусными детерминантами, и Ор­ской (Орск-Новотроицк-Гай), наличие которой обусловлено промышленно-ресурсными факторами.

Сложившаяся в регионе пространственно-иерархическая структура го­родских поселений далека от совершенства. Заметны ее существенные от­клонения от известных научно-эмпирических моделей оптимального разме­щения городов: моделей «центральных мест» В. Кристаллера, «экономиче­ского ландшафта» А. Леша, «правильного распределения гнезд» Д. Кольба, «иерархической структуры городов» Д. Ципфа. Основные расхождения от идеальных схем пространственной расстановки городов с учетом численно­сти их населения выражаются в несоответствии количества и размеров горо­дов величине и конфигурации территории области, а также в неравномерном размещении городских поселений в пределах региона и несбалансированной иерархической структуры городов по численности их населения.

Сравнительные примеры подтверждают недостаточное число городов в пространственном каркасе расселения региона. Например, при одинаковой численности населения и меньшей в почти в 5 раз площади территории, Рес­публика Крым имеет в 1,4 раза больше населенных пунктов численностью более 12 тысяч жителей, чем Оренбургская область. При сопоставимой тер­ритории Греция превышает Оренбуржье по численности населения в 5 раз, а по числу городов (более 12 тысяч человек) в 7,5 раз.

Не равномерное размещение городских поселений способствует обра­зованию локальных территорий слабо охваченных диффузией городского влияния – обеспечением большим разнообразием товаров, услуг, нововведе­ний. В пределах региона одними из таких относительно труднодоступных пространств с «вязкими» коммуникациями являются внутренние зоны, при­мыкающие к границе с Казахстаном и Башкортостаном в четырехугольнике Оренбург – Октябрьское – Абдулино – Бузулук – Оренбург и в восточном треугольнике по линиям Орск – Гай, Орск – Светлый, а также юго-западный «угол» области.

Значительные отклонения от оптимальной пространственно-иерархиче­ской структуры городских поселений – рационального соотношения между размером города (численность населения) и его географическим положением в системе расселения способствует социально-экономическому расслоению территории и препятствует внтрирегиональной консолидации пространства. Если Оренбургская агломерация и Орско-Новотроицкая конурбация по чис­ленности населения и по взаимному расположению вполне соответствуют правилу Ципфа, то по основным транспортным коридорам между городами Оренбург – Сорочинск (180 км) и Оренбург – Абдулино (270 км) вообще от­сутствуют городские поселения. А третий по рангу город Бузулук, хотя и имеющий относительно оптимальное расположение в структуре городского расселения, должен иметь численность населения не менее 200 тысяч.

Не завершенность в области урбанизационных процессов продуцирует возможные варианты совершенствования городской системы расселения, в том числе в рамках схем территориального планирования. Их сценарное про­гнозирование может быть связано с выбором нескольких направлений опти­мизации пространственной структуры городских поселений.

Один из вариантов предполагает использование всего арсенала эконо­мических, инвестиционных, административно-институциональных ресурсов и инструментов социальной, демографической и миграционной политики для максимального наращивания агломерационного потенциала региональной столицы. Это будет способствовать расширению территории ее влияния, усилению и распространению эффектов развития и миграционной гравита­ции, что развернет азимут ориентации значительной части населения запад­ных и восточных окраин на областной центр. Предложенный вариант в опре­деленной степени совпадает с естественной трансформацией расселения. Его можно ускорить и интенсифицировать при помощи соответствующих средств и инструментов. В тоже время аккумулирование ресурсов развития в одном центре может привести к регрессу и деградации других городских территорий.

Версия второго варианта осуществляется в той же итерации, но отли­чие состоит в том, что весь набор экономических, административных и дру­гих ресурсов распределяется на несколько городских территорий (Оренбург, Орск, Бузулук и др.), с учетом методологии оптимальных моделей простран­ственно-иерархической структуры городов. Но здесь главным стоп-фактором является сложная производственно-экономическая, социальная и экологиче­ская обстановка в Орско-Новотроицкой конурбации. Это связано, с одной стороны, с высокой концентрацией «грязных» производств, с другой сто­роны, со стагнацией и сокращением производства на большинстве предпри­ятий неконкурентных отраслей (машиностроение, химия, цветная металлур­гия, легкая промышленность). Эти города продолжают сохранять свою про­мышленную специализацию и значительная часть их территории и населения продолжают являться социальным и функциональным приложением заводов и комбинатов.

Для Орска и Новотроицка характерны низкие темпы расширения по­стиндустриальной сферы, слабое развитие малого и среднего бизнеса, высо­кий уровень безработицы. Неблагоприятная структура промышленности со значительным набором «заржавевших» неконкурентоспособных произ­водств, узость социальной сферы, «отодвинутость» от основных путей гло­бальной торговли и главных коммуникационных транзитных линий сущест­венно ограничивают регенерацию Орска-Новотроицка в новый полюс разви­тия и модернизации. Социально-экономическую депрессию этих городских территорий подтверждает весьма неблагоприятная миграционная и демогра­фическая ситуация.

Третий вариант предполагает инвестирование средств в урбанизацию сельской местности, распространение в сельских населенных пунктах город­ских видов деятельности и, прежде всего, городского образа жизни. Реализа­ция данного варианта в определенной степени позволит нарастить экономи­ческий потенциал и привести к оживлению социальных тканей сельской ме­стности, но наряду с позитивными результатами может привести к распыле­нию ресурсов и минимизации эффектов. Малочисленность и дисперсность населения будет сдерживать развитие конкурентной среды, распространение разнообразных товаров и услуг, транслирование инноваций, для которых бо­лее выгодными условиями являются наличие плотной среды и высокая кон­центрация населения. Поддержка сельской периферии за счет городов, как правило, культивирует уравнительный, контрпродуктивный подход к разви­тию регионального пространства.

Использование научных моделей в оптимизации региональной струк­туры городского расселения имеет один значимый недостаток. Модели дан­ного класса направлены на поиск сбалансированной иерархической струк­туры и оптимального размещения городов в однородном пространстве на идеальной, изотропной территории, где географические факторы и контрасты минимизированы или вообще не учитываются. Такая территория представ­ляет собой геометрически правильное геопространство (как правило, шести­гранный многоугольник) с однородной равнинной поверхностью и однотип­ностью природных условий, равномерной плотностью населения и уровнем их доходов, равномерным размещением природных ресурсов, инфраструк­турных объектов и коммуникаций.

Исходя из этого, неверно применять научные модели в оптимизации структуры регионального каркаса размещения городов и их функциональ­ного развития в качестве готовых инструкций и схем. Кроме того, города – естественно развивающиеся сложные территориальные организмы, и их раз­витием весьма не просто управлять. В условиях природного и социально-экономического ландшафта территории Оренбургской области, ее простран­ственной конфигурации и географического положения требуется сущест­венная корректировка научных моделей размещения и развития городов.

В сложившейся структуре городского расселения области наиболее предпочтительным представляется сценарий социально-экономического развития городов на основе их конкурентных преимуществ.

В современных реалиях базовым приоритетом могло бы стать максимальное наращивание агломерационного эффекта города Оренбурга на основе нового качества его географического положения и ресурса модернизации институтов, который пока находится на стартовой позиции. Реализация международного проекта «нового шелкового пути» приведет в действие новый импульс развития инфраструктурных функций города по обслуживанию транспортного потока.

Эффективное использование ресурса институтов развития должно привести к улучшению качества городской социальной среды формализующейся в более широком выборе и доступности разнообразных услуг, повышении доходов населения (средней заработной платы), создании взаимовыгодных условий на рынке жилья, обеспечении безопасности, улучшении экологической обстановки, развитии инфраструктуры, повышении комфортных условий жизни. Модернизация институтов позволит существенно повысить положительный имидж города и его инвестиционный потенциал. Правильное институционально-организованное притяжение человеческого капитала обеспечит дальнейшее развитие городской агломерации, и прежде всего за счет населения региона, включая территории его восточной и западной окраин.

Полноценная реализация данных факторов развития Оренбурга высвечивает перспективы небезуспешной конкуренции города за качественные людские ресурсы и привлечение инвестиций с региональными столицами соседних субъектов РФ. Пример эффективного использования географического положения и институционального фактора на протяжении уже более чем 10 лет демонстрируют такие города как Краснодар и Белгород. Уступая по численности населения своим визави – Ростову-на-Дону и Воронежу, они успешно конкурируют с ними по привлечению человеческого капитала и инвестиций.

Города «второго эшелона» Бузулук и Орск, располагаясь в оптимальных узлах внутри регионального каркаса городского расселения, далеко не в полной мере выполняют функции межрайонных центров запада и востока области. Развитие функциональной базы Бузулука значительно ограничивает относительная близость Самаро-Тольяттинской агломерации «вытягивающей» человеческий капитал из города и окружающей его территории. Улучшению социально-экономического положения Бузулука может способствовать усиление его позиции «нефтяной столицы» Оренбуржья вследствие дополнительной концентрации здесь управленческих и бизнес структур нефтяного сектора области, а также расширение и повышение качественного уровня туристских и рекреационно-оздоровительных услуг на основе природно-рекреационных ресурсов и культурно-исторических достопримечательностей.

Для того чтобы существенно повысить роль Орска как крупного межрайонного центра притяжения восточного Оренбуржья с возможным выходом его влияния на приграничные территории Казахстана и юго-восточной части Башкортостана, а также нивелирование ограничителей социально-экономического развития города (указаны выше), неизбежно потребуется постиндустриальное переформатирование его индустриально-гипертрофи-рованной функциональной структуры. Для этого необходима модернизация промышленной сферы на основе технического и технологического совершенствования наиболее востребованных и экспортно-ориентированных отраслей (нефтепереработка, некоторые пищевые производства) с увеличением их веса в формировании городского бюджета. И, соответственно, обязательна модернизация социальной сферы, связанная с качественным расширением существующих и насыщением новыми видами услуг функциональной структуры города.

Необходимо купировать существующий в части ментального пространства негативный образ Орска и сформировать позитивный имидж города на основе новой программы привлекательности. В ней, кроме модернизации непроизводственной сферы, должны быть предложены к реализации инструменты улучшения и развития социально-функциональной среды города. Основными направлениями, из которых могли бы быть улучшение экологической обстановки, развитие туриндустрии на основе культурно-исторических достопримечательностей и событий, популяризация образа Орска как первой столицы Оренбургского края, аннигиляция «нравов Растеряевой улицы» и обеспечение безопасности жителей, совершенствование инфраструктуры и повышение комфортности жизни.

Объединение городов Орска и Новотроицка в единое урбанизированное территориальное образование могло бы определенно повысить агломерационный эффект такой конурбации. Но формированию полноценной бицентрической агломерации, основанной на создании и развитии интенсивных инфраструктурных и социально-экономических связей и, в конечном счете, слиянии функциональных непромышленных зон двух городов, препятствует обширная промзона металлургического комбината «Уральская сталь».

Социально-экономическое развитие малых городов области сдерживает ограниченный набор и слабая выраженность конкурентных преимуществ, постаревшая возрастная структура горожан, сильная бюджетная зависимость в структуре занятости, низкий платежеспособный спрос, невысокая деловая активность и мобильность населения. Города Соль-Илецк и Кувандык в развитии и расширении функций, из конкурентных преимуществ, могут зацепиться за относительно-выгодное транспортно-географическое положение (наличие железнодорожной и автомагистрали) и природно-рекреационные бальнеологические ресурсы окружающей территории.

Что касается моногородов (Новотроицк, Гай, Медногорск, Ясный), их социально-экономическое развитие будет зависеть от глобальной конъюнктуры рыночных цен на продукцию градообразующих предприятий, а процесс конвертации новых функций будет весьма сложным. Снижению эксцессов переходного периода к полифункциональной структуре должна способствовать согласованная политика городских властей и бизнеса, которая в целом должна быть направлена на экологическое оздоровление территории, санацию занятости, компенсации высвобождающимся занятым и их переподготовку (высвобождение может быть связано не только с сокращением производства, но и с ростом производительности труда), поддержание социальной инфраструктуры, стимулирование роста экономической мобильности населения, привлечение инвестиций сервисных отраслей.

[1]     Города и районы Оренбургской области: Стат.сб. / облкомстат. – Оренбург, 2003. – 301 с.

[2] Оренбургская область за 50 лет (1934 – 1983 гг.). Статистический сборник. / Стат. управл. Оренбургской обл. – Оренбург, 1984. – 197с.

[3]     Численность населения по городам, внутригородским и административным районам Оренбургской области на 1.01.2014. [Электронный ресурс] URL: http://orenstat.gks.ru

[4]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[5]     Города с численностью населения 100 тысяч и более человек. [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2011/year/year2011.rar

[6]     Народонаселение мира. Справочник. Под ред. Б.Ц. Урланиса. М., Статистика, 1978. – 447 с.

[7]     Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. – 528с. [Электронный ресурс] URL: http: //www. gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar

[8]     Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: Проблемы и тенденции переходного периода. / Н.В. Зубаревич – М.: Изд-во КД Либроком, 2009 – 261 с.

[9]     там же.