Материалы VI Симпозиума (2012 год)

Степи Северной Евразии. Материалы VI международного симпозиума и VIII международной школы-семинара "Геоэкологические проблемы степных регионов" - Оренбург: ИПК "Газпромпечать", 2012. - 940 с.

Скачать (12,6 Mb PDF)

«ВЕЛИКАЯ ЯСА» ЧИНГИСХАНА КАК ДРЕВНЕЙШИЙ ИСТОЧНИК ЕВРАЗИЙСКОГО ПРАВА И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ВЕЛИКОЙ СТЕПИ (К 850-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЧИНГИСХАНА)

 

А.Г.Палкин  

A.G.Palkin

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт степи Уральского отделения Российской академии наук

(Россия, 460000, г.Оренбург, ул.Пионерская, 11)

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

 (Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya st., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье исследуется вопрос об историко-правовом значении евразийской империи Чингисхана. Показана роль степи, как ландшафтно-экологической основы данной империи. Рассмотрена концепция евразийцев о том, что именно Россия является геополитическим наследником империи Чингисхана.

The question about the historical meaning of the Eurasian Empire of Genghis Khan is analyses in the article. The role of the steppe as the basis for the Empire is shown. The article deals with the conception of the Eurasians that the Russian Federation exactly is the geopolitical successor of the Genghis Khan Empire. 

Чингисхану (1162-1227) принадлежит заслуга в объединении кочевников и создании сильного монгольского государства. Он объединил Монголию и расширил ее пределы, создав крупнейшую империю в истории человечества. Сборник законов Чингисхана «Великая Яса» долгое время оставался правовой основой кочевых народов Азии.

В 1206 г. на курултае была принята «Великая Яса». Большинство ученых–монголоведов и историков отдают должное тому огромному значению, которое имело последовавшее на том же курултае обнародование свода военных и гражданских законов под общим названием «Великая Яса» для становления государственности в империи Чингисхана, установления на огромной территории Монгольской империи твердого правопорядка, несоблюдение законов которого каралось смертью, а также благотворного влияния на нравы кочевых племен и на развитие законодательства в последующие царствования (издание уставов Юаньской (монгольской) династии в Китае).  

«Великий Джасак» – законодательство Чингисхана наиболее полно сохранилось в летописях Рашид ад-Дина [5]. «Большая Яса» делилась на два крупных раздела: «Билик» – сборник изречений самого Чингисхана, который содержал в себе мысли, наставления и решения законодателя как общего, теоретического характера, так и высказанные им по поводу различных конкретных случаев; собственно «Яса» – это свод положительных законов, военных и гражданских, обыкновенно с установлением соответствующих кар за неисполнение. Отличительной особенностью «Ясы» было утверждение о необходимости почитания Единого Бога («Тэнгри», «Иисус», «Будда» или «Магомет»). Вера в монгольском государстве охранялась законом. «Великая Яса» запрещала ссоры среди монголов, неповиновение детей родителям, кражу коней, регламентировала воинскую обязанность, правила поведения в бою, распределение военной добычи.

В империи был установлен строгий порядок, который становился обязательным благодаря мессианскому духу, которым он был пропитан. Чингисхан действительно осознал, насколько важна упорядоченная администрация. Политико-административная централизация способствовало расцвету сухопутной торговли. Впервые в истории трансконтинентальные караванные пути были абсолютно безопасны. Централизм это реализация в политическом плане, т.е. на практике, органического всеединства нации на основе религиозной легитимации. Таким образом, можно считать Монгольскую империю в высшей степени современной моделью для построения будущего, а не модели прошлого.

Законы «Ясы» созданы на основе туранской этики. Акцент в них сделан именно на морали верности и чести, которая является основой, тогда как  остальные нормативы гражданского общежития выступают в качестве второстепенных.

Туранское  единобожие очень конкретно. «Бог – на небе, Ха-хан – Могущество Божие – на земле». Нельзя помыслить одновременно верность Богу и предательство начальника, который есть подчиненный другого начальника, и так вплоть до самого Чингисхана. Следовательно, верность и дисциплина являются основными критериями благочестия. Но главный акцент сделан на реальный становой хребет евразийской государственности – на пассионариев, служилый класс, воинов–организаторов.

В таком порядке благополучие и защищенность «горожан», «индивидуумов», «родов», «семей», хотя признается и гарантируется, но все же подчиняется высшей цели, ставится на второе место. Права человека в «Ясе» второстепенны перед лицом прав имперостроительной евразийской иерархии, которая призвана не только сохранять достигнутое, но и преумножать, воспроизводя снова и снова великий завет «Царя царей и Владыки человечества». Н.С. Трубецкой писал про Чингисхана: «Поэтому главный завет, который он дал своим потомкам и всем кочевникам, состоял в том, чтобы они всегда сохраняли свой кочевой быт и остерегались становиться оседлыми… Отличительным признаком государства Чингисхана являлось то, что это государство управлялось кочевниками…» [9, с. 233-235].    

Многие представители уникального идеологического движения евразийцев, к которому относился и Н.С. Трубецкой, призывали изучать кочевничество и представляли физические описания кочевников и свойственных им морфологических особенностей, расхваливали их умение ориентироваться, здоровую пищу, свежий воздух, великолепную приспособляемость к окружающей среде и их единение с природой [9, c. 83–86]. Культ кочевничества и кочующих стад, присутствующий во всех работах евразийцев, представлял собой типичный пример переоценки талассократических ценностей, их ниспровержение и создание идеалов иной человеческой психологии. Туранская «психика» отличается такими ценными качествами, как храбрость, сила и мужественность. Например, смелость «есть добродетель чисто степная, понятная тюркам, но непонятная… романогерманцам…» [8, c. 133]. Для евразийцев кочевничество проявлялось, главным образом, в истории человечества благодаря почти сверхчеловеческой военной доблести: «Ни одна историческая среда не может, пожалуй, дать такого подбора образцов военной годности и доблести, какие дает кочевой мир» [6, c. 350].

Н.С. Трубецкой отмечал: «Туранская психика сообщает нации культурную устойчивость и силу, утверждает культурно-историческую преемственность и создает условия экономии национальных сил» [8, c. 154].

Таким образом, степную полосу Евразии – можно представить как геополитическим и культурно-историческим ядром Евразии, ее первоначалом, основным  принципом. Евразийская степь является самым континентальным пространством мира, выражаясь в удаленности от океана более чем на 2400 километров. Следовательно, степи Северной Евразии должны стать территорией крайней континентальности. Чрезвычайную континентальность необходимо развивать как одну из основ самобытности.

Характерными особенностями усиленной степени континентальности Великой степи являлась, является и должна являться традиционная система ценностей, военная система, а также идеократический строй и приоритет духовного начала. П.Н. Савицкий признавал: «Исход к Востоку – это и есть возврат к себе» [7, c. 155].

Отметим основные характеристики евразийского менталитета это, прежде всего, открытость (принесенная кочевниками оседлым народам); это духовная, этническая, социальная, религиозная и бытовая терпимость; это характерный для жителей Азии приоритет духовных ценностей над материальными; это преобладание коллективных принципов общественного устройства над индивидуализмом.

Одной из ключевых характеристик евразийских народов является преобладание коллектива над частно-индивидуальной формой деятельности в любой сфере. Как известно, данная черта связана с выживанием человека в особых географических и климатических условиях центральной части Евразии. Анализируя данную черту евразийских народов, в ней можно выделить три характерные черты. Во-первых, большие пространства лесостепи, степи, полупустынь можно освоить только в составе больших коллективов. Во-вторых, закрепляются общинные формы организации хозяйственной деятельности. В-третьих, унифицирована трайбалисткая модель организации социальных и политических систем, характерная для кочевых народов.

В силу географических условий у казахов, русских, кыргызов, украинцев, белорусов, жителей Кавказа, Сибири и многих других этносов Евразии сформировался принцип коллективного труда, основанного на невысокой эффективности производства. В этом случае община (у кочевых народов родовая община) по происхождению представляла собой единый производственный организм. Коллективный труд неизбежно порождал такой феномен, как общая (родовая) собственность, а на его основе происходило совместное потребление произведенного продукта ключевой фактор выживания людей. Складывался механизм круговой поруки и общинной взаимопомощи. В результате исторического данного признака у евразийских народов становится нормой ориентация на коллективный труд и совместное потребление [4, c.42]. Таким образом, на протяжении тысячелетий складывалась уникальная, своеобразная и неповторимая мировоззренческая, экономическая и правовая система Великой Степи.

«Внутренний голос» поведал Чингисхану, что он станет счастливым избранником богов. Империя была замыслена как орудие Вечного Неба для установления порядка во всей вселенной. Завоевание мира было обязанностью Великого хана, а установление всеобщего мира было его конечной целью. Итак, империя воплощала волю «справедливого» правления в истинном смысле этого слова, основанном на религиозном, этическом и особенно универсалистском идеале: «Идеалом Чингисхана было создание Единого Царства Человечества» [10, с. 163]. В теории Москвы Третьего Рима можно увидеть продолжение данной концепции.

«Яса» утверждала подчиненных в убеждении, что царство «идеи» принесет в мир смысл и порядок как для нации в целом, так и для каждого индивида. Это царство представляет собой единственно возможный ответ на хаос и анархию Запада, на его поверхностную юриспруденцию.

В отличие от западного, римского права, монгольское законодательство представляется абсолютным, выражавшимся в форме религиозной, в противоположность механическому и «вне-идеологическому» регулированию отношений между индивидами. Монгольская империя подтверждала, таким образом, стремление к принципу идеократии, к власти, основанной на высших ценностях идее, религии в качестве объяснения мира и политической практики одновременно. Благодаря своему всемирному призванию и роли мессии, монгольское, а затем и русско-евразийское пространство должно выражать как свою географию, так и свою политическую систему в форме религиозной, юридической или научной «истины».

Монгольское законодательство не оказало прямого влияния на формирование русского права. Однако влияние ордынской системы правления можно наблюдать в некоторых принципах, а также духе нового Московского права, так в русском законодательстве  появились черты жестокости (увечащие наказания), коллективная ответственность за преступления, ранее ему несвойственные. В области административного, финансового, военного законодательства также было заметно монгольское влияние (понятия «казны», регламентация подушных сборов, переписи населения, ямской службы и т.п.). Но наиболее это влияние проявилось в сфере государственного управления, усилив в нем черты централизации и авторитарности.

Законы Чингисхана не были одной теорией. Он умел дать им силу и заставить исполнять их. Этого Чингисхан достиг строгостью и умением выбирать людей. Законность пускает в народе корни только тогда, когда он видит, что закон обязывает не только сам народ, но и его правителей. В этом отношении сам Верховный Правитель представлял живое воплощение безусловного подчинения изданным им самим законам. Не подлежит сомнению, что такой пример, подаваемый самим ханом, должен был оказать благотворное влияние на нравы всей монгольской администрации, что, в свою очередь, воспитывало народ в духе строгой законности.

Монгольская империя в свете истории представляется совершенно отличной от тех восточных деспотий, в которых высшим законом является произвол верховного правителя и его ставленников. Империя Чингисхана управлялась на строгом основании закона, обязательного для всех, начиная от главы государства и заканчивая последним подданным. [2].   

«Яса была для потомков Чингисхана ненарушимым законом, от ее предписаний они ни в чем не отступали» [1]. Сам Чингисхан учреждению «Ясы» и строгому ее соблюдению всеми придавал большое значение. Чингисхан говорил: «Если государи, которые явятся после этого (самого Чингисхана), вельможи, багадуры и нойоны… не будут крепко соблюдать Ясы, то дело государства потрясется и порвется. Опять будут охотно искать Чингисхана и не найдут…» [3].

«Яса» соблюдалась довольно долго и после смерти Чингисхана. Но все меняется, все проходит. Кодекс Чингисхана не только не действует теперь в мире, но даже монголы не руководствуются им. От собственно «Ясы» остались лишь некоторые фрагменты, по которым трудно представить законодательство в целом. Но несомненно, что «Яса» Чингисхана сыграла огромную роль в жизни созданной им империи и долго служила монголам основным кодексом права, влияя на все стороны их жизни, а также на жизнь покоренных им народов.  Но постепенно этот чистый туранский закон утратил свое значение, забылся. Евразийский дух стал  искать иные формы. Но именно «Яса» является чистой парадигмой того, что можно назвать евразийским правом. 

Э. Хара-Даван делал вывод: «Стремление к объединению если не всех, то больших групп наций в одно государство есть проблема ХХ века. То, что едва не осуществилось в XIII веке силой оружия, возможно, состоится путем мирного соглашения народов в ХХ веке» [10, с. 163]. 

CПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Березин Н.И. Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева // Труды восточного отделения Русского археологического общества. Т. VIII, СПб., 1864.
  2. Грумм-Гржимайло Г.Е. // Западная Монголия и Урянхайский край. Ленинград, 1927.
  3. Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. М.-Л., 1941.
  4. Народы Евразии: культура и общество: Третий Международный Евразийский научный форум: Тезисы докладов и сообщений / Под ред. С.А. Абдыманапова. Астана, 2004.
  5. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. 1, М., 2002.
  6. Савицкий П.Н. О задачах кочевниковедения // Континент Евразия. М., 1997.
  7. Садовский Я. Оппонентам евразийства // Евразийский временник III. 1923.
  8. Трубецкой Н.С. Взгляд на русскую историю не с запада, а с востока // Наследие Чингисхана. М., 2000.
  9. Хара-Даван Э. О кочевном быте // Тридцатые годы (Утверждение евразийцев). Париж, 1931.
  10. Хара-Даван Э. Чингисхан как полководец и его наследие // Русь монгольская. М., 2002.

«ЕРГЕНЯ» Г.Н.ВЫСОЦКОГО И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ЛАНДШАФТНОЙ ЭКОЛОГИИ (К 100-ЛЕТИЮ ВЫХОДА КНИГИ)

«ERGENYA» G.N.VYSOTSKII AND THEIR VALUES IN LANDSCAPE ECOLOGY  (THE 100TH ANNIVERSARY OF THE BOOK)

 

А.С.Рулев, З.П.Дорохина

A.S.Rulev, Z.P.Dorohina

ГНУ Всероссийский НИИ агролесомелиорации

(Волгоград, пр. Университетский, 97, а/я 2153, е-mail Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)

SSO All-Russian Research of Agroforestry Melioration

(97, Universitetski av., Volgograd)

 

Представлен анализ материалов исследований выдающегося ученого Г.Н.Высоцкого, проведенных на территории Волгоградской области. Особое внимание уделено работе «Ергеня», внесшей весомый вклад в развитие агролесомелиоративной науки и ландшафтной экологии.

An analysis of research materials of the outstanding scientist Vysotskii held in the territory of the Volgograd region is presented. Particular attention is paid to the work «Ergenya» has made a significant contribution to the development of agroforestry science and landscape ecology. 

Изучение степных ландшафтов Волгоградской области (в современных границах) было начато во времена знаменитых академических экспедиций Российской Академии в конце XVIII века. В те годы здесь побывали экспедиции И.И.Лепехина, И.Г.Гмелина и П.С.Палласа. Наиболее были изучены ландшафты Ергенинской возвышенности. Здесь работали известные исследователи конца XIX и начала XX веков: Н.А.Димо и Б.А.Келлер, Г.Н.Высоцкий [3, 6].

В целом, степные ландшафты, как физико-географические комплексы, наиболее глубоко были изучены Г. Н. Высоцким. Его перу принадлежат ставшие классическими описания степей с детальной характеристикой и классификацией степной растительности. Примерами таких описаний являются работы «Степи Европейской России» (1904), «О лесорастительных условиях района Самарского удельного округа» (1908), и особенно «Ергеня» (1915).

Г.Н.Высоцкий один из первых высказал важную мысль об общей особенности почв и растений - их строгой зависимости от одних и тех же факторов внешней среды - элементов жизни, как он их называл. Глубокий анализ этих связей дан им в статье «О карте типов местопроизрастаний», опубликованной в 1904 г. в сборнике «Современные вопросы русского сельского хозяйства» [1], малоизвестной и никогда не переиздававшейся. Тем не менее, эта работа представляет большой научный интерес. В ней разработано учение о факторах жизни растений и факторах почвообразования, из которых автор особо выделяет тепло, влагу, их распределение во времени и соотношение, а также типы грунта и рельефа. «Характер почвы, так же как и характер естественной растительности... зависит от соотношений вышеперечисленных элементов жизни. Изменения почв находятся в тесной зависимости от изменения этих соотношений, зная которые, мы будем иметь возможность составить себе точное понятие о почвах, с которыми придется иметь дело» [1, с.3]. Идею Б.В.Докучаева о почве как «зеркале ландшафта» Г.Н.Высоцкий значительно конкретизировал, взяв как фактор почвообразования не климат вообще, а количество и соотношение тепла и влаги. Тип грунта определяет условия питания растений. Что же касается рельефа, то, признавая его огромную роль, Высоцкий, тем не менее, не придавал ему значения самостоятельного фактора: «...ничто так, как рельеф, не усложняет, не разнообразит, не переформировывает все прочие факторы жизни» [1, с.4]. Но главное положение о том, что растительность, так же как и почва, находится в функциональной зависимости от ведущих абиотических факторов внешней среды. Налицо положение о единстве факторов жизни растений и факторов почвообразования.

Идея создания карт типов местопроизрастаний, перекликаясь с учением Г.Ф.Морозова о типах насаждений, явилась руководящей в разработке метода ландшафтных исследований и создании карт природных ландшафтов. Для появления этого нового направления современной географии особое значение имело подмеченное Высоцким постоянное чередование, повторение одних и тех же типов местопроизрастаний: «Одно характерные сочетания типов местопроизрастаний, связанные в один или несколько соседних территориальных массивов, составляют естественные округи (местности)» [1, с. 9]. В этом высказывании заключена суть научного представления о типе местности, впервые четко сформулирована идея «географических ландшафтов», поэтому Г.Н.Высоцкий признается одним из основоположников современного ландшафтоведения. Термином «ландшафт» Высоцкий широко пользовался. В качестве таксономической единицы этот термин был применен несколько позже, в 1913 г., известным отечественным географом Л.С.Бергом [5].

Наряду с этим ему принадлежат серьезные разработки, посвященные внутризональной «географической мозаике», роли микроклимата и микрорельефа (термины Высоцкого) в ее формировании, и обоснование огромного значения ее учета в деле правильной организации сельского и лесного хозяйства. Он выдвинул идею отражения этой комплексности путем создания специальных фитотопологических карт, или карт типов местопроизрастаний [2].

Эколого-географический подход к исследованиям, Г.Н.Высоцкий реализовал в научной монографии «Ергеня», где дано полное описание растительности этого своеобразного региона на фоне тщательного анализа всего комплекса его физико-географических условий: климатических характеристик, геологических условий, грунтовых вод, почвенного покрова.

К важнейшим природным факторам «жизни на Ергенях» Высоцкий относил гидрогеологические, характеризующие состав грунта, условия увлажнения и почвообразования. Представил подробное описание геоморфологии возвышенности. «Наружные породы» (преимущественно глины и суглинки) постепенно врезаются в «слоистую суглинисто и глинисто песчаную породу с прослойками песка» и далее переходящие в песок и песчаник третичных отложений. Под последними находится «мощный слой темных сланцеватых глин нижнетретичного образования», на котором «покоится главная масса грунтовых вод» [4, с. 9].

Богатство хорошими пресными грунтовыми водами восточного склона Ергеней, по мнению исследователя, делает успешным произрастание в этой сухой местности довольно крупных деревьев и ценных древесных насаждений. При правильной эксплуатации грунтовых вод для орошения, садоводство и огородничество могли получить значительное развитие.

Г.Н.Высоцкий представил емкое описание почвенного покрова «разнобокой гряды» в «среднем масштабе», отмечая его разнообразие, зависящее от состава грунта и рельефа. При более детальном исследовании он отмечал весьма пеструю картину мелких изменений на небольших расстояниях (полупустынный комплекс). При этом неодинаковая степень увлажнения и выщелачивания почвы обусловливается микрорельефом. «По более значительным западинкам почва промачивается глубже, соли выносятся, количество перегноя увеличивается, тогда как по самым незначительным углублениям, называемых «лунками», скопляющаяся вода застаивается, не проникая на значительную глубину; затем она постепенно испаряется и, таким образом, происходит скопление солей, от которых образуются солонцы» [4, с. 13-14]. Г.Н.Высоцкий отмечал, что в местах выхода наружу грунтовых вод на песчаных террасах Ергеней образуются даже небольшие пресные торфяные болотца с влаголюбивой растительностью.

Интересно и ценно с точки зрения ландшафтных исследований характеристика балок и речных долин восточного склона Ергеней и представленные картографические материалы. В общей системе балки им выделены и описаны следующие элементы: вершинные и боковые ложбины, вершины балочно-речных долин и их ответвления, средняя часть балочно-речных долин, нижняя часть долин.

В работе Высоцкого находим подробные геоботанические описания и статистические данные лесных площадей (природных и искусственных) казенных и калмыцких лесных дач и урочищ. Это дает ценную информацию как с точки зрения естественной истории региона исследований, так и защитного лесоразведения в сложных агроклиматических и гидрогеологических условиях.

Кроме того, в «Ергенях» приведены такие крупные научные положения, как классификация растений по их многолетию и формам вегетативного разрастания, классификация растительных формаций степей и в целом система основных типов растительных сообществ Русской равнины с выделением двух царств - лесного и травянистого. Все эти классификационные построения растительности Г.Н.Высоцкий тесно увязывает с характером условий ее произрастания, с положением в рельефе и типом почвогрунта. Известный геоботаник Г.И.Дохман заметила, что никакая другая классификация не сыграла такой большой роли в развитии их науки, как классификация Г.Н.Высоцкого.

Одним из первых Высоцкий обратил внимание на изменение характера степной растительности под влиянием деятельности человека, в частности под воздействием чрезмерного бессистемного выпаса. «… Пастбищное хозяйство само себя убивает, сокращая и уничтожая свои ресурсы – продуктивность растительного покрова» [4, с. 15]. Он обнаружил, что эти изменения идут в направлении ксерофитизации, проходят ряд фаз, вследствие которых степная растительность сменяется менее требовательной к влаге, свойственной более засушливым областям. Так, на Ергенях коренные группировки ковылей и типчака вытесняются полынями. Поэтому распространение к северу ксерофитной растительности может быть обусловлено не только усилением засушливости климата, но и скотосбоем, который Высоцкий назвал пастбищной дигрессией.

«При проезде по Ергеням от села до села замечается обыкновенно правильная смена покрова непаши, зависящая от того, что прогоняемые от села к селу стада сбивают ее участки, расположенные на разном от села расстоянии, в неодинаковой степени: вокруг села - полный сбой, покрытый низким покровом устели-поля, далее - кольцо полынного выпаса, еще далее - полынно-типчакового, а на самых дальних участках, куда скот заходит реже всего, еще сохраняются кое-где остатки типчаково-ковыльной целины, более или менее испещренной пятнами полыней (по столбчатым солонцам) и лугово-злаковых более густых и рослых травостоев (по западинам, ложбинкам) «полупустынного комплекса» [4, с. 15]. Противоположный процесс - восстановление естественной растительности после прекращения выпаса или распашки, также проходящий ряд фаз назван им процессом демутации.

Изучая лесные культуры Ергеней, Г.Н.Высоцкий, пришел к следующим выводам. Облесительные работы здесь необходимо осуществлять «обдуманно и осторожно» на участках, приуроченных к луговым долинным террасам. «Нельзя найти широкой сплошной площади, пригодной для образования значительной лесной дачи с простым планом, к чему стремились облесители в дальнейшем, исходя от места заложения первоначальных культур» [4, с. 75]. Лучшие результаты получились при посадке дубовых насаждений на «пресновлажных местах». Менее устойчивыми, но более продуктивными оказались насаждения тополевые и вербовые.

Таким образом, вышеупомянутые выдающиеся работы классика русской школы ландшафтоведения и геоботаники являются не только «золотым» фондом научной культуры России, но также стали основой для проведения современных исследований ландшафтов Волгоградской области. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Высоцкий Г.Н. О карте типов местопроизрастаний // Современные вопросы русского сельского хозяйства. СПб, 1904. С. 3-16.
  2. Высоцкий Г.Н. О фитотопологических картах, способах их составления и их практическом значении // Почвоведение. 1909. №2. С. 2-18.
  3. Высоцкий Г.Н. Ергеня. Культурно-филологический очерк // Бюро по прикладной ботанике. 1915. С. 10-11.
  4. Высоцкий Г.Н. Природные растительные условий и результаты лесоразведения на Ергенях Астраханской губернии. СПб, 1915. 98 с.
  5. Исаченко А.Г. Основы ландшафтоведения и физико-географическое районирование. - М.: «Высш. школа», 1965. С. 34-35.
  6. Келлер Б.А. Очерки и заметки по флоре юга Царицынского уезда // В области полупустыни. Саратов, 1907.

АДАПТАЦИЯ ПЛОДОВЫХ КУЛЬТУР В ЛЕСОСТЕПНЫХ СООБЩЕСТВАХ ОРЕНБУРЖЬЯ

ADAPTATION OF FRUIT TREES IN THE FOREST STEPPE COMMUNTIES ORENBURG

 

А.А.Чибилёв, Е.З.Савин, Т.В.Гаевская

A.A.Chibilev, E.Z.Savin, T.V.Gaevskaja

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук

(460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11)

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

(11, Pionerskaya st, 460000 Orenburg)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В кратком обзоре рассмотрено положение о месте плодовых культур в лесных, лесостепных и степных сообществах Южного Урала. Затронуты вопросы адаптации, интродукции культур и использования плодов для промышленной переработки.

In a brief review deals with the situation of the place of fruit trees in the forest, forest steppe and steppe communities of the Southern Urals. The issues of adaptation, introduction and use of fruit crops for industrial processing. 

Плодовые культуры Оренбуржья одинаково успешно произрастают как в культурных условиях, так и в лесостепных и степных сообществах. Успешность произрастания в диких условиях зависит, прежде всего, от адаптивных способностей плодовых насаждений. Одновременно с этим, плоды и ягоды являются ценным сырьём для перерабатывающей промышленности, в частности: шиповник и рябина – для витаминных заводов, плоды семечковых культур (яблоня, груша), косточковых (тёрн, вишня) и ягодных (земляника, малина, смородина) – для консервных заводов. Из них готовят натуральные соки, пюре, повидло, джемы. Население охотно пользуется дарами природы. Плодовые культуры – яблоня, груша, ирга, золотистая смородина, абрикос – являются интродуцентами. Они прочно обосновались в этих краях. Кроме того, плоды и ягоды являются ценной кормовой базой для животного мира и пернатых. Плодовые культуры используются в искусственных лесонасаждениях, откуда они распространились благодаря птицам и животным в соседние лесные сообщества, по балкам, оврагам [1, 4, 5, 6]. Они также используются в озеленении населённых пунктов.

Среди плодовых культур яблоня занимает ведущее место. Она представлена различными видами и разновидностями. Наиболее зимостойкими формами являются яблоня сибирская (Malus baccata L.) или яблоня ягодная  (M. Pallasiana Jur.), а также маньчжурская (M. manschurica Maxim), бурая (M. fusca Raf.), венечная (M. coronaria L.). Размеры плодов находятся в пределах от 1 до 5 граммов. В настоящее время встречаются  более крупноплодные гибриды до 10-15 граммов. Такие как Ранетка пурпуровая, Таёжное, Иссыкульское и другие, которые также используются в лесозащитных насаждениях и в озеленении населённых пунктов. Большой интерес представляют для озеленения декоративные формы яблони, выделенные среди огромного разнообразия диких форм и полученные гибридным путём – яблоня Недзвецкого, венечная, обильноцветущая, кроваво-красная, сорта Макамик, Роялти, Лаура, Элей, Сахалинская жемчужина, а также низкорослые плакучие формы.

Груша Pirus L. Дерево второй-третьей величины до 25 м высотой, цветёт белыми цветами в апреле-мае. Наиболее зимостойкая форма – груша уссурийская P. ussuriensis Maxim и её многочисленные гибриды. Эта культура влаголюбивая, плохо переносит карбонатные почвы. Однако гибридные формы, обнаруженные в старых заброшенных садах, в степных условиях Урала в возрасте 45-50 лет прекрасно растут и развиваются. Такие деревья обнаружены в Таврическом саду на полигоне, в садах сёл Никольское, Соболево, Шапошниково, в скверах г. Оренбурга и в лесных насаждениях Саракташского района.

Рябина обыкновенная (Sorbus aucuparia L.) Кустарник или дерево третьей величины до 15-16 м высотой. Плодоношение обильное, цветёт в мае. Плоды горько-сладкие, охотно поедаются различными птицами. Она холодостойкая, не боится заморозков, теневынослива. К почвам мало требовательная, не выносит засоления и большой сухости воздуха. Эту культуру можно встретить в лесных полосах. Она широко используется в озеленении городов. В Башкортостане рябина красная, наряду с шиповником, служит сырьём для витаминного завода [5]. Среди различных форм рябины имеются декоративные формы - плакучая, пирамидальная и другие. В настоящее время выведено большое количество сортов, которые широко культивируются в садовых насаждениях – Алая крупная, Бефест, Рубиновая, Гранатная, Невежинская, Сорбинка и ряд других сортов.

Степная вишня (Cerasus frutikosa). Кустарник до 2 м высотой, обильно представлен в условиях Южного Урала, Мугоджарах, Западной Сибири, Поволжья [5, 6]. Выделяется высокой засухоустойчивостью, неприхотливостью к почвам. Солевыносливая, морозостойкая, цветёт обильно. Плоды в урожайные годы заготавливаются для технической переработки, используются в свежем виде, охотно поедаются птицами. Кроме степной вишни можно назвать другие виды – вишня магалебская (антипка) – Padus mahaleb, вишня Максимовича (C. maximoviczii), вишня пенсильванская (Prunus pensylvanica), вишня сахалинская (C. sachalinensis) и ряд других форм, представляющих интерес для лесоразведения и озеленения городов.

Слива (Prunus). На первое место можно поставить тёрн колючий – Prunus spinosa L. Кустарник высотой до 2-3 м. Широко представлен в западной части степной зоны Урала, Заволжья, Мугоджарах [6]. Является ценным кустарником для облесения балок, оврагов. Кроме тёрна можно назвать алычу (Pr. divoricota) – один из видов сливы. Она проявляет заметную стойкость к морозам, засухоустойчивая, неприхотлива к почвам. Произрастает в одичавшем состоянии в садах. Мы находили её в лесном массиве «Платовская дача» близ села Рыбкино. Плоды алычи с древнейших времён использовались в пищу народами Азии и Европы. Алыча – это кустарник или дерево третьей величины, цветёт обильно в мае и  является декоративным кустарником в озеленении населённых пунктов. Из других видов можно назвать сливу уссурийскую (Pr. ussuriensis), сливу китайскую (Pr. salicina Linde) с повышенной морозостойкостью, сливу американскую (Pr. americana Marsh), сливу чёрную канадскую (Pr. nigra).

Шиповник, роза (Rosa L.) Род представляет большое количество видов прямостоящих или вьющихся кустарников. Это кустарник до 1,5-2 метров высоты, с шипами. Плоды с высоким содержанием витамина С заготавливается как сырьё для витаминных заводов. Эта культура широко представлена в степных условиях Урала – выделяется зимостойкостью, засухоустойчивостью, неприхотливостью к почвам. На Урале представлены виды – шиповник собачий (Rosa canina L.), роза коричная (R. cinnamomea). Используют в лесных насаждениях, для закрепления склонов оврагов [1, 2, 3]. Имеется большое количество различных высоковитаминных сортов (Витаминный – ВНИВИ, Воронцовский-2, Крупноплодный ВНИВИ, Российский-2, Юбилейный и другие). Шиповник широко используется в городских условиях для живых изгородей.

Ирга обыкновенная (Amelanchier rotundifolia). Красивый стройный кустарник из семейства розоцветных с длинными прутьевидными побегами до 3-4 метров высотой. Плоды чёрные, синевато-чёрные, шаровидные, приятные на вкус, содержат витамины, созревают в июле-августе, охотно поедаются птицами. Семена ими далеко разносятся. Кустарник выделяется зимостойкостью, засухоустойчивостью, неприхотливостью к почвам. Широко представлен в лесных полосах Южного Урала, используется для закрепления склонов оврагов. В городских условиях из него получается прекрасная живая изгородь. Кроме ирги обыкновенной можно назвать иргу канадскую (A.canadensis), иргу колосистую (A. spicata), иргу ольхолистную (A. alnitalia), иргу кроваво-красную (A. sanduinea). Имеется значительная группа сортов, которая широко используется в садах и в озеленении – Мартин, Линнез, Робин Хилл, Ночтлайн, Тиссен и другие.

Смородина золотистая (Ribes aureum) родом с Северной Америки. Это кустарник, высотой 1,5-2 метра, обладает высокой зимостойкостью, к почвам неприхотлив, урожайность высокая. Население степных районов охотно пользуется плодами. Широко представлен в лесозащитных полосах Южного Урала, Северного и Западного Казахстана. Используется для закрепления склонов оврагов и как плодовая культура с достаточно высоким уровнем пищевой ценности [4, 6, 7].

Дополнительно можно назвать другие виды: смородина Мейера (R. meyeri Maxim), смородина высочайшая (R. altissimum Turcz) – Алтай, Саяны, смородина тёмно-пурпуровая (R.atropurpureum) – Сибирь, смородина дикуша или алданский виноград (R. dikusha Tisch) – Якутия, Дальний Восток. Это наиболее зимостойкий вид и его формы представляют интерес в лесоразведении, для создания наибольшего биоразнообразия.

Облепиха (Hyppophae rhamnoides L.) Кустарник или небольшое дерево до 3-4 метров высотой. Встречается в Западной и Восточной Сибири. Даёт обильную корневую поросль и образует непроходимые заросли. Хорошо закрепляет склоны оврагов. Используется в полезащитном лесоразведении [1, 3, 4]. Не требовательна к климату и почвам. Размножается семенами, корневой порослью, черенками. Плоды богаты маслами, витаминами, используются в пищевой и фармацевтической промышленности. Облепиховое масло используется при ожогах, язвенных болезнях, для укрепления организма [2].

Нами обнаружены заросли облепихи в одичавшем состоянии на склонах Южного Урала под Кумертау на площади 100 га. Это говорит о высокой  адаптивности этой культуры. Плоды охотно поедаются птицами,  которые разносят семена на значительные расстояния.

Земляника лесная (Fragaria vesca) имеет широкое распространение и всем хорошо известна. Используется как в свежем виде, так и в переработке. Это травянистое растение с вечнозелёными листьями, обладает повышенной морозостойкостью и засухоустойчивостью. Охотно поедается ежами, расклёвывается птицами. Зимует под снегом, укрытая лесной растительностью. Имеет различные разновидности – клубника лесная (Fr. colliana), клубника мускатная (Fr. matior), земляника виргинская (Fr. virginiana Mill) и другие. Наиболее зимостойкий вид – земляника чилийская (Fr. chiloensis).

Лещина обыкновенная (Cоrylus avellantes). Кустарник до 4-5 метров растёт в средней и южной зоне Урала и распространяется до Бузулукского бора [6, 7]. Кустарник морозостойкий, требует плодородия почвы. Плоды богаты маслами, крахмалом. Используется в свежем виде, в кондитерской промышленности. Представляет интерес как лесомелиоративная культура в благоприятных микрорайонах, в озеленении населённых пунктов. Можно назвать другие виды, заслуживающие внимание лесоводов: лещина американская (C. americana), лещина маньчжурская (C. manschurica) и другие.

Среди пород, произрастающих в лесных сообществах, и  которые используются в лесомелиорации, озеленении городов, можно назвать и миндаль обыкновенный (Amugdalus communis), калину обыкновенную (Viburnum opulus), жимолость съедобную (Lonicera edulis), боярышник кроваво-красный (Crataegus sanguine Pall), черёмуху обыкновенную (Padus racrmosa), черёмуху виргинскую (Padus virginiana), айву японскую (Chaenomeles japonica), малину обыкновенную (Rubus idaeus), ежевику сизую (Rubus caesius), костянику (малина каменная) – Rubus saxotilis L., княженику (поляника) – Rubus arcticus L.

Всё это в значительной мере разнообразит лесные сообщества, нисколько не ущемляя роль основных пород, а дополняет и обогащает природные ландшафты. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бобылев В.Г, Ковалек Д.Т. Лесоводство: учебник для сельских проф.-техн. училищ. М.: «Высш. школа», 1969. 384 с.
  2. Вигоров Л.И. Уральские плоды и ягоды, витамины, здоровье. Свердловск: Ср. Ур. кн. изд-во, 1964. 80 с.
  3. Желдак В.И., Атрохин В.Г. Лесоводство: учебник. Часть I. М.: ВНИИЛМ, 2003. 336 с.
  4. Погребняк П.С. Общее лесоводство: учебники и учебные пособия для высших с.-х. учебных заведений. - изд. 2-е, перераб. М.: «Колос», 1968. 440 с.
  5. Хисамов Р.Р. Потенциал и перспективы использования недревесных ресурсов леса в Республике Башкортостан: дис. … док. биол. наук. Уфа, 2010. 355 с.
  6. Чибилёв А.А. Бассейн Урала: история, география, экология. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. 312 с. +вкл. 96 с.
  7. Чибилёв А.А. Природа Оренбургской области. Часть I. Физико-географический и историко-географический очерк / Оренб. фил. Рус. геогр. об-ва. Оренбург, 1995 128 с.

АКТУАЛЬНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО СТЕПНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В ПРЕДЕЛАХ СУХОСТЕПНОЙ ПОДЗОНЫ ОРЕНБУРГСКО-КАЗАХСТАНСКОГО РЕГИОНА

ACTUAL ENVIRONMENTAL PROBLEMS OF MODERN STEPPE ENVIRONMENTAL MANAGEMENT IN LIMITS SUKHOSTEPNA OF THE SUBBAND OF THE ORENBURG-KAZAKHSTAN REGION

 

И.Г.Яковлев, Д.А.Грудинин

I.G.Yakovlev, D.A.Grudinin

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук

(460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11)

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

(11, Pionerskaya st, 460000 Orenburg )

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются общие особенности некоторых актуальных проблем степного природопользования сухостепной подзоне Оренбургско-Казахстанского региона. Среди актуальных проблем особо выделяются распашка залежных земель, степные пожары, добыча полезных ископаемых.

In article the general features of some actual problems of steppe environmental management to a sukhostepny subband of the Orenburg-Kazakhstan region are considered. Among actual problems the raspashka of laylands, steppe fires, mining are especially allocated. 

Сухостепная подзона Оренбургско-Казахстанского региона преимущественно расположена между 50 и 51° с.ш. и охватывает территории Оренбургской области России, Западно-Казахстанской, Актюбинской и Костанайской областей Казахстана. Актуальность рассмотрения именно этой подзоны связана с тем, что данная территория подвержена существенным экологическим воздействиям, связанным с различными направлениями природопользования на данной территории – сельскохозяйственное, добыча топливного и горно-рудного сырья, развитием транспортной инфраструктуры. Серьезное влияние оказывают засухи, степные пожары. Ввиду активного природопользования на данной территории встает острый вопрос сохранения ландшафтного и биологического разнообразие в пределах этой зоны.

Практически все проблемы природопользования в данной подзоне тесно связаны между собой – распашка и заброс пахотных земель, перевыпас или недовыпас скота, развитие степных пожаров, деградация почвенно-растительного покрова, динамика животного мира и изменение численности охотресурсов. Наряду с этими факторами накладываются развитие сети транспортных магистралей, разработка месторождений полезных ископаемых. Но основным фактором изменения структуры агроландшафтов остаётся продолжающаяся распашка залежных земель. Наиболее активно процессы распашки наблюдаются в приграничных с Оренбуржьем территориях республики Казахстан. Так называемая новая целинная кампания в Казахстане, начатая несколько лет назад, способствовала вовлечению в оборот земель, неиспользуемых в сельском хозяйстве на протяжении около 15 лет (рис.1).

Рисунок 1. Динамика агроландшафтов в сухостепной подзоне Заволжско-Уральского региона. 

Стоит отметить, что вовлекаются в оборот земли расположенные в относительно легкой доступности от крупных населенных пунктов, транспортных магистралей. Массовая распашка залежных земель и вторичных степей приводит к уничтожению титульных степных видов растений и животных, к примеру, отмечается массовая миграция сурков из районов распашки.

Более активному развитию земледельческого освоения территории на востоке Актюбинской области, в приграничной с Оренбургской областью части, способствовало развитие транспортной сети. Строительство автомобильной и железной дороги позволило получить облегченный доступ к рынкам сбыта продукции. Но в тоже время массовая распашка земель на данной территории в 2008-2011 гг. послужила массовой миграции и гибели сурков и стрепетов – титульных степных видов.

На ряду со случаями массовой распашки земель отмечается заброс пахотных земель без соответствующих фитомелиоративных работ, что приводит к зарастанию таких земель сорняками и последующему распространению сорняков на обрабатываемые земли. С вовлечением новых земель, в большей степени малопригодных для растениеводства, в сельскохозяйственный оборот возникает и проблемы деградации почвенно-растительного покрова, развитие эрозионных процессов, смыву почвенного слоя, и как следствие обнажению коренных пород на возвышенных участках. Встречаются случаи забалансового использования земель, когда официальная статистика использования пахотных земель отличается от реальной, можно предположить, что такой ход связан, прежде всего, с необходимостью показать более высокие показатели урожайности. Естественно нельзя говорить, о полном вреде со стороны сельского хозяйства - без него невозможно существование, но необходимо в первую очередь рациональное развитие, именно на наиболее благоприятных землях, с необходимым развитием скотоводства на малопродуктивных для растениеводства землях.

В формировании и развитии степных биогеоценозов важная роль отводится степным пожарам. Пирогенный фактор являются одним из основных факторов, определяющих зональную пространственно-временную динамику экосистем. Пожарам на территории степей в значительной степени способствуют климатические условия с периодом летней засухи. Они оказывают как положительное, так и отрицательное влияние на степную растительность. Ежегодные степные пожары приводят к уничтожению травостоя, а также к гибели степных животных на обширных степных территориях, особенно существенный вред наносится в случае распространения их на больших площадях. Растительный покров степи без ущерба переносит беглые пожары легкой и средней силы обновляется и быстро восстанавливается. В то же время, в условиях степи пожары способны на какие-то время улучшить условия минерального питания растений, водный режим почв. Тем не менее пожары приводят к гибели объектов животного мира, а также ухудшения среды их обитания, отрицательно сказываясь на зоологическом компоненте и без того нарушенных степных экосистем. Пожары ежегодно уничтожают и повреждают лесополосы и без того редкие степные колки. Трансграничные степные пожары требуют координации действий противопожарных служб соседних государств. Проблема степных пожаров является крайне актуальной, и необходимо проведение ежегодных противопожарных мероприятий, с целями сохранения растительного и животного мира степей.

Проблема степных пожаров тесно связана с проблемами недовыпаса скота. Недовыпас способствует зарастанию пастбищ, в результате чего в конце летнего периода сухой травостой становится причиной многочисленных степных пожаров. Особенно актуальна данная проблема для уже охраняемых степных территорий с традиционным заповедным режимом, исключающим возможность ведения какой-либо деятельности в их пределах. Опасность такого режима заключается в том, что при сохранении в неприкосновенности неполночленного лишенного копытных животных фрагмента степной экосистемы происходит нарушение нормального для целостной системы движения вещества и энергии, что выражается в первую очередь в накоплении наземной фитомассы. Опыт степных заповедников убедительно доказывает, что без выпаса копытных животных степь деградирует, перерождаясь в саванноид либо пирогенные варианты степей [1, 4].

Важнейшей составляющей антропогенного воздействия на ландшафты и биоразнообразие выбранной территории оказывает добыча полезных ископаемых. В западной части Оренбургско-Казахстанского региона это преимущественно нефтегазовые месторождения, в восточной части добыча рудного сырья. Разработка месторождений выводит из оборота ценные степные участки, но в тоже время можно сказать, что масштабы воздействия на степные ландшафты меньше, чем от развития сельскохозяйственного производства. Причиной этому – различные площадные рамки воздействия – так если объекты добычи сырья – скважины, карьеры, отвалы в площадном выражении занимают не значительные территории по сравнению с сельскохозяйственными территориями. Только за последние несколько лет были вскрыты несколько рудных карьеров в восточной части Оренбургской области. Но наряду с вскрытием отмечается и закрытие горнорудных карьеров, примером служит закрытие разработок в 2011 г. на Еленовском медно-рудном карьере в Ясненском районе Оренбургской области, и начало разработок на левобережном месторождении в соседнем Домбаровском районе.

Одной из важнейших и актуальных проблем является проблема истребления животного мира, как редких видов, в результате браконьерства, так и представителей охотфауны.

Немаловажной проблемой степных экосистем остается, снижающей численность характерных степных видов животных, является браконьерство. Только в Актюбинской области в 2011 г. было обнаружено 60 туш убитых сайгаков или рогов. По официальным данным, за 9 лет численность сайги в Казахстане сократилась в 24 раза [2]. В ходе экспедиций на представленной территории в 2011 было встречено несколько особей сайгака в приграничных с Оренбуржьем территориях Казахстана, вполне возможен заход сайгаков из Казахстана в Оренбургскую область. Сейчас браконьерство в трансграничной зоне особенно опасно для копытных – лося и косули, обитающих тут в балках, и по долинам степных рек, а также для птиц – гусей и казарок, останавливающихся на пролете на озерах в восточной части границы [3].

В целях сохранения этого представителя степной фауны необходимо проведение совместных Российско-Казахстанских мер по охране.

В ходе проведенных экспедиционных исследований в 2009-2011 гг. были выявлены сохранившиеся участки целинных степей, относительно крупные массивы вторичных степей со сформировавшимся экосистемным базисом, а так же территории, подвергающиеся массовой повторной распашке. В настоящее время проблемы сохранения и реабилитации степей становятся одним из основных приоритетов ведущих международных научных и природоохранных организаций. Вся совокупность геоэкологических проблем степного природопользования заставляет задуматься над их решениями и рационализацией всего степного природопользования, в целях сохранения ландшафтного и биологического разнообразия 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Левыкин С.В., Казачков Г.В. Природоохранная специфика степей для земельной политики. // Вест. Оренб. гос. ун-та. 2009.   №6.  С. 585-588.
  2. Меркулова С. Варвары степей // «Око» Юридическая газета Казахстана. 2012. URl. http://oko.kz/rassledovaniya/varvari-stepey (дата обращения 13.04.2012).
  3. Россия и Каахстан договорились о совместных действиях по сохранению степных экосистем // Priroda.su: человек и окружающая среда. 2010. URl. http://www.priroda.su/item/2510%23more (дата обращения 11.04.2012).
  4. Чибилёв А.А., Левыкин С.В., Казачков Г.В. Природоохранная специфика степей и перспективы их реабилитации в современных условиях // Теоретические и прикладные проблемы использования, сохранения и восстановления биологического разнообразия травяных экосистем: материалы междунар. науч. конф. (г. Михайловск, 16-17 июня 2010 г.) / ГНУ Ставропольский НИИСХ Россельхозакадемии. Ставрополь: АГРУС, 2010.  С.415-417.

АНАЛИЗ  ЦИКЛОВ  МИГРАЦИИ ВЕЩЕСТВА В СТЕПНЫХ ГЕОСИСТЕМАХ ЗАБАЙКАЛЬЯ

ANALYSIS OF THE MIGRATION CYCLES OF AGENTS IN STEPPE GEOSYSTEMS

TRANSBAIKALIA

 

В.А.Снытко, О.И.Баженова, Г.Н.Мартьянова, С.С.Дубынина

V.A.Snytko, O.I.Bazhenova, G.N.Martyanova, S.S.Dubynina

Институт географии имени В.Б. Сочавы СО РАН

(Россия, Иркутск )

Institute of Geography named after V.B. Sochava,

Siberian Branch of Russian Academy of Sciences

(Russia, Irkutsk)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Cинтез материалов изучения степных геосистем во времени на базе Харанорского физико-географического стационара в Забайкалье  позволил выявить закономерности временной организации  процессов миграции вещества. Чередование во времени перигляциальных и аридных экстремальных фаз транспорта вещества позволяет сохранять динамическое равновесие в ландшафте.

Synthesis of materials of studies of Steppe Geosystems over time period in Kharanor phisico-geographic base in Transbaikalia revealed patterns of chronological organization of agents migration processes. The alternation in time of periglacial and arid extreme phases of agents transport allows to save dynamic balance in the landscape. 

Холодные степи Юго-Восточного Забайкалья, относящиеся к Центрально-Азиатской физико-географической области, в первом приближении можно считать аналогом перигляциальных степей плейстоцена. Познание временной организации степных геосистем Центральной Азии представляет большой интерес для палеореконструкций эволюции природной среды и прогнозных оценок хода природных процессов. Большую роль в изучении эволюции геосистем играет анализ циклов миграции вещества, которая происходит здесь  в условиях повышенной аридности (индекс аридности по Кеппену 0,7 – 1,0) и крайней континентальности (коэффициент континентальности Конрада 79-93) климата. Средние годовые температуры воздуха варьируют от – 0,2 до – 4,2 оС, амплитуды колебания годовых сумм атмосферных осадков изменяются от 150 до 457 мм. Для степей свойственна значительная временная изменчивость объемов, дальности, направленности и механизмов миграции вещества.  

Географический синтез  материалов изучения    степных геосистем   во времени на базе Харанорского физико-географического стационара  [1-3, 6] позволил выявить закономерности временной организации  процессов миграции  вещества в степном ландшафте. Установлено, что перемещение вещества  происходит строго определенным образом в соответствии со структурой климатических колебаний.  Для  исследуемой территории  характерен противофазный ход тепла и влаги, который проявляется в структуре климатических колебаний различного иерархического уровня. Среди них наиболее хорошо выражены  циклы Брикнера с частотой колебаний от 27 до 38 лет, которыми описываются вековые колебания холодных – влажных и теплых – сухих фаз климата на протяжении XIX–XX вв. и за более продолжительный 1900-летний интервал времени [3-5].  В круговороте вещества также четко выделяются внутривековые циклы  продолжительностью 27-35 лет, включающие  зональную фазу интеграции вещества в системах и   фазы экстремального выноса вещества из элементарных геосистем (малых литосборных  бассейнов).  Они проявляются в микроморфологии почв,   диагностируются по смене комплексов микрорельефа, характеру биомассы, по колебанию уровня бессточных Торейских озер.  Уровень этих озер представляет естественную разностную интегральную кривую изменения увлажнения территории степного Забайкалья и сопредельных районов Китая и Монголии.  Приуроченность  фаз к определенным сочетаниям тепла и влаги позволяет  прогнозировать вероятность и последовательность  их появления в соответствии с ходом климатических колебаний.

Рассмотрим внутривековую последовательность смены динамических фаз миграции вещества на примере  малого литосборного бассейна,  расположенного в отрогах Нерчинского хребта.  Внутривековой цикл  состоит из трех  динамических фаз, которые следуют друг за другом в определенном порядке и различаются между собой дальним или ближним транспортом вещества, уровнем интенсивности и структурой процессов.   Каждая фаза описывается своим набором признаков или параметров, сохраняющихся некоторое время. Для каждой фазы характерно  свое особое соотношение динамических, литологических и морфологических параметров миграции вещества. Материалы стационарных исследований и данные Росгидромета позволяют  дать подробную характеристику фаз, которые    представлены в таблице. 

В зональную фазу интеграции вещества в системе, составляющую около 70% от продолжительности внутривекового цикла, происходит обмен веществом и энергией между элементами системы, при этом вынос вещества из системы незначителен. Интегрирующим элементом систем выступают днища падей, долин малых рек, бессточных озерных котловин. Фаза  характеризуется умеренной интенсивностью перемещения вещества и большим спектром процессов, участвующих в горизонтальной и вертикальной миграции. Ближний транспорт вещества, свойственный зональным условиям функционирования систем, характеризуется максимальным преобразованием склонового яруса рельефа. Для фазы характерна четко выраженная корреляция  зон смыва, транзита и аккумуляции делювия с морфологическими элементами степных склонов. Снос с привершинных пологих элементов склонов составляет – 0,11…-0,40 мм/год, на уступах денудационных останцов смыв интенсивный (-0,70…-1,50 мм/год), на педиментах, представляющих зону транзита, баланс делювия близок к нулю, и, наконец, в нижней части формируются делювиальные шлейфы со скоростью 0,3…2,6 мм/год. В результате перераспределения вещества плоскостным смывом на склонах в трансаккумулятивных фациях накапливается от 5 до 20 т углерода и от 0,5 до 2 т азота [3]. С наветренных, более крутых склонов северо-западной экспозиции мелкозем переносится в результате эоловой миграции вещества на склоны юго-восточной экспозиции. Эоловыми процессами  за лето перемещается до 10 т органического углерода и до 1 т азота.

Таблица 1

Показатели  миграции вещества в различные фазы цикла

 

Показатели

Фазы

экстремальная аридная

нормальная

зональная

экстремальная

перигляциальная

Годовая сумма осадков, мм

100-200

200-350

400-450

 

 Фитомасса, г/м2 :

зеленая часть  

степной войлок

 

             

           85-95

          80 - 90

 

         

         100-115

          150

          

          120-130

          150-200

Количество пыльных бурь и поземок

14,4

 

4-6

 

1

Количество дней с ливнями

3,5

7-14

18,0

Сток воды на склонах, мм

0,15

0,30-0,50

Более 0,70

Модуль стока взвешенных наносов, т/км2·год

Менее 8

8-22

25 – 158,0

Прирост оврагов

линейный, м

площадной, м2

 

0

0

 

0-0,3

0-5

 

0,3-1,0

5-10

Интенсивность криоморфогенеза

Криогенные процессы

 

 

 

Массовое смещение грунтов

 

Слабая

Морозобойное растрескивание

 

 

 

Десерпция

 

Умеренная

Пучение грунта, наледеобразование

 

 

 

Дефлюкция

 

Высокая

Нивация,  пучение грунта, наледеобразование, криогенная сортировка грунтов

Солифлюкция

Для фазы характерен активный зоогенный вынос рыхлого материала на поверхность склонов, составляющий в среднем 1-4 т/га в год.  В дальнейшем этот материал участвует в ближнем транспорте вещества.  Для фазы характерна некоторая стабилизация геохимической обстановки в топогеосистемах. В этот период происходит повышение запасов органического вещества в почвах и увеличение мощности  гумусового горизонта. Прирост биомассы заметно превышает над разложением отмершей органики в надземной и подземной частях во всех фациях.  Во многих геосистемах идут обратимые процессы засоления – рассоления, что особенно ярко выражено в почвах озерных котловин; где сальдо годового баланса водно-растворимых солей близко к нулю [2].

Резкий рост увлажненности территории дает импульс для перехода системы в новое качественное состояние – экстремальную  перигляциальную фазу  дальнего транспорта вещества. Фаза занимает около 8%  продолжительности внутривекового цикла. Она приурочена к пикам высокого увлажнения, которые отмечались в 1936-1937, 1941, 1962-1963, 1989-1990 и 1998 гг. Уровень Торейских озер в эти годы был высоким. Вынос вещества из системы осуществляется флювиальными потоками, формирующимися в результате таяния родниковых наледей и ливневого стока при резкой активизации солифлюкционно-наледных процессов. При этом в зоне вогнутых перегибов склонов у подножий уступов педиментов «подновляются» мерзлотные забои и происходит солифлюкционный вынос мелкозема в днища падей. На педиментах активны дефлюкция и струйчатый смыв. В свою очередь, сильный подъем уровня грунтовых вод и массовое развитие наледей практически во всех падях приводят к образованию мерзлотных долинных поясов, при разрушении которых водными потоками выносится большой объем материала, который  поступает в бассейны более высокого порядка бессточных областей Центральной Азии или бассейна Амура.  Объем экстремального твердого стока превышает средние многолетние значения более чем в 15 раз и может достигать 158 т/км 2 в год. Вынос из малых  литосборных бассейнов верхних звеньев гидрографической сети, подсчитанный по объему свежих эрозионных врезов, выше фонового на два порядка величин и составляет 60-80 т/га в год. Из-за недостаточных расходов влаги на испарение наблюдается перенасыщение почвы влагой, ее заплывание и обеднение кислородом, что сильно сказывается на растительном покрове,  при недостатке тепла сдерживается рост теплолюбивых растений. Создаются не вполне благоприятные условия для луговых мезофитов и мезоксерофитов. Формирование травостоя происходит на фоне высоких запасов продуктивной влаги. Высокие запасы зеленой массы отмечается за счет усиления злаков до 86%.

При снижении увлажнения до минимума  система вступает в следующую, заключительную фазу функционирования – экстремальную аридную фазу эолового выноса вещества из системы в условиях разреженного травостоя и сильного иссушения верхнего горизонта почв, чему способствуют суховеи. Эоловый материал поступает в область транзита и аккумуляции вещества обширной восточноазиатской эоловой морфодинамической системы.  В Онон-Аргунской степи, являющейся областью  дефляции вещества, глубокой эоловой переработке подвергаются верхние горизонты отложений вершинных поверхностей и склонов, где резко усиливается защебненность. Ветром моделируются береговые склоны рек и озер, выдуваются соленосные осадки сухих днищ озерных котловин. Отмечается эоловая переработка бортов и днищ промоин и оврагов, размеры которых могут уменьшиться в связи с накоплением в них эолового материала. Аридная фаза составляет около 13% продолжительности внутривекового цикла миграции вещества.  В ХХ столетии  она отмечалась в 1901-1903 гг. (котловины Торейских озер безводны), 1920-1922 (озера безводны), 1945-1946 (озера безводны), 1951 (низкий уровень Барун-Торея, Зун-Торей высох), 1971-1972 (уровень озер очень низкий), 1981-1982 (Барун-Торей высох, уровень Зун-Торея низкий). В XXI в. продолжительная аридная фаза наблюдалась в 2004-2007 гг., когда количество атмосферных осадков снижалось до 150 мм в год и пересыхало большинство соленых озер (Харанор и Барун-Торей безводны, уровень Зун-Торея низкий). В структуре микроморфологических комплексов выделяются эоловые дефляционные и аккумулятивные формы (котловины, ложбины, ветровая рябь, косички, флажки, гряды, дюны). В результате  ксерофитизации меняется видовой состав и внешний вид травостоя. Структура сообществ указывает на недостаток влаги т.к. доступная влага в слое почвы 100 см практически отсутствует. Объем  выносимого эолового вещества с поверхности степных склонов изменяется от 10 до 50 т/га, а с вершинных поверхностей – 100 т/га и более в год.

Таким образом,   в  результате  чередования во времени перигляциальных и аридных экстремальных фаз дальнего транспорта вещества с примерно одинаковым объемом удаленного вещества с привершинных и долинных участков в системе сохраняется динамическое равновесие. Эти фазы следует рассматривать в качестве  инвариантов временного варьирования всего многообразия  взаимодействующих друг с другом в пространстве литодинамических,  геохимических  и биологических потоков вещества. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Баженова О.И. Внутривековая организация систем экзогенного рельефообразования в степях Центральной Азии // География и природные ресурсы. 2007. № 3. С.116-125.
  2. Вещество в степных геосистемах. Новосибирск: Наука. 1984. 159 с.
  3. Изучение степных геосистем во времени. Н.: Наука. 1976. 238 с.
  4. Обязов В.А. Адаптация к изменениям климата: региональный подход // География и природные ресурсы. 2010. № 2. С.34-39.
  5. Птицын А.Б., Решетова С.А., Бабич В.В., Дарьин А.В. и др. Хронология палеоклимата и тенденции аридизации в Забайкалье за последние 1900 лет // География и природные ресурсы. 2010. № 2. С. 85-89.
  6. Снытко В.А. Геохимические исследования метаболизма в геосистемах. Новосибирск: Наука. 1978. 149 с.

АНАЛИЗ ПАВОДКОВЫХ СИТУАЦИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

ANALYSIS OF THE FLOOD SITUATIONS IN THE TERRITORY OF THE ORENBURG REGION

 

Ю.А. Падалко

Yu.A.Padalko

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт степи Уральского отделения Российской академии наук

(460000, Россия, Оренбург, ул. Пионерская, 11)

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

(460000, Russia, Orenburg, Pionerskaya st., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются весенние паводковые ситуации на реках Оренбургской области. Представлен сравнительный анализ весенних паводков в бассейнах рек Урала и Самары. Дана характеристика сети гидрологического мониторинга Оренбургской области.

The article presents the spring flood situation in the rivers of the Orenburg region. There is analysis of the spring floods in the basins of the Urals, and Samara. The characteristic of the hydrological monitoring network of the Orenburg region are considered. 

По частоте стихийных бедствий наносящих значительный ущерб населению и хозяйству первое место в мире занимают наводнения. Этому способствуют не только низкая прогнозируемость стихийных явлений, но также рост населения и освоенности территории. Затопляемые наводнениями пойменные земли занимают в России около 500 тыс. км2. В среднем ежегодно затоплению подвергается 50 тыс. км2 территории. Негативному действию вод подвержено более 40 городов и несколько тысяч населенных пунктов. В исключительно многоводные годы 1928 и 1966 площади затопления достигали 150 тыс. км2 [2].

В Оренбургской области с весенним половодьем связаны значительные экономические потери для населения и хозяйства области. Суммарный среднемноголетний годовой ущерб, который наносится наводнениями в Оренбургской области, составляет 8,4 млн. долл.[3]. Площадь территории области с возможными наводнениями и подтоплениями  составляет около 200 км2 с общей численностью населения проживающего в зоне опасности 60 тыс. человек. При авариях на гидротехнических сооружениях (ГТС) площадь поражения может составить 900 км2 с населением 120 тыс. человек [3].

Основные факторы формирования паводковых ситуаций

Оренбургская область располагается в бассейнах трёх крупных рек: Урала, Волги, Тобола и бессточной территории. В гидрологическом режиме на реках области отмечается летняя межень и весенний максимум. Значения последнего коррелирует с суммой осадков выпавших за зимний период (Рис. 1), но также оказывает влияние температурный режим, осадки в период активного и географическое положение водосборной территории. 

Рисунок 1. Гистограмма осадков за холодный период года и график хода уровня р. Урал у города Оренбурга в период 1970-2005 гг. 

Бассейн реки Урал простирается с севера (горная, лесная зона, с осадками 600-800 мм) на юг (степная зона, с осадками 300-350 мм), вследствие этого можно отметить локальные и транзитные максимумы в ходе весеннего половодья. Однако установление погоды с теплыми воздушными массами, обычно при обширном циклоне, на всей территории бассейна приводит к дружному снеготаянию на всей водосборной площади и сближению прохождения максимальных расходов в водотоках, вызывая глубокое затопление поймы.

С целью определение влияния одновременного таяния снега  на всей водосборной площади на характер весеннего половодья,  нами проведен сравнительный анализ хода средних температур в период половодья в обеих частях бассейна и ход уровня воды за последние пять лет. В качестве модельного водотока была выбрана р. Сакмара. Ход уровня отслеживался по данным гидропоста у с. Татарская Каргала в 32 км от устья р. Сакмара. Данные по ходу температуры воздуха, в связи малым количеством метеостанций в бассейне были получены по следующим станциям: Зилаир в северной части бассейна и южной части – Оренбург (расстояние между населенными пунктами 300 км). Проведенный анализ показал, что во вовремя половодья с уровнем превышающим среднемноголетние значение, наблюдается наименьшая разница в ходе среднесуточной температуры воздуха между северной и южной частями бассейна (в 2007 г. –3,6?C и 2011 г. –3,4?C). В годы со среднемноголетними уровнями воды для этого периода, разница в ходе среднесуточной температуры воздуха наибольшая и принимает в северной части глубокие отрицательные значения по сравнению с южной (в 2008 г. -6,7?C и 2010 г., -4,7?C.).

Бассейн Волги на территории области представлен р. Самарой и её притоками. Среднегодовые осадки по площади бассейна распределены относительно равномерно в верховье составляет 400 мм, в среднем течении 350 мм, осадки за зимний период составляют 100-150 мм и около 100 мм соответственно. При небольшом среднегодовом стоке, весеннее половодье проходит в отдельные годы с широким затоплением поймы. Максимальные расходы в бассейне могут быть связаны также с погодными условиями в период снеготаяния, воздействию которых подвергается вся территория бассейна. Весной 2011 г., в период снеготаяния значительную роль оказали положительные температуры (табл. 1), и её суточный режим в условиях при высокой относительной влажности ускорил процесс снеготаяния.

Наряду с другими погодными факторами, способствовать увеличению и пролангированию максимальных расходов могут осадки  и глубина промерзания почвы на территории бассейна в определенный период. В таблице 1, представлены данные по ходу уровня и основные метеорологические показатели весеннего половодья 2011 г. у по. Новосергиевка (верхнее не зарегулированное течение р. Самара) и г. Бузулук (ниже Сорочинского водохранилища). Для уточнения  средних осадков на площади бассейна, нами произведен расчет способом медиан (Тиссена). В вычисление среднего слоя осадков в бассейне использовалась формула [1].

мм, (1)

xi – осадки в пунктах наблюдений, мм; fi – площади, тяготеющие к соответствующим пунктам, км2; F – полная площадь бассейна, км2. Согласно результатам расчетов, средний слой осадков в бассейне составил 21 мм. При условии малой инфлитрации вследствие промерзания почвы могло способствовать  большому поступлению талых и дождевых вод в водотоки и увеличению расходов.

Одной из причин высокого половодья 2011 г. стали случаи заторов на реках во время ледохода. Причинами их появления могло быть одновременное начало ледохода в бассейне, а также засоренность русел и инфраструктурные объекты (мосты и переправы), ряд из которых не соответствуют классу реки.

Таблица 1

Ход весеннего половодья 2011 г. на р. Самара у п. Новосергиевка и г. Бузулук

Дата

п. Новосергиевка

г. Бузулук

Уровни воды за 8 час.,

см

Изменения уровня воды за сутки, см

Ледовые явления, см

 

Температура воздуха на высоте 2 метра над поверхностью земли

Осадки, мм

Уровни воды за 8 час.,

 см

Изменения уровня воды за сутки, см

Ледовые явления, см

 

Температура воздуха на высоте 2 метра над поверхностью земли

 

 

 

Осадки, мм

 

Max

 

Min

 

Max

 

Min

6.04

-

-

-

8

-3,5

-

-

-

-

9

-2,5

-

7.04

-

-

-

9,4

2,2

-

-

-

-

9,4

2,9

-

8.04

441

+212

затор ниже поста

7

2,2

0,6

50

+7

лёд с полыньёй

2,3

6,8

 

9.04

616

+175

затор ниже поста

10,8

4

11

148

+98

лёд с полыньёй

7,9

4

 

10.04

663

+47

затор ниже поста

8

1,8

6

463

+315

лёд с полыньёй

6,1

1,1

 

11.04

647

-16

чисто

9,3

4,4

4

385

-78

лёд подняло

8,7

2,2

3

12.04

638

-9

чисто

10,6

0

0

479

+94

чисто

9,4

2,7

 

13.04

607

-31

чисто

10,6

4,3

32

620

+141

чисто

8,3

-0,6

22

14.04

601

-6

чисто

8,4

4,2

-

736

+116

чисто

6,5

3,3

 

15.04

611

+10

чисто

8,4

1

-

874

+138

чисто

6,7

1,3

 

По данным [4,6]

Статистический и картографический анализ данных по чрезвычайным ситуациям обусловленных весенними половодьями последних лет показал следующую закономерность - значительное количество ЧС при весенних наводнениях происходят в населенных пунктах расположенных близ малых рек, являющихся притоками первого, второго и третьего порядка основных рек области. К примеру, в бассейне р. Урал из 53 пострадавших населенных пунктов только города Орск и Оренбург были подтоплены главной рекой, в бассейне реки Самара 5 из 61 подтоплены р. Самарой.

В пространственном распределении необходимо отметить значительную концентрацию подтопляемой территории в западных и в юго-западных районах области. Такому распределению способствуют как указанные выше причины, так и геоморфологические особенности долин рек, и размещение населения. Восточная (складчатая) часть имеет сформированные тектоническими процессами основания речных долин, за исключением зауральского пенеплена. Речные долины здесь узкие и с каменистыми руслами. Западная (платформенная) часть с большим осадочным чехлом и небольшими перепадами высот уменьшающие к юго-западу области до 70-80 м. Речные долины широкие, на поймах распространены озера и старицы. Берега сложены рыхлыми породами, по преимуществу песчаными, и сильно размываются. Вместе с тем, концентрация населения в этой части области и тяготение населенных пунктов к водотокам и искусственным водоёмам, повышает вероятность воздействию флювиальных процессов в период весенних половодий на селитебные и хозяйственные территории (Рис. 2).

Рисунок 2. Профиль через село Соболево, наиболее пострадавшее в период весеннего половодья 2011г. 

Для контроля гидрологических характеристик поверхностных водных объектов, на территории области создана государственная сеть гидрологических постов (Табл. 2).

Таблица 2

Характеристика сети гидрологических постов по бассейну р. Урал и р. Волги в пределах Оренбургской области

Бассейн

Количество гидрологических постов

Водные объекты, охваченные наблюдением

Срок наблюдений, лет

Средний срок актуальности данных по закрытым постам, лет

 

Всего

действующих

 

Ср

min

max

 

р. Урал

63

31

31

40,2

2

92

57,6

 

р. Волга (р. Самара)

34

12

19

34,5

1

86

56,2

 

По данным [5].

За последние годы ЧС обусловленные весенним половодьем произошли в населенных пунктах расположенных в бассейне 39 водотоков области. При этом сведения о гидрологическом режиме имеются только  на 19 из указанных водотоков (бассейн р. Урал – 10 из 23, р. Самары – 9 из 16 водотоков). Кроме сети государственных гидрологических постов, действует сезонные водомерные посты организованные ГУ МЧС по Оренбургской области, на которых ведётся периодический контроль над ходом уровня вод около населенных пунктов. Современная сеть гидрологических постов охватывает основные водотоки и наиболее крупные водохранилища. Между тем, не под наблюдением остаётся значительная часть ГТС, в том числе 225 бесхозными[1].

Проведенный анализ условий и факторов возникновения чрезвычайных ситуаций обусловленных весенними паводками показывает:

  • значительное влияние на ход весеннего половодья влияют погодные условия и глубина промерзания грунта в данный период;
  • наряду с естественными причинами и антропогенный фактор может способствовать возникновению ЧС связанных как с прохождением талых вод и аварийными ситуациями на прудах и водохранилищах;
  • действующая сеть гидрометеорологических постов не обеспечивает достаточного охвата по наблюдению и своевременному прогнозированию гидрологических явлений.

Работа выполнена в рамках интеграционного проекта с СО и ДВО РАН «Трансграничные речные бассейны в азиатской части России: комплексный анализ состояния природно-антропогенной среды и перспективы межрегиональных взаимодействий» 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Важнов А.Н. Гидрология рек. - М.: Издательство МГУ, 1976.
  2. Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Лосев К.С. Экологическая безопасность. Общие принципы и российский аспект. / Изд. 2-е, доработанное. М.: МППА БИМПА, 2007. С.288.
  3. Коронкевич Н.И., Барабанова Е.А., Зайцева И.С.. Экстремальные гидрологические ситуации / Отв. ред. Н.И. Коронкевич, Е.А. Барабанова, И.С. Зайцева. М.: «Медиа-ПРЕСС», 2010. 464 с.
  4. Архив фактических метеоданных сайта сайта «Расписание Погоды» URL:http://rp5.ru/
  5. Каталог гидропостов ФГБУ «ВНИИГМИ - МЦД» URL:http://meteo.ru/data_post/
  6. ФГУ «Управление эксплуатации Сорочинского водохранилища» URL:http://fguusv.ru/
  7. ФГУП «Центр Российского регистра гидротехнических сооружений и государственного водного кадастра» URL:http://gis.waterinfo.ru/

 

[1] Государственный доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов

Российской Федерации в 2009 году». М.: НИА-Природа, 2010.  288 с.