Пространственное развитие степных и постцелинных регионов Европейской России - Том I

Пространственное развитие степных и постцелинных регионов Европейской России / под научн. ред. А.А. Чибилёва. – Том I. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. – 179 с.

Скачать (4,9 Mb PDF)

Коллективная монография отражает результаты исследований в рамках гранта РНФ № 17-17-01091 «Стратегия пространственного развития степных и постцелинных регионов Европейской России на основе каркасного территориального планирования и развития непрерывных экологических сетей». 
Основное внимание уделено обобщению и развитию представлений о природных и социально-экономических условиях степных и постцелинных регионов ЕТР, о географических предпосылках каркасного территориального планирования в степных регионах Европейской России, что позволило разработать предложения по рациональному использованию природно-ресурсного потенциала и развитию непрерывной экологической сети в степной зоне Европейской России. 
Книга предназначена для географов, экологов, экономистов, краеведов и специалистов в области природопользования и государственного управления.

 

ВВЕДЕНИЕ 

Геоэкологические, природоохранные и нравственные проблемы сохране­ния степей Северной Евразии как наиболее уязвимого ландшафта, несущего основную аграрную и немалую промышленную нагрузку, являются одним из важнейших социально-экономических вызовов в современной России. Боль­шая их часть досталась в наследство от предыдущих этапов развития. При этом аграрное, прежде всего земледельческое освоение степного пространства, шло опережающими темпами по отношению к агроэкологическому обустройству и созданию адекватной природоохранной системы.

К настоящему времени с особой тщательностью распаханы и преобразова­ны степи европейской части России - староосвоенном и важном в аграрном, социальном и геополитическом отношении регионе страны. В Заволжье и Предуралье начинается пояс постцелинного пространства, где основная распашка была проведена во второй половине XX века с охватом земель более низкого биоклиматического потенциала за рекордно короткие сроки. Это простран­ство так и не приобрело черты староосвоенного - именно здесь на месте мало­продуктивных угодий возникли обширные участки вторичных степей. На це­лый ряд ландшафтных и природоохранных проблем степей второй половины XX века наложились последствия проведения социально-экономических ре­форм 1990-х, которые осуществлялись без учёта необходимости оптимизации структуры степного землепользования. В этой ситуации весьма проблемной и дискуссионной остаётся судьба т.н. «неиспользуемых» залежных земель. До сих пор нет единого мнения о том, что это: признак хозяйственного запустения и деградации, рассадники сорняков и вредителей или же последний шанс степных экосистем на самореабилитацию.

Поиск путей выхода из создавшейся ситуации привёл к ряду взаимосвязан­ных стратегий, концепций и положений, разработка которых ведётся с конца XIX века. Одним из путей, представляющимся нам наиболее адекватным и пер­спективным, является системная оптимизация степного природопользования, основанная на каркасном подходе. Суть этого подхода заключается в том, чтобы не допустить окончательной деградации степи как зонального ландшафта в ло­кализованных изолятах, которые в европейской части страны имеют все при­знаки реликтов, и «набросить» на староосвоенный антропогенный ландшафт своеобразную сеть, состоящую из полноценных экосистемных ядер (в рассма­триваемом регионе это, как правило, степные ООПТ), соединённых степными экологическими коридорами. Эта сеть должна быть, безусловно, увязана с тра­диционным расселением и занятиями городского и сельского населения, учи­тывать роль и значение крупных промышленных и аграрных центров, а также транспортных коммуникаций.

Основная проблема построения экологического каркаса заключается в том, что на самом деле имеется очень незначительное количество региональных си­стем степных ООПТ, образующих завершённые сети. Практически отсутствуют крупные компактные степные участки вне ООПТ, при этом во многих субъектах РФ степной зоны ещё сохраняются значительные резервы залежей и нераспа­ханных малопродуктивных угодий. В то же время существует густая сеть поле­защитных лесных полос, овражно-балочная сеть и сеть речных долин, которые в разной мере выполняют функции экологических коридоров.

На востоке субрегиона, на т.н. постцелинном пространстве, ситуация не­сколько иная. Там ещё сохраняются довольно обширные компактные степные участки целинных и вторичных степей, которые можно рассматривать в каче­стве полноценных степных ядер, и имеется возможность организации степных коридоров - агроэкологических аналогов лесных полос.

В данном исследовании степные регионы ЕТР и постцелинное пространство не противопоставляются друг другу, а рассматриваются в комплексе, но с учётом различия возможностей проектирования экологических каркасов. Фундамен­тальные предложения по проектированию экологических каркасов на степном пространстве сделаны на основе обобщения географических представлений о каждом степном регионе ЕТР. В качестве принципиальных характерных черт этих регионов выделены наиболее плодородные агрозёмы в стране, развившие­ся в голоцене на лёссовой литогенной основе, дающие наиболее высокую уро­жайность, близкую к мировому уровню, что крайне важно для социально-эконо­мического развития и построения экологических каркасов. Здесь важен каждый участок естественных ландшафтов. В перспективе имеются возможности для проведения фитомелиоративных мероприятий на малопродуктивной пашне и включения этих участков в природно-экологические каркасы.

В монографии анализируются географические предпосылки каркасного территориального планирования как в степных регионах Европейской Рос­сии, так и на постцелинном пространстве Заволжья и Предуралья. Разработано принципиально новое представление о степном экологическом каркасе, его ос­новных элементах и их эколого-экономической оценке в свете фундаменталь­ных основ каркасного проектирования. Разработана новая кластерная модель территориального каркаса степных регионов Европейской России и оценено социальноедемографическое пространство сельских территорий степной зоны европейской части России. Установлены особенности и динамика процессов развития урбанизированного каркаса регионов степной зоны европейской части России. На основе географических принципов построения непрерывных эко­логических сетей существенно развиты представления о природно-ресурсном потенциале степей, его сохранении и рациональном использовании, в т.ч. степ­ном потенциале территории, о ноосферном развитии степных регионов России.

Монография отражает наиболее существенные научные результаты по раз­витию фундаментальных основ проектирования экологических каркасов в ста-роосвоенных степных регионах и на постцелинном пространстве, полученные в рамках исследований по гранту РНФ № 17-17-01091 «Стратегия простран­ственного развития степных и постцелинных регионов Европейской России на основе каркасного территориального планирования и развития непрерывных экологических сетей».

1.1. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПОДРЕГИОНЫ

1.1.1. Общие сведения

Степная зона Европейской России как часть единого степного пояса охватывает южные и юго-восточные регионы Русской равнины и входит в Западный сектор Степной Евразии (Восточноевропейский степной регион).

С запада на восток Западный сектор Степной Евразии включает: Причерноморье, Крым, Предкавказье, Западный и Северный Прикаспий, Подонье, Среднее и Нижнее Поволжье, лесостепь Средней полосы России и Приюжноуралье. Восточную границу региона мы проводим по восточной окраине Уральской горно-равнинной страны, осевая часть которой в наших представлениях является условной границей Европы и Азии.

В историческом отношении Западный сектор Степной Евразии служил местом развития таких военно-политических и полугосударственных образований, как Скифия (V – IV вв. до н. э.), Сарматия (IV в. до н. э. – III в. н. э.), Гуннская империя (IV – V вв. н. э.), Дешт-и-Кипчак (IX – X вв.), Хазария (X – XI вв.), Золотая Орда (XIII – XV вв.), Крымское ханство (XVI – XVIII вв.), Ногайская Орда (XVI в.), Буджакская Орда (XVII – XVII вв.). Кроме того, в регионе формировались вольницы (Запорожская Сечь – XVI – XVII вв., Донское, Кубанское, Терское казачества). В северной части этого региона на стыке степной и лесостепной зон, начиная с VII – VIII вв. н. э., шло формирование Древнерусского государства.

Сплошной пояс лесостепных, степных и пустынно-степных ландшафтов Европы охватывает пространство от Прикарпатья до Южного Зауралья протяженностью около 3000 км. При этом регион имеет не строго широтное простирание с запада на восток, а вытянут в северо-восточном направлении, и на широте причерноморских степей в Заволжье находится прикаспийская пустыня.

В пределах региона широкое развитие получила лесостепная зона. По сравнению с восточными (западносибирско-казахстанскими) районами лесостепь Восточно-Европейской равнины отличается менее суровым и более увлажненным климатом. Годовая амплитуда среднемесячных температур (января и июля) составляет от 25 °С на западе до 38 °С на востоке региона. Годовая сумма осадков уменьшается с 600 до 400 мм. Важнейшим следствием умеренной континентальности климата региона является широкое развитие широколиственных пород и, прежде всего, дуба. По этой причине Ф.Н. Мильков (1977) называет лесостепь Восточной Евразии «дубовой лесостепью». К слову сказать, распространение дуба черешчатого простирается до восточной границы региона в Зауралье. Произрастание дуба и его спутников: липы сердцелистной, ясеня обыкновенного, вяза шершавого, клена остролистного с характерным кустарниковым ярусом (лещина, бересклет бородавчатый) и широколиственного разнотравья – является отличительной чертой восточноевропейской лесостепи.

Второе важное отличие региона – его неоднородный рельеф с чередованием возвышенностей и низменностей и значительное эрозионное расчленение, что привело к развитию байрачных лесов (дубовых и березовых) – естественного и вторичного происхождения. С запада на восток восточноевропейская лесостепь в пределах России охватывает Среднерусскую возвышенность, Донецкий кряж, Окско-Донскую равнину, Приволжскую возвышенность, Низменное и Высокое Заволжье, возвышенное Приюжноуралье.

В пределах восточноевропейской лесостепи отчетливо выделяются три подзоны: северная, типичная и южная лесостепь, которые отличаются не только снижением лесистости с севера на юг (от 28 – 30 % до 7 – 10 %), но и закономерной сменой зональных типов почв и растительности (табл. 1.1.1).

Следует отметить, что современная лесистость региона является следствием не столько климатических условий, сколько обусловлена деятельностью кочевых народов, стремящихся расширить северную границу кормящего ландшафта с последующим земледельческим освоением региона оседлым населением.

Исторические северные границы степного мира в Европейской России можно проследить по рубежам – защитным линиям, создаваемым расширяющимся Московским государством в XV– XVIII вв.: Тульские и Калужские Засеки, Татарский Вал, Белгородская Черта, Закамская линия, Вал Перовского и другие оборонительные линии.

Степная зона Европейской России охватывает достаточно широкой полосой восточную часть Причерноморья, Нижний Дон, Предкавказье, Приазовье, значительную часть Среднерусской, Калачской, Приволжской возвышенностей, а также Общий Сырт и Приюжноуралье.

Главное отличие восточноевропейских степей от западносибирских и казахстанских сводится к следующему:

– в растительном и животном мире преобладают западные виды (ковыль украинский, слепыш обыкновенный, суслик крапчатый);

– для региона характерны дерезняки – заросли низкорослых степных кустарников, а также байрачные дубравы и низкорослые степные редколесья с дубом, боярышником, терном, дикой яблоней и др.;

– развитие мощных (до 2 м) и высокогумусных (12 – 15 %) черноземных почв, способствующих формированию богаторазнотравно-злаковых степей.

В доагрикультурный период в плакорных условиях восточноевропейской степи сформировался трехчленный зональный ряд северной, типичной и южной степи.

Зона полупустынь или пустынных степей охватывает южную часть региона и характеризуется сухим, резко континентальным климатом, с преобладанием полынно-злаковых степей на светло-каштановых почвах. В XVII – XIX вв. все исследователи называли эту зону степью. На своеобразие этого ландшафта обратил внимание Э.А. Эверсман (1840), описавший его под названием «голых степей». В начале XX века после исследований Н.А. Димо и Б.А. Келлера появился термин «полупустыня». И хотя до наших дней геоботаники продолжают споры о правомерности данного термина, они не имеют никакого научного значения. Мы предпочитаем рассматривать эту зону в пределах «большой» степи – степного региона, поскольку пустынные степи являются неотъемлемой частью степного географического пространства и степного мира Евразии.

В пределах Западного сектора Степной Евразии пустынные степи приурочены к Прикаспийской низменности и южным частям Предуральского плато и Ергеней. Здесь выпадает от 150 до 250 мм осадков. Большая часть европейских пустынных степей – это плоская низменность, которая дважды в четвертичное время покрывалась водами Каспия (бакинская и хвалынская трансгрессия). Территория изобилует неглубокими западинами, лиманами, разливами, на фоне которых разбросаны небольшие возвышенности, связанные с соляными куполами, и массивы бугристых песков, сложенных дельтовыми отложениями водотоков, стекавших с Общего Сырта и Подуральского плато. Пустынные степи занимают почти всю Калмыкию, север и запад Дагестана.

В пределах степной зоны Европейской России выделяются следующие степные подрегионы: Предкавказский, Нижнедонской, Западно-Прикаспийский, Среднерусский, Приволжский, Заволжско-Общесыртовский, Приюжноуральский, а также степи Крымского полуострова.

 

1.1.2. Степи Крымского полуострова

На сравнительно небольшом пространстве Крымского полуострова ярко выражены разнообразные горные и равнинные ландшафты. Северный склон Крымских гор в виде откосов внутренней куэсты постепенно спускается в сторону равнины, и уже здесь можно наблюдать пояс кустарниковой степи. Кроме того, изолированные участки горно-луговых и петрофитных степей встречаются на платообразных вершинах Главной Гряды Крымских гор.

Вся остальная часть – плоско-волнистые и увалистые равнины полуострова –
это часть равнинно-степного Причерноморья. В ландшафтно-геоморфологическом отношении равнинный Крым можно разделить на 4 основных части:

– центральная равнинная часть Крыма с южными черноземами и темно-каштановыми почвами;

– северная низменно-равнинная часть – Присивашье с каштановыми почвами и солончаками;

– западная холмисто-увалистая часть – Тарханкутсткий полуостров с южными черноземами и каштановыми почвами;

– восточная холмисто-увалистая часть – Керченский полуостров с выходами скальных пород и действующими грязевыми вулканами.

В пределах полуострова выделяется 6 основных типов степной растительности:

  1. Луговые степи. Представлены разнотравно-типчаково-бородачевыми и разнотравно-кострово-бородачевыми сообществами с участием мезофитного разнотравья и ковыльно-типчаково-разнотравные с участием асфоделины. Получили развитие в предгорьях в виде высотного пояса на платообразных участках Крымских гор.
  2. Пустынные степи – полынно-типчаково-ковылковые и полынно-житняковые, а также полынно-житняковые в сочетании с солянковыми сообществами и галофитными лугами. Используются под пастбища. Крупный массив сохраняется в пределах Калиновского ландшафтного парка на месте бывшего военного полигона8. Распространены на севере полуострова.
  3. Типичные степи – типчаково-ковыльные и разнотравно-типчаково-ковыльные на плакорах центральной части полуострова с зональными южными черноземами. Распаханность этих степей составляет около 90 %. Небольшие нераспаханные участки этих степей сохранялись у сел Клепинино и Григорьевка как ландшафтные заказники9.
  4. Петрофитные степи – кострово-тимьянниково-типчаковые, кострово-асфоделиновые и типчаково-тимьянниковые. Характерны для Тарханкутсткого и Керченского полуострова, где используются под пастбища. Охраняются в национальном парке «Прекрасная Гавань» и в ряде ООПТ на Керченском полу­острове.
  5. Псаммофитные степи – ковыльные и осоковые с участием солончаковых сообществ получили развитие на песчано-ракушечных побережьях (пересыпи, косы). Большая их часть либо застроена, либо находится под рекреационной нагрузкой. Крупные фрагменты псаммофитных степей охраняются в Арабатском ботаническом заказнике, региональном ландшафтном парке «Бакальская коса».

 

1.1.3. Предкавказский степной подрегион

Предкавказский подрегион охватывает низменности, равнины и возвышенности Западного (Кубано-Приазовская низменность), Среднего (Ставропольская возвышенность) и Восточного (Терско-Кумская низменность) Предкавказья, расположенные между Кумо-Манычской впадиной и подножьем Большого Кавказа. Терско-Кумская низменность представляет собой юго-западную окраи­ну Прикаспийской низменности. В состав Предкавказского степного подрегиона входит большая часть Краснодарского и Ставропольского края, а также равнинная и предгорная части Республики Дагестан.

Краснодарский край. Территория края (83,6 тыс. км2) охватывает горную (западную) часть Большого Кавказа и равнинную часть, которая относится к Западному Предкавказью. Равнинная часть Краснодарского края охватывает Кубано-Приазовскую низменность (с высотами до 120 м), Прикубанскую наклонную равнину, Таманский полуостров с невысокими (до 164 м) складчатыми грядами и грязевыми вулканами и юго-восточную окраину Ставропольской возвышенности. Почвенный покров равнинного Западного Предкавказья – черноземы (в т.ч. карбонатные предкавказские), сформировавшиеся на лёссах и лёссовидных суглинках.

В истории освоения степей Западного Предкавказья можно выделить несколько основных этапов. До X века оседлое население было сосредоточено только в приморских и горных районах. С X по XVI век земли региона принадлежали кочевым племенам или входили в состав Степных империй – Хазарского ханства, Ногайского ханства. После присоединения Западного Предкавказья к Российской империи (XVIII век) первые переселенцы сочетали традиционное пастбищное животноводство с локальным земледелием и скотоводством. И только в XIX веке с плотным заселением предквказских равнин казаками-земледельцами равнинные ковыльные степи исчезли навсегда. По мнению краснодарского ботаника профессора С.А. Литвинской (2015), «зональных степей Западного Предкавказья в настоящее время нет, и даже если встанет вопрос о восстановлении степной растительности, богатейший степной генофонд утерян безвозвратно, не осталось флористической и фитоценотической характеристики девственной степной растительности региона».

Обращает на себя внимание, что до конца XIX века ковыльные степи были характерной чертой местного ландшафта, но в отличие от других регионов Восточной Европы (Причерноморье, Центральное Черноземье, Нижний Дон, Заволжье и др.) степь Кубани не стала в начале XX века объектом внимания, охватившего страну природоохранительного движения. Данное положение остается таковым и в начале XXI века, и приведенная выше цитата С.А. Литвинской как будто бы подчеркивает бесперспективность занятия спасением степей Краснодарского края. Вместе с тем исследования С.А. Литвинской и проведенная при ее участии научная экспедиция Русского географического общества «Степи Евразии» в 2014 году свидетельствуют о том, что есть возможность сохранить хотя бы то, что осталось от степного разнообразия края, а уж затем подумать о музеефикации-реставрации степного исторического ландшафта, как это сделано, например, в Австрии, Венгрии или на юге Германии.

Ставропольский край. Территория края (66,16 тыс. км2) расположена на Предкавказской равнине, и лишь его южная часть (15 % территории) относится к Большому Кавказу, который представлен здесь предгорьями и Пастбищным хребтом. Рельеф равнинной части Ставрополья неоднороден. На северо-западе края находится окраина Кубано-Приазовской низменности, на севере – Кумо-Манычская впадина, на востоке – Терско-Кумская низменность с Прикумской возвышенностью. Центральную часть Предкавказья занимает Ставропольская возвышенность с г. Стрижамент (831 м) – высшей отметкой всей Восточно-Европейской равнины.

Около 47 % территории края относится к зоне черноземов, которые здесь представлены южными, обыкновенными, типичными и выщелоченными и по составу солей могут быть карбонатными и солонцеватыми. Северо-восточная и восточная части края относятся к зоне каштановых почв: от темно-каштановых на северо-восточных склонах Ставропольской возвышенности до светло-каштановых в Приманычской степи.

На территории края представлены все три ландшафтные зоны Степной Евразии: лесостепь, степь и полупустыня (пустынная степь).

Пустынная степь занимает узкую полосу Приманычской низменности и часть Терско-Кумской низменности. Здесь преобладают полынно-злаковые степи с ковылями Лессинга, тырсой и полынями таврической, белой и черной. Характерны кустарники – солянка древовидная, верблюжья колючка, джузгун, кумарчик. По побережью Маныч-Гудило на пастбищах обильно цветет тюльпан Шренка.

Большую часть края занимают степи, которые по видовому составу и обилию растений-доминантов, высоте травяного покрова и соотношению злаков с разнотравьем делятся на следующие разновидности: ковыльно-типчаковые, ковыльно-типчаково-полынные и полынные, ковыльно-типчаково-разнотравные с байрачными лесами и без них.

В пределах лесостепной зоны, получившей развитие в наиболее высокой части Ставропольской возвышенности, а также в предгорьях равноправно с лесами присутствуют луговые степи, большая часть которых распахана или занята лесными культурами. Луговые степи чаще всего представлены зональными типчаково-ковыльно-разнотравными сообществами.

Республика Дагестан. Территория республики (50,3 тыс. км2) в основном занимает Восточное Предкавказье, а также северо-восточные склоны Большого Кавказа и юго-западную часть Прикаспийской низменности. По устройству поверхности Дагестан можно разделить на четыре части: низменно-равнинную, предгорную, внутригорную и высокогорную. Что касается пустынно-степных, степных и лесостепных ландшафтов, то они представлены на территории Дагестана в следующих вариациях:

– в виде зональных образований в его низменно-равнинной части (полупус­тынная Ногайская степь, Присулакская пустынная степь);

– псаммофитными степными ландшафтами Терско-Кумских песков и Аграханской песчаной пустыни;

– сухими степями Восточного Предкавказья – Кумыкская степь;

– межгорными степями аридных котловин Внутригорной части Дагестана;

– высотными поясами горной степи и лесостепи Высокогорного Дагестана.

В соответствии с этим делением семейство почв пустынно-степного и предгорно-степного Дагестана составляют:

– светло-каштановые, каштановые и темно-каштановые почвы, занимающие разные уровни (от -20 до 50 м; 50 – 150 м, 150 – 300 м, соответственно);

– солончаково-солонцовые комплексы слабодренированных Присулакской и Терско-Кумской низменных равнин;

– пески Терско-Кумского Предкавказья и приморской полосы;

– горные лугово-степные черноземовидные почвы склонов южных экспозиций среднегорий и межгорных котловин;

– горные черноземы платообразных вершин на отметках 1200 – 1800 м.

Типичные степи в Дагестане представлены их песчаным вариантом на закрепленных задерненных песках, сибирскопырейными степями, в которых обычны пырейник сибирский, качим метельчатый, люцерна голубая, козлобородник злаколистный, полынь австрийская.

В предгорной части в условиях слабого выпаса сохранились фрагменты разнотравно-злаковых степей и ковыльных степей с участием ковыля Иоанна, тырсы, типчака, тонконога стройного, люцерны серповидной и клейкой, василька солнечного и др.

В широких межгорных котловинах, предгорьях, а также местами на возвышенных участках Терско-Кумского и Терско-Сулакского междуречий выделяются опустыненные степи. Они подразделяются на солянковополынно-злаковые, таврическополынно-злаковые и полынно-типчаково-каперсовые степи. В их составе выделяются виды, определяющие облик типичных южнорусских степей: типчак, ковыли Лессинга и Иоанна, тырса, бородач обыкновенный и др.

Горный Дагестан, по образному выражению А.А. Лепехиной (1996), «является цитаделью развития степных элементов и степей». По ее мнению, здесь сосредоточена наиболее древняя и наиболее специфичная степная флора. В ее составе, кроме мигрантов (бородач обыкновенный, типчак), выделяются дагестанские и кавказские эндемики (пырей стройный, ковыль дагестанский, бородач кавказский, качим головчатый), шалфей седоватый, колокольчик дагестанский, скабиоза гумбетская.

Во внутригорном Дагестане на горно-луговой черноземовидной почве получили развитие луговые горные степи, а также ковыльные, стройнопырейные и типчаковые степи. Многие из разнообразия этих сообществ являются раритетными и нуждаются в особом природоохранном статусе.

Специфика горных степей Дагестана отмечена в работах Е.А. Белоновской (2009), которая относит их к крымско-кавказско-западноиранским степям. Для них характерно преобладание дерновинных злаков: ковылей перистого и красивейшего, типчака; некоторых видов корневищных злаков и многочисленных видов степного разнотравья.

Пустынные степи (полупустыни) широко распространены в пределах Дагестана в его низменно-равнинной части и по днищам аридных котловин. Они генетически связаны с типичными и сухими степями и в своем большинстве получили развитие в результате их пастбищной деградации. В травостое пустынных степей велика роль полыней (таврической и Лерха) и солянок (древовидной, лиственичной), камфоросмы монпелийской, многих солестойких видов (пырей гребенчатый, пустынный, удлиненный), мятлик луковичный, солодка голая. Ковыль Лессинга, тырса, типчак, костер кровельный находятся здесь в подчиненном положении.

Пустынные степи Терско-Кумской низменности, которые сохранили на общегеографических картах название Ногайская степь, формировались под влия­нием древнекаспийских трансгрессий, сноса делювиально-пролювиальных отложений с гор и деятельности рек. В Ногайской степи среднегодовая температура составляет +11,1°С, а среднегодовое количество осадков 250 мм. Основной фон почвенного покрова составляют здесь светло-каштановые почвы с большими участками солончаков и солонцов. Р.А. Муртазалиев (2015) прослеживает на Терско-Кумской низменности все стадии постепенных смен: от приморских формаций до полупустынных и пустынных комплексов из солянково-полынных, эфемерово-полынных, житняково-полынных, житняково-прутняковых и других ассоциаций.

 

1.1.4. Нижнедонской степной подрегион. Ростовская область

Область расположена на юге Восточно-Европейской равнины, в бассейне нижнего течения Дона. На юго-западе области омывается Таганрогским заливом Азовского моря. Наиболее возвышенная часть области – отроги Донецкого кряжа (253 м – максимальная отметка области) – расположена на западе. На юго-восток области заходит возвышенность Ергени, остальная часть занята низменностями Нижнего Дона, долиной Маныча и Азово-Кубанской впадиной. Вдоль долины Маныча выделяется невысокая Сало-Манычская гряда.

Климат области умеренно континентальный. Средняя температура июля 22 – 24 °С, января – от -9 °С на севере и до -5 °С на юге. Среднее годовое количество осадков уменьшается с 650 мм на западе до 400 мм на востоке. Западная часть области лежит в подзоне типичных разнотравно-злаковых степей на обыкновенных черноземах. В восточных районах преобладают типчаково-ковыльные степи на каштановых почвах. В бассейнах Сала и Маныча появляются опустыненные степи – типчаково-полынные с галофитами и ксерофитными злаками.

Ростовская область целиком лежит в степной зоне – лишь ее южная часть, прилегающая к долине Маныча, может быть отнесена к пустынной степи. В любом случае, когда говорят, что «Ростовская область – самый степной регион» России, то это близко к истине. По мнению О.Н. Дёминой, опирающейся на работы своих предшественников, на территории области представлены три подзональных типа степей: настоящие разнотравно-дерновинно-злаковые, сухие дерновинно-злаковые, опустыненные полынно-дерновинно-злаковые.

 

1.1.5. Западно-Прикаспийский степной подрегион

Подрегион охватывает северо-западную часть Прикаспийской низменности в пределах Российской Федерации. В административном отношении в его состав входят северная часть Дагестана, Калмыкия, Астраханская область, заволжские части Волгоградской и Саратовской областей. Но в связи с тем, что территория Дагестана рассмотрена нами при характеристике Предкавказского степного подрегиона, а Волгоградская и Саратовская области будут рассмотрены при характеристике Приволжского степного и лесостепного подрегиона, в данном разделе мы уделим внимание только Республике Калмыкия и Астраханской области.

Северо-западный сектор Прикаспийской низменности представлен в основном пустынно-степными и пустынными ландшафтами, хотя граница между ними очень условна. Южные степи находятся в этом подрегионе на внешних окраинах Прикаспийской низменности в зоне примыкания ее к Общему Сырту. Абсолютные отметки падают от 70 м до 0. Поверхность сложена нижнехвалынскими глинами и суглинками, с очень плоским рельефом и незначительным колебанием высот.

Несмотря на кажущееся однообразие в строении поверхности, заметна явная связь современного рельефа с тектоническими структурами. Среди огромного количества сольнокупольных структур, совершенно скрытых или едва заметных в рельефе, есть и резко выраженные (гора Большое Богдо у озера Баскунчак, возвышенность у озера Эльтон и др.).

На пространстве между Кумой и Волгой преобладают верхнехвалынские песчаные отложения, что привело к развитию типичного эолового рельефа с котловинами выдувания и мелкой бугристостью по склонам. Значительная часть территории, примыкающей к Каспийскому морю, характеризуется рельефом бэровских бугров. Бугры высотой 7 – 10 м, шириной 200 – 300 м и длиной от 0,8 до 8 км тянутся параллельно друг другу в почти широтном направлении. Происхождение бэровских бугров трактуется очень различно (гипотезы водно-аккумулятивного, водно-эрозийного, тектонического, эолового происхождения).

Ландшафт северной части Прикаспия имеет все признаки пустынной степи (полупустыни) с комплексностью светло-каштановых солонцеватых почв, преобладанием злаково-полынной растительности. В понижениях рельефа развиты лугово-каштановые почвы со злаковой и типично солончаковой растительностью.

Бугристые и волнистые песчаные массивы волго-кумского сектора Прикаспия, которые носят название Черные Земли, или Калмыцкая степь. Для ее большей части характерны песчаные и супесчаные бурые пустынно-степные почвы с полынно-злаковой растительностью.

Аллювиально-дельтовые районы заняты солонцами и светло-каштановыми солонцеватыми суглинистыми почвами с злаково-полынной растительностью с участием биюргуна. Все эти земли используются под пастбища.

В котловинах выдувания нередко скапливаются близко к поверхности пресные грунтовые воды, что приводит к формированию своеобразных степных оазисов на фоне пустынной степи, приобретающей в периоды перевыпаса скота облик антропогенной пустыни. В степных оазисах на луговых и луговостепных бурых почвах развиты злаково-разнотравные ассоциации с участием житняка сибирского, пырея, ковылей Лессинга, сарептского и типчака. Такой характер условий позволяет здесь заниматься не только пастьбой скота, но и сенокошением, а при необходимости – садоводством и бахчеводством.

Республика Калмыкия. Территория республики (75,9 тыс. км2) занимает западную часть Прикаспийской низменности (Черные земли на юге и Сарпинскую равнину на севере), большую часть возвышенности Ергени (высотой до 222 м) с отходящей от нее Сальско-Манычской грядой (до 221 м) и часть Кумо-Манычской впадины.

В северной части Калмыкии распространены светло-каштановые суглинистые почвы в комплексе с солончаками. Растительность здесь представлена ковыльно-типчаковыми степями, злаково-полынными и полынными ассоциациями. Восток и юго-восток республики – типичная пустынная степь с полынно-злаково-солянковой растительностью на бурых суглинистых почвах. На Черных землях преобладают супесчаные и песчаные почвы с злаково-белополынно-прутняковым травостоем очень ценным для зимнего выпаса овец. В западной части Калмыкии встречаются южные степи со злаковым и злаково-разнотравным травостоем на темно-каштановых почвах.

Ландшафтное районирование территории Калмыкии в течение XX века неоднократно менялось. Это было связано с климатическими циклами, изменениями пастбищной нагрузки и субъективными причинами – изменениями подходов к методам районирования. До работ Л.С. Берга (1937 и др.) зона пустынь в Калмыкии не выделялась. В 60-70-е годы прошлого столетия в научно-популярной литературе Черные земли стали называться «единственной пустыней Европы». Очень лаконичное и аргументированное ландшафтное районирование Калмыкии было дано О.В. Эрдниевым (2006). По нашим представлениям, Калмыкия целиком относится к Степной Евразии. На ее территории представлен широкий диапазон зональных и подзональных образований от южных (сухих) степей с разнотравно-типчаково-ковыльной растительностью на южных черноземах до южной пустынной степи (полупустыни) с белополынно-житняковой, житняково-прутняковой и тырсово-белополынной растительностью на светло-каштановых солонцеватых почвах. Встречающиеся на территории Калмыкии солянковые, камфоросмовые пустыни носят интразональный характер, а «песчаные пустыни» последней трети XX века имеют антропогенное происхождение.

Фитоценотическое разнообразие калмыцких степей обстоятельно изучено В.А. Банановой с коллегами. В указанной работе признается, что большинство исследователей относят северо-туранские галоксерофитные чернополынники к пустыням. Однако авторы вслед за И.А. Цаценкиным (1957) относят их к опус­тыненным степям.

Можно добавить, что с ландшафтоведческих позиций наличие в регионе в определенных геоморфологических и почво-генетических условиях растительности пустынного типа не служит основанием отнесения данной территории к пустынной зоне.

Астраханская область. Территория области (44,1 тыс. км2) находится на территории Прикаспийской низменности при впадании Волги в Каспийское море. Равнинная поверхность лежит в основном ниже уровня океана. Для рельефа характерны солянокупольные поднятия (высшая точка г. Бол. Богдо – 150 м) и бэровские бугры в дельте Волги. В пределах области выделяется подзона северной пустынной степи со светло-каштановыми солонцеватыми почвами и подзона южной пустынной степи с бурыми почвами. Растительный покров пустынных степей образован злаками, полынями и солянками.

 

1.1.6. Среднерусский степной подрегион

Среднерусская возвышенность расположена в центре Европейской России и охватывает пространство от широтного отрезка долины реки Оки на севере до Донецкого кряжа на юге. На юго-востоке обосабливается Калачская возвышенность. Протяженность возвышенности с севера на юг около 1000 км, с запада на восток до 500 км.

Докембрийский кристаллический фундамент в пределах возвышенности наиболее приподнят в центральной её части, имеются выходы гранитов на поверхность в долине Дона между городами Павловск и Богучар. Северная часть возвышенности сложена известняками девона и карбона, перекрытыми песчано-глинистыми отложениями юры и мела. Южная часть сложена породами верхнего мела с покровом палеогеновых песков, глин, песчаников. Повсеместно распространены лёссовидные суглинки и лёссы. Преобладающие высоты 220 – 250 м (наибольшая 293 м). Для возвышенности характерен эрозионный овражно-балочно-долинный рельеф.

Среднерусская возвышенность является водоразделом между реками Кас­пийского (Ока, Волга) и Азово-Черноморского бассейна (Дон, Днепр с притоками). Расположена в трёх природных зонах: лесной (подзона широколиственных лесов), лесостепной и степной.

Традиционно на Среднерусской возвышенности выделяют две провинции, соответственно, лесостепную и степную. При этом границу между ними проводят по южной границе распространения байрачных и водораздельных лесов таким образом, что подзона обыкновенных чернозёмов нередко оказывается в лесостепной зоне, например, северная часть Калачской возвышенности. Данное обстоятельство свидетельствует об условности границы между степью и лесостепью.

В связи с этим мы предлагаем деление Среднерусской возвышенности по ландшафтно-геоморфологическому принципу: южная часть до широты 52° с.ш. –
меловой юг, преимущественно степной и южнолесостепной, и известняковый север, типично и северостепной.

Меловой юг Среднерусской провинции охватывает южно-лесостепную и степную часть Среднерусской возвышенности, включая Калачскую возвышенность. Высоты водоразделов вблизи Дона и на Калачской возвышенности достигают 240 – 246 м. Водоразделы круто спускаются к Хопру, Дону и их притокам, образуя высокие правые берега. В строении рельефа главную роль играет толща мела и мергелей верхнемелового возраста. Четвертичный покров представлен лёссовидными суглинками. К данной провинции мы относим весь меловой юг Среднерусской возвышенности южнее 52°с.ш., включая облесённые долины рек, байрачные и водораздельные леса бассейна Среднего Дона, Среднего Хопра и верховьев реки Ворсклы, Донца и Сейма. Меловое основание предопределяет дробное, мелкоувалистое эрозионное расчленение.

Климат южной части Среднерусской возвышенности континентальный с умеренно мягкой малоснежной зимой, длинным тёплым засушливым летом.

В административном отношении южная часть Среднерусской возвышенности охватывает Белгородскую, Воронежскую области, южные части Курской и Липецкой областей, крайний запад Волгоградской области.

Воронежская область. Область расположена в центральной части Восточно-Европейской равнины, в бассейне среднего течения Дона. Западная часть области (правобережье Дона) лежит на Среднерусской возвышенности (с высотами 220 – 260 м), расчлененной долинами рек и овражно-балочной сетью. Донское левобережье относится к Окско-Донской равнине (высоты от 80 до 180 м).
Южная часть Донского левобережья занята Калачской возвышенностью (высота до 234 м), характеризующейся сильным расчленением рельефа, формированием эрозионных останцов – «быков» и фрагментами высоких плакоров.

Северная часть области относится к южной лесостепи с выщелоченными и типичными черноземами, южная – к зоне степей с обыкновенными и южными черноземами.

Климат области умеренно континентальный. Средняя температура января изменяется с севера на юг от -10,5° С до 8,5° С, июля, соответственно, – с 19,6° С
до 21,8° С. Среднегодовое количество осадков уменьшается с 550 – 560 мм на северо-западе до 435 мм на юго-востоке.

Воронежские степи как часть центрально-черноземных степей имеют богатую историю исследований. Это в первую очередь опыты и исследования
В.В. Докучаева в Каменной степи в конце XIX века. Ландшафтные и ботанические исследования здесь проводили Г.И. Танфильев, Б.А. Келлер, Т.И. Попов, Н.Ф. Комаров, Б.М. Козо-Полянский, Ф.Н. Мильков, Н.С. Камышев, а в последние годы –
В.А. Агафонов (2006), А.Я. Григорьевская, О.В. Прохорова (2007, 2010). Однако современная изученность степной растительности области остается низкой. По мнению Л.П. Паршутиной (2010), с начала 90-х годов прошлого века прекратилось возделывание больших массивов пахотных земель, сократилось поголовье скота, что способствовало восстановлению степной растительности.

В целом, следуя зональной классификации Ф.Н. Милькова, на территории Воронежской области можно выделить три основных подзоны степей, сменяющих друг друга с севера на юг:

  1. Разнотравно-луговые степи на выщелоченных и, реже, обыкновенных черноземах на юге лесостепной ландшафтной зоны.
  2. Разнотравно-типчаково-ковыльные на обыкновенных черноземах.
  3. Типчаково-ковыльные, преимущественно на южных черноземах.

Тамбовская область. Тамбовская область расположена в пределах Окско-Донской равнины, которую мы не выделяем в отдельный подрегион, а рассмотрим в составе Среднерусского степного подрегиона. Территория области (34,3 тыс. км2) охватывает междуречье Дона и Оки, а ее восточная часть относится к бассейну Хопра и, соответственно, к Приволжской возвышенности. Это одна из самых равнинных областей Европейской части России с преобладающими высотами 110 – 115 м. В связи с этим область отличается высокой распаханностью (более 70 % территории занимает пашня), ограничения для которой представляют поймы рек, водораздельные леса и овражно-балочная сеть.

Область расположена в зоне черноземных почв (выщелоченные, типичные, мощные, обыкновенные), в доагрикультурный период занятая луговыми (и настоящими) степями с многочисленными осиново-березовыми рощами по западинам. В ландшафтной структуре Тамбовской области доминирующее положение занимают плакорный (более 50 %), междуречный недренированный, зандровый и надпойменно-террасовый типы местности. Плакоры и надпойменно-террасовый типы местности полностью распаханы. Междуречно-недренинованный тип местности также распахан, а многочисленные западины заняты березово-осиновыми рощицами либо луговыми сенокосами. Зандровые пески заселены смешанными и сосновыми лесами. По сути дела, для степей и даже их осколков не осталось места.

Во «Введении во флору Тамбовской губернии» В.В. Алехин (1915) писал: «…если удастся напасть на целинный участок или старую залежь, то вы будете поражены богатством находящейся здесь растительности». Изучив труды своих предшественников, В.В. Алехин отметил, что в 70-х годах XVIII века И.П. Фальку довелось увидеть «…большую, сплошь покрытую цветами необитаемую степь, тянувшуюся на 40 – 50 верст между Козловым (ныне г. Мичуринск – прим А.Ч.) и Тамбовом». Но уже спустя 100 лет после исследований И.П. Фалька Д.И. Литвинов (1884) констатировал: «Только в самых юго-восточных частях губернии изредка попадаются целины или довольно старые залежи, приютившие многие виды степной флоры; но чем далее к северо-западу, тем реже встречаются такие залежи, и длинные переезды приходится делать среди бесконечных однообразных пашен» (цит. по Соколов А.С., Соколова Л.А., 2000, с. 597). А через 30 лет после Д.А. Литвинова В.В. Алехин (1915) встретил на маршруте Тамбов – Борисоглебск только 6 участков степи и утверждал, что их «скоро постигнет общая участь», то есть они будут распаханы.

Белгородская область. Расположена на юго-западной окраине Среднерусской возвышенности. Площадь 27,1 тыс. км2. Поверхностно-всхолмленная равнина (максимальная отметка 276 м), сильно изрезанная оврагами и балками. Для территории очень характерны выходы мела, образующие разнообразные формы в виде стенок, останцов, изрезанных склонов, логов и т.д. Преобладают черноземные почвы: оподзоленные и выщелоченные на северо-западе, типичные тучные в центральной части, обыкновенные на юго-востоке. Степная разнотравно-злаковая растительность сохранилась по склонам оврагов, балок и речных долин. На выходах мела сохранились участки эндемичных и реликтовых растений.

Курская область. Расположена на юго-западе Среднерусской возвышенности (площадь 29,8 тыс. км2). В центральной наиболее высокой части (до 275 м) находятся водораздельные гряды. Характерен долинно-овражно-балочный рельеф. Распаханность достигает 69 %. С целью охраны сохранившихся участков луговых степей в 1935 году благодаря инициативам профессора В.В. Алехина был создан Центрально-Черноземный государственный природный заповедник, названный позднее его именем.

Липецкая область. Область (24,1 тыс. км2) расположена в пределах волнистой, сильно расчлененной оврагами и балками равнины, охватывая бассейн верхнего течения р. Дона, Донско-Воронежское междуречье и к востоку от реки Воронеж – Окско-Донскую равнину. Почвенный покров образуют на севере выщелоченные черноземы, на юге – типичные и мощные черноземы. Несмотря на высокую распаханность, суходольные пастбища и сенокосы типичного степного и лугово-степного характера занимают около 9 % территории области. По данным В.С. Сарычева (2005), участки степных сообществ в настоящее время сохранились по склонам речных долин и балкам. Растительность этих сообществ представлена разнотравно-злаковыми, петрофитными и разнотравно-ковыльными вариантами степей.

Последний плакорный участок с целинными степями (Лотаревская степь) в имении князей Вяземских, описанный В.В. Алёхиным (1921, 1925, 1934), был распахан в 1930-х годах.

Этот «прекрасный», по словам В.В. Алёхина, участок степи он обследовал в течение нескольких лет. Степь находилась вблизи ст. Хворостянки Усманского уезда Тамбовской губернии (ныне Липецкая область) в имении князя Вяземского и занимала плакор в окружении западин с осиновыми кустами. Почвенный покров – выщелоченный чернозем с участками мощного чернозема.
В.В. Алёхин дал подробную сравнительную (со Стрелецкой степью под Курском) характеристику Лотаревской степи, которая служит не только историческим документом – описанием утраченных степей, но и своеобразным пособием при реконструкции степей прошлого.

 

1.1.7. Приволжский степной подрегион

Подрегион охватывает обширное пространство правобережной части бассейна реки Волги от устья реки Оки на севере до Волго-Донского сближения на юге. Соответствует географически Приволжской возвышенности, которая представляет собой расчлененное эрозией асимметричное плато с пологим западным и обрывистыми (в сторону Волги) северным и восточным склонами. Максимальную высоту – 375 м – возвышенность имеет в Жигулевских горах. Коренные породы возвышенности очень неоднородны по литологическому составу и плотности. Наиболее плотные из них слагают многочисленные останцовые повышения: холмы, гряды, яры, «горы» и шишки. Высотная ярусность и степень расчлененности рельефа возвышенности определяют ее почвенный покров и растительность. Овражно-балочное расчленение рельефа и легкий механический состав почв благоприятны для произрастания лесов, которые проникают по возвышенным местообитаниям и эрозионно-расчлененным междуречьям далеко на юг. Вместе с тем равнинные водораздельные плато, склоны южных экспозиций, ландшафты, сформировавшиеся на карбонатных породах (доломитах, известняках, мелах), носят степной характер. Особенности лесостепных и степных ландшафтов региона и проблемы сохранения степного наследия предлагаем рассмотреть на примере Волгоградской, Саратовской, Пензенской и Самарской областей.

Волгоградская область. Расположена на юго-востоке Восточно-Европейской равнины и делится рекой Волгой на две части: западную – правобережную и восточную – Заволжье. На правобережной части находятся южная часть Приволжской возвышенности, северная часть Ергеней, юго-восточная часть Калачской возвышенности и восточная часть Донской гряды, а также Хопёрско-Бузулукская и Сарпинская низменности. Заволжская часть области представляет собой восточную окраину Прикаспийской низменности.

Около 85 % территории области расположено в степной зоне. Разнотравно-типчаково-ковыльные степи на южных черноземах и темно-каштановых почвах охватывают большую часть Приволжской возвышенности, междуречье Иловли и Медведицы и северо-запад Донской гряды. Типчаково-ковыльные степи на темно-каштановых и каштановых почвах охватывают северо-восток области (Сыртовое Заволжье и северо-западную часть Прикаспийской низменности), а также пониженную часть Приволжской возвышенности между Волгой и долинами Дона и Медведицы. Пустынные полынно-злаковые степи получили развитие на плато Ергени и большей части Прикаспийской низменности.

Саратовская область. Расположена на юго-востоке Восточно-Европейской равнины. На ее территории (100,2 тыс. км2) Приволжский степной подрегион представлен только в центральной части на правобережье реки Волги. Вытянутая с запада на восток более чем на 500 км область включает в себя юго-восточную часть Окско-Донской равнины, Приволжскую возвышенность, долину реки Волги, юго-западную окраину Общего Сырта и северо-западную окраину Прикаспийской низменности. В связи с этим ландшафты области отличаются большим разнообразием и входят в разные степные подрегионы Восточноевропейского сектора Степной Евразии.

В пределах области представлены все три ландшафтные зоны Степной Евразии: лесостепная, степная и пустынно-степная. По данным В.З. Макарова (2008), примерно 78 % территории области расположено в степной зоне, 17 – в лесостепной и 5 – в пустынно-степной (северной полупустыне). Этим же автором на территории области выделяется 5 подзон: лугово-степная, лесолугово-степная, северо-степная, типично степная и сухостепная. Не будем уточнять, почему сухостепная подзона входит в зону полупустынь, то есть является одновременно северной полупустыней. Все эти разночтения лишь свидетельствуют о субъективности наших представлений о зональном и подзональном делении ландшафтов Степной Евразии.

 

1.1.8. Заволжско-Общесыртовский подрегион

Подрегион охватывает возвышенное степное и лесостепное Заволжье в пределах Бугульминско-Белебеевской возвышенности, преимущественно степное Низкое Самаро-Иргизское Заволжье, Общий Сырт и Урало-Илекское плато. Для удобства обзора мы будем рассматривать подрегион в пределах России: Самарской области, Башкирии и западной части Оренбургской области.

Самаро-Иргизская низменная равнина расположена вдоль левого берега Волги, включает ее четыре надпойменные террасы. Южнее долины Большого Иргиза равнина постепенно переходит в Прикаспийскую низменность, а степной ландшафт в бессточных бассейнах Большого и Малого Узеней сменяется пустынно-степным. В левобережной части долины Волги насчитывается четыре надпойменные террасы, которые на востоке сменяются волнисто-увалистой поверхностью Общего Сырта. В пределах Самаро-Иргизской низменной равнины получили развитие разнотравно-типчаково-ковыльные и полынно-типчаково-ковыльные степи на обыкновенных и южных черноземах. Южнее Большого Иргиза господствуют полынно-злаковые степи на темно-каштановых и каштановых почвах.

Рельеф Бугульминско-Белебеевской возвышенности типично эрозионный и с ярусным строением междуречий и структурной террасированностью склонов. На востоке возвышенность сменяется Прибельской волнистой равниной с интенсивным развитием карста. Ландшафт Бугульминско-Белебеевской возвышенности лесостепной с развитием дерновинно-злаково-разнотравных степей на типичных и выщелоченных черноземах.

Общий Сырт – обширная пластово-ярусная возвышенность с асимметричными междуречьями и массивами куполообразных останцов шиханов. В пределах Общего Сырта закономерно сменяют друг друга обыкновенные и южные черноземы и разнотравно-типчаково-ковыльные, типчаково-полынно-разнотравные и другие разновидности настоящих степей.

Рельеф Урало-Илекского плато – столовая возвышенная равнина с денудационными останцами. Почвенный покров образуют южные черноземы и темно-каштановые почвы, на которых господствуют типчаково-ковыльные, ковыльные и полынно-злаковые степи.

Самарская область. Территория области (53,6 тыс. км2) расположена в юго-восточной части Восточно-Европейской равнины по среднему течению реки Волги. Меньшая, правобережная часть области занята Приволжской возвышенностью, сильно пересеченной оврагами и балками. В большой излучине Волга – Самарская Лука – Жигулевские горы (375 м), которые круто обрываются в сторону реки. На левобережье расположено Низкое Заволжье, на северо-востоке – Высокое Заволжье, в котором выделяются Сокские, Сокольи и Кинельские Яры – холмисто-увалистое междуречье с крутыми южными пологими северными склонами. На юге области – полого-волнистые равнины с увалистыми междуречьями – Синий, Средний и Каменистый Сырты.

Граница между лесостепной и степной ландшафтными зонами проходит по рекам Самара, Большой и Малый Кинель. С севера на юг закономерно сменяют друг друга выщелоченные, оподзоленные, типичные, тучные черноземы в лесостепи; обыкновенные, южные черноземы и темно-каштановые почвы в степной зоне.

Правобережная часть области с Жигулевскими горами довольно лесиста. В долине реки Самара на границе с Оренбургской областью расположен крупнейший в Европейской России островной лесостепной массив Бузулукский бор. К северу от рек Большой и Малый Кинель на плакорах были распространены ныне полностью распаханные луговые степи. На склонах южных экспозиций –
разнотравно-ковыльно-типчаковые степи. В южной части сохранились по сыр­там, увалам и балкам типичные степи на смытых южных черноземах и темно-каштановых почвах.

Оренбургская область (западная часть). Западная часть Оренбургской области охватывает южную окраину Бугульминско-Белебеевской возвышенности (лесостепная зона), большую часть Общего Сырта и Урало-Илекское междуречье (степная зона). В этих пределах с севера на юг идет зональная смена типичных и выщелоченных черноземов в лесостепной зоне обыкновенными, южными черноземами и темно-каштановыми почвами в степной зоне.

Зональные типы степной растительности. В доагрикультурный период основу травянистой растительности междуречных пространств равнин Приуралья и Зауралья, прилегающих к Южному Уралу, составляли четыре основных типа степей, сменяющих друг друга с севера на юг: луговые (богаторазнотравно-злаковые), разнотравно-дерновинно-злаковые (разнотравно-ковыльные), настоящие дерновинно-злаковые (типчаково-ковыльные) и полынно-злаковые (типчаково-ковыльно-полынные) степи.

С основными типами степной растительности комплексируются заросли степных кустарников. На легких и песчаных почвах эти типы степей трансформируются в песчаные степи. В низкогорных и холмистых районах с маломощными щебнистыми почвами к ним прибавляются каменистые степи. Здесь формируются различные варианты петрофитных (на мелах, известняках, гипсах и т.д.) степей, а также галофитные (солонцово-солончаковые) степи и их комплексы с зональными типами степей.

В результате длительного хозяйственного освоения территории области (в первую очередь распашки) зональные типы степей, занимавшие в прошлом не менее 70 % ее территории, в настоящее время практически нигде не сохранились (в плакорных условиях) и представлены лишь своими склоновыми вариантами.

Луговые (богаторазнотравно-злаковые) степи представлены на территории Оренбургской области своим южным подтипом. Они распространены в лесостепной зоне в полосе развития типичных черноземов. В лучшей степени фрагменты богаторазнотравно-злаковых степей сохранились на склонах северной, северо-западной и северо-восточной экспозиции, на опушках лесов и в широких понижениях.

Травостой луговых степей состоит из богатого видами красочного разнотравья, для которого характерны клевер горный, подмаренник настоящий, пиретрум щитковый, лабазник шестилепестный, адонис весенний, ветреница лесная, герань кровяно-красная, кровохлебка лекарственная, змееголовник Руиша, вероника широколистная, ясменник красильный, земляника зеленая, незабудка душистая. Из злаков выделяются ковыль красивейший, мятлик степной, ковыль Залесского. Обычно подобные сообщества луговых степей содержат от 80 до 100 видов растений и имеют продуктивность 25-40 ц сена с га.

В условиях холмистого и горного рельефа в составе травостоя луговых степей увеличивается примесь степных злаков, среди которых преобладают овсец пустынный, ковыли Иоанна, узколистный и опушеннолистный, а также появляются типичные виды горного разнотравья: гвоздика иглолистная, смолевка многоцветковая и др.

В северной подзоне степной растительной зоны на обыкновенных черноземах на плакорах и прилегающих к ним пологих склонах преимущественное развитие имеют разнотравно-дерновинно-злаковые (разнотравно-ковыльные) степи. Для них характерно преобладание дерновинных злаков (ковыль, типчак) с меняющейся примесью разнотравья. В наиболее типичных условиях для разнотравно-дерновинно-злаковых степей заметно преобладание ковыля Залесского, тырса, типчака, тонконога стройного, тимофеевки степной, которые образуют основной фон. Разнотравью этих степей свойственно отсутствие мезофильных элементов, обычных для луговых степей. Видовой состав разнотравья образуют зопник клубненосный, тысячелистник обыкновенный, лапчатка распростертая, полыни широколистная и шелковистая, подмаренник настоящий, василек русский, вероника беловойлочная.

Чем дальше к югу, тем заметнее в разнотравно-дерновинно-злаковых степях увеличивается доля степных злаков и сокращается доля разнотравья. Появляется ковыль Лессинга, все большую роль играют тонконог стройный, мятлик степной и типчак. Разнотравье состоит из ксерофитных элементов, из них наиболее распространены оносма простейшая, гониолимон высокий, тысячелистник благородный, полынь полевая, наголоватка многоцветковая, шалфей степной, жабрица Ледебура, грудница шерстистая, лапчатка распростертая.

Травостой разнотравно-дерновинно-злаковых степей содержит от 65 до 70 видов на 100 м2 с уменьшением видовой насыщенности к югу. Продуктивность травостоя составляет 15 – 20 ц с га.

Основными растительными сообществами средней части степной растительной зоны (ландшафтной подзоны типичной степи) являются настоящие дерновинно-злаковые (типчаково-ковыльные) степи на южных черноземах. Травостой этих степей низкий и разреженный, в нем господствуют ковыли Залесского и Лессинга, иногда с примесью ковыля Коржинского. Обилен типчак, достигающий подчас доминирующего положения. Разнотравье здесь бедно по видовому составу. Наиболее характерны для него солеустойчивые ксерофиты: грудница шерстистая, полынь Лерха, люцерна румынская, подмаренник русский, коровяк фиолетовый, шалфей степной, вероника простертая, астрагал яйцеплодный, котовник украинский, тюльпан Шренка, гвоздика Андржиевского, ястребинка ядовитая.

Настоящие дерновинно-злаковые степи области неоднородны. Среди них ботаники выделяют (по преобладанию тех или иных злаков и представителей ксерофитного разнотравья) ковылковые (или лессингоковыльные), красноковыльные (или залесскоковыльные), овсецовые, степномятликовые, типчаковые, грудницевые степи.

Широко распространены в полосе дерновинно-злаковых степей на южных черноземах типчаковые степи (их еще называют настоящими дерновинно-злаковыми бедноразнотравными степями).

Характерными признаками типчаковых степей, позволяющими легко их выделить, являются:

– безраздельное господство типчака, к которому присоединяются ковыли тырса, Лессинга, сарептский, занимающие явно подчиненное положение;

– резкое сокращение роли разнотравья;

– исчезновение из травостоя равнинной степи обычных степных кустарников бобовника, спиреи и чилиги и обособление их в западинах;

– появление ксерофитных полукустарников (полыни белой, кохии простертой, ромашника тысячелистного);

– слабая солонцеватость почв или даже ее полное отсутствие.

Типчаковые степи, как и другие более северные типы степей, ныне практически полностью распаханы. Об их структуре можно судить сейчас либо по гео­ботаническим описаниям старых авторов, либо по крохотным лоскутам этих степей, сохранившимся вблизи склонов.

В южных районах области, южнее Илека, Малой Хобды и Кумака, в полосе развития темно-каштановых почв преобладающим типом растительности становятся полынно-злаковые (типчаково-ковыльно-полынные) степи. Для них характерна изреженность травостоя, пятнистость, комплексность, а нередко мелкая бугристость рельефа, связанная с развитием крупнокорневищных растений. В растительном покрове южных степей прослеживается значительная роль не только степных, но и пустынных растительных ассоциаций, но с безусловным господством злаков. Для зональной растительности этого типа степей характерны четыре основные группы полынно-злаковых ассоциаций: типчаковые, житняковые (с преобладанием кермека или житняка сибирского), острецовые и ковыльные.

Для типчаково-полынной группы характерно преобладание типчака, ковылей Лессинга и сарептского, житняка, полыни Лерха, кокпека. В острецово-полынных степях острец образует сообщества с типчаком, кокпеком, полынью Лерха. Аналогичные сообщества образуют житняк сибирский и ковыли сарептский и Лессинга.

Все эти растительные группировки занимают строго определенные по рельефу, почвам и условиям увлажнения места, в результате чего складывается причудливое переплетение самых различных ассоциаций, получившее в науке название «комплекса ассоциаций», а у яицких казаков – «чубарая степь». Несмотря на пятнистый, местами неоднородный характер, именно комплексные полынно-злаковые степи являются зональным типом растительности южностепной подзоны.

Незональные типы степной растительности. На фоне зональных типов степей, получивших распространение на равнинных плакорных междуречьях в Оренбургской области, развита растительность характерных и редких место­обитаний, связанных с литологией почвообразующих пород и их засоленностью. В соответствии с этим выделяются петрофитные (каменистые), псаммофитные (песчаные), кальцефитные (меловые, известняковые), галофитные (солонцовые и солончаковые) варианты степей.

Каменистые степи, по утверждению академика П.Л. Горчаковского, «не просто петрофитный вариант равнинных степей, а самобытный, более древний по сравнению с равнинными степями, флористическо-фитоценологический комплекс», который выделяется в самостоятельный подтип степной растительности.

Республика Башкортостан. В пределах республики (143,6 тыс. км2) равнинно-холмистые ландшафты юго-восточной окраины Восточно-Европейской равнины и Предуралья, низко- и среднегорные ландшафты Южного Урала, переходящие на юго-востоке в холмисто-равнинные ландшафты Заурального пенеплена.

В платформенной (Заволжско-Приуральской) части Башкирии выделяются Бугульминско-Белебеевская, Стерлибашевско-Федоровская возвышенности, Общесыртовская возвышенность, Уфимское плато, а в зоне Предуральского прогиба – Прибельская и Юрюзано-Айская равнины.

Горная часть Башкирии образована системой параллельных и кулисообразных хребтов ландшафтного и субмеридионального простирания, слагающих Южноуральское (Башкирское) поднятие с вершинами – Ямантау (1638 м) и Иремель (1582 м). С юго-запада, юга и юго-востока Южно-Уральское поднятие окаймляется возвышенно-равнинным Приюжноуральем.

К лесостепной зоне относится вся юго-западная часть республики, охватывающая Прибельское левобережье, Бугульминско-Белебеевскую, Стерлибашевско-Федоровскую возвышенности и оконечность Общего Сырта. При этом некоторые геоботаники и ландшафтоведы выделяют степную зону в виде своеобразного полуострова к западу от реки Белой от бассейна реки Куюргазы и верховьев реки Ашкадар до нижнего течения реки Уршак. Однако, по нашему мнению, преимущественно безлесный характер ландшафта Ашкадаро-Уршакской степи носит вторичный характер, о чем свидетельствуют типичные и выщелоченные черноземы, развитые на плакорах. Природно-антропогенное происхождение имеет и, так называемая, Месягутовская лесостепь на Юрюзано-Айской равнине с оподзоленными и луговыми черноземами, серыми лесными почвами.

Правомерно выделение лесостепной и степной зон в восточной части Башкирии. Лесостепной характер имеет ландшафт к востоку от реки Урал в Учалинском районе и на междуречье Сакмары и Таналыка. Типичные степи распространены к востоку и к югу от хребта Ирендык, где получили развитие черноземы обыкновенные, южные и неполноразвитые.

 

1.1.9. Приюжноуральский степной подрегион

Приюжноуралье охватывает степные и лесостепные предгорья Южного Урала и прилегающие к ним плоско-волнистые и холмисто-увалистые равнины Пред­уралья, Урало-Тобольское, Саринское плато. В административном отношении на территории Южноуралья расположена восточная часть Оренбургской области, юго-восточная часть Башкортостана и южная часть Челябинской области.

Природное своеобразие Приюжноуралья определяют, во-первых, полное отсутствие горных хребтов, за исключением отдельных останцовых массивов (высшая отметка – г. Чека – 558 м), широкое развитие плоских возвышенных равнин и соответствие внешних границ с примыкающей с запада и востока степной зоной Восточно-Европейской равнины и Тургайского плато.

В пределах Приюжноуралья преобладают денудационно-абразионные и денудационно-аккумулятивные равнины с абсолютными высотами в 350 – 400 м. Характерной особенностью ландшафтов центральной части области является широкое распространение приречных мелкосопочников (Губерлинские горы, Присакмарский мелкосопочник и др.) с высотами от 250 до 400 м. Это означает, что практически все гористые участки области лежат ниже платообразных равнин (Саринское плато имеет высоту 400 – 450 м, Урало-Тобольское – до 420 м).

Климат Приюжноуралья типично степной с годовым количеством осадков от 300 до 450 мм. Модуль поверхностного стока на большей части не превышает 2-3 л/сек./км2. Приюжноуралье – единственная область на Урале, где не выражена барьерная роль меридионального хребта, влияющего на различия в увлажнении западных и восточных склонов горной системы.

Преобладающим типом растительности в пределах области являются разнотравно-злаковые, ковыльные и типчаково-ковыльные степи с развитием песчаных и солонцеватых степей. Значительное место занимают каменистые степи и заросли степных кустарников.

В пределах Приюжноуралья, особенно в Зауралье, широкое распространение имеют острова лесостепей. В связи с их интразональным положением они получили название «ложной лесостепи». Положение островов лесостепи, а иногда и довольно крупных сосновых боров, связано с гранитными массивами, развитыми в пределах Восточно-Уральского антиклинория.

В восточной части Южноуралья в связи со значительным развитием глинистых поверхностных отложений миоцена и плиоцена получили развитие солонцовые степи с мелкими солоноватыми и солеными озерами.

Отличительной чертой ландшафтов Приюжноуралья является высокая степень распаханности (от 40 до 60 %) равнинных и равнинно-увалистых водоразделов, придолинных плакоров и надпойменных террас. В связи с этим ценнейшим элементом природно-экологического каркаса Приюжноуралья стали участки сохранившихся плакорных степей.

1.2. ВАЖНЕЙШИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРИРОДНЫХ УСЛОВИЙ 

1.2.1. Роль лёссовых отложений в формировании литогенной основы степей ЕТР

Вопрос о роли литогенного фактора в формировании ландшафтов Юга России был предметом длительных дискуссий в отечественной географии. Ещё В.В. Докучаев, выстраивая свою концепцию генетического почвоведения, в целом признавал равнозначность выделенных им факторов степного почвообразования и, соответственно, ландшафтогенеза. С ним не соглашался ряд исследователей, в т.ч. Г.И. Танфильев, утверждая, что литогенный фактор (наличие рыхлых четвертичных осадочных пород, прежде всего лёсса) играет ведущую роль в образовании открытых травяных ландшафтов в современную климатическую эпоху. Ф.Н. Мильков, развивая представление о плавных ландшафтных границах и рубежах крупных физико-географических структур, отдавал предпочтение также равенству литогенного, климатического и биотического факторов, но подчёркивал, что в разных природных провинциях тот или иной фактор может выходить на ведущие позиции. Разделяя взгляды Г.И. Танфильева и Ф.Н. Милькова на ландшафтогенез Юга Русской равнины, считаем, что наличие рыхлых четвертичных образований, прежде всего классических лёссов, в условиях современного климата дали экологическое преимущество т.н. грассландам – по существу, травам. При отсутствии четвертичных чехлов на более древних породах и песках и при современном климате активно развивается древесно-кустарниковая растительность.

Большинство географов придерживается того мнения, что именно степи Европейской части России, Украины и Молдавии – это царство классических лёссов, лёссовидных суглинков и иных мелкодисперсных позднечетвертичных отложений, ровным плащом перекрывающих коры выветривания, неогеновые пески и другие дочетвертичные породы. Наличие лёссового перекрытия, с одной стороны, способствовало формированию как самих степных экосистем и наиболее плодородных степных почв чернозёмного типа, предопределивших их практически полное земледельческое освоение, так и с другой – это перекрытие без естественной растительности привело к развитию активных эрозионных процессов. Именно поэтому степи ЕТР в значительной степени покрыты овражно-балочной сетью, которая продолжает развиваться. Таким образом, самые плодородные угодья на лёссах – они же самые уязвимые для эрозии. Это обстоятельство должно быть учтено при любом территориальном планировании и при создании природно-экологических каркасов.

Генезис лёсса до сих пор остаётся предметом дискуссий, большинство исследователей склоняются к его полигенетической природе и признанию его как целого семейства мелкодисперсных пылеватых пород, образующих плащевое перекрытие. В то же время при любом генезисе, будь он в своей основе водный или воздушный, лёсс обладает теми же специфическими качествами своего семейства, которые оказывают определяющее влияние на генезис голоценовой степной зоны Евразии. Это имеет наибольшее выражение в европейском секторе степной зоны.

Согласно новейшей сводке данных по осадконакоплению в четвертичный период, пространственное распределение лёссовых пород и четвертичных отложений различного генезиса по территории степной части ЕТР иллюстрирует следующая картосхема.

Классические лёссы преобладают в Белгородской, Ростовской областях, Ставропольском и Краснодарском краях, Самарской области, в правобережной части Саратовской области, на северо-западе и в центре Оренбургской области. Ледниковые отложения свойственны большей части Воронежской, Волгоградской и Пензенской областей. Четвертичные отложения, имеющие водный генезис, полукругом обрамляют степную зону ЕТР с юго-востока, тяготея к Прикаспийской низменности. Признание элювиально-делювиального генезиса отложений на равнинах Оренбургского Зауралья нуждается, на наш взгляд, в дополнительной аргументации.

Несмотря на различный генезис, четвертичные отложения степной зоны ЕТР определяют тренд развития ландшафтов по степному типу, что лучше всего проявляется в условиях семиаридного климата. Монотонные разнотравно-ковыльные и ковыльные травостои, в прошлом определявшие зональную типичность степей, в настоящее время сплошь распаханы и представляют собой наиболее ценные пахотные земли Евразии. Особенностью степей ЕТР стало то, что практически все сохранившиеся островки дикой природы приурочены к т.н. азональным, интразональным ландшафтам и к литогенным разновидностям степей, что сформировало свою специфику территориальной охраны природы, планирования сетей ООПТ и экологических каркасов.

 

1.2.2. Геоморфологические особенности региона

Зона степей Европейской России располагается в пределах крупной геоморфологической зоны – зоны платформенных равнин, плоскогорий и остаточных гор Северной Евразии. Большую часть описываемых степных регионов Российской Федерации занимает Восточно-Европейская (Русская равнина), представленная двумя геоморфологическим провинциями – Среднерусской и Южнорусской. Они в основном представляют собой сочетание пластово-моноклинальных денудационных и аккумулятивных равнин. Восточнее Русской равнины располагается Уральская горная страна, которая еще дальше на восток сменяется Туранской равниной.

Далее по тексту наименование разделов крупным жирным шрифтом отражает наименование геоморфологических стран, крупным шрифтом – наименование геоморфологических провинций, жирным мелким шрифтом – геоморфологических областей, курсивом в тексте – важнейшие неотектонические морфоструктуры и геоморфологические подобласти и районы.

 

РУССКАЯ РАВНИНА

СРЕДНЕРУССКАЯ ПРОВИНЦИЯ

Среднерусская провинция состоит из испытавших новейший тектонический подъем сочетаний морфоструктур пластово-денудационных возвышенных равнин с морфоскульптурными формами эрозионно-долинного происхождения, с одной стороны, и морфоструктур аллювиальных и флювио-гляциальных низменных равнин. Среднерусская провинция охватывает Белгородскую, Воронежскую, Самарскую, Саратовскую области, а также северо-западный и западные части Ростовской, Волгоградской, Оренбургской областей. Характерной чертой среднерусских возвышенных и низменных равнин является монолитность, значительная площадь и субмеридиональное простирание вдоль крупнейших речных долин Волги и Дона. Выраженное в виде положительных и отрицательных морфоструктур субмеридиональное простирание соответствует участкам новейших поднятий и опусканий.

 

Среднерусская возвышенность

Западную окраину Среднерусской провинции занимает Среднерусская возвышенность. Она в целом имеет субмеридиональное простирание и протягивается от долины р. Ока на севере до Донецкого кряжа на юге. На востоке возвышенность граничит с Окско-Донской, на западе – с Приднепровской низменностями. Среднерусская возвышенность является крупным водоразделом Дона, Оки и Днепра. Поверхность Среднерусской возвышенности поднимается в среднем до высоты 220 – 250 м, при этом средняя амплитуда над примыкающими низменностями составляет 120 – 150 м. На юго-востоке долина Дона отделяет отрог Среднерусской возвышенности – Калачскую возвышенность, служащую водоразделом Дона и Хопра. Основу четвертичных отложений Среднерусской возвышенности составляют достаточно редкие флювиогляциальные зандровые песчаные отложения, отложения моренных суглинков и составляющие на юге общий покровный чехол известковистые лессовые формации. Геоморфологическая поверхность Среднерусской возвышенности, в целом, волнистая, изрезанная многочисленными речками, балками, долами, оврагами глубиной до 120 м. Основными водотоками возвышенности являются Ока, Дон, Оскол, Северный Донец, Хопер, Калитва, Псел, Ворскла и другие. Следует отметить, что резкое современное эрозионное расчленение является наложенным на более древние формы эрозии.

Своеобразие формирования рельефа возвышенности состоит в том, что наиболее ранние формы рельефа связаны с центральной частью возвышенности, освободившейся от моря в неогене, затем в континентальную фазу рельефообразования вступил юг равнины, и только в плейстоцене после отступления ледника эрозионные процессы затронули север Среднерусской возвышенности. В целом густота эрозионного расчленения повышается от центральной части возвышенности к ее периферии, достигая максимума к западу от осевой линии.

Геоструктурной основой и осевой частью Среднерусской возвышенности является Воронежская антеклиза, в пределах которой произошли новейшие неотектонические поднятия, образовавшие денудационно-эрозионую возвышенную равнину. Антеклиза имеет асимметричное строение и в районе Воронежа относительно неглубокое (200 – 300 м) залегание кристаллических пород фундамента. Воронежская антеклиза на востоке переходит в Окско-Донскую впадину, заполненную неогеновыми морскими и аллювиально-озерными и четвертичными аллювиально-флювиогляциальными и моренными отложениями. Воронежская антеклиза и Окско-Донская впадина отделены Рязано-Саратовским прогибом (Пачелмским авлакогеном) от другого новейшего поднятия – Волго-Камской антеклизы.

Общие геоморфологические тенденции развития Среднерусской возвышенности заключаются в устойчивости неотектонического подъема, преобладании наложенных эрозионных форм, лессовом составе четвертичных пород, слабо устойчивых к размыву, высокой скорости таяния снега, максимуме летних осадков, имеющих ливневый характер, резком снижении лесопокрытой площади и чрезмерной распашке склонов.

Донецкий кряж

Донецкий кряж занимает сравнительно небольшую территорию в пределах степной части России. Кряж представляет собой серию древних складчатых структур, заложенных еще в период герцинского орогенеза. Горные породы представлены докембрийскими, палеозойскими (начиная с девона), мезозойскими и кайнозойскими. Донецкий кряж – сильно расчлененная возвышенность с высокой плотностью эрозионных форм и крайне узкими водоразделами. Главный водораздел протягивается субширотно практически параллельно побережью Азовского моря. Речные долины глубоко прорезают складки кряжа глубиной, образуя склоны до 100 м. Для долин характерно обилие мелких оврагов и лощин, что связано как с сильными дислокациями геологических пород, так и с частой сменой литологически неоднородных пород. По данной причине широкие, прямолинейные и ступенчато-асимметричные участки русел сменяются узкими, крутыми и скалистыми долинами. Наиболее крупной рекой является Северный Донец, в нижнем течении рассекающий кряж.

Длительное время морские условия и эрозионные процессы видоизменяли и смягчали рельеф Донецкого кряжа. В голоцене усиление тектонического подъема привело к увеличению эрозионного вреза и обнажению коренных пород. Существенную роль оказывают современные антропогенные формы рельефа, связанные с угледобычей. Терриконы с пустой породой стали неотъемлемой чертой рельефа Донецкого кряжа.

Окско-Донская низменность

К востоку от Среднерусской возвышенности располагается обширная Окско-Донская низменность. Ее южная часть, входящая в пределы степной зоны, называется Тамбовской равниной. Основой рельефа низменности являются крупные водораздельные плоскоместья высотой 150 – 180 м и уклоном около 20, разделенные многотерассными речными долинами Дона, Хопра, Воронежа и др., которые протягиваются в субмеридиональном направлении. Плоскоместья, долины и террасы являются основными формами рельефа Окско-Донской низменности, которая представляет собой крупную долину размыва, сложившуюся в неогене и обновленную позднее четвертичными ледниковыми водами. Особое значение в формировании рельефа Окско-Донской низменности имело днепровское оледенение, покрывавшее ее полностью и сформировавшее моренные и флювиогляциальные песчаные отложения. Ледниковые долинные зандры в голоцене были обновлены и прорезаны современными реками. В целом Окско-Донская низменность расчленена овражно-балочной сетью гораздо слабее соседней Среднерусской возвышенности. В пределах террас распространены замкнутые впадины-блюдца постгляциального и суффозионно-карстового происхождения.

В структурном отношении Окско-Донская низменность представляет собой наклонную низменную равнину на падающем в противоположную сторону северо-восточном крыле Воронежской антеклизы и Рязано-Саратовском прогибе. С востока Окско-Донская низменность граничит с Приволжской возвышенностью и Ергенями. Им инверсионно соответствует Ульяновско-Саратовская синеклиза.

Основу осадочного чехла низменности составляет значительные по мощности отложения девона, которые представлены сильно обводненными глинами, известняками, песчаниками. Плащеобразным залеганием в пределах низменности отличается песчано-глинистая толща неогена (ергенинская толща).

 

Приволжская возвышенность и Ергени

Приволжская возвышенность протягивается широкой полосой вдоль правобережья долины реки Волга, круто обрываясь к ней с востока, а с запада полого снижаясь к Окско-Донской низменности. В пределах Приволжской возвышенности проходит водораздел Волги и Дона. В целом Приволжская возвышенность и особенно волжский склон рассечены глубокими оврагами, формируя самый пересеченный рельеф в пределах описываемой территории.

Приволжская возвышенность соответствует различным тектоническим структурам, образуя как прямые, так и обращенные морфоструктурные формы. Ее северная часть (Ульяновско-Саратовская возвышенность) инверсионно соответствует одноименной наложенной впадине в пределах погребенного Токмаковского кристаллического свода. Южнее Токмаковский свод отделяется от Прикаспийской синеклизы Рязанско-Саратовским прогибом. Южная часть Приволжской возвышенности (Саратовско-Волгоградская возвышенность) соответствует внутриплатформенному валу, наложенному на моноклиналь, обращенную в сторону Прикаспийской синеклизы.

В структуре Приволжской возвышенности отчетливо проявляется ярусное строение рельефа. Верхняя денудационная ступень располагается на высоте от 200 до 300 м. При этом высота Ульяновско-Самарской возвышенности достигает 320 м, а Саратовско-Волгоградской – 260 м, южнее данная ступень не прослеживается. На верхней ступени вследствие наличия большого количества нео­тектонических дислокаций (валов, брахиантиклиналей, локальных прогибов) и слабой мощности четвертичных отложений широко распространены структурно-денудационные формы рельефа – структурные гряды, известняковый и меловой карст.

Нижняя ступень отделена от верхней склоном, сильно изрезанным эрозионными формами рельефа. На водоразделах нижняя ступень представляет собой плоское пространство с отдельными степными западинами.

Второй яркой чертой Приволжской возвышенности является высокая и одновременно неравномерная эрозионная расчлененность. Восточные склоны, обращенные к Волге, разрезаны сильнее многочисленными балками и оврагами, чем западный, спускающийся к Окско-Донской низменности и долине Дона. В целом, Волго-Донской водораздел, постепенно перемещаясь на запад, сопровождается смещением бассейновой системы Волги за счет перехвата речных русел.

Низкое Заволжье

Низкое Заволжье протягивается на левобережье Волги практически параллельно Приволжской возвышенности (не доходя до Волгограда и ограничиваясь г. Камышин). Начиная с долины Волги Низкое Заволжье поднимается широкими ступенями к востоку, постепенно переходя в Высокое Заволжье.

В неотектоническом отношении Низкое Заволжье располагается в пределах крупного плиоцен-четвертичного прогиба, заполненного морскими и озерно-речными отложениями. Впадина разделяется Жигулевскими горами на северную половину, соответствующую Мелекесской впадине, и южную – Жигулевско-Пугачевскому своду.

Основные ступени Низкого Заволжья формируют террасы Волги. Классическая пойменная терраса Волги возвышается над урезом на 10 – 15 м, разделяясь на ежегодно затапливаемую низкую пойму и высокую пойму. Поверхность поймы нарушается разнообразными протоками, старицами, сухими и влажными котловинами, валами, гривами, бечевниками.

Над поймой уступом в 5 – 7 м возвышается первая надпойменная терраса, высота которой составляет 15 – 20 м. Вторая надпойменная терраса представлена хвалынскими морскими отложениями – шоколадными глинами и суглинками. При высоте над урезом Волги в 20 – 30 м вторая надпойменная терраса сильно варьирует по ширине от 1 до 10 км. Третья терраса сложена осложненными дюнами песками и супесями и практически лишена эрозионных форм. Наконец, четвертая терраса высотой 50 – 70 м над урезом Волги плавно переходит в водораздельные сыртовые увалы. Террасы Волги генетически связаны с каспийскими трансгрессиями и эпохами оледенений. Их последовательное формирование, очевидно, связано с окончанием эпох влажных межледниковий и регрессией каспийских вод на юг.

Высокое Заволжье

Для рельефа Высокого Заволжья характерны некоторые интересные черты, во многом сближающие его с возвышенностями правобережья реки Волги. Во-первых, выделяется высотно-генетическая ярусность. В основном она представлена тремя геоморфологическими уровнями. Верхний водораздельный ярус поднимается до 250 – 400 м. Она сохранилась в виде останцовых массивов и гряд. Средняя ступень высотой 150 – 250 м – низкое сильно расчлененное мелкими речками, балками и оврагами плато с выходами коренных пород. Нижняя ступень представлена речными террасами и поймами.

Во-вторых, высокая расчлененность за счет общего неотектонического подъема, который привел к увеличению вреза древних долин и заложению новых эрозионных врезов. При этом характерны плоские водоразделы.

Третья черта заключается в тесной связи рельефа с неотектоническими процессами и литологическим составом геологических пород. Ступенчатое снижение тектонических блоков с севера на юг в сторону Прикаспийской синеклизы привело к субширотному простиранию речных долин Высокого Заволжья, резкой асимметрии водоразделов, обнажению красноцветных пород пермской системы. Геологические породы литологически очень разнообразны – песчаники, глины, известняки, мергели, доломиты, конгломераты различной структуры. Асимметрия водораздельных пространств – одна из наиболее общих черт Высокого Заволжья. Для северных склонов характерны широкие пологие пространства, разделяемые длинными не глубоко врезанными балками и долами. Южные склоны тесно примыкают к речной долине, более короткие и крутые с частыми обнажениями горных пород и разбиты частыми крутыми овражками и лощинами.

В неотектоническом отношении Высокое Заволжье соответствует Волго-­Уральской антеклизе, пермские, а на юге и мезозойские отложения которой слагают увалы и гряды Высокого Заволжья. В целом для рельефа данной геоморфологической провинции характерно прямое сочетание рельефа и неотектонических структур.

 

ЮЖНОРУССКАЯ ПРОВИНЦИЯ

Южнорусская провинция включает преимущественно низменные равнины с доминированием новейших тектонических опусканий и развитием разнообразных абразионно-аккумулятивных форм морского происхождения. Южнорусская провинция включает Краснодарский и Ставропольский края и Республику Калмыкия, а также восточную часть Волгоградской области и фрагментарно части Саратовской и Оренбургской областей. Южнорусская провинция располагается между Черноморско-Азовским и Каспийским морскими бассейнами. Она включает Азовско-Кубанскую и Прикаспийскую низменности, которые разделены Ставропольской возвышенностью.

Южнорусская провинция в геоструктурном отношении включает крупную Причерноморскую впадину. Ей отвечает участок опущенного фундамента эпигерцинской платформы – Азово-Кубанская низменность, которая отделена от Кавказа Индоло-Кубанским прогибом, а на востоке переходит в область унаследованного подъема складчатого эпигерцинского фундамента – Ставропольский свод, который иногда объединяют в единый Воронежско-Ставропольский свод. От входящих в состав Воронежского свода Ергеней Ставропольская возвышенность отделена глубоким Манычским прогибом.

Воронежская антеклиза на юго-востоке, а Волго-Камская – на юге стыкуются с Прикаспийской синеклизой. Западная окраина синеклизы, соотвествующая Саратовскому и Волгоградскому Заволжью, представляет собой обширную моноклиналь. Примыкающий к Уралу участок синеклизы вместе с разделяющим их Пред­уральским прогибом в новейшее время испытал поднятие и образовал систему предуральских платообразных равнин. На юго-западе Прикаспийская синеклиза отделена от Ставропольской возвышенности Терско-Каспийским прогибом.

Азовско-Кубанская низменность

Азовско-Кубанская низменность освободилась от моря в самом начале четвертичного времени и представляет собой молодую аллювиальную лессовую равнину с общим прямым соотношением рельефа и неотектонического строения. В основном низменность наклонена к востоку к Азовскому морю. Рельеф низменности не однороден. На Таманском полуострове поверхность плоская и почти лишенная речного стока. Кубанская низменность высотой до 100 – 200 м имеет слабоволнистую поверхность, расчлененная долинами рек, ведущее значение среди которых имеет река Кубань, а также многочисленными балками и речками. Приазовская дельтовая низменность образована низовьями реки Кубань, в связи с чем сильно заболочена.

Азово-Кубанская низменная равнина сложена преимущественно современными аллювиальными и дельтовыми, древнеаллювиальными и древнефлювиогляциальными отложениями.

Ставропольская возвышенность

Ставропольская возвышенность разделяет Азово-Кубанскую и Прикаспийскую низменности, достигая высоты 800 м и представляя собой платообразую поверхность, постепенно снижающуюся к периферии. Ставропольская возвышенность образовалась в неогене после регрессии Сарматского моря (остаток океана Тетис в связи с подъемом Кавказа и Крыма). В дальнейшем непрерывной эрозией возвышенность интенсивно разрушалась, но в результате подъема Кавказа южная ее часть также оказалась приподнятой, глубоко расчлененной с преобладанием обращенных структур. Например, Невиномысский вал выражен крупной впадиной с долиной Кубани, активными оползнями и селями.

Ставропольская возвышенность сложена преимущественно отложениями палеогена и неогена, имеет эрозионно-денудационное происхождение и пластово-моноклинальную структуру.

Для возвышенности характерно разделение на отдельные платообразные возвышенные равнины со ступенчатыми склонами глубоким эрозионным расчленением. Локальные брахиантиклинали определяют формирование прямых морфоструктурных форм структурного рельефа. В южной части Ставропольской низменности преобладают структурные и абразионные плато с выходами коренных пород, реликтовой гидрографической сетью. Долины в основном ваннообразные, к верховьям становятся глубокими балками. На склонах узкие лощины закладываются вдоль кливажа горных пород. Широко развиты карбонатный карст и суффозия. В северной части доминируют эрозионные равнины, которые формируют второй геоморфологический ярус.

Периферийные части возвышенности составляют пологие эрозионно-аккумулятивные равнины с террасированными долинами рек, мощными шлейфами делювия и погребенными почвами. Отмечается густая сеть V-образных врезов, вторичных донных врезов и обилие просадочных котловин-блюдец посткриогенного происхождения.

Прикаспийская низменность

Прикаспийская низменность – одна из крупнейших низменных равнин мира. Располагается на юго-востоке Восточно-Европейской равнины, на юге омывается Каспийским морем. Со всех других сторон уступами ограничивается от возвышенностей – Приволжской возвышенности, Ергеней, Высокого Поволжья (Общий Сырт), Подуральского плато и Устюрта. Крупными реками – Волгой и Уралом – низменность пересекается с севера на юг с образованием контрастных Волго-Ахтубинской поймы и поймы Урала.

В тектоническом отношении занимает западную и центральную часть Прикаспийской синеклизы, фундамент в пределах которой располагается на глубине 3000 – 5000 м. В пределах низменности выделяются территории плейстоценовых каспийских трансгрессий, сформировавшими аккумулятивно-морской рельеф, отпрепарированный в голоцене речными и эоловыми процессами. В рельефе выражены формы рельефа солянокупольного генезиса.

Прикаспийская низменность, несмотря на небольшую амплитуду (-28-+159 м),
имеет достаточно разнородный рельеф. Северная часть, сложенная глинистыми отложениями, рассекается с севера на юг узкими и мелкими ложбинами, которые протягиваются на десятки километров по направлению к Каспийскому морю. Здесь же широко развиты реликты каспийского побережья – соровые бессточные впадины. В южной части развиты мелкие бугры (Бэра), гривы, гряды, ложбины и котловины, простирающиеся субширотно и веерообразно. Крупные пространства занимает эоловый рельеф, основным субстратом для которого служат пески хвалынской трансгрессии. Эоловые формы представлены как мелкоячеистой поверхностью, так и лунково-бугристым рельефом. Межбугристые пространства (ашики) имеют плоское дно, вызывают большое разнообразие почв. Микрорельеф Прикаспия связан с т.н. сурчинами – многочисленными бугорками и норами.

В целом все разнообразные морфоскульптурные формы рельефа Прикаспийской низменности создаются на фоне морской аккумулятивной равнины.

Подуральское плато

Подуральское плато – пластово-ярусная равнина эрозионно-денудационного происхождения. В основном сложена мезозойскими отложениями и палеогеном. Занимает восточную приподнятую часть Прикаспийской синеклизы и южную часть Предуральского краевого прогиба. Для Подуральского плато характерны реликтовые поверхности выравнивания с сильным эрозионным расчленением и денудационными уступами. Среди поверхностей выравнивания выделяют: эоцен-олигоценовый (250 – 400 м), верхнемиоценовый (200 – 300 м), плиценовый или акчагыльский (150 – 200 м). Поверхности денудационного и аккумулятивного происхождения придают ярусность рельефу. Предуральское плато является областью развития соляной тектоники, которая проявляется через разнообразные прямые и обращенные морфоструктуры. Морфоструктуры являются проявлением либо растущих соляных антиклиналей, либо наследуют древнекарстовые образования над вершинами соляных поднятий (дизъюнктивные мульды или мульды оседания).

 

УРАЛЬСКАЯ ГОРНАЯ СТРАНА

ЗАПАДНО-УРАЛЬСКАЯ ПРОВИНЦИЯ

Провинция сложена сильно дислоцированными пермскими и каменноугольными породами, раздробленными многочисленными разломами. Преобладает низкогорно-грядовый и грядово-останцовый рельеф с короткими водоразделами субмеридионального простирания и тектоническими, реже карстово-тектоническими, депрессиями

Урало-Зилаирская грядовая возвышенность

Представлена серией параллельных хребтов, разделенных узкими долинами, что соответствует чередованию горных пород нижнепермского и каменноугольного возраста, имеющих различную устойчивость к процессам выветривания. Общий перепад высот составляет от 200 до 550 м. Здесь в основном встречаются морфоструктуры прямого типа, в пределах которых узкие гряды соответствуют антиклиналям, а депрессии – синклиналям. Большая часть параллельных гряд представляет собой отпрепарированные денудацией выступы песчаников и кварцитов, а впадины – выходы известняков и мергелей.

 

ПРОВИНЦИЯ ОСЕВОЙ ЗОНЫ УРАЛА

Территория провинции сложена в основном сильно метаморфизованными осадочными и вулканогенно-осадочными породами, прорванными интрузиями кислых и основных пород. Выходы слюдистых сланцев и массивов гипербазитов указывают на глубокий мезозой-палеогеновый денудационный срез рельефа. Вследствие меридиональной структурно-тектонической зональности и значительной раздробленности древнего герцинского основания Уральских гор в данной провинции преобладают блоково-ступенчатые морфоструктуры. Сильные различия в степени приподнятости данных блоков привели к образованию в поперечном профиле Горного Урала как системы геоморфологических ярусов (возвышенных плато), так и продольных «волн» (линейных хребтов). Происхождение блоково-ступенчатого строения Урала, как правило, связывают с раздроблением и подъемом в эпоху альпийского орогенеза на различную высоту некогда единой поверхности выравнивания.

Саринско-Мугоджарское плато

Характеризуется плосковершинными поверхностями междуречий, которые прорезаны каньонообразными долинами. Склоны приподнятых современными неотектоническими движениями плато сильно изрезаны эрозионными врезами, что придает им характер низкого мелкосопочника. Сильно расчлененные борта крупных речных длин (Урал, Сакмара) также образуют полосы придолинных мелкосопочников.

Орь-Таналыкская возвышенная равнина

Включает Орскую депрессию, сложенную озерными отложениями неогенового возраста, и Таналыкское останцовое плато с сохранившимися мощными мезозойскими корами выветривания и выступами отпрепарированых денуда­цией гранитных плутонов. Различия в геоморфологических уровнях по сравнению с выше охарактеризованными геоморфологическими областями достаточно высокие – уровень геоморфологического расчленения Орь-Таналыкской равнины невелико – от 300 до 450 м.

 

ВОСТОЧНО-УРАЛЬСКАЯ ПРОВИНЦИЯ

В структурно-тектоническом отношении соответствует Магнитогорскому синклинорию и Восточно-Уральскому антиклинорию. Основными горными породами данной территории являются крупные толщи известняков и эффузивов девонского возраста, гранитоидные и гипербазитовые интрузии.

Большую часть территории провинции в пределах степной природной зоны занимает Зауральский пенеплен. Он представляет собой сглаженные волнистые междуречья высотой 250 – 450 м, сложенные неоген-мезозойской корой выветривания мощностью до 50 м. Глубины эрозионных врезов в целом невелики – не более 100 м, и представляют собой ваннообразные (U-образные) понижения. Древняя равнина Зауралья в основном выровнена рыхлым элювием, а в пределах ложбин делювиально-дефлюкционным пестроцветным педиментом. Пенепленизированная равнина Зауралья формировалась на протяжении более 80 млн лет – с конца мелового периода. Значительно позднее (в миоцене) была заложена гидрографическая сеть, которая испытала перестройку в период альпийского орогенеза. В результате, речная долина Урала приобрела антецендентный облик («профиль перепиливания»).

Восточно-Уральская провинция в пределах описываемой территории представлена единственной геоморфологической областью – Урало-Тобольским плато. Выровненная денудационная поверхность плато срезает самые разно­образные по возрасту и составу породы, меридионально сменяющих друг друга. Древняя кора выветривания плащом перекрывает складчатые образования древнего Урала. Выходы коренных пород можно встретить только на склонах денудационных останцов и в бортах каньонообразных долин – Урала, Кумака, Суундука. Изредка среди пестроцветных (кавардачных) глин коры выветривания встречаются эоценовые и олигоценовые пески.

 

ТУРАНСКАЯ РАВНИНА

ТУРГАЙ-БАТПАКДАЛИНСКАЯ ПРОВИНЦИЯ

Тургайское плато. Рельеф представлен плоскими слаборасчлененными междуречьями с мелкими и плоскими озерными котловинами. Встречаются невысокие столовые горы – турткули, в образовании которых бронирующую роль играют ожелезненные породы олигоцена и миоцена. Преобладающие высоты в пределах Тургайского структурного плато – 200 – 350 м при глубине расчленения до 50 м.

 

Значение геологического строения и рельефа в каркасно-осевой организации природопользования. Геологическое строение недр и его воплощение на поверхности в виде разнообразных форм рельефа формирует литогенную основу ландшафтов степной зоны Европейской России. Литогенная основа, будучи наиболее инертным и медленно изменяющимся компонентом ландшафтных комплексов, определяет основные морфологические черты ландшафтов, формирует провин­циальные и типологические границы. Подчиняясь ведущим ландшафтообразующим факторам, структура природопользования ориентируется как на зонально-климатические условия, так и на геолого-геоморфологические факторы. Такие формы использования природных ресурсов, как недропользование, сельскохозяйственное землепользование, водопользование ориентированы как на особенности геологического строения территории, так и на степень ее дренированности, развитость гидрографической сети, наличие подземных водоносных бассейнов.

 

1.2.3. Почвы и земельные ресурсы

Почвы как важнейший компонент ландшафта, сохраняющий «память» о процессе его развития – зарождении, зрелости и постепенном замещении другим ландшафтом, подчиняется факторам ландшафтной дифференциации. Ведущую роль в формировании почв играет планетарный ландшафтообразующий процесс – широтная зональность. Вариации температуры и влажности атмосферного воздуха приводят к широтной смене природных условий на равнинах и высотным их изменениям в горах. В степной зоне с севера на юг сменяют друг друга широкие полосы распространения типичных, обыкновенных, южных черноземов, темно-каштановых и каштановых почв. Сложные и разнообразные процессы формирования почв степной зоны можно описать на основе трех наиболее масштабных – гумусоообразование, карбонатное состояние и солевой режим.

Факторы степного гумусообразования впервые были рассмотрены В.В. Докучаевым в монографии «Русский чернозем» (1883). В данной работе устанавливались границы зоны распространения черноземов. При этом мощность гумусового горизонта выступала одним из критериев выделения данной зоны. Мощность гумусового слоя в пределах степной зоны изменяется с севера на юг со 130 до 10 см. Из-за сухости климата и обилия отмирающей травянистой степной растительности гумус не смывается и не перемещается в глубокие почвенные слои, а накапливается в почве, образуя мощный темный гумусовый горизонт.

Интенсивность гумусообразования в основном зависит от биологической активности почвенной флоры и фауны, теплообеспеченности, гидротермического режима и окислительно-восстановительных условий, а также механического, химического состава почв, их физических свойств. В процессе гумификации мертвая органика (опад) преобразуется в гумусовые кислоты, которые создают условия для накопления органических веществ в почве. Механизм гумификации до сих пор до конца не ясен. Существует две основные гипотезы: конденсационная и биохимического окисления. Первая заключается в окислении растительного опада ферментами, воздействии на них аминокислотами и полимеризации. Вторая – предполагает этапный механизм образования гумусовых кислот при активном участии микроорганизмов.

Генетически важную роль в образовании степных почв играют карбонаты. Наличие карбонатного горизонта в черноземах, выполняющего экранирующую роль, препятствует вмыванию в нижние горизонты как гумуса, так и химически активных веществ, что тем самым сказывается на продуктивности степных черноземов. Известковый слой содержит много трудно растворимого кальция и имеет светло-серый цвет. Иногда известковый слой представлен «белоглазкой» –
небольшими округлыми известковыми шариками.

Глубина залегания карбонатов изменяется в зависимости от количества осадков с севера на юг. Поэтому известковый слой залегает ближе к поверхности, а количество гумуса в почве уменьшается. В подзоне типичных черноземов глубина залегания карбонатов составляет 70 см, южных черноземов – 40 см.

Третья черта степных почв – солонцеватость. В противоположность мощности гумусового горизонта, солонцеватость почв нарастает с севера на юг. Собственно процесс осолонцевания заключается в замещении в поглощающем комплексе кальция на натрий. Так же как насыщенность гумусом придает верхним горизонтам степных почв темный цвет, так и солонцеватость почв выражается в развитии плотного, состоящего из столбчатых отдельностей солонцового горизонта. Глубина его залегания меняется в зависимости от количества атмосферных осадков.

В формировании почв, наряду с растительностью и климатом, велико значение горных пород как осадочного происхождения (глины, пески и песчаники, известняки), так и магматических, и метаморфических (гранит, кварцит). Горные породы, участвующие в формировании почвы, называются почвообразующими породами. Многие свойства почв зависят от свойств подстилающих горных пород. Например, важнейшее значение для образования известкового слоя в почвах имеют известковые суглинки. Тонкие слои лессовидных суглинков плащом покрывают большинство степных регионов Европейской России. В географическом отношении лессовидные суглинки и лёсс охватывают Ставропольскую и Приволжскую возвышенности, спускаются на юг по Ергеням, а на востоке встречаются в Заволжье. Глинистые и тяжелосуглинистые элювиально-делювиальные отложения охватывают Высокое Заволжье и Приуралье. При этом ведущую роль играют красноцветные породы перми и триаса. На побережье Черного и Азовского морей распространены высококарбонатные лессовидные суглинки. Почвы Прикаспийской низменности сформированы преимущественно на трансгрессионных морских засоленных отложениях четвертичного времени.

В основе формирования почвообразующих отложений лежат геохимические особенности коры выветривания. Большую часть европейских степей России составляет эоцен-миоценовая поверхность выравнивания денудационного и аккумулятивного происхождения с сиаллитными сиферритными корами выветривания. В пределах Среднерусской возвышенности в Воронежской области и в Оренбургском Предуралье развита позднемеловая-палеоценовая поверхность выравнивания с глубоким расчленением новейшими поднятиями и латеритными (ферраллитными и каолинитовыми) корами выветривания. Азово-Черноморская равнина и Прикаспийская низменность представляют собой крупные плейстоценовые аккумулятивные равнины

Большое влияние оказывает на развитие почв рельеф. От крутизны склонов зависит степень смытости почв. Чем круче склон, тем меньше плодородного гумуса накапливается в почве. Самые крутые склоны полностью лишены почвенного покрова.

В целом отмечается, что формирование черноземов и каштановых почв степной зоны Европейской части России происходило в спокойных геоморфологических позициях на суглинистых породах в течение 2 – 3 тыс. лет, быстрее почвообразование происходило в условиях песчаных равнин – 1 – 2 тыс. лет. В целом в отношении времени развития и эволюции степных черноземов указывается на средний возраст – 9 – 12 тыс. лет, что соответствует синголоцену (аллеред – ранний голоцен).

 

ТИПЫ И ПОДТИПЫ СТЕПНЫХ ПОЧВ

ЧЕРНОЗЕМЫ

Оподзоленные, выщелоченные и типичные черноземы составляют основу почвенного покрова лесостепной зоны и совместно с серыми лесными почвами составляют 2/3 территории Белгородской области, 1/3 территории Воронежской области, около 1/4 от общей площади Самарской области.

Оподзоленные и выщелоченные черноземы

Оподзоленные и выщелоченные черноземы формируются в условиях семигумидного климата на рыхлых карбонатных почвообразующих породах различного происхождения. Основными почвообразующими процессами для оподзоленных и выщелоченных черноземов являются: подстилкообразование, гумусонакопление, биогенное оструктуривание, лессиваж и перераспределение карбонатов по профилю. Водный режим – периодически промывной. Содержание гумуса в горизонте А достигает 7 – 12 % с преобладанием гуминовых кислот. Реакция pH в верхнем горизонте слабокислая (5,5 – 6,8). Поглощающий комплекс полностью насыщен кальцием и магнием. В почвенном профиле отмечаются следы элювиально-иллювиального перераспределения полуторных оксидов, которые прослеживаются по новообразованиям в иллювиальном горизонте. Диагностируется высокая биологическая активность этих почв. Для лесостепной зоны характерна высотная почвенно-геоморфологическая дифференциация в условиях эрозионного рельефа. На Среднерусской возвышенности водораздельные пространства (элювиальные фации) занимают черноземы выщелоченные и оподзоленные с лессовидными суглинками в качестве основной почвообразующей породы. На склонах (транзитная фация) встречаются черноземы оподзоленные и типичные, а также серые лесные почвы под дубово-липовыми или березовыми колками. Приречные террасы заняты лугово-черноземными и луговыми почвам на слоистых аллювиальных отложениях.

Черноземы типичные

Черноземы типичные по ареалу своего распространения занимают южную часть лесостепи на суглинисто-глинистых карбонатных породах в условиях семиаридного климата. Для типичных черноземов характерно как высокое содержание гумуса (8 – 12 %), так и его высокие запасы (до 700 т/га). В составе гумуса доминируют гуминовые кислоты, но в нижних горизонтах гумус меняет свой состав на фульватный. Реакция среды нейтральная. Отмечается высокая емкость поглощающих оснований и полная насыщенность поглощающего комплекса. Перераспределения илистой массы, как у оподзоленных черноземов, не отмечается. Среди ведущих почвообразующих процессов выделяются: подстилкообразование, гумусонакопление, биогенная структуризация. В ландшафтной структуре лесостепных ландшафтов типичные черноземы занимают водораздельные плакоры, за исключением суффозионных впадин, под которыми образуются черноземы выщелоченные, а также склоны водоразделов. Склоны балок в условиях эрозионного рельефа Среднерусской возвышенности заняты черноземами карбонатными. Типичные черноземы покрывают более 1/3 площади Белгородской области.

Черноземы обыкновенные

Черноземы обыкновенные распространены в северной части степной зоны с семиаридным климатом. Основной почвообразующей породой для них является лесс или лессовидные суглинки, а также элювиально-делювиальные отложения различного состава. Водный режим непромывной без глубокого промачивания. В отличие от типичных черноземов процесс гумусообразования ослаблен. Содержание гумуса быстро снижается вниз по профилю. Гумус образован гуминовыми кислотами. При глинистом или тяжелосуглинистом механическом составе содержание гумуса составляет 5 – 8 %, при супесчаном – 4 – 5 %. Отмечается в целом нейтральная реакция, высокая емкость поглощения и насыщенность поглощающими основаниями. На почвенно-геоморфологическом профиле обыкновенные черноземы располагаются в пределах водораздельных плакоров, типичные черноземы занимают широкие слабопологие склоны севернее водоразделов. Юные склоны, а также склоны балок заняты остаточно-карбонатными черноземами. Днища балок покрыты дерново-луговыми и смыто-намытыми почвами.

Черноземы южные

Черноземы южные покрывают центральную и южную часть степной зоны и формируются в семиаридных климатических условиях. Они формируются на лессах и лессовидных суглинках, зачастую содержат легкорастворимые соли. Вод­ный режим непромывной. Содержание гумуса в южных черноземах вследствие снижения общей продуктивности южных степей сокращается до 3 – 6 %. Основу гумуса составляют гуминовые кислоты, связанные с кальцием. По всему профилю отмечается однородная нейтральная или слабощелочная реакция среды. Емкость поглощения остается на высоком уровне, но повышенная минерализация почвенных растворов приводит к слабой солонцеватости горизонтов. Биологическая активность южных черноземов снижается в летний период вследствие засушливости. Для южных черноземов характерны новообразования – карбонатная белоглазка в горизонтах АВ и В. Среди почвообразующих процессов отмечается относительно слабое подстилкообразование, ослабленное гумусонакопление, биогенная структуризация. Южные черноземы составляют 1/2 земельного фонда Ростовской области, 1/3 – Ставропольского края, 1/4 – Оренбургской области, а мицелярно-карбонатные разновидности типичных, обыкновенных и южных черноземов образуют до 1/2 земельного фонда Краснодарского края.

Черноземы типичные, обыкновенные, южные карбонатно-мицелярные распространены на Северном Кавказе. Характеризуются особенно высокой биогенной активностью вследствие поступления растительных остатков и быстрого их разложения. Другим фактором, влияющим на свойства мицелярно-карбонатных черноземов, является предгорно-гумидный климат. Характерная и яркая черта черноземов данной группы заключается в форме выделения карбонатов в виде четко выраженного псевдомицелия. Карбонаты при этом проявляются с поверхности. Профили таких почв в основном хорошо промыты от легкорастворимых солей и гипса и обладают миграционным слоем большой мощности.

 

КАШТАНОВЫЕ ПОЧВЫ

Каштановые и темно-каштановые почвы

Каштановые и темно-каштановые почвы сформировались в условиях сухих южных степей. Основной почвообразующей породой для них являются лессовидные суглинки и суглинисто-глинистые делювиальные отложения. Ведущее значение имеют семиаридные климатические условия, что обуславливает непромывной водный режим. Глинистые и тяжелосуглинистые по механическому составу темно-каштановые почвы содержат в горизонте А от 3 до 5 % гумуса, а каштановые – от 2 до 4 %. Содержание гуминовых кислот и фульвокислот в гумусе каштановых почв примерно равное. Реакция pH нейтральная в верхних горизонтах и щелочная в нижних. Каштановые и темно-каштановые почвы составляют более 1/3 земельного фонда Ставропольского края и Саратовской области. На засоленных породах широко распространены каштановые и темно-каштановые солонцеватые и солончаковатые почвы. Содержание гумуса в них невелико – 2 – 3 %. При этом содержание обменного натрия составляет 3 – 15 % от емкости поглощения. Для каштановых почв на Общем Сырте отмечается почвенно-геоморфологическая дифференциация по высотно-генетическим ярусам. Водораздельные пространства занимают темно-каштановые почвы на карбонатных сыртовых глинах и суглинках. Сыртовые склоны в верхней части заняты каштановыми почвами, а в нижней – каштановыми и солонцеватыми. Надпойменные террасы занимают комплексы каштановых солонцеватых и лугово-каштановых почв.

 

ЗЕМЕЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ

Плодородие степных почв определяет особенности сельскохозяйственного землепользования и агрохозяйственную специализацию.

В Белгородской и Воронежской областях доминируют пахотно-парово-залежные угодья (до 60 – 70 % площади) на междуречьях, которые дополняются лесозащитными полосами, сенокосами и пастбищами. В условиях развития выщелоченных и типичных южнолесостепных черноземов специализация ориентирована на зерновые и технические культуры (подсолнечник и сахарная свёкла), а также выращивание кукурузы на зерно. Животноводство в основном молочно-мясное на агропредприятиях и у фермеров.

В бассейне Дона (северная и центральная части Ростовской области и запад Волгоградской области) на южных черноземах сформировался крупный депрессивный агрохозяйственный район. Здесь преобладают пахотно-парово-залежные угодья (40 – 60 % площади) с высокой долей бурьянистых залежей. Специа­лизация ориентирована на выращивание зерновых культур и подсолнечника. Имеются возможности выращивать озимые и кукурузу на зерно, посевные которых сокращены до минимума. Мясо-молочный скот сосредоточен преимущественно в хозяйствах населения, и животноводство локализовано в пределах селитебных земель.

Приволжская возвышенность и Ергени формируют своеобразный агрохозяйственный регион с пахотно-залежными угодьями (30 – 50 % территории) с растущими площадями бурьянистых залежей. При сравнительно слабой сети селитебных территорий развиты кошары крупного рогатого скота и овцеводство, преимущественно у фермеров и в животноводческих хозяйствах населения. В условиях сухостепных солонцевато-каштановых почв агрохозяйственная специализация землепользования заключается в выращивании яровой пшеницы и ячменя.

В Волгоградском Заволжье и в восточной Калмыкии доминируют сухие пустынно-степные пастбища с вкраплениями редких полей на светло-каштановых почвах. Общая площадь пахотных угодий не превышает 10 – 15 % площади. Специализация землепользования ориентирована на мясное животноводство предприятий, фермеров и хозяйств населения (отары овец, табуны лошадей, крупный рогатый скот и верблюдоводство).

В южных районах Ростовской области (Сальские степи) и на Кубанской равнине (за исключением Тамани) сельскохозяйственные угодья представлены пахотными полями и парами (60 – 70 % площади), которые разделяются лесозащитными полосами, сенокосами и пастбищами. Широко развито садоводство. Сельскохозяйственная специализация связана с возделыванием зерновых культур, сахарной свеклы и подсолнечника.

В западной части Краснодарского края в пределах Таманского полуострова сложился район высокоинтенсивного сельскохозяйственного землепользования, отличающийся высокой долей возделываемых полей (более 70 % территории), развитием орошаемого земледелия, садоводства. Район отличается крупными сельскими селитебными территориями и приусадебными участками. Высокое плодородие черноземов и оросительные технологии позволяют выращивать рис и другие зерновые и технические культуры, в т.ч. кукурузу на зерно, подсолнечник и сахарную свеклу. Широко развито крупнотоварное животноводство, выделяется свиноводство на предприятиях и у фермеров.

Земли Ставропольского края, существенно отличающиеся по уровню почвенного плодородья, могут быть разделены на три узкие агрохозяйственные полосы с запада на восток. На западе преобладают пахотно-паровые угодья (60 – 70 % площади) со специализацией на зерновые культуры и подсолнечник. В центральной части – пахотно-залежные угодья (30 – 50 % площади) с преобладанием посевов яровой пшеницы. На востоке доминируют сухие пастбища и мясное скотоводство.

Сходная дифференциация сельскохозяйственного землепользования сохраняется и в степных регионах Приволжского федерального округа. Здесь смена районов агрохозяйственной специализации имеет уже не меридиональную, а субширотную направленность. Район развития плодородных типичных черноземов (северная часть Самарской области) обуславливает развитие устойчивого сельского хозяйства с пахотно-паровыми угодьями и развитым животноводством. Широкой полосой (западная часть Саратовской области, юг Самарской области и практически вся территория Оренбургской области) тянется с запада на восток агрохозяйственный район с обыкновенными черноземами и пахотно-залежными угодьями. Для него характерны специализация на производстве яровой пшеницы и крупные поля подсолнечника. Животноводство развито в основном у населения и концентрируется в пределах селитебных земель. Районы Саратовского Заволжья и приграничных с Казахстаном районов Оренбуржья с южными черноземами и каштановыми почвами характеризуются существенным снижением доли посевной пашни и развитием животноводства в основном у населения.

Таким образом, уровень интенсивности использования земельных ресурсов степных регионов Российской Федерация в настоящее время определяется как почвенно-климатическими условиями, так и хозяйственно-экономическими факторами. Существенный разрыв в уровне продуктивности сельскохозяйственных земель, который прежде зависел от атмосферного увлажнения и продуктивности почв, теперь усугубляется растущими кризисными явлениями в периферийных и удаленных от городских центров районов. Даже при наличии высокой продуктивности земель сельскохозяйственное производство в таких районах снижается (северная часть Ростовской области и западные части Волгоградской, Саратовской и Оренбургской областей).

 

1.2.4. Климатические условия степной зоны Европейской части России

Степная зона Европейской части России располагается в нескольких климатических областях умеренного климатического пояса: Атлантико-Европейская (степная) – самая обширная область, оказывающая влияние на большую часть субъектов от Северного Кавказа на юге до широты Самары на севере и на востоке ограничивающаяся Уральскими горами. С востока к Атлантико-Европейской (степной) области примыкает континентальная Восточно-Европейская область, воздействующая на Республику Калмыкия и восточную часть Ставропольского края и юго-восток Волгоградской области. В континентальной Западно-Сибирской (южной) области находится восточная часть Оренбургской области (рис. 1.2.4.1). Различия в соотношении океанических или континентальных воздушных масс отличает одну климатическую область от другой.

Зимний период характеризуется значительным разнообразием температуры воздуха и суровости погодных условий, усиливающихся с юго-запада на северо-восток. Так, в Калмыкии средняя температура января не превышает -5 – -8 °C, а на востоке Ростовской области -5 – -9 °C. На северо-востоке степной зоны средняя температура января понижается до -14 – -18 °C. При этом основные показатели (летние температуры и сумма годовых осадков) колеблются примерно в одинаковых диапазонах. Средняя температура июля по регионам степной зоны незначительно выходит за пределы диапазона 20 – 22 °C. Суммарная солнечная радиация находится в равном диапазоне для всех регионов степной зоны 4200 – 5050 МДж/м2 в год. Но при этом сумма температур воздуха выше +10 °C в атлантико-европейской степной и континентальной восточно-европейской климатических областях составляет 2600 – 3200 °C.

Регионы степной зоны отличаются недостаточным количеством осадков для произрастания древесной растительности на плакорных пространствах. Значения годовых осадков колеблются в более широких пределах от 150 до 450 мм/год, в регионах, охватывающих не только степную, но и часть лесостепной зоны, от 350 до 600 мм/год. Количество осадков тёплого и холодного времени находятся в близком соотношении. Вследствие выше упомянутого различия в зимних температурах существует разница в аккумуляции осадков, выпадающих в виде снега по территории степной зоны. В результате высота снежного покрова увеличивается от 50 до 100 см с юго-запада на северо-восток степной зоны. Продолжительность периода залегания снежного покрова увеличивается с 75 до 150 дней.

Важно отметить экстремальные климатические показатели степной зоны. Недостаточное количество осадков или их отсутствие длительное время в летний период, наряду с продолжительными максимальными температурами воздуха, способствуют уменьшению относительной влажности воздуха, которая может составлять менее 50 %, только на границе с лесостепью варьирует в пределах 50 – 60 % в июле.

На Европейской части России значения среднего из абсолютных годовых максимумов температуры подстилающей поверхности достигает 60 – 62 °С на юге Ростовской области, в Краснодарском и Ставропольском краях, в Республике Калмыкия.

Такие условия формируют почвенную засуху, приводящую к угнетению растительного покрова и гибели богарных сельскохозяйственных культур. За последние пятьдесят лет сильные атмосферные засухи с обширным простиранием и продолжительностью не менее двух месяцев охватывали регионы степной зоны в следующие годы:

1972 – Республика Калмыкия, Ростовская, Воронежская, Саратовская, Волгоградская, Самарская, Оренбургская области;

1975 – все регионы степной зоны Европейской России за исключением Краснодарского края;

1981 – Республика Калмыкия, Белгородская, Воронежская, Ростовская, Саратовская, Волгоградская, Самарская, Оренбургская области;

2010 – Республика Калмыкия, Ростовская, Воронежская, Саратовская, Волгоградская, Самарская, Оренбургская области;

2012 – Республика Калмыкия, Ставропольский край, Оренбургская, Саратовская, Волгоградская, Ростовская области;

2015 – Волгоградская, Саратовская, Самарская, Оренбургская области, Республика Калмыкия.

По агроклиматическому районированию степные регионы РФ распределены по нескольким зонам увлажнения и тепла в вегетационный период и вероятности засух. Наиболее неблагоприятные условия для растений в вегетационный период могут наступить на юго-востоке европейской части РФ в Республике Калмыкия, Волгоградской области, южной части Саратовской области и юго-западе Оренбургской области. Вероятность наступления засух оценивается более чем 70 %. Здесь сумма температур воздуха за период выше 10 °C составляет более 3000 °C при крайне низком увлажнении (гидротермический коэффициент – 0,3 – 0,5). Остальная центральная часть территории характеризуется засушливым вегетационным периодом с суммой температур 2500 – 3000 °C. Гидротермический коэффициент составляет 0,5 – 1, а вероятностью засух – от 25 до 50 %.

Климатические условия регионов степной зоны благоприятны для животноводства и сезонного растеневодства, но отличаются значительными амплитудами годовой температуры воздуха и недостаточным количеством осадков, что вносит определенный риск для развития сельского хозяйства, так как засухи приводят к экономическим потерям. Поэтому агроклиматические показатели – обеспеченность теплом и влагой и их соотношение оказывают существенное влияние на вегетацию и продуктивность сельскохозяйственных культур, что является важным фактором в формировании особенностей природопользования на территории степной зоны Европейской части России.

 

1.2.5 Гидрография и водные ресурсы степной зоны Европейской части России

Степные регионы Европейской России характеризуются разнообразием природы формирования вод и неравномерностью распределения водных ресурсов. Неравномерность в распределении водных ресурсов сглаживается за счёт их резервирования в водохранилищах и использования подземных или поверхностных вод для водоснабжения населения и хозяйства. Необходимо отметить, что регионы с малой водообеспеченностью являются приграничными. В связи с этим возникают проблемы, связанные с совместным использованием трансграничных водных объектов. Это касается, в первую очередь, бассейнов рек Большой и Малый Узень, а также бассейна р. Урал и р. Северский Донец (бассейн р. Дон).

Согласно «Водной стратегии РФ до 2020 года», в маловодные годы дефицит воды наблюдается в районах интенсивной хозяйственной деятельности в бассейнах рек Дона, Урала, Кубани, а также на западном побережье Каспийского моря.

Гидрография. Территория регионов степной зоны Европейской России большей частью недостаточно увлажнена. Крупные реки формируют основную часть стока за пределами степной зоны, проходя транзитом через регионы. Транзитными реками являются Дон, Волга, Кубань и Урал.

 

Бассейны рек полирегиональные, то есть протекают по нескольким регионам. Так, бассейн рек Волги и Дона общий для пяти регионов, Урала и Кубани –
для трёх. Преобладание степной зоны на территории речного бассейна характерно для рек Урал и Дон, а также в пределах Краснодарского края и Предкавказья.

Водохозяйственное районирование. Территория регионов степной зоны Европейской России, согласно гидрографическому и водохозяйственному районированию Российской Федерации80, разделена на девять бассейновых округов, включая 19 подбассейнов и 128 водохозяйственных участков.

Больше половины водохозяйственных участков представлено в следующих бассейновых округах: Донской – 42 из 46 участков, Кубанский – 26 из 28 участков, Нижневолжский – 25 из 28 участков, Уральский – 10 из 12 участков и Западно-Каспийский – 18 из 35 участков.

Каждый бассейновый округ контролируют Бассейновое водное управление –
территориальные органы Федерального агентства водных ресурсов (Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации) и подведомственные организации. В их полномочия входит: обеспечение рационального использования вод и их охрана и взаимосвязи между органами власти субъектов, федеральными органами исполнительной власти, общественными объединениями и другими организациями. Для согласования действий водопользователей и общественных обсуждений организованы бассейновые советы.

Гидрологический режим. Годовой сток рек не равномерно распределён по территории степной зоны. Сток рек увеличивается к северной периферии в центральной части степной зоны и на юг в юго-западной. В Краснодарском крае отмечается наибольший годовой сток рек с единицы площади до 2000 мм. Но сток рек не равномерно распределён по территории большинства регионов – слой стока в Краснодарском крае изменяется от 2000 мм в горах до 20 мм на равнине. Наименьший слой стока наблюдается в Республике Калмыкия (менее 5 мм), Ставропольском крае (меньше 10 мм), южных районах Оренбургской области (меньше 5 мм).

Так как территория степной зоны РФ располагается в умеренном поясе, то здесь ярко выражены сезоны года с разными условиями увлажнения, что отражается на стоке рек в виде чередования маловодных и многоводных периодов. Маловодье (межень) на реках отмечается в зимний и летний период, а многоводье – весной. Формирование меженного стока в зимний период происходит из-за низких температур, когда характерно выпадение осадков в твёрдом виде и образование устойчивого снежного покрова, а в летний период высокие температуры в сочетании с другими факторами способствуют повышенному испарению с поверхности речного бассейна. В эти периоды сток рек осуществляется в основном за счет подземного питания.

На большей части территории регионов весенний сток рек составляет от 60 до 80 %. В восточных районах Волгоградской, Саратовской областях и южных районах Оренбургской области талый весенний сток для небольших местных рек может составлять более 90 %. В летний период малые местные реки могут пересыхать или иметь очень малый сток из-за недостатка осадков и высокого испарения с водосборной территории. Такие реки принадлежат к казахстанскому типу гидрологического режима.

Водообеспеченность населения и хозяйства регионов. Наибольшим среднемноголетним значением водных ресурсов обладают регионы Поволжья: Волгоградская область (258 км3), Саратовская область (241 км3) и Самарская область (236 км3). Водные ресурсы регионов сосредоточены в крупных речных долинах степной зоны, представленных реками Волга, Дон, Урал (табл. 1.2.5.3).

Необходимо отметить преобладание больших объёмов ресурсов и запасов подземных вод в регионах, на территории которых расположены обширные районы лесной зоны с высоким водообменом. Подземные воды в основном используются для хозяйственно-питьевого водоснабжения населения. Недостаток и неравномерность распределения подземных вод покрывается за счет использования подготовленных и очищенных поверхностных вод хозяйственно-питьевого водоснабжения.

В среднем по регионам степной зоны Европейской России удельная водообеспеченность на одного жителя составляет 22,6 тыс. м3 /чел. в год, что превышает установленный ООН критический минимум, необходимый для удовлетворения потребностей человека – 1,7 тыс. м3 /чел. в год. Среди регионов незначительно превосходит это значение удельной водообеспеченности Белгородская область – 1,75 тыс. м3 /чел. в год, а наибольшим значением удельной водообеспеченности выделяются регионы Поволжья (Самарская область – 73,7 тыс. м3 /чел. в год, Саратовская область –
96,3 тыс. м3 /чел. в год, Волгоградская область – 99,7 тыс. м3 /чел. в год) (рис. 1.2.5.3).

Регулирование стока рек. В крупных водохранилищах регионов степной зоны сосредоточено около 155,7 км3, что составляет 18 % от суммарного объёма всех водохранилищ России. В десяти водохранилищах сосредоточено 93 % суммарного объёма от всех водохранилищ степной зоны (с объёмом более 1 км3). Из Волжского каскада водохранилищ здесь находятся: Куйбышевское водохранилище – 58 км3 (Самарская область), Волгоградское водохранилище – 32,1 км3 (Волгоградская область), Саратовское водохранилище – 12,8 км3 (Саратовская и Самарская области).

В нижнем течении реки Дон расположено Цимлянское водохранилище объё­мом 23,7 км3 и на его притоке Весёловское – 1,02 км3 в Ростовской области. На реке Урал в Оренбургской области находится Ириклинское водохранилище с объёмом 3,2 км3. В Краснодарском крае расположено одноименное водохранилище – 2,4 км3, регулирующее нижнее течение реки Кубань. В наиболее засушливом регионе степной зоны в Республике Калмыкия расположено Пролетарское водохранилище – 2,1 км3, одно из самых старых водохранилищ, заполненное в 1940 году Пролетарское водохранилище вместе с Весёловским и Усть-Манычским водохранилищами используются в основном для орошения местных сельхозугодий.

По количеству искусственных водоёмов выделяются Ставропольский край – 4292 и Краснодарский край – 2207 на юге субрегиона, Воронежская область – 2553 на западе, Оренбургская область – 1751 на востоке. Такое распределение по количественным и объёмным показателям указывает на аграрную или промышленную специализацию хозяйств регионов. Так для нужд сельского хозяйства необходимо точечное распределённое водоснабжение фермерских хозяйств. В этих условиях эффективна сеть прудов небольшого объёма до 10 млн км3.

К большим водохранилищам в регионах тяготеют крупные промышленные узлы, черная металлургия, машиностроительное производство и энергетика. В степной зоне Европейской части России значительная плотность промыщленного производства и населения отмечается по берегам Волжско-Камского каскада водохранилищ.

По виду использования значительная часть крупных водохранилищ эксплуа­тируется комплексно не только для водоснабжения и орошения, но и для нужд гидроэнергетики, рыбного хозяйства, судоходства и рекреации.

Водопотребление и его структура. Регионы степной зоны Европейской части России отличаются значительным водопотреблением. Суммарный объём использования свежей воды регионами степной зоны в 2016 году81 составил
12 611 млн м3 (23 % от общероссийского водопотребления). Общая структура водопотребления: на производственные нужды – 43 %, на орошение – 30 %, на хозяйственно-питьевое водоснабжение – 11 %. По сравнению с общероссийской структурой водопотребления: для нужд производства – 56 %, орошения – 12 %, хозяйственно-питьевого водоснабжения – 14 %.

Регионы, в которых преобладает использование свежей воды на орошение, расположены на юге европейской части степной зоны в Краснодарском крае, Республика Калмыкия и Волгоградская область. В этих регионах, вследствие благоприятных климатических условий, в структуре сельскохозяйственного производства преобладает растениеводство, а для некоторых регионов оно является отраслью специализации экономики.

В Белгородской, Воронежской, Самарской, Саратовской и Оренбургской областях значительное количество свежей воды используется на производственные нужды. К тому же в данных регионах из-за большой доли городского населения выше объёмы хозяйственно-питьевого водоснабжения.

По структуре водопотребления регионы степной зоны можно отнести к аграрно-промышленной специализации. Для устойчивого водоснабжения хозяйства в регионах степной зоны создан значительный фонд гидротехнических сооружений.

Эффективность использования водных ресурсов. Эффективность потребления воды в хозяйстве региона определяется водоёмкостью валового регионального продукта, т.е. количества свежей воды в кубических метрах, потраченного на производство единицы валового регионального продукта.

В «Водной стратегии Российской Федерации до 2020 год» намечена расчётная водоёмкость единицы валового внутреннего продукта (ВВП), на которую планируется выйти экономике страны к концу периода. Водоёмкость единицы ВВП Российской Федерации к 2020 году не должнао превышать 1,4 м3/ тыс. руб., что требует достижение целевой величины в хозяйстве регионов.

В связи с этим существуют проблемы с выходом на этот показатель в регио­нах, где имеется большая концентрация отраслей хозяйства с расходом значительных объёмов воды в процессе производства, таких как агропромышленный комплекс, производство электроэнергии и металлургический сектор. В регио­нах европейской части степной зоны РФ, как отмечалось выше, существуют значительные потребности в водных ресурсах в промышленности и сельском хозяйстве, но эффективность их использования остаётся под вопросом. С целью определения степени соответствия целевому показателю водопотребления хозяйства в этих регионах нами рассчитан показатель водоёмкости ВРП.

Повышенная водоёмкость валового регионального продукта отмечается в Республике Калмыкия (11,0 м3/тыс. руб.), Ставропольском крае (8,3 м3/тыс. руб.). С небольшим превышением среднероссийского показателя отмечается в Краснодарском крае, а также Ростовской и Оренбургской областях.

В ряде регионов степной зоны, расположенных на границе с лесостепной зоной, величина водоёмкости ВРП ниже целевого показателя и не превышает
1 м3/тыс. руб. К таким регионам относятся Белгородская область (0,5 м3/тыс. руб.)
и Воронежская область (0,9 м3/тыс. руб.).

Важность водных ресурсов в экономике регионов в европейской части степной зоны России будет возрастать, так как от них зависит дальнейшее экономическое развитие. Регулирование речного стока для развития хозяйства на территории соседних субъектов может привести к снижению не только естественных эксплуатационных ресурсов, но и необходимых экологических расходов, что негативно сказывается на состоянии ландшафтно-гидрологических систем регионов. Учитывая ограниченность и неравномерности в обеспечении водными ресурсами в регионах степной зоны европейской части РФ, их можно отнести к регионам с неустойчивыми водно-экологическими условиями для населения и хозяйства. Такие условия требуют особого внимания при территориальном планировании для повышения продуктивности использования водных ресурсов с целью обеспечения устойчивого развития этих регионов степной зоны.

Гидрографическая сеть изначально определила систему расселения населения регионов степной зоны Европейской части России. Во многом хозяйство регионов привязано к определённым рекам, так они служили основными транспортными путями этих территории. В настоящее время реки и искусственные водоёмы являются водоресурсным и энергетическим каркасом, на основе которого функционирует система расселения населения, сельскохозяйственное и промышленное производство.

1.3. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ И РАЗЛИЧИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕГИОНОВ ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ СТЕПНОЙ ЗОНЫ РОССИИ 

Европейская часть степной зоны России представлена 10 регионами и занимает площадь 788,1 тыс. км2, что составляет 4,6 % всей территории РФ. Численность населения – 27 млн человек, или 18,4 % от общероссийского показателя.

В целом регион имеет высокую степень заселённости территории – 34 чел./км2. Размещение населения отличается неравномерностью, плотность населения по регионам колеблется от 3,7 (Республика Калмыкия) до 73,7 (Краснодарский край) чел./км2.

Во всех регионах рассматриваемой территории доля русских превалирует, но в Республике Калмыкия доля калмыков наибольшая (57 %). Национальная структура населения характеризуется преобладанием русских – 85 %, 2,4 % приходится на армян и по 1,5 % на татар и украинцев, 9,6 % – другие национальности. В субрегионе расположены 157 городов, из которых 5 городов-миллионеров (Самара, Ростов-на-Дону, Воронеж, Волгоград, Краснодар) и 4 крупнейших (Саратов, Тольятти, Оренбург). Удельный вес городского населения составляет
66,3 %, сельского – 33,7 %.

Общий показатель ВВП регионов, входящих в степную зону Европейской России, в 2016 году составил 9 трлн руб., или 13 % от общероссийского показателя. Наибольшую долю имеет Краснодарский край (22 %), наименьшую – Республика Калмыкия (0,6 %). По уровню ВВП на душу населения лидирует Белгородская область (443 тыс. руб.), что совпадает со средним по стране. Другие же регионы степной зоны Европейской части России отличаются более низким среднедушевым ВВП: Оренбургская и Самарская области – около 386 тыс. руб./чел., Краснодарский край и Воронежская область – около 350 тыс. руб./чел., замыкает список Республика Калмыкия – 170 тыс. руб./чел.

Доля промышленного производства европейской зоны степи в экономике России составляет 12,4 %. Промышленность представлена предприятиями различных видов экономической деятельности, которых в регионах степной зоны более 50 тысяч. Наибольшее развитие получили машиностроение и металло­обработка, топливная, электроэнергетическая, химическая и нефтехимическая, металлургия, пищевая промышленность.

Лидером по объему производства в регионе является Краснодарский край. Республика Калмыкия в силу многих причин (климат, особенности хозяйственной деятельности, численность населения и пр.) занимает последнее место.

В степной зоне Европейской части России находится 28,7 % всех сельскохозяйственных угодий (более 60 млн га) и треть пахотных земель (40,3 млн га) страны. Около 80 % площади степного региона относится к сельскохозяйственным землям, из них около 50 % (40,3 млн га) составляет пашня. В четырех регио­нах (Волгоградская, Ростовская, Оренбургская и Саратовская области) сосредоточено 67 % пашни всей степной зоны Европейской России.

Степной ландшафт определяет специфику ведения хозяйственной деятельности. В регионах европейской части степной зоны производится 33,9 % всей сельскохозяйственной продукции страны. Из 10 регионов европейской части степной зоны России 7 входят в первую десятку по объему продукции сельского хозяйства в целом по стране. Агропромышленный комплекс представлен зерново-животноводческой специализацией со значительными посевами картофеля, овощей и технических культур. На засушливых территориях Калмыкии, Волгоградской и Саратовских областях отмечается преобладание животноводства над растениеводством.

В регионах степной зоны Европейской России в 2016 году собрано 58,7 млн т зерновых, что превысило показатель 1990 года и составило 48,6 % от общероссийского сбора. При этом 61 % от общерегионального объема зерновых степной зоны обеспечивают Краснодарский край, Ставропольский край и Ростовская область. Краснодарский край занимает первое место по валовому сбору зерновых и в степном регионе, и в России – 13,97 млн т.

В регионах степной зоны производится около трети мяса и четверти молока в стране. В целом по степному региону к 2016 году производство мяса составило 3084 тыс. т, что превысило показатель 1990 года, но производство молока почти в 2 раза ниже уровня 1990 году – 7001,2 тыс. т. Позитивная динамика животноводства отмечается по степной зоне с 2000 года. Белгородская область занимает лидирующие позиции по производству мяса не только в степном регионе, но и по всей России.

Степной регион отличается высокой транспортной освоенностью – общая плотность дорог с твердым покрытием составляет 240 км путей на 1000 км2 территории, превышая среднероссийский показатель в 4 раза. Наиболее плотная дорожная сеть сформировалась в Белгородской области (729 км/тыс. км2) и Краснодарском крае (454 км/тыс. км2). Наименее развита транспортная сеть в Калмыкии (48 км/тыс. км2), Волгоградской области (142 км/тыс. км2), Оренбургской и Саратовской областях (168 км/тыс. км2).

Степной регион Европейской части России является экономически развитой частью страны. Сосредоточив на своей территории высокодоходные отрасли промышленности, продуктивное сельское хозяйство, трудовой потенциал, развитую инфраструктуру, данный регион обладает значительным потенциалом дальнейшего роста производства и благосостояния населения при условии грамотного решения проблем пространственного развития территории.

2.1. Современное состояние и проблемы устойчивого развития природно-экологического каркаса регионов степной зоны Европейской России

На современном этапе во многих российских степных регионах утрачена культура планирования использования и развития территории. В разработке пространственных моделей устойчивого социально-экономического развития регионов России важной составляющей является формирование системы опорных каркасов. Остов таких каркасов должен быть сформирован территориями «опережающего» развития. Узловыми элементами и ядрами для социально-экономического каркаса выступают ключевые природно-хозяйственные системы, зоны приоритетного развития; для урбанизированного – городские агломерации, города – ядра; для демографического – территории, обладающие расселенческим потенциалом, способные концентрировать на себе миграционные потоки; для транспортного – существующие логистические кластеры, связывающие транспортные и энергетические коридоры; для гидрологического – ключевые водохозяйственные участки бассейнов рек, водохозяйственные объекты, составляющие основу водообеспеченности регионов; для сельскохозяйственного – агропромышленные кластеры; для туристско-рекреационного – территории сосредоточения туристско-рекреационных и санаторно-курортных ресурсов, туристско-рекреационные кластеры; для историко-культурного – памятники истории и культуры, сформированные культурные ландшафты, центры народных промыслов, ареалы с самобытным обликом, культурно-историческим наследием и образом жизни; для природно-экологического – ключевые элементы природно-заповедного фонда (заповедники, национальные парки, заказники) и т.д.

Одна из важнейших задач учёных-степеведов состоит в разработке стратегии развития степного макрорегиона с учётом симметричного формирования ядер, осей и ареалов природно-экологических каркасов как основы регионального планирования на уровне регионов-субъектов РФ. К сожалению, на территории степной зоны Европейской России (СЗЕР) масштабы и темпы формирования природно-экологического каркаса значительно уступали интенсивности развития социально-экономического остова. Для территории с численностью населения около 27 млн человек и плотностью населения около 34 чел./км2, располагающей шестью крупнейшими агломерациями и 32 крупными городами с численностью населения свыше 100 тыс. человек, на которой сосредоточена 1/3 часть всех сельскохозяйственных угодий страны, проблемы организации природно-экологического каркаса приобретают особое значение.

Важнейшей составляющей природно-экологического каркаса мезорегиона СЗЕР является система сохранившихся относительно крупных зональных ландшафтных ареалов природно-заповедного фонда, способствующих сохранению биоразнообразия, функциональной целостности ландшафтов и развитию экологических сетей. Процесс организации и формирования федеральной системы ООПТ на территории исследуемых субъектов условно можно разделить на 3 этапа. В период 1923 – 1935 годов создаются заповедники «Белогорье», Воронежский, Кавказский, Жигулёвский, «Бузулукский бор» и Хопёрский. Этап организации и получения статуса ООПТ федерального уровня большинством из рассматриваемых элементов ПЗФ пришёлся на период 1983 – 1995 годов, когда на рассматриваемой территории организуются 3 заповедника (Оренбургский, «Чёрные земли», Ростовский), 3 национальных парка и 6 заказников. В 2007 – 2017 годах было организовано 2 заповедника («Утриш» и «Шайтан-Тау») и 2 национальных парка («Бузулукский бор» и Кисловодский). Помимо ООПТ федерального значения в качестве ядер и узловых элементов ПЭК рассматриваемого мезорегиона выступают элементы региональной системы ООПТ. Экологические коридоры представлены речной сетью, системой прудов и водохранилищ, долинными комплексами, приводораздельными лесами, озеленёнными территориями и т.д. Для устойчивого развития регионов степной зоны Европейской России необходимо провести оценку современного состояния элементов природно-экологического каркаса, в результате анализа их пространственного распределения выявить лакуны (пустоты, зоны разрывов), сформулировать ключевые задачи, которые необходимо решить на федеральном и территориальном уровнях для устойчивого функционирования социально-экономического и природно-экологического каркасов мезорегиона степной зоны Европейской России.

 Источниками данных для изучения современного состояния структуры природно-экологических каркасов рассматриваемых регионов послужили схемы территориального планирования, доклады профильных министерств, статистические материалы из официальных источников, а также данные дистанционного зондирования (архивные спутниковые снимки среднего разрешения с 1985 по 2015 год Landsat (MSS, TM, ETM+, OLI). Исследование пространственного распределения элементов ПЭК было выполнено с использованием картографических методов, в том числе геоинформационных, с помощью инструментария ГИС MapInfo Professional 11.5.

По состоянию на 01.01.2018 г. элементы природно-заповедного фонда (ПЗФ) федерального уровня на территории мезорегиона СЗЕР представлены 22 особо охраняемыми природными территориями (10 заповедников, 5 национальных парков и 7 заказников) общей площадью 16,1 тыс. км2. Доля площади ООПТ федерального уровня от площади рассматриваемого мезорегиона составляет около 2 %.

В Воронежской, Ростовской, Оренбургской, Саратовской областях и Ставропольском крае доля ООПТ всех категорий не превышает 5 %. В Воронежской области ООПТ федерального значения, которые, как правило, должны выступать ядрами и узловыми элементами ПЭК, расположены на периферии регио­на: Воронежский заповедник – на границе с Липецкой областью, Хопёрский заповедник, представляющий собой массив, тянущийся с севера на юг вдоль
р. Хопёр на 50 км, также удалён в пространственном распределении на восточную границу области. Степных заповедных территорий в Воронежской области нет. Стоит отметить, что для пространства, простирающегося от северной границы Саратовской области до центральной части Краснодарского края наиболее остро стоит проблема отсутствия ядер и узловых элементов, составляющих каркас природно-заповедного фонда.

Практически для всех рассматриваемых регионов характерна ситуация, когда на территории субъекта выделены многочисленные природные территории со статусом «перспективные» для интеграции в природно-заповедный фонд, однако, несмотря на усилия учёного сообщества, природоохранные службы и профильные министерства не слишком активны в реализации проектов по приданию им соответствующего статуса.

Для регионов, доля ООПТ в которых наибольшая среди рассматриваемых субъектов, проблемы развития природно-экологического каркаса, несмотря на это, стоят не менее остро.

В Белгородской области единственный в области заповедник «Белогорье», кластерного типа, суммарной площадью – 2,1 тыс. га, составляет менее 0,1 %
от площади области! В XVIII-XIX веках и даже в первой половине ХХ века лесистость превышала 25 процентов площади области. В настоящее время на месте вырубленных дубрав преобладают земли сельскохозяйственного назначения. С учётом возрастающего антропогенного пресса разработчиками схемы территориального планирования региона было предложено активизировать лесовосстановительные работы в области и довести площади средозащитных лесов до 25 – 30 %. Вместе с тем лесомелиоративные мероприятия представляют серьёзную угрозу для многих участков меловых степей области, получивших природоохранный статус. Стоит отметить количество региональных природных парков Белгородской области, которых в 2016 году насчитывалось 75, а также 107 памятников природы и 129 региональных заказников. Практически во всех регионах-субъектах ареалы ООПТ, ключевых природных территорий вне ООПТ и природный связующий ландшафт разорваны участками с затруднёнными экологическими связями. Особенно сильно это проявляется в западных муниципальных образованиях рассматриваемого региона.

Решить эту проблему способны мероприятия по развитию градо-экологического каркаса, проекты по организации структурных элементов рекреационной инфраструктуры. К сожалению, не всегда природно-экологический каркас территории выступает в качестве основы принятия градостроительных решений. Вместе с тем, именно его структурные элементы наряду с автономно функцио­нирующими природоподобными территориальными комплексами, регулируемыми человеком, формируют средообразующую систему, способную удовлетворить потребности человека в комфортных условиях проживания.

На современном этапе общественного развития для решения проблем устойчивого функционирования природно-экологического каркаса мезорегиона степной зоны Европейской России необходимо решить следующие ключевые задачи:

– разработать научные принципы соблюдения баланса и симметричного развития урбанизированного и природно-экологических каркасов на основе соблюдения экологического равновесия и взаимного сочетания их ядер, коридоров и буферных зон;

– минимизировать зоны разрывов экологических каркасов путём заполнения лакун природоподобными элементами ландшафта, необходимыми для его экологической оптимизации в условиях интенсивной хозяйственной деятельности, а также элементами градо-экологического каркаса;

– обеспечить реализацию комплекса мероприятий по предотвращению снижения степени природного разнообразия на территориях базовых резерватов;

– активизировать работу по созданию новых ООПТ федерального значения на территориях, способных выполнять функции экотопных и водосборных ядер природно-экологического каркаса;

– обеспечить количественную, площадную и биотическую репрезентативность элементов природно-заповедного фонда регионального и местного значения на основе формирования новых форм охраняемых территорий в качестве биотопных, потоковых и комплексных экологических коридоров, а также природоохранных буферных зон.

2.2. КОНЦЕПЦИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПОСТЦЕЛИННЫХ СТЕПНЫХ РЕГИОНОВ В СВЕТЕ КАРКАСНОГО ПОДХОДА 

Советский проект «Целина» поставил эксперимент глобального масштаба: с 1954 по 1963 год десятки миллионов гектаров степей были распаханы под экстенсивное земледелие. В середине 1990-х только в Европейском секторе степей было стихийно заброшено без предварительной фитомелиорации порядка 10 миллио­нов гектаров, судьба этих земель пока не ясна. Официально целинным районом или регионом признаётся административная единица, на территории которой в Целинную кампанию были созданы новые сельхозпредприятия без использования базы ранее существовавших или их реорганизации. Такой принцип не всегда соответствует действительности, что хорошо заметно на примере Акбулакского района Оренбургской области, где было распахано более 100 тыс. га целины, но не было создано новых совхозов, и район не считается целинным. Считаем целесообразным уточнить представления о целинном районе, положив в основу критерий минимум двукратного роста официальной пашни.

Для проекта целины 1950-х характерно то, что именно многократное увеличение посевных площадей происходило в основном в подзоне сухих степей на соответствующих им каштановых и тёмно-каштановых почвах. На наш взгляд, принципиальная замена пастбищного животноводства рискованным земледелием в подзоне с пониженным агроэкологическим потенциалом является основным агроэкологическим противоречием прошедшей целинной кампании. Если в советское время эта замена активно поддерживалась государством за счёт систематических вложений, то в период проведения радикальных реформ такое хозяйство оказалось особо уязвимым в связи с повышенной зависимостью от традиционных дотаций. Именно с этим были связаны все негативные последствия целинного проекта: отток населения, обвальное сокращение посевных площадей, исчезновение населённых пунктов и разрушение инфраструктуры. Основные целинные районы, несмотря на реальную поддержку в советское время, так и не приобрели черты староосвоенных территорий. Районы, где в наибольшей степени проявились ландшафтные преобразования: от тотальной распашки до массового заброса – и, соответственно, были запущены уникальные процессы, требующие своего понимания, осмысления и прогнозирования дальнейшего развития, следует считать постцелинными.

Постцелинные районы расположены в подзонах каштановых почв и южных черноземов: Саратовском и Волгоградском Заволжье, в Оренбургской области. В Заволжье посевные площади практически восстановлены за исключением Новоузенского и Александрово-Гайского районов Саратовской области и Палласовского района Волгоградской области. В Оренбуржье и в Западном Казахстане до настоящего времени пока сохраняется динамичный постцелинный тип степного землепользования, напоминающий переложно-залежную систему земледелия с сукцессионными процессами на залежах, при определённом стечении обстоятельств приводящих к формированию вторичных степей. Эту территорию далее рассматриваем как оренбургско-казахстанское постцелинное пространство. Оно представляет собой широтную полосу протяженностью 1350 км.  Общая площадь этого пространства оценивается нами в 13,5 млн га. Это в основном полоса темно-каштановых почв и южных черноземов, среди которых карбонатные полнопрофильные суглинистые занимали порядка 6,5 млн га и были с особой тщательностью распаханы в целинную кампанию. Зональная целинная растительность была представлена злаково-разнотравными сообществами с доминированием ковыля Лессинга. В настоящее время на этом пространстве около 3 млн га угодий находится в состоянии динамичного землепользования. Характерной особенностью выделенного пространства является высокое агроландшафтное разнообразие и неустойчивый характер землепользования, во многом связанный с низким биоклиматическим потенциалом для растениеводства. В связи с этим хозяйства вынуждены в неурожайные годы либо списывать посевы, либо ориентироваться на монокультуры (например, подсолнечник), что приводит к нарушению почвосберегающих севооборотов и истощению плодородия. Именно для этого пространства наиболее целесообразна смена земледельческой парадигмы аграрного использования.

В данном разделе мы рассматриваем постцелинное пространство в пределах Оренбургской области, включающее в основном бывшие целинные южные и юго-восточные районы, которые отнесены нами к постцелинным.

Жёлтым цветом показаны потенциальные ядра степного каркаса в пределах Оренбургской области. Зелёными контурами показаны потенциальные ядра степного каркаса в сопредельных областях Казахстана.

Данное постцелинное пространство, которое названо нами Урало-Тургайским, изучалось поэтапно. На первом этапе были выявлены сохранившиеся целинные степные плакоры. На следующем этапе исследовалась многофакторная система, обуславливающая высокий генеративный потенциал основных фитодоминантов, с оценкой их реакции на длительную пахотную передышку. Далее были сформулированы научные представления о полночленной степи и её моделях с целью разработки фундаментальных основ технологий управления постцелинными степными экосистемами.

В ходе проведения работ выявлена система эталонных целинных степных плакоров, часть из которых получила различный статус территориальной охраны. Подтвердились свойства ковылей и других титульных степных биологических видов в короткие сроки возвращаться на бывшие местообитания. Была изучена продолжительность формирования экосистемного базиса вторичных степей в условиях современного климата и природно-антропогенных ландшафтов. Доказана уникальная жизненность зональных степных экосистем и обратимость критических последствий целинной кампании. Ковыль Лессинга, или ковылок (Stipa lessingiana) явился первым титульным видом степей, возвращающимся на исходные места обитания, и стал первичным индикатором начала восстановления экосистемного базиса степей, открытого для заполнения всей системой титульных видов.

В результате проведенных исследований подтверждена закономерность наивысшей генеративной активности ковылка при освоении пустующих земель с постепенным уменьшением таковой по мере увеличения возраста залежей. На модельных участках на основании построения возрастной линейки сообществ с ковылем Лессинга были отработаны закономерности снижения генеративной активности с возрастом. Выявлена фаза апогея цветения ковыля Лессинга в возрасте залежей от 10 до 15 лет, которая соответствует массовому распространению титульных биодоминантов, в т.ч. таких, как стрепет и сурок.

Молодые лессингоковыльные степи на залежах ещё в XIX веке получили в Заволжье народное название «цветун» по ярко выраженному серебристому аспекту генеративного полога. Такая массово цветущая вторичная степь являлась для крестьян сигналом дозревания залежи для повторной распашки. Наоборот, старые длительно нецветущие вегетативные заросли ковылей получили также народное название «калдан» – однородное густое сплетение – как признак старости степной экосистемы и ее недоиспользования. Было установлено, что, формируя запас органических веществ в почве, ковыль Лессинга, как и перистый ковыль, не нуждаются в них изначально, активно заселяя не только дегумусированные почвы, но и субстрат. Безусловно, важнейшим условием восстановления аспектов ковыля Лессинга на залежах являлось наличие достаточного количества семенного материала на сопредельных нераспаханных территориях.

Изучение ландшафтной структуры залежей показало, что относительно быстро сформировался фонд вторичных лессингоковыльных степей, часть которых уже приближается к стадии калдана либо даже вступило в неё. С применением системного подхода нами построена логическая схема развития вторичной степи, показывающая значимость невостребованности земель, достаточных сроков пахотной передышки, пассионарные свойства агрессивных внедренцев у титульных видов и источников семян, отсутствия адекватной конкуренции со стороны сеяных многолетних трав. На основании детального полевого изучения структуры постцелинного пространства появилась возможность разработать принципиальную схему ландшафтной селекции залежных процессов, направленной на агротехническое поддержание наибольшего количества вторичных степей в фазе апогея (цветуна), предполагающую целевую распашку как твёрдых бурьянистых залежей, так и калданов.

Изучение наследия классиков, многолетние полевые исследования степных целинных эталонов и залежных процессов в Заволжско-Уральском регионе, собственные наблюдения реликтового лёсса и его освоения арктическими травами, то есть фактически ранней стадии формирования степи, в ходе экспедиций РГО «Новосибирские острова 2011 – 2013» совокупно привели нас к пониманию принципиальной роли покровного чехла лессовидных суглинков не только в формировании зональной степной монотонности, но и в снижении генеративного потенциала степей с возрастом, что особенно выражено на постцелинном пространстве.

Лёссовидный субстрат является наиболее благоприятным для трав в дренированном рыхлом состоянии. В Арктике по мере снижения дренированности и заболачивания травы вновь замещаются тундрой, а в степной зоне по мере ухудшения дренажа и уплотнения либо развиваются солонцы, либо зональная растительность вырождается в калдан. То есть почвообразующие породы – лёссы – через почвы во многом предопределяют и необходимые режимы управления травяными экосистемами.

Типичная для ковыльных степей монотонность, ставшая их зональной особенностью, обусловлена наличием широтно протяжённого позднеплейстоценового лёссового чехла, сформировавшегося возможно в результате разрушения лёссово-ледовых формаций (едом), возможно имевших более широкое распространение, чем принято считать. Лёссы и лёссовидное суглинки как почвообразующие породы направляют почвообразование по чернозёмному типу со всеми плюсами (высокое естественное плодородие) и минусами (тенденция к уплотнению и затеканию).

Лёссовидный субстрат, содержащий карбонаты, заселяется пионерными видами растений, которые запускают процесс обогащения субстрата органикой. В силу стремления лёссовидного субстрата к уплотнению и его способности удерживать органику, развивается тенденция к затеканию формирующейся почвы, её максимально возможному уплотнению и предельному насыщению гумусом. Эта тенденция, изначально формирующая степную почву и дающая преимущество дерновинным злакам, в отсутствие мощного зоогенного фактора в виде системы копытных и норных животных, приводит к ухудшению экологических условий для степных злаков вплоть до потери ими генеративного потенциала. Предел этой тенденции: сочетание максимально уплотнённой предельно гумусированной почвы, старых травостоев, утративших генеративный потенциал (калдан), и отсутствие достаточного комплексного зоогенного фактора, мы предлагаем считать точкой вырождения степей, показанием к искусственному перезапуску системы.

Согласно классическим принципам охраны природы степной калдан и точка вырождения степей представляют высокую ценность как нетронутая вековая целина – один из эталонов первозданности и дикости природы. Для высокодинамичной степной экосистемы, прежде всего на постцелинном пространстве, мы предлагаем признать массивы «цветунов» по меньшей мере равнозначными по ценности сохранившимся мелким участкам вековой целины.

Наблюдения и изучение естественных процессов самовосстановления степей, возможно, аналогичных самозарождению степей в голоцене, позволили выдвинуть следующее фундаментальное положение: наивысшая продуктивность и ежегодно высокая генеративная активность степных биодоминантов самопроизвольно поддерживается на короткий период на промежуточной стадии саморазвития степей, которой соответствует оптимальная плотность почвы и самый продуктивный возраст травостоя. Уникальность ситуации заключается в том, что базовую предпосылку к перезапуску степей создал человек, распахав почвы, подровняв и обновив возраст травостоев. Это наиболее яркий пример сотворчества природы и человека в построении более продуктивных и эстетически привлекательных ландшатфов. Однако после прохождения наиболее продуктивной стадии степная экосистема при отсутствии оптимального зоогенного фактора очень быстро приходит в состояние калдана. И если мы ставим проблему гораздо шире, что степь должна не только выживать хотя бы в калданном состоянии, но и представлять продуктивное высоко эстетичное угодье, необходим либо соответствующий зоогенный фактор, либо агротехническое воздействие.

Использование агротехнического ухода для целей предложенной выше ландшафтной селекции позволяет построить агроландшафтный компенсационный степеоборот: ввод в пахотных оборот калданов и твёрдых залежей с одновременным выводом полей под самозалужение в мигающем режиме: «поле – залежь – степь – поле». Для эффективного осуществления такого ландшафтного оборота необходимо постоянно иметь семенной фонд для растений, рефугиумы и питомники для животных, равномерно распределённые по постцелинному пространству в виде степного экологического каркаса: крупных участков степей, в т.ч. вторичных, в качестве ядер и соединяющих их экологических коридоров как проводников семенного фонда степных растений и путей миграций титульных видов животных.

Такой каркас представляется нам разумной степной альтернативой проблемным полезащитным лесным полосам, которые помимо противоречивости своих функций способствуют биологическому засорению степного пространства. Это можно расценивать как некий новационный аграрно-природоохранный компромисс на постцелинном пространстве.