Материалы VIII Симпозиума (2018 год)

Степи Северной Евразии: материалы VIII международного симпозиума /под научной редакцией академика РАН А.А. Чибилёва. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. – 1181 с.

Скачать (29,5 Mb PDF)


 

КАРТИНЫ ПРИРОДЫ СТЕПНОЙ ЕВРАЗИИ: СОХРАНИТЬ, ЧТО ОСТАЛОСЬ, ВЕРНУТЬ, ЧТО ВОЗМОЖНО

PICTURES OF THE NATURE OF THE STEPPE EURASIA: SAVE WHAT REMAINS, RETURN, WHAT IS POSSIBLE

А.А. Чибилёв

A.A. Chibilyov

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11)

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya Str., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Начиная с 18 в. важнейшие географические исследования сопровождаются иллюстративным воспроизведением объектов и явлений Природы с помощью изображений – рисунка, живописи, фотографии. В результате деятельности человека многие регионы и даже природные зоны утратили первозданный облик. Наибольшим изменениям и деградации подверглась степная зона. Анализируются различия в степени антропогенной трансформации ландшафтов в пределах широтного Степного пояса Евразии. Ставится вопрос о необходимости создания непрерывной сети образов и эталонов первозданных степных ландшафтов с помощью музеефикации, моделирования и консервации.

Since the 18th century. the most important geographical studies are accompanied by an illustrative reproduction of objects and phenomena of Nature through images - drawing, painting, photography. As a result of human activities, many regions and even natural areas have lost their original appearance. The steppe zone has undergone the greatest changes and degradation. The article analyzes the differences in the degree of anthropogenic transformation of landscapes within the latitudinal Steppe Belt of Eurasia. It raises the question of the need to create a continuous network of images and etalons of primeval steppe landscapes through the use of museumification, modeling and conservation.

Художественный пейзаж имеет колоссальное, преобладающее значение для географической науки, так как она вся основана на зрительских впечатлениях и насквозь пропитана ими.

В.П. Семенов-Тян-Шанский, 1928, с. 28

На протяжении всей своей истории, а это около двух с половиной тысяч лет, география была не только естественной наукой, но и формой своеобразного искусства. Во всех письменных источниках от античных авторов (Геродота, Эратосфена и др.), путевых дневниках Средневековья (Ибн-Фадлан, Марко Поло, Ибн-Баттута и др.) мы встречаем описания образцов мест и территорий. Начиная с 18 в. обязательным условием научного географического произведения становится эстетическое восприятие окружающего мира и, в первую очередь, ландшафта. Смею утверждать, что только неравнодушный к красоте изучаемого природного объекта исследователь сможет в полной мере понять его сущность и раскрыть важнейшие закономерности устройства географического пространства. Основанием для этого утверждения служит книга Александра Гумбольдта «Картины природы»[1] [2, 10], написанная им по итогам экспедиции в Южную Америку (1799-1804) в предисловии к которой он пишет: «Я стремился представить картину природы (выд. А.Ч.) в целом и показать взаимодействие ее сил, а также воспроизвести то наслаждение, которое получает от непосредственного созерцания тропических стран человек, способный чувствовать» [цит: по 2, С. 21-22]. Не случайно профессор Ф.Н. Мильков, один из выдающихся географов XX столетия, называет А. Гумбольдта «основоположником художественного ландшафтоведения».

Необходимо также отметить, что А. Гумбольдт придавал исключительно большое значение влиянию созерцания видов природы на сохранение физического и духовного здоровья человека. В предисловии к первому изданию своей книги он пишет: «Пусть мои «Картины природы» … доставят читателю хоть часть того наслаждения, которое способная к восприятию мысль находит в непосредственном созерцании природы». И далее: «Я повсюду отмечаю то влияние, которое постоянно оказывает физическая «природа на моральное состояние и судьбы человечества». Ученый пишет, что его книга посвящается «преимущественно удрученным душам», тем «кто освободился от бурных жизненных волн». И завершает свое предисловие к «Картинам природы» стихами Ф. Шиллера из «Мессинской невесты» [9, 11]:

«На высях нагорных свобода и воля!

Эфир не отравлен дыханьем могил;

Природа везде совершенна, доколе

С бедою в нее человек не вступил.»

Остается только удивляться, как созвучны этим мыслям Ф. Шиллера – А. Гумбольдта стихи русского поэта Е. Боратынского (1828) [9, 11]:

«Судьбой наложенные цепи

Упали с рук моих, и вновь

Я вижу вас, родные степи,

Моя начальная любовь!»

В своей книге «Картины природы» А. Гумбольдт лишь обозначил контуры эстетики природы. В главном труде своей жизни «Космос» [1] он посвятил искусству и прежде всего ландшафтной живописи несколько глав. Становлению ландшафтной живописи способствовали французские художники Барбизонской школы Т. Руссо (1812-1867), Ш.Ф. Добиньи (1817-1878), Ж. Дюпре (1811-1889) и др. Эти художники освоили приемы пейзажного живописания на пленэре (открытом воздухе). Картины стали не только передавать богатую красочность оттенков, но и наполнились светом, воздухом. По мнению В.А. Николаева: «Пейзаж ожил и стал восприниматься как динамическая система, способная многократно изменять свой облик. С живописью Барбизонской школы можно связывать развитие научных представлений о переменной аспективности ландшафта» [4].

Ландшафтная живопись выявила новые способности человека в отражении внешнего мира. По мнению И.М. Забелина [3], именно Гумбольдт установил контакт науки (географии) с искусством (пейзажем). Итоги этого взаимного проникновения и обогащения географии и живописи подвел В.А. Николаев [5]: «Натуралисты увидели природу глазами художников в многообразии и единстве ее композиционных элементов, переменных состояний и аспектов. В свою очередь художники многое поняли в природе из трудов естествоиспытателей».

Понятие «картины Природы» еще в начале 20 в. имело широкое распространение, и регулярно появлялось с конкретным значением в трудах ученых. Так, С.С. Неуструев отождествляет это понятие с термином ландшафт: «Все эти явления и предметы, по всей совокупности, составляют то, что мы называем картиною, видом природы или иностранным словом «ландшафт» (пейзаж)» [4].

Таким образом, картины Природы стали объектом взаимодействия между географией с одной стороны, и изобразительным искусством, художественной литературой, включая поэзию, с другой. Это особенно ярко проявилось в русской литературе, что наглядно можно видеть в произведениях Н.М. Карамзина, С.Т. Аксакова, Н.В. Гоголя, а позднее у А.П. Чехова, И.А. Бунина и многих других. И уже ученые и путешественники вслед за писателями создают великолепные художественные описания природы, закладывая основы художественного ландшафтоведения, яркими представителями которого стали В.В. Докучаев, Л.С. Берг, И.М. Забелин, Ф.Н. Мильков и их последователи.

Но вернемся к воспроизведениям природы. Уже в 18 в. в состав всех значимых географических экспедиций включаются рисовальщики и художники, а в 19 в. – все крупные серийные издания о природе Земли сопровождаются чeрно-белыми и цветными иллюстрациями.

Новые возможности изображения природы открывает фотография, изобретенная в 1839 г. Уже к концу 19 в. фотографический аппарат становится обязательным атрибутом в снаряжении географических экспедиций. Фотография все чаще и все больше заменяет рисунки и художественную живопись, окончательно став общедоступным способом изображения ландшафтов и природных объектов на рубеже 20 и 21 вв. Примерное соотношение трех способов (трех видов искусств ?!) изображения географического пространства и его объектов можно привести в виде следующей таблицы.

Таблица 1 Примерное соотношение трех способов (трех видов искусств ?!) изображения географического пространства и его объектов

В начале 21 в. благодаря цифровым технологиям главнейшим способом воспроизведения картин Природы стала фотография. Фотокартины (и видеокартины) с изображениями ландшафтов, природных явлений и предметов являются в настоящее время важнейшим источником информации об объектах окружающей природной среды и могут рассматриваться в качестве метода географических исследований и формы создания базы данных о зональных, региональных, локальных особенностях природы и современном состоянии природной среды. 

Создавая более 20 лет назад Институт степи Российской академии наук, одной из главнейших задач мы ставили сбор и создание иллюстративной базы данных о первозданных ландшафтах Степной Евразии, имея в виду отнюдь не только чисто степные эталоны и редкости, но и все удивительное разнообразие Природы степной и сопредельных с ней лесостепной и полупустынных зон. На огромном пространстве широтного пояса Степной Евразии налицо огромные различия в степени антропогенной трансформации первозданных ландшафтов [7].

В пределах Среднедунайской равнины (Австрия, Венгрия, Сербия, Румыния, Словакия, Хорватия) степные ландшафты представлены либо фрагментами, либо отдельными элементами. При этом большое внимание уделяется реконструкции и музеефикации степного уклада сельской жизни в национальных парках и созданию коллекций степных животных, в том числе возвращению утраченных видов и редких пород домашних животных в современные ландшафты.

В степной зоне Причерноморья и Приазовья (Румыния, Молдова, Украина) участки зональных ландшафтов взяты под охрану в виде урочищ и местностей, исчисляемых десятками – сотнями гектаров в ранге заповедников и ландшафтных заказников. Кроме того в качестве природных резерватов выделены участки с выходами гранитов, меловых и известняковых пород. Большое внимание уделяется охране мемориальных ландшафтов, образцов лесопарковых насаждений.

В степной, лесостепной и полупустынных зонах Европейской части России создано несколько степных заповедников, охватывающих эталоны зональных ландшафтов («Ростовский», «Черные Земли», «Оренбургский»). Несмотря на высокую степень освоенности хорошие перспективы для создания государственной сети ООПТ имеются в равнинно-степной части Крыма. Разнообразные ландшафты, связанные с облесенными долинами рек и холмистыми междуречьями, выходами коренных горных пород охраняются в национальных и региональных природных парках. Проекты по возвращению в природную среду степной зоны коренных обитателей, в первую очередь копытных, реализуются в Ростовской области (долина Маныча) и на участке «Предуральская степь» государственного заповедника «Оренбургский».

На казахстанском участке Степного пояса от Урала до Алтая в пределах степной и лесостепной зон взяты под охрану только озерно-степные и горно-лесные ландшафты в составе заповедников и национальных парков. В последнее десятилетие на юге степной зоны и в полупустынных районах Казахстана южнее основной полосы земледелия создаются новые крупные резерваты и расширяются существующие заповедники за счет, в первую очередь, пустынно-степных пастбищных угодий. Это, например, способствовало восстановлению и стабилизации численности сайгака.

В островных степях южной Сибири (Хакасия, Тува, Бурятия, Забайкальский край) созданы заповедники кластерного типа, которые охватывают разнообразие равнинно-степных, горно-степных, горно-лесостепных ландшафтов, способствующих восстановлению биоразнообразия.

На территории Монголии благодаря международным проектам образованы крупные природные резерваты в ранге заповедников («Убсунурский бассейн», Большой Гобийский «Далайнор», Монгол-Даурский) и национальные парки (Хустайн-Нуруу, Харауснурский и др.). Кроме того в Монголии, по крайней мере, на территории трех особо охраняемых природных территорий реализуется проект по возвращению в дикую природу лошади Пржевальского. На крайнем востоке степного пояса, во Внутренней Монголии в 1985 г. создан крупнейший в Китае Силингольский степной природный заповедник.

Перечисленный ряд охраняемых территорий образует непрерывную зональную экологическую сеть, способствующую сохранению типичных, характерных и редких ландшафтов Степной Евразии [6-8]. Они представляют собой неповторимые, но узнаваемые образы местностей и стран, которые мы и называем картинами Природы. В рамках проекта Института степи УрО РАН при поддержке Русского географического общества с 2013 г. создается база данных картин Природы Степной Евразии.

Статья подготовлена в рамках государственного задания ФАНО-РАН № ГР АААА-А17-117012610022-5 «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды». 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Гумбольдт А. Космос. Опыт физического мироописания. М., 1866. Т. 1.
  2. Гумбольдт А. Картины природы. М.: Типография «Красный пролетарий», 1959. 268 с.
  3. Забелин И.М. Возвращение к потомкам. М., Мысль, 1988. 332 с.
  4. Неуструев С.С. Естественные районы Оренбургской губернии: Географический очерк: с карт. естеств. р-нов и обзор. карт. Оренбург. губ. Оренбург: Союз кооп. союзов «Нар. дело», 1918. 168 с.
  5. Николаев В.А. Ландшафтоведение. Эстетика и дизайн: Учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2003. 176 с.
  6. Чибилёв А.А. История и современное состояние заповедного дела в России // Вестн. Рос. академии наук. 2017а. Т. 87, № 3. С. 231-241.
  7. Чибилёв А.А. Заповедное дело в степной Евразии: история и современность // Географические основы заповедного дела (к столетию заповедной системы России). М., 2017б. С. 40-62. (Вопросы географии, сб. № 143).
  8. Чибилёв А.А. Истоки трех идеологий заповедного дела и пути их примирения // Biстi Бiосферного заповiдника «Асканiя-Нова». 2017в. Т. 19. С. 17-24.
  9. Шиллер Ф. Мессинская невеста: Пер. Н. Вильмонта // Шиллер Ф. Избранные произведения. М., 1954. 707с.
  10. Humboldt A. von. Ansichten der Natur mit wissenschaftlichen Erläuterungen. Bd 1. Über die Steppen und Wüsten. Ideen zu einer Physiognomik der Gewächse. Über Wasserfälle des Orinoco, bei Atures und Maypures. Tübingen: J.G. Cotta, 1808.
  11. Schiller F. Die Braut von Messina oder Die feindlichen Bruder. Ein Trauerspiel mit Choren // Schillers Werke in funf Banden. B. V. B. Weimar, 1971. 579s.

[1] Прим.: необходимо отметить, что название «Картины природы» появилось в русском и французском переводах. Авторское название книги «Ansichten der Natur» (Взгляды на природу)

КАРТОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВОДОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОСНОВ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО КАРКАСА СТЕПНОЙ ЗОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

GIS ANALYSIS OF THE WATER FRAMEWORK OF THE STEPPE ZONE OF THE RUSSIAN FEDERATION 

Ю.А. Падалко

Yu.A. Padalko 

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт степи Уральского отделения Российской академии наук (ИС УрО РАН)

(Россия, 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11)  

Institute of Steppe of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (IS UB RAS)

(Russia, 460000, Orenburg, Pionerskaya Str., 11)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются основы водохозяйственного каркаса степной зоны. Проведен геоинформационный анализ гидрографии и бассейновой структуры территории для выявления общих черт и закономерностей, основ центральных осей и звеньев каркаса. Выявлено наличие общих гидрографических закономерностей в устройстве территориального каркаса расселения и административно-территориального устройства с речными долинами и водосборами.

The article deals with the basics of the water management framework of the steppe zone. Geoinformation analysis of hydrography and basin structure of the territory was carried out to reveal common features and regularities, the foundations of the central axes and links of the framework. The existence of common hydrographic regularities in the arrangement of the territorial framework of settlement and the administrative-territorial arrangement with river valleys and catchments has been revealed. 

Природные условия сформировали степную зону России и во многом определили ее пространственное развитие. Основу формирования каркаса освоения и заселения заложила гидрографическая сеть – крупные реки степной зоны. Реки использовались как транспортные коридоры и источник водоснабжения. Водные ресурсы рек как способствовали освоению, так и оставались лимитирующим фактором территориального развития регионов степной зоны как аграрных регионов. Масштабное гидротехническое строительство на крупных реках позволило создать устойчивость в водоснабжении и увеличить располагаемые водные ресурсы хозяйства в независимости от гидрологического режима водных объектов. Кроме этого гидроэнергетический потенциал крупных водохранилищ позволил получить собственную генерацию электроэнергии. Располагаемые месторождения полезных ископаемых внесло изменение в структуру хозяйства многих регионов степной зоны России. На гидроэнергетической и минерально-сырьевой базе сформировалось промышленное производство регионов, что способствовало росту населения и урбанизации.

Целью работы провести картографический анализ водохозяйственного каркаса регионов степной зоны. Выделить общие черты и закономерности осей и звеньев каркаса на основе современной теоретической методологии [1, 2].

Степная зона Российской Федерации располагается в 6 крупных речных бассейнах, а также в средних и малых бассейнах рек Черного моря, Азовского моря и Каспийского моря (рис. 1).

Рисунок 1. Речные бассейны степной зоны Российской Федерации 

Основные крупные реки степной зоны способствовали формированию и развитию цепочки больших городов: Волга (Самара, Саратов, Волгоград), Дон (Воронеж, Ростов-на-Дону), Урал (Магнитогорск, Орск, Оренбург), Обь (Новосибирск, Барнаул). В самом расположении городов на реках есть свои закономерности, выше обозначенные большие города и не только, чаще имеет значение местоположение в переходном гидрографическом плане реки, такие как смена направления течения, прием крупного притока. Линейная характер расположения крупных населенных пунктов – узлов каркаса вдоль долин рек отразился и на сухопутной транспортной инфраструктуре, повторяя рисунок гидрографической сети, в том числе водные пути сообщения населенных пунктов.

В долинах и водосборах рек сложился ряд регионов степной зоны: Алтайский край, Омская область, Республика Башкортостан, Воронежская область. Во многих регионах один бассейн реки занимает больше половины территории. На основе таких закономерностей А.И. Зырянов [2] сформулировал теоретические основы и термин «бассейновость региона» как следствие гидрографической ориентированности системы расселения и хозяйства территории региона. Согласно географическому положению регионов и данной теории бассейновыми являются шесть регионов степной зоны. При этом у более половины регионов высокий показатель гидрографичности ядра региона и однобассейновость более 50 процентов территории, что указывает на определяющую роль гидрографии территории в формировании регионов.

Большинство регионов с однобассейновостью более половины территории имеют центростремительную гидрографическая сети, в отличие от других регионов расположенных нескольких речных бассейнах: Челябинская область, Белгородская область, Республика Крым и республики Северного Кавказа.

На основе бассейнового деления и гидрографического районирования утверждено государственное водохозяйственное районирование территории Российской Федерации [3]. Нами проведено сравнение территориально-административного устройства регионов степной зоны и водохозяйственного районирования (табл. 1).

В водохозяйственном районирование территория делятся на бассейновые округа и водохозяйственные участки согласно утвержденной методики на основе гидрографии и плотности населения, параметрах использования водных ресурсов и наличие гидротехнических сооружений (крупных и средних водохранилищ). Водохозяйственное районирование служит основой структуры управления в области использования и охраны водных объектов. Регионы степной зоны расположены в 10 бассейновых округах, больше чем число речных бассейнов в степной зоне. Так как большие бассейновые округа дробятся на части для повышения эффективности управления. Каждый бассейновый округ контролирует Бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов (находится в ведении Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации). Для согласования действий водопользователей организованы бассейновые советы, которые включают представителей федерального и регионального управления, водохозяйственных организаций и хозяйствующих субъектов, научно-исследовательских и природоохранных учреждений, представителей общественности.

Территориальное размещение хозяйства регионов степной зоны на современном этапе развития также связаны с водным каркасом. Энергосистемы регионов сформировались по осям крупных рек, так как на них были созданы каскады водохранилищ. Генерация электроэнергии производится не только на гидроэлектростанциях, но на десятках тепловых электростанциях и трех атомных электростанциях. Большинство регионов генерация электроэнергии покрывает собственные потребности и поставляется в другие регионы. Для некоторых регионов степной зоны характерно наличие энергетического узла, отдаленного от административного центра. Такими энергетическими узлами регионов являются города Жигулевск (Самарская область), Балаково (Саратовская область), Волгодонск (Ростовская область), Нововоронеж (Воронежская область), поселок Энергетик (Оренбургская область). В регионах степной зоны в Западной Сибири преобладает локальная генерация электроэнергии на тепловых электростанциях и ее поставка из регионов Восточной Сибири. Часть регионов степной зоны генерируют меньше, чем получают электроэнергию из других регионов: Белгородская область, Алтайский край, Республика Крым, Чеченская Республика. Промышленные центры регионов степной зоны, располагаются на главной реке и ее притоке вблизи месторождений полезных ископаемых или энергетического узла. 

Гидрографическая сеть определило систему расселения населения регионов степной зоны. Хозяйство регионов привязано к определенным рекам, а административно территориальное устройство отражает мазику речных бассейнов. Сейчас реки в меньшой степени являются основными транспортными коридорами территории, но имеет определяющее значение для энергосистемы страны, от которой зависит население и промышленное производство. 

Работа выполнена в рамках госзадания: «Степи России: ландшафтно-экологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (АААА-А17-117012610022-5). 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Корытный Л.М. Бассейновая концепция в природопользовании. Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2001. 163 с.
  2. Зырянов А.И. Регион: пространственные отношения природы и общества. Пермь, 2006. 372 с.
  3. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 ноября 2006 года № 728 «О гидрографическом и водохозяйственном районировании территории Российской Федерации и утверждения границ бассейновых округов».

КЛИМАТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ И БИОКЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ СТЕПНЫХ РЕГИОНОВ

CLIMATIC RESOURCES AND BIOCLIMATIC CONDITIONS OF humman life for the STEPPE REGIONS 

В.В. Виноградова

V.V. Vinogradova 

Институт географии РАН (Россия, 119017, Москва, Старомонетный пер., 29) 

Institute of Geography, Russian Academy of Sciences (Russia, 119017, Moscow, Staromonetny pereulok, 29)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Климатические условия оказывают значительное воздействие на среду обитания человека в степных регионах России и возможность их хозяйственного освоения. Проведена оценка климатических ресурсов и биоклиматических условий, оказывающих существенное влияние на здоровье человека, среди которых температура и влажность воздуха, солнечная радиация, атмосферное давление, скорость ветра и Универсальный Термический Климатический Индекс (UTCI).

Climatic conditions have a significant impact on human habitat in the steppe regions of Russia and the possibility of their economic development. Climatic resources and bioclimatic conditions, which have a significant impact on human health, including temperature and humidity, solar radiation, atmospheric pressure, wind speed and Universal Thermal Climatic Index (UTCI) are estimated. 

Климатические ресурсы степных регионов.

Климатические условия оказывают значительное воздействие на среду обитания человека в степных регионах России и возможность их хозяйственного освоения. Существенное влияние на здоровье человека оказывают температура и влажность воздуха, солнечная радиация, атмосферное давление, скорость ветра, а также комплексные характеристики, включающие в себя различные наборы этих параметров, такие как эффективные температуры и другие биоклиматические индексы. Однако все эти характеристики имеют разную размерность, что вызывает определенные трудности при проведении комплексной оценки территории. Оценки климатических ресурсов (рекреационно-климатических, санитарно-гигиенических климатических для градостроительства, физиолого-климатических теплового состояния человека, лечебно-профилактических климатических для основных видов заболеваний) субъектов Российской Федерации в условных единицах представлены в монографии [4].

Рекреационно-климатические ресурсы для теплого периода, характеризуются следующими показателями: радиационно-эквивалентно-эффективная температура; ультрафиолетовая радиация; число солнечных дней; продолжительность благоприятного периода для отдыха и туризма, который оценивается по длительности благоприятных типов погоды; число дней со среднесуточной температурой воздуха выше 20°С; число дней с относительной влажностью воздуха выше 80%, при которой возникает ощущение духоты.

В летний период для степной зоны наиболее дискомфортным с точки зрения рекреационно-климатических ресурсов (значения показателя 7,5-9,2 у.е.) являются Дагестан, Астраханская область и Калмыкия. На остальной части степной зоны летом складываются благоприятные условия для рекреации, а оценка рекреационно-климатические ресурсов колеблется в пределах 10,0-12,8 у.е.

К санитарно-гигиеническим климатическим ресурсам для градостроительства в летний период относятся такие показатели как: число дней со среднесуточной температурой воздуха выше 15°С; число дней со среднесуточной температурой воздуха выше 20°С; повторяемость скорости ветра 0-1 м/с; число дней с количеством осадков более 5 мм. В степной зоне комплекс биоклиматических показателей благоприятен с точки зрения санитарно-гигиенических климатических ресурсов для градостроительства и составляет 10,2-12,0 у.е, за исключением Оренбургской области, где этот показатель составляет 7,5 у.е.

Физиолого-климатические ресурсы теплового состояния человека для летнего периода представлены одним показателем: радиационно-эквивалентно-эффективной температурой. С точки зрения физиолого-климатических ресурсов для степной зоны в летний период оптимальные условия отмечаются на юге Сибири и Урала: в Курганской, Новосибирской и Омской областях (13,4-15,1 у.е.). Наименьшими ресурсами (0,4-5,8 у.е.) обладают районы Нижнего Поволжья, Северного Кавказа, Ростовская область и Ставропольский край (за счет перегрева в дневные часы). По-видимому, этот ресурс является наиболее лимитирующим из всех рассматриваемых биоклиматических ресурсов, поскольку показывает воздействия на человека температуры и влажности воздуха, скорости ветра и солнечной радиации – т.е. всех основных климатических факторов.

Совместная оценка всех трех видов биоклиматических ресурсов и их среднего значения показывает, что физиолого-климатическое тепловое состояние человека может существенно ухудшать оценку биоклиматических ресурсов даже в субъектах с благоприятной биоклиматической обстановкой, например, в Ставропольском крае, Ростовской и Волгоградской областях [3].

Анализ средних по субъектам РФ биоклиматических ресурсов для степной зоны позволяет разделить субъекты на четыре группы по степени обеспеченности их этими ресурсами (табл. 1).

Таблица 1 Группы субъектов Российской Федерации с различной обеспеченностью биоклиматическими ресурсами

Выявленные группы субъектов РФ позволяют говорить о том, что их обеспеченность биоклиматическими ресурсами тесно связана с термическими условиями. 

Биоклиматические условия жизни степных регионов.

Комплексное воздействие климатических условий на человека можно оценить с помощью биоклиматических индексов. Для оценки биоклимата степных регионов России с точки зрения термического комфорта использован Универсальный Термический Климатический Индекс (Universal Thermal Climate Index UTCI) [6-9]. Индекс был разработан Международным обществом биометеорологии при поддержке Европейского союза. Он направлен на оценку воздействия тепловых условий окружающей среды на человека. При создании индекса, была создана многофакторная модель терморегуляции человека, которая затем была интегрирована с адаптивной моделью одежды [8]. Индекс (UTCI) выражается как эквивалентная температура окружающей среды (°C) для данной комбинации скорости ветра, радиации, влажности и температуры воздуха определяя ее, как температуру воздуха эталонной среды, которая вызывает такое же физиологическое воздействие на человека как фактическая среда [7]. Чувствительность UTCI к температуре, влажности, излучению и скорости ветра показывает, что он применим в условиях тепла и холода. UTCI классифицируется с точки зрения теплового воздействия на человека следующим образом:

выше +46 °C – экстремальный тепловой стресс;

от +38 до +46 °C – очень сильный тепловой стресс;

от +32 до +38 °C – сильный тепловой стресс;

от +26 до +32 °C – умеренный тепловой стресс;

от +18 до +26 °C – комфорт;

от +9 до +18 °C – нет теплового стресса;

от 0 до +9 °C – слабый холодовой стресс;

от -13 до 0 °C – умеренный холодовой стресс;

от -27 до -13 °C – сильный холодовой стресс;

от -40 до -27 °C – очень сильный холодовой стресс;

ниже -40 °C – экстремальный холодовой стресс.


При помощи индекса UTCI проведена оценка биоклиматических условий степной зоны России в условиях меняющегося климата. Расчет среднемесячных, сезонных и суточных значений индекса UTCI производился при помощи программного пакета BioKlima 2,6 [5]. На рисунке 1 показаны изменения продолжительности условий с различной степенью дискомфортности (комфортности) по индексу UTCI для среднемноголетних условий (1961-1990 гг.) и для современного климата (2001-2015 гг.).

Рисунок 1. Продолжительность различных условий теплового стресса по индексу UTCI в степной зоне

Для среднемноголетних условий (1961-1990 гг.) большую часть года от 8 месяцев – на Европейской территории и до 9 месяцев – на юге Западной Сибири в степной и лесостепной зонах отмечался холодовой стресс различной интенсивности (рис. 1). Экстремальный холодовой стресс наблюдался очень недолго (около 7 дней) только на юге Западной Сибири. При этом, условия с очень сильным холодовым стрессом здесь в среднем длятся два месяца. На Европейской территории (30-60° с.ш., 40-53° в.д.) очень сильный холодовой стресс наблюдался всего несколько дней. Условия сильного холодового стресса по индексу UTCI для всей рассматриваемой территории отмечались около 3 месяцев. Умеренный и слабый холодовой стресс на Европейской территории длился 2,5 и 2 месяца, соответственно, а на юге Западной Сибири – примерно по 2 месяца. Благоприятные условия (нет термического стресса и комфорт) на Европейской территории суммарно наблюдались 4 месяца (3 и 1 месяц), а в Азиатской части (60-90° с.ш., 40-56° в.д.) комфортных условий практически не было, а нейтральные условия (нет термического стресса) в среднем продолжались 2.5 месяца (рис. 1).

В начале ХХI века термические условия по индексу UTCI немного улучшились. В первую очередь, можно отметить удлинение периода с комфортными условиями до 2-2,5 месяцев на Европейской территории и появление таких условий, продолжительностью около 0,5 месяца на Азиатской территории для периодов 2006-2010 и 2011–2015 гг. (рис. 1). На Азиатской территории в степной и лесостепной зонах период с очень сильным холодовым стрессом сократился до 1,5 месяцев, а экстремальный холодовой стресс не наблюдался в этот период. На Европейской территории практически исчезли дни с очень сильным холодовым стрессом, а период с сильным холодовым стрессом уменьшился до 2-2,5 месяцев. Также можно отметить, что для степной зоны самым теплыми оказались периоды 2006-2010 и 2011-2015 гг. Как было показано в работах [1, 2] в это же время на рассматриваемой территории наблюдается увеличение засушливости, дефицит осадков и рост суммы активных температур (выше +10°С). на ЕТР – на 250-350 °С, а в Западной Сибири – на 150-200 °С.

Таким образом, в начале ХХI века в степной зоне наблюдается смягчение биоклиматических условий по индексу UTCI, особенно в холодную часть года и увеличение термической нагрузки и засушливости летом. 

Исследование выполнено в Институте географии РАН за счет гранта Российского научного фонда (проект №16-17-10236). 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Виноградова В.В., Титкова Т.Б., Черенкова Е.А. Динамика увлажнения и теплообеспеченности в переходных ландшафтных зонах по спутниковым и метеорологическим данным в начале ХХI века // Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса. 2015. Т. 12. № 2. С. 162-172.
  2. Золотокрылин А.Н., Титкова Т.Б. Смягчение засушливости климата Приволжской степи в 2000–2007 гг., выявленное с помощью спутниковых данных // Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса. 2017. Т. 14. № 7. С. 128-135. DOI: 10.21046/2070-7401-2017-14-7-128-135.
  3. Опустынивание засушливых земель России / Ред. А.В. Дроздов, А.Н. Золотокрылин, А.Ф. Мандыч. Москва: Т-во науч. изданий КМК, 2009. 298 с.
  4. Энциклопедия климатических ресурсов Российской Федерации / Под ред. Н.В. Кобышевой, К.Ш. Хайрулина. СПб.: Гидрометеоиздат, 2005. 320 с.
  5. BioKlima 2.6, software package, www.igipz.pan.pl/geoekoklimat/blaz/bioklima.htm.
  6. Blazejczyk K., Epstein Y., Jendritzky G., Staiger H., Tinz B. Comparison of UTCI to selected thermal indices // Int. J Biometeorol 2012. Vol. 56. P. 515-535.
  7. Bröde P., Fiala D., Blazejczyk K., Holmér I., Jendritzky G., Kampmann B., Tinz B., Havenith G. Deriving the operational procedure for the Universal Thermal Climate Index UTCI // Int. J Biometeorol 2012. Vol. 56. P. 481-494.
  8. Fiala D., Havenith G., Bröde P., Kampmann B., Jendritzky G. UTCI-Fiala multi-node model human heat transfer and thermal comfort // Int. J Biometeorol. 2012. Vol.56. P.429-441.
  9. Jendritzky G., De Dear R. and Havenith G., UTCI – why another thermal index? // Int. J Biometeorol. 2012. Vol. 56. No. 3. P. 421-428.

КОНЦЕПЦИЯ СОЗДАНИЯ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ «ГОРОДИЩЕ ЖАЙЫК»

THE CONCEPTION OF THE HISTORICAL AND CULTURAL OPEN-AIR MUSEUM «ZHAYIK ANCIENT SETTLEMENT»

М.Н. Сдыков

M.N. Sdykov 

Западно-Казахстанский областной центр истории и археологии

(Казахстан, 090000. г. Уральск, пр. Достык, 184) 

The Western-Kazakhstan Regional Center of History and Archaeology

(Kazakhstan, 090000, Uralsk, Dostyk Ave., 184)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье дана авторская концепция создания музея под открытым небом на месте средневекового города. Для Казахстана – это новое явление и новая форма работы с историческими памятниками. Автор дает логическое обоснование создания именно такого рода музея, указывает его основные характеристики и функции. Главная идея концепции Сдыкова М.Н. состоит в том, что музей должен стать центром инновационных подходов в организации музейного дела, творческой научной лабораторией ученых различных специальностей – историков, археологов, антропологов, реставраторов и т.д., а также одной из главных достопримечательностей в туристической инфраструктуре региона.

The article describes the author’s conception of creation of an open-air museum on the site of the ancient settlement of Zhayik. For Kazakhstan it is a new event and another form of work with historical monuments. The author justifies founding of such a museum and explains its main characteristics and functions. The main idea suggested by M.N. Sdykov consists of establishment of the museum as the center of innovative approach in museum affairs, constructive scientific laboratory for researchers of various disciplines – historians, archaeologists, anthropologists, restaurateurs, conservators and others, and as one of the main attractions in the touristic infrastructure of the region. 

Государственная программа «Рухани жангыру: модернизация общественного сознания», инициированная президентом страны Н.А. Назарбаевым, дала новый поворот развитию культуры и гуманитарной науки. Одним из самых ярких археологических открытий последних лет в Казахстане стало обнаружение и археологическое изучение средневекового городища, датируемое учеными XIII – XV веками. Уральскими археологами городищу дано имя «Жайык» в честь древнего и исконного названия реки Урал. Открытие это по достоинству оценено мировой научной и культурной общественностью.

Городище расположено вдоль северо-западной ветви Великого Шелкового пути, в 12 км от областного центра Западно-Казахстанской области – города Уральска, вблизи оживленной автотрассы республиканского значения Уральск-Атырау, что является важнейшим фактором для развития туристического комплекса на базе городища «Жайык». Памятник в будущем предполагается как составная часть туристического «Золотого кольца Урала», в состав которого также входит Уральск как город, имеющий уникальную градостроительную архитектуру, памятники Бокеевской Орды, могильник ранних кочевников Кырык-Оба и собственно городище «Жайык». Вблизи памятника располагается турбаза «Уральская», благоприятная для развития пешего, водного и экологического туризма. Все это в перспективе предполагает организацию вокруг музея-заповедника целого туристического кластера.

В настоящее время этот уникальный памятник под воздействием внешних природных факторов уже разрушается, поэтому есть настоятельная необходимость его консервации, реконструкции и музеефикации.

Городище Жайык является крупнейшим памятником городской культуры на территории Западно-Казахстанской области. Его значение трудно переоценить в связи с тем, что до последнего времени считалось, что Западный Казахстан является территорией только кочевого хозяйства. Кроме того, ученые обоснованно считают, данное городище предтечей современного Уральска, и соответственно начало образования города можно отнести к XIII веку, а не к 1613 году, как считалось до этого открытия. Соответственно образование Уральска произошло не по стихийной воле беглых людей-казаков, а в результате социально-экономического и политического развития народов, населявших эту землю задолго до пришлых беглецов.

Городище обнаружено в 2001 году во время обследования трассы трубопровода «Аксай – Большой Чаган – Атырау» группой археологов во главе с профессором Сдыковым М.Н. Исследования проводятся Западно-Казахстанским центром истории и археологии совместно с Институтом археологии им. Маргулана (Алматы).

Сам памятник разделен на две части. Первая – собственно город, площадь которого составляет 8 гектаров. И вторая часть – некрополь, расположенный в 2 км от городища на возвышении. Это придает уникальный характер в целом всему памятнику истории и культуры, так как на небольшой территории компактно расположены все составляющие части городской архитектуры XIII-XIV веков. Своеобразие состоит и в том, что рядом расположен ряд скифских курганов V-II веков до н.э. и кулпытасы XVII–XIX веков. Прослеживается связь времен в истории казахского народа и благоприятная возможность расширения временных рамок предполагаемого «Музея под открытым небом - Жайык».

Значение городища Жайык заключается в том, что этот город, наряду с Сарайшыком, является единственным крупным памятником городской культуры Западного Казахстана периода Золотой Орды. Его открытие имеет важное значение для отечественной истории в целом, а также для изучения проблем развития городской культуры Казахстана. До сегодняшнего многие вопросы генезиса как Улуса Джучи, а впоследствии Золотой Орды и Казахского ханства являются своеобразным «белыми пятнами». Источником получения информации по истории средневековых городов могут быть археологические исследования на данных памятниках, которые являются уникальным симбиозом урбанистической и номадной культуры. Многие факты дают возможность высказать предположение о том, что городище «Жайык» – есть предтеча или первооснова современного Уральска как памятника городской культуры (рис. 1).

Рисунок 1. План музея-заповедника под открытым небом «Городище Жайык» 

В целях исследования, сохранения и использования исторического и культурного археологического наследия, а также содействия развития туристической инфраструктуры региона необходимо создать «Историко-культурный музей-заповедник под открытым небом «Городище Жайык» (рис. 1). Он должен стать центром пропаганды национальной истории и культуры. По своей значимости и влиянию он может стать самым привлекательным туристическим объектом в Западном Казахстане. Близость Уральска и соседних крупных городов Атырау, Актобе, а также российских – Самары, Оренбурга, Саратова, Астрахани и Волгограда, где традиционна тяга и интерес к Уралу, а также развитость транспортной и социальной инфраструктуры сделает этот музей привлекательным, своеобразной «жемчужиной» туризма в Казахстане.

Главной целью проекта «Музея под открытым небом Жайык» является содействие развитию национальной культуры и истории, пропаганда культурного наследия, воспитание гражданственности и патриотизма у казахстанцев через исследование, сохранение и использование исторического и культурного археологического наследия, а также содействие развитию туристической инфраструктуры региона.

Эпоха Золотой Орды является важным этапом в истории Казахстана. В данный период произошли большие изменения в социально-экономической и политической жизни общества, что положило начало возникновению новых государственных образований с более развитой экономикой и культурой. Несмотря на то, что в поле зрения историка попадают письменные свидетельства на персидском, китайском, арабском, русском и др. языках, все же единственно достоверными источниками в деле реконструкции истории и культуры являются археологические данные. Нынешний уровень развития исторической науки и археологии позволяет реконструировать конкретную историческую реальность в социально-экономическом, политическом и этнокультурных аспектах. Поэтому сохранение, охрана и использование памятников поздних кочевников являются приоритетными направлениями археологии. Особенность музея под открытым небом «Жайык» состоит в том, что основой музея будут служить непосредственно сами мавзолеи некрополя, жилые усадьбы городской застройки, общественная баня-хаммам, кирпичеобжигательная печь. А также будут действовать различные экспозиционные залы. На заре своего становления музеи в Казахстане воспринимались как хранилища раритетных и уникальных вещей, но со временем большее значение стала приобретать их образовательная и просветительная функция.

В будущем музей под открытым небом «Жайык» станет одним из центров изучения истории и традиционной культуры казахов. В музее будут вестись исследования по истории и археологии. Специалистами музея будут проводиться лекции, творческие встречи, научные конференции, посвященные актуальным проблемам отечественной истории и культуры. Продолжится развитие культурно-образовательной и информационной деятельности музея, что позволит эффективно реализовать его ресурсы в качестве особо ценного научного института.

Музей под открытым небом «Жайык» расположен в центре уникального природного комплекса. Главной ценностью данной территории является историко-культурный ландшафт, образованный гармоничным взаимодействием природы и многовековой деятельностью человека, нашедшей отражение в характере и красоте исторических памятников.

В рамках проекта по созданию музея будет проведено природно-экологическое изучение природных ресурсов долины реки Урал, что значительно расширит охрану и использования природного наследия региона и создаст базу для создания инфраструктуры.

В результате реализации проекта комплексного развития музея, в его границы войдут все участки, на которых расположены памятники истории и археологии, музей получит территорию для развития новых видов деятельности. Будут созданы условия для действенной охраны культурного и природного наследия и контроля его использования, обеспечено проведение работ по реконструкции на археологических памятниках музея. Начнется создание экскурсионно-туристической инфраструктуры и развитие туристической деятельности, вся территория музея станет доступна посетителю. Получит развитие система архитектурно-ландшафтных экспозиций, в экспозиционном показе и экскурсионных маршрутах будут задействованы памятники на всей территории музея. Появятся новые экскурсионные и туристические программы и маршруты. Значительно увеличится приток в музей туристов, в первую региональных.

Создание музея под открытым небом Жайык и развитие туристической инфраструктуры будет способствовать образовательному, культурному и экономическому развитию региона вследствие обеспечения населения рабочими местами, развитию местных промыслов, подъему хозяйства за счет развития сферы обслуживания.

Музеефикация находок городища Жайык имеет целью охрану и сохранение редких памятников культуры. В рамках проекта будет осуществляться реставрация археологических памятников региона, создание уникальных коллекций и экспозиций по истории, культуре, военному делу кочевников эпохи поздних кочевников. Создание музея откроет научно-исследовательский потенциал для изучения историко-культурного наследия Западно-Казахстанской области.

Музей под открытым небом «Жайык» можно рассматривать не только как базу для развития научно-исследовательских работ по истории, археологии, этнографии, но и как основу для изучения и сохранения природных ресурсов региона, охраны и использования историко-культурного наследия. Музей станет значимым объектом в культурной жизни и своеобразной «визитной карточкой» Западно-Казахстанской области.

Музей станет центром внедрения современных методов научной работы по консервации и музеефикации памятников культурного наследия, а также включения в научный оборот современных информационных технологий, методов и видов музейной деятельности.

Земельная площадь, необходимая под данный музей, составляет около 300 гектаров, из которых 52 га приходится непосредственно на сам город, а свыше 245 га – на некрополь. Объединение этих земель в общий массив позволит создать единый историко-культурный комплекс.

Основной функцией Музея заповедника под открытым небом «Городище Жайык» станет пропаганда культуры и истории казахов средствами и методами археологии, этнографии, возможностями музейных экспозиций и путем реставрации и восстановления наиболее крупных памятников. Хронологические рамки в музее – от периода кочевников эпохи скифов и сармат до городской культуры средневековья времен Золотой Орды. Все композиции и экспонаты, а также восстановленные памятники будут представлять единый ансамбль, дающий наиболее полное и наглядное представление о истории и культуре народов края за значительный исторический период. Территория музея будет отгорожена рядами деревьев, вход в музей будет представлять собой ворота в традициях средневековой архитектуры. Красочные билборды с названием музея и словами Президента из Послания народу Казахстана будут украшать въезд в город.

От некрополя и до города будут проложены специальные дороги для миниавтобусов. Туристам будут предложены несколько вариантов экскурсий:

- древний Уральск;

- Золотая Орда как государство развитой культуры;

- культура и население края от древности до средневековья;

- Великий шелковый путь – уральский участок;

- обычаи и традиции народов Западного Казахстана

и другие.

Музей должен иметь свой статус, штаты, материальную и научную базу. В перспективе – строительство небольшой гостиницы и кафе.

Главными экспонатами станут городские постройки и мавзолеи, которые будут восстановлены и реконструированы. Предполагается полная реконструкция 2 мавзолеев некрополя. Большой мавзолей – размерами 12х19 м и высотой 18 м, и малый мавзолей – размерами 9х12 м и высотой 12 м.

В целом создание музея планируется в течении 5-7 лет. На ближайший год планируем подготовку проектно-сметной документации всего музея, начало реконструкции 2 мавзолеев и продолжение археологических исследований.

В последующие годы в самой жилой части будут реконструированы и полностью восстановлены кирпичеобжигательная печь, баня и 7 жилых усадьб. Над баней, печью и жилыми усадьбами будут построены прочные навесы с учетом климатических особенностей Западного Казахстана, вместе с тем они будут удобными для посещения туристами в любое время.

Вся территория городища – 8 гектаров и некрополя – 75 гектаров будет облагорожена зелеными насаждениями, для чего будут проведены рекультивационные работы с восстановлением исторического фона. В систему музея органично войдет этнопарк, в котором будут представлены курганы скифской эпохи частично раскопанные для усиления познавательного фактора, кулпытасы ХVI – ХIХ веков, отражающие специфику погребальных традиций казахского народа, а также будут сооружены каменные оградки эпохи бронзы, балбалы тюркского времени и другие малые и средние археологические формы и объекты.

На территории городища будет построено здание музея, в котором будут экспонироваться предметы утвари, быта, вооружение и другие находки не только городища, но и в целом по области. Экспозиции будут выстроены в соответствии с концепцией музея как музея, отражающего развитие культуры и истории казахов на протяжении длительного исторического времени.

От трассы «Уральск – Атырау» будут проложены дороги, соединяющие основные части музея под открытым небом, а также с административно-научным комплексом. Технологии, принятые для реализации проекта, соответствуют стандартам и нормативам, действующим на территории Республики Казахстан по влиянию на окружающую среду.

Охранная зона музея под открытым небом «Жайык» распространяется на севере – до села Тасбастау, на востоке – пойма реки Урал. В общей сложности территория составляет примерно 300 га.

Предусматривается обеспечение повышенного уровня благоустройства и инженерного обеспечения не только территории музея под открытым небом, но и прилегающих участков. Здесь необходимо устройство дорожно-тропиночной сети с учетом сложившихся трасс и необходимых маршрутов, проведение работ по восстановлению и поддержанию исторического облика зеленых насаждений и природного ландшафта.

Зоной регулирования застройки будет предлагаться охватить территорию долины реки Урал и прилегающих отрогов Общего Сырта (Свистун-горы). Согласно с проектом строительство выставочных павильонов и здания музея будет проводиться на 2000 м западнее села Круглоозерное. Такое решение вызвано необходимостью сохранения целостного восприятия архитектурного облика городища Жайык.

Основной функцией данной охранной зоны, зрительно представляющей собой целостную территорию, является содержание в определенном режиме специального территориального резерва для развития музея под открытым небом с организацией дополнительных экскурсионных маршрутов.

Зона охраняемого природного ландшафта включает территории, которые участвуют в восприятии основных туристско-экскурсионных маршрутов, играя ответственные фоновые роли, контролируют чистоту восприятия ценных пейзажных раскрытий. Все работы, связанные с реконструкцией и новым строительством, мелиорацией, очисткой водоемов, строительством инженерных сетей и сооружений, новых дорог, подземных коммуникаций, не допускаются без согласования с государственными органами охраны памятников культуры и природы.

На территории зоны охраняемого ландшафта по условиям проекта не допускается: строительство экономически вредных промышленных объектов, крупных животноводческих комплексов, многоэтажных жилых домов; промышленная разработка полезных ископаемых, строительных материалов; проведение крупных строительных работ, способствующих развитию эрозии рельефа; повреждение форм рельефа, загрязняющих артезианские источники; порча и изменение видимого состава растительности; распыление ядохимикатов и химических средств с воздуха в сельскохозяйственном производстве в зоне памятников природы; нарушение культурного слоя в зонах археологических объектов.

По функционально-территориальному признаку музей под открытым небом включают в себя музейно-экспозиционный участок, представляющий собой непосредственно городище и некрополь Жайык, и отдельно расположенных в пределах охранных зон экспозиционных павильонов, а также административно-хозяйственный блок. Планировочная схема музея под открытым небом «Жайык» и его функциональное зонирование ориентированы на максимальное воссоздание исторического облика, взаимосвязей культовых сооружений.

Архитектурно-планировочная организация музея под открытым небом «Жайык», обеспечивающая охрану окружающей среды, основана на учете следующих основных задач, решаемых генеральной схемой его развития: сохранение, реставрация и подготовка к экскурсионному показу воссоздаваемых историко-культурных комплексов; максимальное сохранение и воспроизводство ценного природного ландшафта, включенного в состав охранных зон музея; научно обоснованное формирование музейно-экскурсионных зон, размещение перевозимых и воссоздаваемых объектов в увязке с характерными особенностями ландшафтных участков; рациональная организация туристско-экскурсионного показа и обслуживания; обеспечение оптимальных условий для научно-методической и хозяйственной работы музея-заповедника; планомерное и последовательное развитие музея под открытым небом путем создания комплексного учреждения нового типа, в котором под единым руководством осуществляется музейно-экскурсионная работа и различные формы обслуживания.

После создания музея под открытым небом «Жайык» в данной зоне появится реальная возможность спасения природной и культурной среды в охранных территориях музея, выполняющих роль национально-культурных и учебно-научных центров формирования экологической культуры населения Западно-Казахстанской области.

Созданием музея под открытым небом «Жайык» будут созданы условия для действенной охраны культурного и природного наследия и контроля его использования, обеспечено проведение реставрационных работ на остальных памятниках музея. Начнется создание экскурсионно-туристической инфраструктуры и развитие туристической деятельности. Получит развитие система архитектурно-ландшафтных экспозиций, в экспозиционном показе и экскурсионных маршрутах будут задействованы памятники на всей территории музея, включая сопредельные археологические памятники. Появятся новые экскурсионные и туристические программы и маршруты. Значительно увеличится приток в музей туристов, в первую очередь региональных. Продолжится развитие инфраструктуры, культурно-образовательной и информационной деятельности музея, что позволит эффективно реализовать его ресурсы в качестве особо ценного объекта культурного наследия. Реализация проекта окажет большое позитивное влияние на развитие и деятельность не только музея «Жайык», но и на состояние и дальнейшее развитие культурной и духовной жизни местного сообщества и республики в целом. Для Западно-Казахстанской области музей может стать важным ресурсом развития региона, центром инвестиционных вложений в туристскую индустрию, туристическим центром международного значения и точкой притяжения туристов со всей страны. Реализация проекта создаст в регионе новые рабочие места, будет содействовать развитию местных промыслов, подъему хозяйства за счет развития сферы обслуживания.

Музей под открытым небом «Жайык» станет популярным казахстанским и международным объектом туризма, музей достойно будет представлять национальную историю и культуру. Главной миссией музея станет формирование уважения и гордости граждан Казахстана за свою историю перед лицом человечества. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Уральск древний и современный / под ред. М.Н. Сдыкова. Уральск, 2012.
  2. Сдыков М.Н. Степная пирамида. Уральск, 2008.

КОРМОПРОИЗВОДСТВО В РАЦИОНАЛЬНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ И ОХРАНЕ СТЕПНЫХ АГРОЛАНДШАФТОВ 

FORAGE PRODUCTION IN THE RATIONAL USE AND PROTECTION OF STEPPE AGROLANDSCAPES 

В.М. Косолапов, И.А. Трофимов, Л.С. Трофимова, Е.П. Яковлева

V.M. Kosolapov, I.A. Trofimov, L.S. Trofimova, E.P. Yakovleva 

Федеральный научный центр кормопроизводства и агроэкологии имени В.Р. Вильямса, (Россия, 141055, Московская обл., г. Лобня) 

Federal Williams Research Center of forage production and agroecology

(Russia, 141055, Moscow Region, Lobnya)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Кормопроизводство тесно связано с сельским хозяйством, экологией, рациональным природопользованием и охраной природы, устойчивостью и продуктивным долголетием агроландшафтов, биоразнообразием, продуктивностью растениеводства, сохранением ценных сельскохозяйственных угодий, воспроизводством плодородия почв, поголовьем и продуктивностью скота, сбалансированным развитием сельского хозяйства и сельских территорий, здоровьем нации.

Fodder production is closely connected with agriculture, ecology, rational nature management and nature protection, sustainability and productive longevity of agrolandscapes, biodiversity, productivity of crop production, preservation of valuable agricultural lands, reproduction of soil fertility, livestock and livestock productivity, balanced development of agriculture and rural areas, nation's health. 

Важнейшей задачей нашего государства является обеспечение продовольственной и экологической безопасности России. Обеспечение населения страны качественными продуктами питания и сельскохозяйственным сырьем отечественного производства в достаточном объеме было и остается важнейшей задачей агропромышленного комплекса. В ее решении важнейшее место занимает кормопроизводство, которое является самой масштабной, экономически значимой, многофункциональной отраслью сельского хозяйства России. Оно тесно связано с социально-экономическим и природно-ресурсным потенциалами степных регионов, экономико-географическими аспектами степного природопользования, развитием сельских территорий, устойчивостью и продуктивным долголетием агроландшафтов, продуктивностью растениеводства, поголовьем скота, плодородием почв [1, 2, 7, 8].

Кормопроизводство определяет состояние животноводства и оказывает существенное влияние на решение ключевых проблем дальнейшего развития всей отрасли растениеводства, земледелия, рационального природопользования, повышения устойчивости агроэкосистем и агроландшафтов к воздействию климата и негативных процессов, сохранения ценных сельскохозяйственных угодий и воспроизводства плодородия почв, улучшения экологического состояния территории и охраны окружающей среды (табл. 1).

Таблица 1 Системные услуги кормопроизводства в сельском хозяйстве, экологии, рациональном природопользовании и охране природы

В целях кормопроизводства используется более половины из 78 млн га посевных площадей и 70 млн га кормовых угодий. В себестоимости молока корма занимают 54%, в себестоимости производства свинины – 60%, мяса птицы – свыше 70%. 

Объекты изучения кормопроизводства: кормовые агроэкосистемы, природные кормовые угодья, сеяные пастбища и сенокосы, многолетние травы и однолетние кормовые культуры на пашне играют продукционную, а также не менее значимую почвоулучшающую, средообразующую роль.

Основные функции кормовых агроэкосистем, природных кормовых угодий, сеяных пастбищ и сенокосов, многолетних трав и однолетних кормовых культур на пашне следующие:

  • производят разнообразные корма для животных;
  • повышают устойчивость агроэкосистем к непредсказуемым изменениям климата и воздействию негативных процессов;
  • повышают плодородие почв, обогащая их биологическим азотом, повышая содержание гумуса, улучшая структуру;
  • снижают кислотность, предотвращают эрозию почв;
  • нормализуют водный, пищевой и воздушный режимы агроэкосистем;
  • улучшают фитосанитарную обстановку, оздоравливают окружающую среду;
  • играют эстетическую и экологическую роли.

Кормопроизводство, занимающее более ¾ сельскохозяйственных угодий и более ¼ части территории Российской Федерации, является одним из основных стабилизирующих факторов, с помощью которого можно обеспечить не только продуктивность, но и устойчивость агроландшафтов.

Значение кормопроизводства заключается не только в производстве кормов для животных, но и в обеспечении продуктивности и устойчивости сельскохозяйственных земель и агроландшафтов, повышении плодородия почв, рациональном природопользовании и охране окружающей среды. Кормопроизводство – один из ведущих факторов управления сельскохозяйственными землями и агроландшафтами России. Кормопроизводство основано на максимальном использовании природно-климатических ресурсов, биологических и экологических факторов и играет ведущую роль в управлении продукционным процессом и средообразующим потенциалом агроэкосистем и агроландшафтов.

Современная система управления агроландшафтами должна включать управление его инфраструктурой и управление антропогенными нагрузками на отдельные его элементы (земельные угодья). Создание оптимальной пространственно-временной структуры агроландшафта обеспечивают оптимизация видового состава сельскохозяйственных культур и структуры посевных площадей, размещения сельскохозяйственных культур (пропашные, зерновые, однолетние и многолетние травы) по элементам агроландшафта, применение современных технологий и системы севооборотов. Повышение плодородия почв обеспечивается за счет оптимального насыщения посевных площадей бобовыми и бобово-злаковыми многолетними травами. Увеличение на пахотных землях доли многолетних трав осуществляется при сокращении доли пропашных, зерновых культур и однолетних трав [1, 2, 6, 9].

Управление луговыми агроэкосистемами включает создание и рациональное использование высокопродуктивных сенокосов и пастбищ. Средообразующий потенциал луговых агрофитоценозов в агроландшафтах формируется благодаря дерновому процессу, проходящему в условиях сохранения дернины без перепашки в течение длительного времени, результатом которого является увеличение в почве органического вещества, гумуса, азота, ряда минеральных элементов.

Управление продукционным процессом в растениеводстве обеспечивается не только хорошим сортом, качественными семенами, удобрениями и агротехникой. Продуктивность − это производное всей системы агроландшафта, т. е. его инфраструктуры − соотношения пашни, луга, леса, а также оптимальной структуры посевных площадей, севооборотов, достаточной доли многолетних трав. Продуктивность и устойчивость агроэкосистем и агроландшафтов во многом зависят от многолетних трав. Их доля в севооборотах сегодня недостаточна для того, чтобы обеспечить эффективную защиту сельскохозяйственных земель от воздействия эрозии, дефляции и дегумификации. 1/3 наших сельскохозяйственных земель уже деградирует под влиянием эрозии, дефляции, дегумификации, а пашня теряет 1-2,5 т/га гумуса ежегодно.

Управление агроландшафтами России в современных условиях предполагает, прежде всего, разработку и реализацию следующей системы мер [9, 10, 11]:

  • совершенствование структуры земельных угодий, направленное на укрепление экологического каркаса агроландшафта (увеличение доли элементов, повышающих прочность и устойчивость агроландшафтов к негативным факторам – природных кормовых угодий, лесов, охраняемых участков экосистем);
  • оптимизация структуры посевных площадей и совершенствование севооборотов сельскохозяйственных культур, направленные на повышение экологической устойчивости пашни (увеличение доли посевов многолетних трав в севооборотах);
  • совершенствование систем земледелия, разработка и освоение адаптированных ресурсосберегающих экологически безопасных приемов, технологий и технических средств обработки почвы и выращивания сельскохозяйственных культур;
  • выработка и реализация, а также оптимизация норм антропогенных нагрузок на агроландшафты в целом и на отдельные элементы их пространственной структуры (пашни, пастбища, сенокосы, леса).

Адаптивная интенсификация агроэкосистем и агроландшафтов предполагает управление продукционным процессом посредством интенсификации биологических и экологических ресурсов [1, 2, 3-5, 12]:

  • рациональное размещение культур на территории землепользования с целью реализации адаптивного потенциала видов и сортов;
  • оптимальное насыщение посевной площади и севооборотов культурами, обеспечивающими высокую экономическую эффективность, производство качественной продукции, функционирующие на основе биологического азота, обладающие почвозащитными и почвоулучшающими свойствами;
  • применение в земледелии безотходных технологий по использованию производимого органического вещества для воспроизводства бездефицитного баланса вещества и энергии почвы;
  • рациональное применение материально-технических ресурсов, обеспечивающее интенсификацию биологических процессов (биостимуляторы, биопрепараты, мелиоранты, минеральные удобрения, средства защиты растений и т.д.);
  • создание и использование сортов, особенно бобовых культур, адаптированных к зональным почвенно-климатическим условиям. В настоящее время имеются перспективные сорта клевера лугового и люцерны устойчивые к кислотности, что позволит значительно уменьшить затраты на известкование.

При обосновании структуры посевных площадей необходимо учитывать следующие требования [1-3, 6-8]:

  • рациональное размещение культур в системе адаптивных севооборотов по оптимальным предшественникам;
  • максимально возможное насыщение структуры посевных площадей и севооборотов культурами, функционирующими на основе биологического азота;
  • оптимизация в структуре посевных площадей доли многолетних трав, как основного источника воспроизводства гумуса в почве и улучшения ее физических свойств. Так, при наличии в севообороте 45-50% многолетних трав воспроизводство гумуса в почве обеспечивается без внесения органических удобрений. При использовании для воспроизводства гумуса растительных остатков сельскохозяйственных культур, соломы, органических удобрений и сидеральных культур в севообороте необходимо наличие 25-30% многолетних трав.

Использование новых сортов и технологий растениеводства в агроландшафтах обеспечит повышение продуктивности, устойчивости сельскохозяйственных угодий и плодородия почвы за счет симбиотической азотфиксации бобовых культур, производства высококачественных кормов для сельскохозяйственных животных, получения в хозяйствах дополнительной прибыли. Комплексная устойчивость сортов к болезням и вредителям позволит значительно снизить или исключить применение пестицидов, получать экологически безопасную продукцию, а также сохранить экологическую чистоту окружающей среды и устойчивость агроландшафтов.

Кормопроизводство, пастбища и сенокосы, многолетние травы, севообороты – важнейший, основополагающий инструмент для управления агроландшафтами, получения высококачественной продукции, сохранения продуктивного долголетия сельскохозяйственных земель, плодородия почв, а также борьбы с засухой, водной и ветровой эрозией, защитой от биотических и абиотических стрессов.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Всероссийский научно-исследовательский институт кормов имени В.Р. Вильямса на службе российской науке и практике / Под ред. В.М. Косолапова, И.А. Трофимова. М.: Россельхозакадемия, 2014. 1031 с.
  2. Кормопроизводство в сельском хозяйстве, экологии и рациональном природопользовании (теория и практика) / В.М. Косолапов, И.А. Трофимов, Л.С. Трофимова. М.: Типография Россельхозакадемии, 2014. 135 с.
  3. Косолапов В.М., Трофимов И.А. Мелиорация – важный фактор развития кормопроизводства // Достижения науки и техники АПК. 2011. № 1. С. 43-45.
  4. Косолапов В.М., Трофимов И.А., Трофимова Л.С. Кормопроизводству – сбалансированное развитие // АПК: Экономика, управление. 2013. № 7. С 5-23.
  5. Переправо Н.И., Косолапов В.М., Золотарев В.Н., Шевцов А.В. Современное состояние и основные направления развития травосеяния и семеноводства кормовых трав в России // Адаптивное кормопроизводство. 2014. № 1. С. 12-21.
  6. Рекомендации по созданию продуктивных и устойчивых агроландшафтов / А.С. Шпаков, И.А. Трофимов, А.А. Кутузова, А.А. Зотов, Г.Д. Харьков, Т. В. Прологова, Д.М. Тебердиев, Л.С. Трофимова, Т.М. Лебедева, Е.П. Яковлева, Г.В. Благовещенский, В.Д. Штырхунов. М.: Россельхозакадемия, 2003. 44 с.
  7. Словарь терминов по кормопроизводству / В.М. Косолапов, И.А. Трофимов, Л.С. Трофимова. Москва, 2010. 530 с.
  8. Справочник по кормопроизводству. 5-е изд., перераб. и дополн. / Под ред. В.М. Косолапова, И.А. Трофимова. М.: Россельхозакадемия, 2014. 717 с.
  9. Трофимов И.А., Трофимова Л.С., Яковлева Е.П. «Тихий Кризис» Агроландшафтов Центрального Черноземья // Земледелие. 2014. № 1. С. 3-6.
  10. Трофимов И.А., Трофимова Л.С., Яковлева Е.П. Кормопроизводство в развитии сельского хозяйства России // Адаптивное кормопроизводство, 2011. № 1. С. 4-8.
  11. Трофимов И.А., Трофимова Л.С., Яковлева Е.П. Травяные экосистемы в сельском хозяйстве России // Использование и охрана природных ресурсов в России. 2010. № 4. С. 37-40.
  12. Трофимова Л.С., Кулаков В.А. Современное экспериментальное обоснование развития дернового процесса на лугах // Кормопроизводство. 2003. № 11. С. 11-14.

КОСМОС И СТЕПНЫЕ ГЕОСИСТЕМЫ ЕВРАЗИИ 

COSMOS AND EURASIAN STEPPE GEOSYSTEMS  

А.Ю. Ретеюм

A.Ju. Retejum 

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

(Россия, 119991, Москва, Ленинские горы) 

Lomonosov Moscow State University

(Russia, 119991, Moscow, Leninskie gory)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Автор показывает роль 179-летних солнечных циклов в режиме степных геосистем, проявляющихся в изменениях атмосферных осадков, речного стока и биологической продуктивности.

The author shows the role of 179-year solar cycles in the regime of steppe geosystems, manifested in changes in atmospheric precipitation, river flow and biological productivity.  

Изменчивый режим степных геосистем Евразии создает благоприятные предпосылки для изучения земных проявлений действия космических сил. Соответствующий анализ целесообразно начинать с рассмотрения крупных аномалий, развитие которых может быть связано с движениями Солнечной системы в определенные критические моменты.

Как показывают результаты обработки информации по степным территориям, в последние 70 лет наиболее существенный дефицит годовых сумм атмосферных осадков наблюдался в 80-е и 90-е гг. прошлого века, он имел длительность 10-11 лет (рис. 1).

Рисунок 1. Многолетняя аномалия годовых осадков в степной зоне
46-51° с.ш., 20-110° в.д.)
Источник: расчет по данным The NCEP Reanalysis Dataset 

Минимум увлажнения в европейском и азиатском секторах пришелся на 1989-1992 гг. Это было время, когда Солнце в своем обращении вокруг барицентра Солнечной системы сблизилось с ним на кратчайшее расстояние (рис. 2), что происходит редко, с периодичностью около 179 лет.

Рисунок 2. Движение Солнца относительно барицентра Солнечной системы
в 1970-2010 гг.
Источник: расчет по программе EPOS-GAO 

Важная средообразующая функция аномалии 1990 г. подчеркивается фактом значительной асинхронности природных процессов в разных частях степной зоны, проявляющейся, в частности, в отсутствии тесной связи между индикаторами продуктивности растительных сообществ, удаленных друг от друга на 1000 км (рис. 3). 

Рисунок 3. Коэффициенты корреляции между индексами фотосинтетически активной биомассы (NDVI) по квадратам размером 1° х 1° на широте 50° в июле 1981-2011 гг. 
Источник: расчет по данным Geospatial Data Analysis Corporation 

Судя по сведениям об изменениях речного стока как интегрального показателя состояния геосистем, космический импульс имел самый ярко выраженный отклик в районах, близких к Атлантическому океану (рис. 4).

Рисунок 4. Средний годовой расход реки Дунай с исторически минимальным показателем в 1990 г.
Источник: по данным Turnu Severin station 

При дальнейшем сопряженном исследовании аномалий на Земле и в Солнечной системе обнаруживаются космические причины уникальной засухи 2010 г. (рис. 5), которая стала следствием исключительно редкого множественного соединения и противостояния планет.

Рисунок 5. Индекс фотосинтетически активной биомассы (NDVI) в августе 1981-2011 гг. в квадрате с координатами 50-51° с.ш., 55-56° в.д. (район Оренбурга)
Источник: расчет по данным Geospatial Data Analysis Corporation 

Это событие произошло через 89-90 лет после катастрофы 1921-1922 гг., когда в Евразии от голода и болезней погибло более 7 млн человек. Указанный срок равен длительности цикла солнечной активности Ганского-Глейсберга и половине 179-летнего цикла движения Солнца. За 89-90 лет до аномалии 1921-1922 гг. в Россию и другие страны также поразили засухи и эпидемии.

В степях Казахстана, Восточной Сибири и Монголии большое значение всегда имела непогода в зимнее время, вызывающая массовый падеж скота (джут). Самым масштабным в последние десятилетия был джут в Монголии на рубеже веков [2], что, вероятно, объясняется резкими изменениями в циркуляции атмосферы у временной границы 179-летних циклов.

Многочисленные свидетельства отражения динамики Солнечной системы в природных процессах степи, датируемые XIX-XXI вв., дают основание предполагать, что в прошлом большие циклы могли играть решающую роль в истории кочевых народов. Лучшим объектом для проверки этой гипотезы служит Монголия, где по соседству с травянистыми сообществами растут леса с долгоживущими деревьями. Применение метода наложенных эпох в дендрохронологии позволило установить, что во второй половине 179-летнего цикла на протяжении 15-20 сезонов продуктивность растений достигала наивысшего уровня (рис. 6).

Рисунок 6. Прирост сибирской сосны по 179-летним циклам в Монголии в 917-1990 гг.
Источник: расчет по данным G.C. Jacoby, R.D’Arrigo, B.M. Backley, N. Pederson (The International Tree-Ring Data Bank) 

Длительность периодов больших урожаев кормовых трав создавала исключительно благоприятные условия для обитателей степи. Очевидно, не случайно именно в один из них, относящихся к началу XIII в., монгольский этнос во главе с Чингисханом пережил беспримерный этап консолидации и экспансии [1].

Знание феномена цикличности состояния степных геосистем открывает путь к сверхдолгосрочным оценкам рисков, которые должны быть пространственно дифференцированными.

Космически обусловлена также важная геоморфологическая особенность зоны степей, которая заключается в проявлении на ее территории деформаций литосферы, связанных с переменными напряжениями поверхности земного шара вдоль параллелей 50-52°, соответствующих линии золотого сечения. Существование этой интересной структуры становится очевидным при широтном сканировании Евразии и Северного полушария с использованием индикатора частоты землетрясений (рис. 7).

Рисунок 7. Изменения частоты землетрясений M ≥ 5 c широтой в Евразии (20-110 в.д.) и в Северном полушарии в период 1990-2017 гг.
Источник: расчет по данным International Seismological Center 

Имеющиеся материалы указывают на определяющее значение скорости вращения Земли для динамики степных геосистем, которая, в свою очередь зависит от движений внешних планет в Солнечной системе. 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. PedersonN., HesslA.E., Baatarbileg N., Anchukaitis K.J., Di Cosmo N. Pluvials, droughts, the Mongol Empire, and modern Mongolia. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 2014, 111 (12), 4375-4379.
  2. Retejum A.Ju. Mongolia in Transition: Social, Economic and Environmental Issues. Papers on Inner Asia, No 77. Indiana University. 2007.