Очерки экономической географии Оренбургского края - Том II

Очерки экономической географии Оренбургского края / Чибилёв А.А.(мл.), Падалко Ю.А., Семёнов Е.А., Руднева О.С., Соколов А.А., Григоревский Д.В., Мелешкин Д.С. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2018. – 144 стр.

Скачать (5,3 Mb PDF)

В монографии проведён ретроспективный анализ заселения, особенностей развития и размещения хозяйства Оренбургской области. Проводится экономико-географический анализ территории и оценка природно-ресурсного потенциала. Рассматриваются проблемы устойчивого развития территории и предложены пути их решения. Публикация осуществлена в рамках темы: «Степи России: ландшафтноэкологические основы устойчивого развития, обоснование природоподобных технологий в условиях природных и антропогенных изменений окружающей среды» (№ ГР АААА-А17-117012610022-5). Книга предназначена для географов, экологов, экономистов, краеведов и специалистов в области природопользования и государственного управления.

АННОТАЦИЯ

В современных условиях пространственного развития России ее регионы становятся реальными субъектами экономических отношений и играют все более заметную роль в социально-экономической модернизации страны. Именно на уровне регионов возникают и накапливаются проблемы, которые имеют свою пространственную специфику. Поэтому игнорирование региональных особенностей и недооценка их влияния на развитие экономического и социального пространства относится к числу наиболее заметных причин, тормозящих экономически эффективную модернизацию. Знания пространственной специфики регионального природопользования, экономики и социальной сферы необходимы для выработки рациональной, научно-обоснованной стратегии социально-экономического развития регионов. Региональная стратегия развития должна в максимальной степени учитывать природно-географическое и социально-экономическое своеобразие регионов, адаптировать управленческие решения и экономические реформы на региональном уровене.

Многими своими географическими и социально-экономическими чертами Оренбургская область напоминает Россию в миниатюре, представляя собой её своеобразный фрактальный образ. Это наличие крупных запасов разнообразных природных ресурсов, отраслевая специализация региона, представляющая собой симметрию экономического профиля России в географическом разделении труда, многонациональный и поликонфессиональный состав населения, вытянутость территории области с запада на восток, её расположение и в Европе, и в Азии, наличие природных, экономических и социальных территориальных контрастов.

В то же время Оренбуржью на пространственном фоне России присуще и яркое своеобразие. Это, прежде всего, географическое положение региона в центральной части степного контура Евразии и его трансграничная специфика. Именно трансграничность является географическим феноменом  региона, в котором сочетаются и пересекаются разнообразные природно-ландшафтные, геоэкономические, социально-культурные, административно-политические границы. Природно-ресурсный потенциал и пространственная экспозиция области обусловили основную детерминацию эволюции природопользования и экономического развития региона.

 На основе комплексного, широкомасштабного исследования в монографии представлен экономико-географический анализ основных проблем природопользования и ресурсов регионального развития. Выявлены предпосылки, главные факторы и условия устойчивого развития, показаны конкурентные преимущества и слабые места региона. Актуализирована необходимость социально-экономической модернизации пространственного развития области. Охарактеризована специфика региона как приграничной и трансграничной административной территории и в связи с этим оценена ее роль в контексте евразийской экономической интеграции.

В монографии отражена доминирующая роль географического подхода при анализе проблем и ресурсов регионального развития в современных экономических и геополитических реалиях. Выявлены важнейшие факторы, оценены условия оптимизации природопользования и пространственного развития области.

Особое место уделено проблемам регионального природопользования, связанным с водно-экологическими аспектами и экологической составляющей устойчивого развития Оренбургской области, а также перспективам вовлечения ООПТ в туристскую индустрию региона на основе анализа их рекреационного потенциала и степени экологической устойчивости.

Материалы монографии предназначены для географов, экологов, экономистов, краеведов, специалистов в области природопользования, регионального и муниципального управления, студентов и магистрантов эколого-географического и экономико-географического профиля.

 

В написании монографии приняли участие

Чибилёв Александр Александрович, к.э.н. – 1.1; 1.2; 1.6; 2.1; 2.2; 2.7; 3.1-3.3,

Падалко Юрий Алексеевич, к.г.н. – 1.4; 2.6; 3.2; 3.3,

Семёнов Евгений Александрович, к.г.н. – 1.3; 2.1; 2.4; 2.7,

Руднева Оксана Сергеевна, к.г.н. – 2.3; 2.5,

Соколов Александр Андреевич, к.г.н. – 1.5,

Григоревский Дмитрий Владимирович – 1.2; 1.4; 2.2; 2.7; 3.1; 3.2; 3.3,

Мелешкин Дмитрий Сергеевич – 1.3.

Глава 1

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 1.1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИРОДНО-АДМИНИСТРАТИВНОГО ЗОНИРОВАНИЯ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

Одним из основных объектов исследования экономической географии является район как система территориальной организации общества. В свою очередь районирование (зонирование) территории – один из важнейших географических методов, позволяющих на основе выделения и сравнения различных частей по характерным чертам подобия и отличия изучать детально большие территории. Экономико-географические и социально-экономические исследования в разрезе выделяемых районов, зон, секторов позволяют сравнивать уровень развития и устанавливать определенную общность отдельных элементов геотории.

В настоящее время одной из основных единиц статистического наблюдения является муниципальный район. Сбор, обработка и анализ статистических данных в разрезе элементов административно-территориального деления способствуют организации управления на различных уровнях. Как правило, принятие решений на этих уровнях требует учёта физико-географического положения и природно-экологических условий. Зачастую границы физико-географических таксонов не совпадают с административными границами районов или субъектов. В этом случае возникает необходимость их соотношения (согласования) в процессе определения интегрального ареала – природно-административного (природно-хозяйственного). По нашему мнению, обеспеченность статистической базой – ключевой фактор необходимости совпадения границ природно-административных зон с границами элементов административно-территориального деления.

В атласах Оренбургской области представлены различные варианты районирования[1], [2], [3]. Особый интерес вызывает районирование Оренбургской области А.А. Чибилёва[4] на 6 зон (рис. 1.1.1).

Рис. 1.1.1. Картографическое соотношение природно-административного зонирования и административно-территориального деления Оренбургской области

Данное деление было предложено в разрезе развития туристско-рекреационного потенциала территорий Оренбургской области. К сожалению, социально-экономической и экономико-географической оценки выделяемые зоны, назовём их «природно-административные», не получили. Вместе с тем, по нашему мнению, данное деление территории Оренбургской области на природно-административные зоны (ПАЗ) в наибольшей степени способствует изучению размещения и развития производительных сил и системы расселения населения в тесной взаимосвязи с природно-экологическими условиями вмещающих их ландшафтов (рис. 1.1.2).

Самая северная ПАЗ «Аксаковская лесостепь» включает 9 муниципальных районов и 2 города (г. Бугуруслан и г. Абдулино) общей площадью 15,9 тыс. км2. Здесь проживает более 171,5 тыс. человек (69,2 тыс. человек городского населения). В физико-географическом отношении данная территория представлена в большей части Бугульминско-Белебеевским округом Заволжско-Предуральской возвышенной лесостепной провинции[5].

Рис. 1.1.2. Картографическое соотношение природно-административного зонирования и физико-географического районирования Оренбургской области (Физико-географические округа: Ia –Бугульминско-Белебеевский, Iб – Южно-Предуральский, IIa – Общесыртовский, IIб – Сакмаро-Предуральский,
IIв – Сыртово-Приуральский, IIг – Урало-Илекский, IIIa – Больше-Икский,
IIIб – Присакмарский, IVа – Бурлинский, IVб – Саринско-Губерлинский,
Vа – Суундук-Жарлинский, Vб – Орь-Кумакский, VIа – Западно-Тургайский)

Основу гидрографической сети составляют бассейны рек Бол. Кинель, Дёма, Ик. Среднее годовое количество осадков лежит в пределах 350–500 мм при средней глубине промерзания почвы 80–120 см. Преобладающее направление ветра в летний период – северо-западное. Почвенный покров Аксаковской лесостепи представлен чернозёмами типичными маломощными и эродированными. В типе степной растительности преобладают луговые (богаторазнотравно-злаковые) степи. Границы зоны полностью совпадают с границами северной сельскохозяйственной зоны Оренбургской области (рис. 1.1.3).  Доля посевных площадей – 21,9 %, а средняя урожайность зерновых и зернобобовых культур составляет 12,2 ц/га. В структуре земельного фонда Аксаковской лесостепи земли лесного фонда составляют 8,7 %. При доле земель региональных ООПТ 0,3 % данная зона не имеет на своей территории элементов природно-заповедного комплекса федерального уровня.

Площадь территории ПАЗ «Общий Сырт» (36,2 тыс. км2) наибольшая среди всех природно-административных зон Оренбургской области, она включает 11 муниципальных районов и 2 города (г. Бузулук и г. Сорочинск). Население этой зоны составляет около 364,7 тыс. человек (с долей городского населения 31,1 %).

Рис. 1.1.3. Картографическое соотношение природно-административного и сельскохозяйственного зонирования Оренбургской области 

Значительную площадь рассматриваемой территории занимают ландшафты Общесыртовского округа Общесыртовско-Предуральской возвышенной степной провинции. Территории южных районов этой зоны (Первомайского и Ташлинского) представлены ландшафтами Сыртово-Приуральского округа Южно-Сыртовой пологоволнисто-увалистой наклонной степной провинции. В гидрографическом отношении значительная часть территории представлена бассейном реки Самара, на юге зоны – бассейнами притоков р. Урал первого порядка: р. Чаган и р. Иртек. Значение гидротермического коэффициента на рассматриваемой территории – от 0,6 до 0,8. Сумма годовых температур выше +10 °С находится в интервале 2600–2800 °С. Среднегодовое количество осадков менее 400 мм. В структуре почв Общего Сырта преобладают обыкновенные и южные чернозёмы, на юго-западе зоны – тёмно-каштановые солонцеватые почвы, солонцы и пески. В структуре земельного фонда доля посевных площадей с/х культур около 23,3 %. В разрезе сельскохозяйственного деления Оренбургской области ПАЗ «Общий Сырт» полностью включает Западную, частично Юго-Западную и Центральную сельскохозяйственные зоны региона. Средняя урожайность зерновых – чуть выше 12 ц/га. Природно-заповедный комплекс представлен национальным парком «Бузулукский бор», участком «Таловская степь» государственного природного заповедника «Оренбургский» и 169 (33,3 %) охраняемыми природными объектами местного значения.

В состав ПАЗ «Подуралье» входят Оренбургский, Илекский, Соль-Илецкий, Акбулакский районы, г. Оренбург и г. Соль-Илецк. На территории общей площадью 19,7 тыс. км2 проживают 763,8 тыс. человек, из них 588,6 тыс. (77,1 %) городского населения. Почти вся территория, за исключением северной части и северно-западной окраины Подуралья, расположена в Урало-Илекском округе. Важную ландшафтообразующую роль в Подуралье играет соляная тектоника. Реки Урал и Илек формируют основу гидрографической сети Подуралья. Среднее количество осадков в год составляет менее 350 мм, ветра в летний период преимущественно западные, средняя изотерма июля – +22 °С, января –
-15 °С. глубина промерзания почвы на юге достигает более 140 см. Почвы северной части Подуралья представлены обыкновенными и южными чернозёмами, на юге – чернозёмами южными дефлированными, тёмно-каштановыми почвами, солонцами и песками. Рассматриваемая территория включает земли юго-западной, центральной и южной сельскохозяйственных зон Оренбургской области. Доля посевных площадей составляет 20,3 %, урожайность – 7,1 ц/га. Лесной фонд занимает около 5,5 % территории. Природно-заповедный комплекс зоны включает часть территории участка «Предуральская степь» Оренбургского государственного заповедника и 68 памятников природы регионального уровня на площади 3,6 тыс. га. (менее 0,2 % территории).

Пожалуй, самую сложную структуру ландшафтов, включающую территорию 6 физико-географических округов на территории Оренбургской области имеет ПАЗ «Предуралье». Центральное положение в этой структуре занимает Сакмарско-Предуральский округ Общесыртовско-Предуральской возвышенной степной провинции. Зона Предуралья площадью 13,9 тыс. км2 лежит в границах 5 муниципальных районов. Общая численность населения (полностью сельское) составляет 123,6 тыс. человек (наименьшая среди всех ПАЗ области).  Предуралье включает юг лесостепной зоны и степную зону в пределах Саракташского и Беляевского районов[6]. Значительную долю гидрологических ресурсов территории составляет речной сток р. Сакмара (р. Салмыш и р. Бол. Ик) и левых притоков р. Урал. Количество среднегодовых осадков лежит в пределах 300–500 мм. Типы степной растительности  сменяются в меридиональном направлении с луговых на севере, разнотравно-ковыльных в центральной части, до типчаково-ковыльных – на юге зоны. Основная часть территории Предуралья (за исключением Тюльганского района) расположена в центральной сельскохозяйственной зоне. В структуре земельного фонда доля земель, занятых под посевы сельскохозяйственных культур, составляет более 33,4 %, урожайность – 10,4 ц/га.

«Оренбургское низкогорье» – наименьшая по площади природно-административная зона Оренбуржья (10,9 тыс. км2)  включает территорию Кувандыкского и Гайского районов. В её пределах расположено 5 городов (г. Орск, г. Новотроицк, г. Кувандык, г. Медногорск и г. Гай). Территория Оренбургского низкогорья самая густонаселённая из всех ПАЗ Оренбургской области (41,5 чел./км2). Здесь проживают 452,3 тыс. человек, из которых 424,9 тыс. (91 %) – городские жители. Эта наиболее узкая часть Оренбургской области в ландшафтном отношении неоднородна. Оренбургское Низкогорье располагается на территории Бурлинского, Присакмарского, Саринско-Губерлинского и Орь-Кумакского округов. Его территорию делят бассейны рек Урала и Сакмары, на северо-восточной окраине располагается самый большой искусственный водоём области – Ириклинское водохранилище. Среднегодовое количество осадков снижается с севера от 500 мм до 300 мм – на юге зоны, преобладающее направление ветра – западное. Почвенный покров северо-западной части состоит из черноземов выщелоченных, на юго-западе превалируют чернозёмы южные солонцеватые с солонцами, в структуре почв центральной и восточной части значительную долю занимают неполноразвитые почвы и чернозёмы обыкновенные. Доля посевных площадей сельскохозяйственных культур наименьшая среди всех зон – 14,3 %. Урожайность зерновых и зернобобовых также низкая – 6,6 ц/га. Зона Оренбургского низкогорья благодаря ландшафтному и биологическому разнообразию обладает высоким туристско-рекреационным потенциалом. Здесь расположен участок госзаповедника «Оренбургский» – «Айтуарская степь» и заповедник «Шайтан-Тау».

Самая восточная природно-административная зона Оренбуржья – «Степное Зауралье». На территории площадью 27,2 тыс. км2, охватывающей 6 муниципальный районов и г. Ясный, проживают 125,2 тыс. чел. (из них 87,4 % – сельские жители). Это самая редконаселённая ПАЗ области, с плотностью населения около 4,6 чел./км2. Территория Степного Зауралья представлена ландшафтами Суундук-Жарлинского, Орь-Кумакского и Западно-Тургайского округов. В разрезе экономического районирования данная территория расположена в Восточной и Южной сельскохозяйственных зонах области. Непростые природные условия характеризуются среднегодовыми осадками менее 350 мм, средняя глубина промерзания почвы 120–150 см. Несмотря на значительные посевные площади (530,0 тыс. га.), Степное Зауралье характеризуется низкими урожаями и сравнительно невысокими показателями продукции сельского хозяйства. Леса занимают менее 2 % территории. Объекты природно-заповедного фонда – 84 региональных памятника природы, 1 заказник и 1 участок заповедника, занимают площадь около 40,6 тыс. га (около 1,5 % территории Степного Зауралья)[7].

Несмотря на то, что в России научному подходу к вопросу районирования больше полутора веков (Семёнов-Тян-Шанский П.П., 1871[8]), приходится констатировать, что для некоторых регионов исследования в этой сфере продолжают оставаться актуальными. Для Оренбургской области сопряжённый анализ индикаторов социально-экономического развития рассмотренных природно-административных зон позволит выявить круг проблем устойчивого развития территорий в тесной взаимосвязи с их природными условиями и сложившейся экологической ситуацией. Это тема дальнейших исследований, задача которых состоит в выявлении причин диспропорций и периферийности (маргинальности) территорий, определении стратегических ресурсов (особенно возобновляемых) их устойчивого развития и поиске перспективных направлений эффективного (рационального) использования социально-экономического и природно-ресурсного потенциалов региона.

Список использованных источников:

[1] Атлас Оренбургской области.  – Омск: «Роскартография», 1993. – 40 с.
[2] Атлас Оренбургской области / Под ред. А.А. Чибилёва. – М.: Просвещение, «ДИ ЭМ БИ», 2003. – 32 с.
[3] Географический атлас Оренбургской области / Под ред. Чибилёва А.А. – М.: Издательство ДИК, 1999. – 96 с.
[4] Чибилёв А.А. Атлас природного наследия Оренбургской области.  – Оренбург: Институт степи УрО РАН; ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис», 2006. – 60 с.
[5] Чибилёв А. А. (мл.) Физико-географическая и социально-экономическая характеристика природно-административного зонирования Оренбургской области // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Науки о Земле, 2016. – Т. 16, вып. 4. – С. 226-231. – DOI: 10.18500/1819-7663-2016-16-4-226-231.
[6] Чибилёв А.А. Атлас природного наследия Оренбургской области.  – Оренбург: Институт степи УрО РАН; ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис», 2006. – 60 с.
[7] Города и районы Оренбургской области. 2015: Стат. сб.  – Оренбург: Оренбургстат, 2015. –
254 с.
[8] Семенов П.П. Населенность Европейской России в зависимости от причин, обусловливавших распределение населения империи // Статистический временник Российской империи. – СПб.,
1871. – № 1. – С. 128.

1.2. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ 

Для социально-экономического развития Оренбургской области природно-ресурсный потенциал (ПРП) имеет главенствующее значение. Основу экономики региона составляют отрасли, связанные с освоением и использованием природных ресурсов. Это нефтяная и газовая промышленности, чёрная и цветная металлургия, а также агропромышленный комплекс и сегменты строительного комплекса.

Очевидно, что рациональное использование природно-ресурсного потенциала и устойчивое функционирование связанного с ним сектора производственной и непроизводственной сферы обеспечивает занятость населения и создание новых рабочих мест. Одним из главных факторов привлечения в Оренбургскую область отечественных и зарубежных инвестиций является возможность реализации перспективных проектов, связанных с использованием ПРП её территорий[1]. При этом такое использование должно отвечать экологическим требованиям. Для оценки экологической политики в регионе целесообразно проводить анализ ключевых показателей природопользования и охраны окружающей среды. Для оценки эффективности управления ПРП в Оренбургской области на основе методики[2] был проведён анализ индикаторов эффективности экологической политики в регионе (рис. 1.2.1-1.9.1, табл. 1.2.1)[3], [4]:

  • интенсивность загрязнения водных ресурсов;
  • интенсивность образования отходов производства и потребления;
  • интенсивность загрязнения атмосферы;
  • коэффициент износа основных фондов;
  • лесовосстановление в лесном фонде;
  • степень деградации земель;
  • инвестиции в природоохранную деятельность, в % к инвестициям в основной капитал.

Главными результатами экологических и природоохранных мероприятий в субъектах должны стать: обеспечение экологической безопасности и улучшение экологических показателей развития. В этой связи реализация экологической политики должна затронуть граждан, предприятия и все уровни органов власти. Отсутствие экологической политики и эффективного управления в области охраны окружающей среды, базирующихся на научном подходе, может привести на региональном уровне к формированию неблагоприятной экологической обстановки. Экологическая политика, решая вопросы рационального использования природно-ресурсного потенциала территории, организации природно-экологического каркаса и системы природно-заповедного фонда, формирует экологически устойчивую экономику. Многие проблемы в природоохранной сфере напрямую влияют на уровень социально-экономического развития региона. В устойчиво развивающейся экономике при осуществлении организационно-хозяйственной деятельности на всех уровнях немаловажная роль отводится оценке индикаторов эффективности  использования природно-ресурсного потенциала. Социально-экономическое развитие территории можно в полной мере считать устойчивым, когда объёмы  используемой подземной воды не превышают объёмов восстановления их запасов, эрозия почв соразмерна с показателями естественного почвообразования, вылов рыбы соответствует запасам промысловых зон, вырубка лесов не превосходит посадку новых насаждений, выбросы соединений углерода в атмосферу не превышают способность воздушного бассейна связывать углекислый газ и т.д.[5].

Для Оренбургской области вопросы устойчивого развития всегда  тесно переплетаются с вопросами экологической, энергетической, продовольственной, промышленной безопасности, а в конечном счёте национальной безопасности страны в рамках этого приграничного субъекта на южных рубежах России. Природно-ресурсный потенциал Оренбургской области, благодаря разнообразию своей структуры, имеет основополагающее значение в экономике региона. Природные условия и природные ресурсы Оренбуржья являются одними из конкурентных преимуществ, обеспечивающих устойчивое развитие территорий.

Программы и проекты, реализуемые в рамках концепции устойчивого регионального развитие, нуждаются в долгосрочных инвестициях. Перспективы реализации инвестиционных проектов, связанных с использованием природно-ресурсного потенциала территорий Оренбургской области, являются одним из главных факторов привлечения в этот субъект РФ внутренних и внешних инвестиций. В этой связи для Оренбургской области является актуальным проведение оценки экологической политики в регионе, включающей анализ ключевых показателей природопользования и охраны окружающей среды[6].

По Оренбургской области из 29 проб воды в реках максимальные значения загрязненности наблюдаются у р. Блява (на 0,5 км ниже г. Медногорск) и характеризуется как экстремально грязная (5 баллов), минимальные значения –
р. Сакмара, характеризуется как слабо загрязненная (2 балла). На рис. 1.2.1 наблюдается положительная динамика уменьшения общего объема сброса загрязненных сточных вод в водные объекты (на 25 % за 14 лет). В среднем качество воды в местах заборов проб на реках области соответствует классу 3а (загрязненная)[7].

В регионе возрастает образование отходов производства, значительную массу которых в 2015 году формировали ОАО «Киембаевский горно-обогатительный комбинат «Оренбургские минералы», ЗАО «Ормет», ОАО «Гайский горно-обогатительный комбинат» и др.

Анализируя динамику количества образованных отходов (рис. 1.2.2), можно сделать вывод о его росте по сравнению с 2002 годом более чем в 3 раза. В 3 раза увеличился и объем обезвреженных и использованных отходов. Основную массу отходов (98,2 %) составляют отходы 5-го класса опасности. Из общего числа отходов отходы добывающей промышленности составляют 87,6 %[8], [9]

Рис. 1.2.1. Динамика сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты Оренбургской области (2000–2014 гг.)

Рис. 1.2.2. Динамика объёма образованных и количества использованных и обезвреженных отходов в Оренбургской области (2002–2014 гг.)

За последние 15 лет в Оренбургской области в результате снижения производственного и хозяйственно-питьевого использования значительно сократился объём расхода свежей воды – с 1,9 млрд м3 до 1,3 млрд м3. Сброс наибольшего количества сточных вод осуществляют ООО «Оренбургводоканал», ООО «Орскводоканал», ООО «УКХ г. Новотроицк», МУП «ВКХ г. Бузулука», МУП «ЖКХ г. Гай» и др. В 2015 году в водные объекты было сброшено почти 110 млн м3 сточных вод. Стоит отметить, что данный показатель почти на 12 % меньше, чем в 2010 году[10].

Рис. 1.2.3. Динамика валовых выбросов загрязняющих веществ по типам источников в Оренбургской области (2000–2014 гг.)

Рис. 1.2.4. Степень износа основных фондов в Оренбургской области и РФ на конец года, в  % (2000–2014 гг.)

Из рисунка видно, что, достигнув максимума объема выбросов в 2007 году, интенсивность загрязнения постепенно идет на спад. Но общий тренд за 14 лет обуславливает отрицательные значения динамики соответствующего показателя. Основная часть всех выбросов приходится на выбросы, отходящие от стационарных источников (в среднем 78 %).

Оренбургская область является регионом с одним из наибольших значений показателя износа основных фондов (76-е место в России), уровень износа основных фондов повышенный и растущий (рис. 1.2.4). Это характеризуется сверхпотреблением природных ресурсов, дополнительным загрязнением окружающей среды и технологическим отставанием.

Для Оренбургской области мероприятия, направленные на улучшение состояния лесов и повышения их водоохраннозащитных, средообразующих и социальных функций, всегда крайне актуальны. Это обуславливается низким показателем лесистости (территория считается безлесной при проценте лесистости менее 10 %). Несмотря на увеличение общей площади лесов за рассматриваемый период (рис. 1.2.5), лесистость территории Оренбургской области (4,6 %) наименьшая среди всех субъектов, входящих в Приволжский федеральный округ. А по России меньший соответствующий показатель имеют только 5 регионов[11]. При крайне низком показателе лесистости в регионе всегда актуальным было проведение мероприятий по охране и защите лесов. В этой связи, сокращение выращенного посадочного материала (рис. 1.2.6) не способствует эффективности лесовосстановительных мероприятий в регионе. 

Рис. 1.2.5. Динамика общей площади лесов Оренбургской области (2002–2014 гг.)

Рис. 1.2.6. Динамика количества выращенного посадочного материала в Оренбургской области (2002–2014 гг.)

Рис. 1.2.7. Площадь земель, подверженных деградационным процессам, по видам эрозии в Оренбургской области (в 2002 и 2014 годах)

На территории Оренбургской области практически не осталось земель, не испытавших антропогенного воздействия[12]. Из общего списка деградационных  явлений в 2002 году выделялась водная эрозия[13]. К 2014 году масштабы ветровой эрозии значительно увеличились с 1124 тыс. га до 5819 тыс. га, что составляет чуть меньше половины всех земель региона. По остальным же видам изменения не значительны (рис. 1.2.7).

За последние 1012 лет в целом по Оренбургской области наблюдаются положительные тенденции динамики индикаторов, оценивающих экологическое состояние земельного фонда, атмосферного воздуха, водных и лесных ресурсов. В сельском хозяйстве в 2015 году произошло значительное снижение внесения минеральных удобрений (на 32,7 % меньше, чем в 2014 году) и применения органических удобрений (сократилось на 52,8 % относительно 2014 года). Произошло значительное сокращение внесения пестицидов, которых в 2012 году было внесено по области более 12 кг/га, а в 2015-м – всего 1,4 кг/га. Площадь земель, изъятых из продуктивного оборота, в 2015 году составила более 623,8 тыс. га, из которых 12,9 тыс. га – нарушенные земли. Для Оренбургской области, на территории которой действуют такие предприятия – загрязнители атмосферного воздуха, как ООО «Газпром добыча Оренбург», ОАО «Комбинат «Южуралникель», ОАО «Оренбургнефть», ОАО «Уральская сталь», ОАО «ОНОС» и др., актуально решение проблемы сокращения количества выбросов от стационарных источников. В структуре выбросов основных стационарных загрязнителей преобладает оксид углерода (СО) – около 43 % и оксид серы   (SO2) – 28 %. В 2015 году суммарное количество этих газов, выброшенных в атмосферу региона, составило 350 тыс. тонн, сократившись с 2011 года почти на 30 %. Сокращение негативного воздействия на окружающую среду наблюдается и в использовании водных ресурсов.

Показатель инвестиций в природоохранную деятельность в процентах к инвестициям в основной капитал по Оренбургской области выше, чем в среднем по России (рис. 1.2.8). Наблюдается спад показателя, вызванный увеличением общего объема инвестиций в основной капитал. Для наглядности представлена динамика абсолютного показателя инвестиций в природоохранную деятельность (рис. 1.2.9).

Рис. 1.2.8. Инвестиции в природоохранную деятельность, в процентах к инвестициям в основной капитал в Оренбургской области и в России

Рис. 1.2.9. Инвестиции в  природоохранную деятельность в Оренбургской области и в среднем по России

Проанализированные ключевые показатели демонстрируют растущий уровень антропогенной нагрузки на экосистему, что влечет за собой снижение природно-ресурсного потенциала области, а также рост экономических издержек. Вместе с тем наряду с положительной динамикой наблюдаются и деструктивные тенденции роста антропогенного воздействия на окружающую среду, ухудшение экологических условий освоения природных ресурсов региона (табл. 1.2.1). 

Таблица 1.2.1. Оценка динамики ключевых индикаторов эффективности управления ПРП Оренбургской области

Для Оренбургской области, граничащей с 5 субъектами России и 3 субъектами Казахстана, являющейся ключевым регионом трансграничного бассейна реки Урал, всегда будут актуальными вопросы совершенствования законодательной базы на региональном, федеральном и межгосударственном уровнях. От научного сообщества и природоохранных организаций региона требуются инициативы по внесению поправок в отдельные нормативные акты, регулирующие экологическую сферу и в рамках водного, лесного и земельного кодексов.

В деятельности надзорных служб в сфере контроля соблюдения экологического и природоохранного законодательства также наблюдается существенный рост ключевых показателей. Вместе с тем в 2015 году было проверено лишь 911 объектов – это всего 13,5 % от общего числа объектов, подлежащих госэконадзору (табл. 1.2.2). 

Таблица 1.2.2. Показатели деятельности государственного регионального экологического надзора Оренбургской области (20122015 гг.)[14]

Год экологии – хороший повод разработать и начать реализовывать мероприятия, направленные на решение главных экологических проблем региона. Первоочередными из них, по нашему мнению, могли бы стать вопросы в сфере природно-заповедного фонда, водных ресурсов и использования бытовых отходов. По этим направлениям на региональном уровне необходимо выработать линию развития природоподобных технологий, разработать план рационального использования ресурсов и оптимизировать систему природоохранных мероприятий[15].

Особое внимание требует к себе проблема развития сети особо охраняемых природных территорий. Оренбургская область имеет один из самых низких показателей доли земель, относящихся к природно-заповедному фонду в стране – 0,6 % (79,2 тыс. га). Площадь земель особо охраняемых природных территорий в регионе меньше площади земель промышленности и транспорта в 3,5 раза, а земель, занятых под населённые пункты, – в 5,5 раза!

Проблема организации экологических коридоров, совершенствования структуры природно-экологического каркаса Оренбургской области тесно взаимосвязаны с организацией новых форм охраняемых территорий, имеющих перспективы интеграции в социально-экономическое развитие региона[16], [17].

В последнее десятилетие система ООПТ региона претерпела структурные, количественные и качественные изменения. В 2007 году в регионе появился пока единственный в области национальный парк «Бузулукский бор», в 2014 году учрежден заповедник «Шайтан-Тау», являющийся самым молодым в стране и наименьшим по площади на Урале (6726 га)[18]. Общая площадь Государственного природного заповедника «Оренбургский» увеличилась на 40 % за счет организации в 2015 году нового участка «Предуральская степь», расположенного в Акбулакском (10 853 га) и Беляевском (5702 га) районах[19]. Наряду с этим в результате оптимизации системы природно-заповедного фонда со стороны Министерства природных ресурсов, экологии и имущественных отношений к 2016 году число региональных ООПТ сократилось с 508 до 341 объекта.

Но охраняемые территории это не только экологические коридоры, заповедные рефугиумы, эталонные участки нетронутых степей и т.д. с системой запретов и особым режимом охраны. Туристско-рекреационный потенциал национальных и природных парков, памятников природы и историко-культурные объектов при грамотном позиционировании может и должен интегрироваться в региональное социально-экономическое развитие[20]. К сожалению, в Оренбургской области всего один национальный парк и до сих пор нет ни одного природного парка, хотя перспективных территорий для организации этих категории ООПТ предостаточно: Малый Накас, Уральская Урёма, Ириклинское водохранилище, Урало-Губерлинское ущелье, Карагай-Губерлинское ущелье, Заикское Дивногорье и т.д.

Проблема рационального использования водных ресурсов остро стоит практически во всех 22 субъектах степной зоны РФ. Водные ресурсы Оренбуржья наряду с земельными и лесными ресурсами без преувеличения являются стратегическими для региона. Одним из приоритетных направлений региональной экологической политики является совершенствование структуры водопользования и решение проблемы обеспечения качественной водой населения. В Оренбургской области эта проблема остро проявляется не только в городской среде, где она обусловлена высоким износом водопроводных сетей и сохранением неэффективных технологий водоподготовки. На территории степного региона в маловодные годы наблюдается дефицит воды в районах с интенсивной хозяйственной деятельностью. В результате, водно-экологическая проблема на значительной территории угрожает безопасности окружающей среды[21]. Компенсировать дефицит воды и обеспечить гарантированное водообеспечение хозяйства призвана система многочисленных водохранилищ и прудов области, которая насчитывает около 1,6 тыс. искусственных водоёмов[22]. Вместе с тем в области усугубляется проблема исчезновения малых рек. Для юго-восточных районов из-за исчезновения малых рек возможен риск потери былой привлекательности, что уже сейчас в комплексе социально-экономических проблем приводит к депопуляции населения и образованию невостребованного земельного фонда.

Нерешённость экологических проблем усугубляет проблемы социального развития в Оренбургской области, воздействуя в том числе на демографические и миграционные показатели. В последние годы в регионе наблюдается сокращение численности населения, которое за 15 лет сократилось на 208,9 тысяч человек (почти на 10 %), при этом городское население уменьшилось на 71,5 тыс. человек (6 %), а сельское – на 137,4 тыс. человек (15 %)[23].

В Оренбургской области давно требует решения проблема обращения с бытовыми отходами. Безусловно, строительство заводов по термопереработке твёрдых бытовых отходов (ТБО), разработка с помощью внедрения природоподобных технологий методик и способов утилизации и обработки отходов в виде пищевой продукции и другие высокотехнологичные и наукоёмкие проекты требуют серьёзных инвестиций. Вместе с тем навести порядок  с использованием бытовых отходов посредством ликвидации свалок, рекультивации полигонов твёрдых коммунальных (ТКО) и ТБО и строительства новых полигонов с соблюдением экологических нормативов – одна из главных задач экологической политики в регионе уже сегодня.

В 2015 году из селитебных зон территории региона было вывезено более 2,4 млн куб. м ТКО, из которых лишь 9 % отправлены на переработку. Образование ТКО в расчёте на душу населения по Оренбургской области составляет около 2 куб. м/чел в год[24]. Сейчас большая часть отходов из селитебных зон вывозится на свалки, при заполнении которых выделяются кислотные стоки. Они загрязняют почвы и грунтовые воды Оренбуржья, привлекают крыс и паразитов, разносчиков опасных для человека болезней.

Результаты исследования и их обсуждение. Выделенные три вектора приложения усилий органов власти в реализации экологической политики в Оренбургской области могут быть дополнены другими приоритетными задачами. Одними из основных задач региональной экологической политики сегодня должны стать предотвращение деэкологизации уже существующих производств и проведение тщательной экспертизы новых проектов. Сегодня в регионе большое внимание уделяется экологическому просвещению и воспитанию. Проблемы охраны природы, негативного воздействия человека на окружающую среду поднимаются в ходе проведения многочисленных акций, призванных объединить усилия всех оренбуржцев в этой сфере: «Чистые берега», «Чистый родник», «Миллион деревьев», «Час Земли», «Родники Оренбуржья», «Живи, родник», «Зелёные ладони», «Чистый город», «Муравейник», «ЭкоМарафон», «Чистый двор» и т.п.[25]. Зачастую мероприятия, призванные улучшить экологическую обстановку в Оренбургской области, находят своё воплощение лишь в форме акций, фестивалей, флешмобов, выставок, «дней», конкурсов и т.д. Не умаляя значение подобных социально-значимых мероприятий, хочется надеяться, что региональные власти, формируя приоритеты экологической политики, правильно расставят акценты, а финансовую поддержку для реализации получат проекты с максимальным реальным экологическим эффектом.

Список использованных источников:

[1] Чибилёв А.А. (мл.), Семёнов Е.А. Очерки экономической географии Оренбургского края.
Том I. Екатеринбург: ООО «УЦАО», 2014. – 182 с.
[2] Костылев А.А. Подходы к оценке природно-ресурсного потенциала и показатели эффективности его использования в регионе / А.А. Костылев // Социально-экономические явления и процессы. Вып. 2, 2010. – 1,4 п.л.
[3] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2002 году». Оренбург, 2003. – 248 с.
[4] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2014 году». Оренбург, 2015. – 264 с.
[5] Пермяков Р.С. Какой должна быть экологическая политика России // Экологические проблемы урбанизированных территорий, 2012. – № 2. – С. 21-23.
[6] Стратегические ресурсы и условия устойчивого развития Российской Федерации и её регионов / под. ред. В.М. Котлякова, А.А. Тишкова. Краткие итоги реализации Программы фундаментальных исследований ОНЗ РАН № 13 в 20122014 гг. – М.: Институт географии РАН, 2014. – 166 с.
[7] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2014 году». Оренбург, 2015. – 264 с.
[8] Григоревский Д.В., Чибилёв А.А. (мл.) Оценка показателей экологической эффективности управления природно-ресурсным потенциалом Оренбургской области // Международный научно-исследовательский журнал, 2016. – № 2 (44). – С. 88-92.
[9] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа, 2016. – 639 с.
[10] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа, 2016. – 639 с.
[11] Чибилёв А.А. (мл.), Семёнов Е.А. Очерки экономической географии Оренбургского края.
Том I. Екатеринбург: ООО «УЦАО», 2014. – 182 с.
[12] Чибилёв А.А. (мл.), Григоревский Д.В. Геоинформационный анализ динамики показателей характеризующих образование невостребованного земельного фонда в районах Оренбургской области // Известия ОГАУ. Оренбург: ОГАУ, 2015. – № 5. – С 232-235.
[13] Падалко Ю.А. Устойчивость водосборных ландшафтов реки Урал к развитию ускоренной эрозии и химическому загрязнению // Инновационные процессы в области естественнонаучного и социально-гуманитарного образования: III Междунар. науч.-практ. конф. (Оренбург, 17-18 марта 2016 г.) : сб. статей. – Оренбург, 2016. – С. 154-158.
[14] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа, 2016. – 639 с.
[15] Чибилёв А.А. (мл.) Приоритеты экологической политики в решении проблем устойчивого развития Оренбургской области // Фундаментальные исследования, 2017. – № 10-3. – С. 628-632.
[16] Чибилёв А.А. (мл.), Мелешкин Д.С., Григоревский Д.В. Современное состояние природно-экологического каркаса бассейна реки Урал в пределах Оренбургской области и его роль в социально-экономическом развитии региона // Успехи современного естествознания, 2017. – № 8. – С. 122-127.
[17] Чибилёв А.А. (мл.), Мелешкин Д.С. Современное состояние природно-экологического каркаса геосистемы Среднего Поуралья // Охрана природы и региональное развитие: гармония и конфликты (к Году экологии в России): материалы международной научно-практической конференции и школы-семинара молодых ученых-степеведов «Геоэкологические проблемы степных регионов», Т.II. [Текст]: сб. науч. трудов. – Оренбург: Институт степи УрО РАН, 2017. – С. 238-242.
[18] Чибилёв А.А. (мл.) Пространственное распределение элементов природно-заповедного комплекса и структура сети ООПТ регионов степной зоны РФ // Успехи современного естествознания, 2016. – № 8. – С. 220-224.
[19] Предуральская степь [Электронный ресурс]. URL: http://orenzap.ru/territory/orenburgskiy-zapovednik/preduralskaya-stepa (дата обращения: 15.03.2017 г.).
[20] Чибилёв А.А. (мл.) Позиционирование природного и историко-культурного наследия охраняемых природных территорий Оренбургской области в рамках устойчивого социально-экономического развития региона // Вестник ОГУ. – Оренбург: Изд-во ОГУ, 2007. – Спец. выпуск (67). – С. 183-189.
[21] Падалко Ю.А. Социально-экономическая уязвимость населения и хозяйства регионов российской части бассейна р. Урал от наводнений // Успехи современного естествознания. – 2016. – № 12-2. – С. 439-443.
[22] Чибилёв А.А. (мл.) Возобновляемые стратегические природные ресурсы устойчивого развития регионов степной зоны РФ // Успехи современного естествознания, 2016. – № 3. – С 214-219.
[23] Города и районы Оренбургской области. 2016: Стат.сб. / Оренбургстат. – Оренбург, 2017. – 257 с.
[24] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа, 2016. – 639 с.
[25] О проведении Года экологии в Оренбургской области [Электронный ресурс]. URL: http://www.orenburg-gov.ru/upload/medialibrary/d9b/d9b1b763c741f7b767df10d2eb6e82ac.pdf (дата обращения: 27.07.2017 г.).

1.3. ДЕТЕРМИНАНТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРИРОДНО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

Важнейшим фактором социально-экономического развития региона является наличие на его территории разнообразных природных ресурсов и условий. В настоящее время для Оренбургской области остается актуальным решение проблем устойчивого развития, восстановление экологического баланса природной среды Оренбургской области.

Географическое положение, климатический режим, почвенный покров, геологическое строение, геоморфологические процессы, а также биологическое разнообразие определили видовую структуру, территориальное сочетание и масштабы природно-ресурсного потенциала Оренбургской области.

Приоритетное развитие отраслей добывающей промышленности и узко диверсифицированного, основанного на зернопроизводстве сельского хозяйства высветило проблемы сбалансированного использования природно-ресурсного потенциала региона. Их решение будет способствовать восстановлению и устойчивости экологического баланса природной среды в регионе степной зоны. Для обеспечения рационального природопользования необходимо всестороннее исследование и учёт детерминантов, формирующих природно-ресурсный потенциал территории (табл. 1.3.1).

Под детерминантами природно-ресурсного потенциала авторы понимают доминирующие природные факторы, синергетическое действие которых определяет эколого-экономическую оценку природно-ресурсного потенциала и отдельных его компонентов.

Расположение региона в пределах умеренного пояса, континентальный тип климата и равнинный рельеф обусловили специфику агроклиматических ресурсов Оренбургской области, характеризующихся:

– выраженной сезонностью с высокими годовыми амплитудами температур (34-36 °С);

– обилием суммарной солнечной радиации (сумма активных температур больше 10 °С варьируется от 2400 °С на севере области до 2800 °С на юге);

– дефицитом влаги (на территории выделяются 3 зоны увлажнения, характеризующихся гидротермическим коэффициентом Селиянинова (ГТК): незначительно засушливая (ГТК больше 0,8), засушливая (ГТК изменяется от 0,8 до 0,6), очень засушливая (ГТК менее 0,6));

– краткостью весенне-осенних переходных периодов[1], [2], [3].

Обилие солнечной радиации способствует развитию гелиоэнергетики. В настоящее время по производству солнечной энергии в РФ Оренбургский регион является лидером. На сегодняшний день в области функционируют 5 объектов солнечной энергетики.

Таблица 1.3.1. Детерминанты развития природно-ресурсного потенциала

Географическое положение Оренбургской области, приуроченное к степной и сухостепной зонам, наличие плодородных почв, благоприятные для растениеводства агроклиматические условия явились главными предпосылками перманентно-цикличного сельскохозяйственного освоения просторов Оренбуржья, начавшегося в середине ХVIII века[4],[5].

Наиболее продолжительным оказался первый период (до конца ХIХ века) постепенного развития сельского хозяйства региона, когда посевные площади были приурочены к выровненным ландшафтам с высокобонитетными почвами. Их плодородие, по свидетельству В.М. Черемшанского, позволяло в отдельные годы часть посевов «за ненадобностью» оставлять в зиму неубранными[6], что косвенно свидетельствует об уровне сельскохозяйственного производства того времени.

Неоднозначно складывалась история сельскохозяйственного использования территории области в XX веке. Столыпинская реформа (1906–1913 гг.) и начавшийся в конце 20-х годов период индустриализации сельскохозяйственного производства наряду с положительным социально-экономическим эффектом (рост численности сельского населения, технологические преобразования в растениеводстве и повышение валового сбора зерновых культур) имел и отрицательные агроэкологические результаты. Главными из которых явилось вовлечение в пашню эрозионно опасных склоновых земель, территорий со сложной структурой почвенного покрова и глубокая вспашка. Однако наиболее существенные изменения в территориальной организации землепользования произошли в период 1954–1962 годов, в период поднятия целины, когда было распахано более 1,8 млн га, а площадь пашни достигла 56 % территории области.

Посевные площади преимущественно в восточных, т.н. целинных административных районах региона (Адамовский, Акбулакский, Беляевский, Гайский, Домбаровский, Кваркенский, Новоорский, Первомайский, Светлинский, Ясненский) увеличились в 3,5–5,0 раз[7], [8].

На сегодняшний день на долю черноземов различных типов приходится 74 % от всех почв области[9]. Существенное вовлечение степных земель под пашню, а также их незначительный биоклиматический потенциал в юго-восточной части России и нерациональное использование природных ресурсов привело к возникновению проблем устойчивого развития землепользования[10].

В Оренбургской области в структуре земельных ресурсов большая доля приходится на земли сельскохозяйственного назначения (88,3 %), что определяется в первую очередь описанными процессами сельскохозяйственного освоения территории, благоприятными агроклиматическими условиями (рис. 1.3.1)[11], [12], [13].

Рис. 1.3.1. Структура земельного фонда Оренбургской области и регионов степного пояса Российской Федерации по категориям земель 

Питание поверхностных и подземных водных источников преимущественно снеговое, а небольшое количество осадков (250–450 мм/год) и их неравномерность распределения по территории области повышают ценность и значимость водных ресурсов. На территории региона имеется около 3500 рек и ручьёв. Поверхностные воды представлены тремя бассейнами (Урала, Волги и Тобола). Важной составляющей поверхностных водных источников являются искусственные водоёмы. Крупнейшее из них – Ириклинское водохранилище (26,0 тыс. га)[14].

Подземными водными ресурсами регион обеспечен на 80 %, расположенные в долинах рек подземные источники по области распределены неравномерно. Восточное Оренбуржье по уровню обеспеченности запасами подземных вод наименее обеспечено. Источники подземных вод здесь нередко засолены, а существующие не в полной мере удовлетворяют потребности хозяйства и населения.

Оренбургская область обладает крупными запасами различных видов минеральных ресурсов, таких как нефть, газ, рудные полезные ископаемые (черные, цветные), строительные материалы, неметаллические полезные ископаемые. Геологическое строение области обуславливает географические контрасты распределения и пространственного сочетания месторождений полезных ископаемых.

Месторождения топливных ресурсов (нефть, газ, уголь, сланец) распространены в районах и округах западной и центральной части области. Муниципальные образования восточной части области (Кувандыкский ГО, Гайский ГО и Светлинский район) характеризуются наличием запасов руд цветных и чёрных металлов (железные, марганцевые, титановые, хромовые, медноколчеданные и никель-кобальтовые руды)[15]. Недра Урало-Тобольской возвышенной равнины (Кваркенский, Адамовский, Новоорский, Домбаровский районы и Ясненский ГО) содержат большое количество разных видов цветных металлов (медноколчеданные, никель-кобальтовые, молибденовые руды и золото). Повсеместное распространение получили строительные материалы (глины и пески распространены в западной и центральной части, строительный камень, известняк и мрамор – на востоке), и в некоторых районах центральной части области располагаются месторождения различных неметаллических полезных ископаемых (каменная соль, кварцевое сырье).

 Леса на территории области размещаются крайне неравномерно, общей площадью 641,6 тыс. га. Сосредоточены в основном на северо-западе  крупными массивами и колками разной величины и плотности. К юго-востоку площадь лесов резко уменьшается. Лесистость Северного и Бугурусланского районов составляет, соответственно, 18,8 % и 12,9 %. Далее, на юго-восток, лесистость уменьшается и в Акбулакском районе составляет 0,6 %, а в Светлинском районе лесные насаждения совершенно отсутствуют. Общая площадь лесов Оренбургской области по состоянию на 01.01.2015 года составляет 641,6 тыс. га, из них покрытых лесной растительностью – 535,9 тыс. га[16].

Рекреационные ресурсы региона сформировались как результат взаимодействия климатических, водных, земельных, растительных ресурсов, особенностей рельефа и ландшафтов территории. В Оренбургской области они представлены в виде ресурсов:

– природные ландшафты, заповедные территории и национальные парки (342 ООПТ регионального значения, 3 федерального значения – заповедники «Оренбургский» и  «Шайтан-Тау», национальный парк Бузулукский бор);

– бальнеологические ресурсы (соленые озера, источники лечебных грязей, целебные источники минеральных вод);

– рекреационные ресурсы побережий рек, озёр и водохранилищ;

– памятники природы и культурно-ландшафтные объекты.

Однако к снижению туристско-рекреационного потенциала территории, ввиду высокой доли распаханности и изъятия значительной части природных территорий, привели функциональные изменения вследствие экстенсивного сельского хозяйства и размещения объектов промышленности.

Список использованных источников: 

[1] Григоревский Д.В. SWOT-анализ природно-ресурсного потенциала Оренбургской области
в контексте интеграционных процессов Евразийского экономического союза // Заметки ученого. Ростов-на-Дону: ООО «Приоритет», 2016. – № 10. – С. 16-24.
[2] Григоревский Д.В. Оценка использования природных ресурсов Оренбургской области
с использованием метода SWOT-анализа  // Вопросы степеведения. – Оренбург: ИС УрО РАН,
2016. – № 13. – С. 18-22.
[3] Мелешкин Д.С. SWOT-анализ природно-хозяйственной системы Среднего Поуралья // Успехи современного естествознания, 2017. – № 11. – С. 78-82.
[4] Чибилёв А.А. (мл.), Семёнов Е.А. Очерки экономической географии Оренбургского края.
Том I. – Екатеринбург: ООО «УЦАО», 2014. – 182 с.
[5] Схема территориального планирования Оренбургской области. Т.I / ФГУП РосНИПИ Урбанистики. – С.-Петербург, 2008. – 409 с.
[6] Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственном, этнографическом и промышленном отношениях / В.М. Черемшанский  – Уфа: Типография Оренбургского губернского правления, 1859. – 472 с.
[7] 40 лет освоению целинных и залежных земель Оренбургской области (1954–1993 г.) / Госкомстат Рос. Федерации; Оренб. обл. упр. статистики. – Оренбург, 1994. – 72 с.
[8] Прихожай Н.И. Атлас мониторинга земель Оренбургской области / Н.И. Прихожай,
И.А. Новоженин, А.М. Русанов и др. – Оренбург, 2014. – 58 с.
[9] Единый государственный реестр почвенных ресурсов России. Версия 1.0. Коллективная монография. – М.: Почвенный ин-т им. В.В. Докучаева Россельхозакадемии, 2014. – 768 с.
[10] Чибилёв А.А. (мл.) Социально-экономические критерии оценки ландшафтного и биологического разнообразия степных экосистем // Проблемы изучения и охраны биоразнообразия и природных ландшафтов Европы / Сб. материалов международного симпозиума. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2001. – С. 38-40.
[11] Чибилёв А.А. (мл.) Земельные ресурсы Оренбургской области как стратегические ресурсы устойчивого развития региона // Стратегия устойчивого развития регионов России. – Новосибирск: ЦРНС, 2016. – № 31. – С. 62-67.
[12] Семёнов Е.А., Григоревский Д.В., Мелешкин Д.С. Детерминанты формирования природно-ресурсного потенциала Оренбургской области // Международный научно-исследовательский журнал, 2017. – № 11 (65). – С. 165–168.
[13] Мелешкин Д.С. Современная структура земельных ресурсов природно-хозяйственной системы Среднего Поуралья в пределах Оренбургской области // Международный
научно-исследовательский журнал, 2017. – № 11 (65). – С. 151-155.
[14] Чибилёв А.А. (мл.) Возобновляемые стратегические природные ресурсы устойчивого развития регионов степной зоны РФ // Успехи современного естествознания, 2016. – № 3. – С. 214-219.
[15] Чибилёв А.А. (мл.) Современное состояние и пути совершенствования структуры земельного фонда регионов степной зоны РФ в аспекте формирования их социально-экономического потенциала // Вопросы степеведения. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2016. – № 13. – С. 100-111.
[16] Министерство лесного и охотничьего хозяйства Оренбургской области [Электронный ресурс] URL: http://www.dep-les.ru/lesnojj-reestr/annual-forms-glr/ (Дата обращения: 20.05.2014 г.).

1.4. ВОДНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ 

Водные ресурсы оказывают значительное влияние на освоение территории и специализацию хозяйственной деятельности. Российская Федерация принадлежит к числу государств, наиболее обеспеченных природными ресурсами, в том числе и водными. По территории страны водные ресурсы распределены крайне неравномерно. В маловодные годы дефицит воды наблюдается в районах интенсивной хозяйственной деятельности в бассейнах рек Дона, Урала, Кубани и Иртыша[1], [2]. Особенно остро данная проблема стоит в трансграничных бассейнах, к которым принадлежит бассейн реки Урал. Верхнее и среднее течение реки Урал располагается на территории трёх субъектов Российской Федерации, а нижнее – в пределах Республики  Казахстан.

Оренбургская область расположена большей частью в бассейне реки Урал. На бассейн реки Урал приходится 63 % (78,2 тыс. км2) территории Оренбургской области. В общем среднемноголетнем стоке рек области от 60–75 % приходится на реку Урал. При этом значительна доля транзитного стока. На весенний паводковый период приходится 80 % величины речного стока[3], [4]. Интенсивное развитие хозяйства и неравномерная обеспеченность водными ресурсами в течение года определила необходимость регулирования стока и резервирования вод в бассейне реки Урал. К настоящему времени на территории бассейна построено 883 пруда и 76 водохранилищ объемом более 1 млн м3. Суммарный объем зарегулированного стока составляет боле 3,5 млн куб. км[5].

В связи природными условиями и трансграничностью бассейна реки Урал, оценка водообеспеченности и сравнительная характеристика положения области  необходимые элементы в прогнозе социально-экономического развития Оренбургской области. Ключевыми в оценке водных ресурсов региона являются поверхностные воды. Положение Оренбургской области относительно смежных регионов Российской Федерации и Республики Казахстан по ресурсам поверхностных вод показано в табл. 1.4.1.

Таблица 1.4.1. Поверхностные водные ресурсы Оренбургской области и смежных регионов РФ и Республики Казахстан

*По бассейну р. Урал в пределах Республики Казахстан. По данным[6], [7], [8].

В территориальном распределении наибольшая плотность гидротехнических сооружений наблюдается в южных и восточных районах области. Данная закономерность объясняется  природно-климатическими условиями, в первую очередь малым количеством осадков и их неравномерным сезонным распределением с периодическими засухами, а также распространением в этих районах подземных вод с высокой минерализацией.

Хозяйственное водопотребление на территории бассейна в пределах превосходит остальные районы области  и соседние субъекты РФ бассейна реки р. Урал. За 2009 год количество забранной воды в бассейне р. Урал составляет по Оренбургской области 1,6 км3/год (86,3 % от общего забора по субъектам федерации, расположенных в бассейне). Основная часть – около 84 % от общего объема водозабора осуществляется непосредственно из р. Урал, 16 % – из Сакмары, Илека, Салмыша, Большого Кумака, Ори[9], [10].

К основным ресурсам хозяйственно-питьевого и производственного водоснабжения относятся подземные воды. Ресурсы подземных вод с минерализацией менее 1 г/л Оренбургской области и смежных регионов Российской Федерации и Республики Казахстан приводится в табл. 1.4.2. 

Таблица 1.4.2. Ресурсы подземных вод Оренбургской области и смежных регионов РФ и Республики Казахстан

Практически во всех муниципальных образованиях, расположенных в пределах бассейна р. Урал, хозяйственно-питьевое водоснабжение населения осуществляется только за счет подземных вод, за исключением Новоорского, Светлинского районов и г. Ясный Оренбургской области, где оно базируется в основном на поверхностных водах[11], [12].

Основными водопотребителями в Оренбургской области являются крупные населенные пункты, сельское хозяйство, горно-металлургический и топливно-энергетический комплексы (рис. 1.4.1). Промышленное водопотребление сосредоточено в Орско-Новотроицком, Гайском и Оренбургском промышленных узлах области. Максимальное использование поверхностных вод на производственные нужды наблюдается в бассейне реки Урал в основном за счет ОАО «Ириклинская ГРЭС»[13].

В структуре хозяйства Оренбургской области преобладает промышленное производство – 53 % валового регионального продукта (ВРП), значительную долю которого составляет добыча полезных ископаемых – 34 %. Доля сферы торговли и оказания услуг составляет 14 % ВРП. Далее следуют: сельское хозяйство – 8,7 %, транспорт и связь – 7,7 % и строительство – 5 %. Прочие отрасли занимают 11 % ВРП. 

Рис. 1.4.1. Объемы и структура водопотребления Оренбургской области и смежных регионов РФ и Республики Казахстан 

Производственное водопользование

Более 90 % потребляемой свежей воды приходится на топливно-энергетический комплекс промышленности области. При производстве электроэнергии на Ириклинской ТЭС используется большой объём свежей воды (более 1 км3/год). Это составляет более 90 % всей потребляемой воды по Оренбургской области и значительно опережает все остальные отрасли.

Основными водопотребителями в бассейне реки Урал являются крупные промышленные производства (табл. 1.4.3). Такие как ОАО «ОГК – 1» – филиал Ириклинская ГРЭС, ООО «Оренбург Водоканал», ООО «Орск Водоканал» и другие.

В бассейне р. Волги на территории области преобладает водопотребление на производственные и хозяйственно-питьевые нужды. Объём водопотребления в бассейне составляет менее 3 % от регионального объёма при отсутствии крупных промышленных предприятий, а также меньшей долей населённых пунктов с централизованным водоснабжением и численностью населения. Промышленные предприятия здесь представлены в основном нефтегазодобывающими организациями, которые используют сопутствующие пластовые воды и оборотное водоснабжение с замкнутым циклом в технологических процессах (ОАО «Оренбургнефть», НГДУ «Сорочинскнефть» и др.).

Особенности хозяйственно-питьевого водоснабжения

Следующим крупным водопотребителем в экономике региона является коммунальное хозяйство населённых пунктов с централизованным водоснабжением и водоотведением, а также хозяйственно-питьевое водоснабжение сельских насёленных пунктов. 

Таблица 1.4.3. Структура водопотребления за 2013 год по крупным речным бассейнам Оренбургской области

Кроме предприятий крупным водопотребителем является население области, численность которого превышает 2 млн человек.

Для обеспечения хозяйственно-питьевого водоснабжения используются подземные воды. Оренбургская область существенно отличается по обеспеченности и характеристикам подземных вод. Регион занимает среднее положение среди регионов бассейна р. Урал как по эксплуатационным запасам, так и по прогнозным ресурсам подземных вод. В значительной степени обеспеченность подземными водами коррелируется с общими ресурсами поверхностных вод территории (табл. 1.4.4). 

Таблица 1.4.4. Водные ресурсы регионов бассейна реки Урал

По данным государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области» на 2012 год в Оренбургской области разведаны запасы подземных вод на 278 месторождениях (участках). Вода питьевого качества (с минерализацией до 1 г/л) составляет 5376 тыс. м3/сут., при общем ресурсе подземных вод – 6,26 млн м3/сут. Средняя обеспеченность ресурсами подземных вод на одного человека по Оренбургской области составляет 3,09 м3/сут. Обеспеченность оцененными запасами подземных вод (на одного человека) в 2013 году – 1,15 м3/сут.[14].

При рассмотрении ресурсов подземных вод, зон активного водообмена в основных речных бассейнах необходимо отметить их несоответствие объёмам поверхностного стока. В Оренбургской части бассейна реки Волги (в т.ч. рек Самара, Сок, Дёма и Ик) сосредоточено 55 % (1054 млн м3) от объёма всех ресурсов подземных вод воодообмена области. На бассейн р. Урал приходится только 45 % (852 млн м3), а на бессточный район и бассейн р. Тобол по 0,1 %.

Основным водоносным горизонтом является Q (аллювиальный), на который приходится 44,7 % ресурсов подземных вод. Далее следуют Татарский и Казанский водоносные комплексы с 15,4 % и 17,4 %, соответственно. Причем    68 % прогнозных ресурсов составляют привлекаемые подземные воды Q (аллювиального) горизонта. Они превышают 60 % от потребностей области в хозяйственно-питьевых водах на перспективу[15], [16].

Наименьшей удельной обеспеченностью обладают восточные и южные районы области (рис. 1.4.2). К наименее обеспеченным ресурсами пресных подземных вод относятся Светлинский, Домбаровский и Первомайский районы. В первых двух райцентрах для обеспечения потребностей в хозяйственно-питьевом водоснабжении используются поверхностные воды Кумакского водохранилища.

Рис. 1.4.2. Удельная обеспеченность прогнозными эксплуатационными ресурсами подземных вод районов Оренбургской области и их качественная характеристика

В удельной обеспеченности на единицу территории наибольшее значение приходится на промышленно освоенные районы восточной и центральной части области, а также северо-западные районы. В первом случае это объясняется высокой степенью освоенности ресурсов подземных вод и тяготением данных районов к долине р. Урал с мощным аллювиальным горизонтом. В северо-западных районах это происходит из-за меньшей площади районов и большей нормы годовых атмосферных осадков, что увеличивает инфильтрационную составляющую питания подземных вод по сравнению с остальными районами области.

Для покрытия дефицита подземных вод поверхностные водные ресурсы привлекаются в городах Оренбург и Орск, а также для водоснабжения населенных пунктов в Новоорском и Сакмарском районах. В городах Медногорск и Гай используются значительно удалённые водозаборы водоснабжения вследствие несоответствия качества воды окрестных месторождений подземных вод для хозяйственно-питьевых целей. Местные водозаборы используются только для технического водоснабжения.

Наибольшие объёмы хозяйственно-питьевого потребления отмечаются на территории центральной и восточной частей области в бассейне реки Урал из-за высокой численности городского населения. Для хозяйственно-питьевых нужд в основном привлекаются подземные воды. Добытая водозаборными скважинами вода используется в объеме 366 тыс. м3/сут. (2013 г.), в том числе: 251,29 тыс. м3/сут. на хозяйственно-питьевые цели – 69 %, на производственно-технические цели расходуется 105,15 тыс. м3/сут. – 29 % и 9,56 тыс. м3/сут. – 2 % для полива приусадебных участков и садов-огородов[17]. В восточных районах области из-за распространения вод, несоответствующих нормам хозяйственно-питьевого водоснабжения (с минерализацией более 1 г/л), и отсутствия крупных водотоков привлекаются для водоснабжения воды из водохранилищ.

Хозяйственное и промышленное водоотведение

Использованная населением и отраслями промышленности отработанная вода отводится в водные объекты, накопители, рельеф местности, выгреба. Основными приёмниками сточных вод являются поверхностные водные  объекты – 99 %, а 0,7 % отводится на рельеф местности, поля фильтрации и накопители; 0,2 % – на земледельческие поля орошения и около 0,1 % – в подземные поглощающие горизонты.

В бассейне реки Урал отмечается наибольшее количество сбросов сточных вод. Нормативно-чистые воды составляют большую часть всех сбрасываемых сточных вод в поверхностные водные объекты – 93 % (2013 год – 1246,66 млн м3), и их количество связано с забором воды Ириклинской ГРЭС. Основной объем сбрасываемых загрязненных сточных вод (2013 год – 112,53 млн м3) поступает в водные объекты бассейна реки Урал. Недостаточно очищенные сточные воды сбрасываются предприятиями жилищно-коммунального   хозяйства – 110,82 млн м3 (2013 год).

В водные объекты бассейна реки Волги в 2013 году было сброшено 8,74 млн м3 сточных вод (без очистки – 0,22 млн м3, недостаточно-очищенных – 8,5 млн м3). Недостаточно-очищенные сточные воды также сбрасываются предприятиями жилищно-коммунального хозяйства.

Регулярное орошение и сельскохозяйственное водоснабжение

Сельское хозяйство не является основным водопотребителем в количественном выражении, так как основой является земледелие багарных культур и скотоводство. На орошение (по данным ФГУ «Управление Оренбургмелиоводхоз») расход воды уменьшается в связи с сокращением площадей полива сельскохозяйственных культур. Наибольшие площади орошения отмечаются в бассейне реки Урал – 39 638 га, при водопотреблении 10 млн м3 (в 2013 г.). В бассейне реки Волги, включая водосборы р. Камы, площадь составила 23 795 га при водопотреблении 1,9 млн м3 (2013 г.). Для орошения используются воды из прудов и водохранилищ. Крупные ирригационные площади расположены близ крупных городов области Оренбурга, Орска, Бузулука. Сельскохозяйственное водоснабжение составляет незначительные объёмы – менее 1 млн м3.

Прудовое рыбное хозяйство

Рыбохозяйственный фонд Оренбургской области составляют реки, озера, водохранилища и пруды. Он включает в себя порядка 290 рек, 252 озера площадью 22,3 тыс. га, 13 водохранилищ площадью 38,5 тыс. га и 50 прудов площадью около 350 га. В настоящее время, по данным инспекции рыбоохраны, промысловое значение имеют 53 реки, наиболее значимыми из которых являются река Урал и её притоки. Озерным рыбохозяйственным промыслом освоено свыше 2 тыс. га, в основном это пойменные озера бассейнов рек Урала и  Волги[18], [19].

Прочие виды

Забор воды для поддержания пластового давления выполняют нефтедобывающие предприятия (ОАО «Оренбургнефть», НГДУ «Сорочинскнефть» и др.). Данные предприятия являются крупными водопотребителями в бассейне р. Самары. К примеру, в 2013 году ОАО «Оренбургнефть» осуществило забор воды из поверхностных водных объектов объёмом в 7,71 млн м3, что составило 80 % всего поверхностного водопотребления в бассейне р. Самары.

В транспортных целях водные объекты Оренбургской области не используются. Только на крупных водохранилищах региона отмечается судоходство маломерных судов в летний период для целей рекреации. Водные объекты вблизи населённых пунктов используются в целях рекреации. Организованный отдых распространён в основном на искусственных водоёмах: водохранилищах, прудах и затопленных соленых карьерах.

Понятие «наводнение» связано с негативным действием вод на селитебные объекты и инфраструктуру. Формирование природных наводнений основано на явлениях в гидрологическом режиме рек, вызванных периодически наблюдаемыми весенним половодьем и дождевыми паводками. Естественные гидрологические явления на реках, происходящие на заселенных территориях, могут оказывать неблагоприятное воздействие, принося значительный ущерб населению и хозяйству. Величина последствия наводнения для населения и хозяйства зависит не только от природных факторов, но от социально-экономического уровня развития территории[20].

Среди крупных рек европейской части России р. Урал выделяется характеристиками гидрологического режима. У реки наблюдаются значительные колебания среднегодового стока и расхода воды в течение года. Такой режим реки обусловлен географическим положением речного бассейна. Водосбор реки Урал охватывает горнолесные, лесостепные и степные ландшафты с различными природно-климатическими условиями. В горнолесных ландшафтах на весеннее половодье приходится 60–70 % годового стока. В степной зоне водосбора – до 70–85 %, а на юге степной зоны – 85–100 %. В результате такой неравномерности стока на реках в бассейне р. Урала наводнения наиболее часто случаются во время прохождения весеннего половодья, что подтверждается многолетними гидрологическими наблюдениями[21], [22].

Бассейн р. Урал частично расположен на территории трёх субъектов Российской Федерации. Значительная индустриальная и селитебная освоенность на территории бассейна имеет дальнейшие перспективы социально-экономического развития и более глубокой международной интеграции. В настоящие время на территории бассейна проживает 2,3 млн человек, более половины сосредоточены в крупных городах – Оренбург, Магнитогорск, Орск, Новотроицк, Сибай, Учалы, Гай, Медногорск, Кувандык и других (рис. 1.4.3).

В городах сконцентрировано основное промышленное производство: черной металлургии и цветной металлургии, машиностроение, топливная промышленность, энергетика. На территории бассейна освоена добыча рудных в горной области Южного Урала (восточная часть бассейна) и углеводородов на окраине Восточно-Европейской равнины (западная часть бассейна).

В исследовании социально-экономической уязвимости населения и хозяйства регионов бассейна р. Урал применялся бассейново-административный подход. С этой целью территория исследования была ограничена водоразделом р. Урал и государственной границей Российской Федерации. Пространство внутри бассейна р. Урал для районирования пространства было принято согласно административно-территориальному делению на местном уровне (муниципальные районы и городские округа).

Для проведения оценки социально-экономической уязвимости в первую очередь включался набор параметров, характеризующих ретроспективно подверженность населения и хозяйства наводнениям.

Рис. 1.4.3. Распределение населения в российской части бассейна р. Урал

С этой целью потребовалось собрать и проанализировать сведения о случаях затопления селитебных территорий (населенных пунктов), количестве населения в зоне затопления, инфраструктурных и хозяйственных объектов за последние 15 лет. Данные предоставлены Территориальным центром мониторинга и прогнозирования ЧС по Оренбургской области, ГУ МЧС по Оренбургской области, ГУ МЧС по Челябинской области и информационных ресурсов ГУ МЧС России.

Показатели, характеризующие социальную восприимчивость, хозяйственное развитие и социально-экономические индикаторы, выбирались на основе экспертных оценок и возможности использования имеющихся статистических данных по муниципальным районам и городским округам[23] (табл. 1.4.5).

При расчете суммарного индекса часто включаются разнородные показатели с несопоставимостью единиц их измерения. Так, для оценки оптимального функционирования малой реки необходимо сравнение гидрографических и социально-экономических показателей водосборов. Поэтому для подобных расчетов большое значение приобретают непараметрические методы исследования, которые позволяют работать с разнородными данными и сгладить ошибки в статистическом материале. 

Таблица 1.4.5. Компоненты и показатели социально-экономической уязвимости населения и хозяйства

В методе «Паттерн» многомерной непараметрической оценки первоначально ранжируются все районы и городские округа по каждому показателю. Первые места приходятся на большие значения. После вычисления по всем показателям и приведенных (нормированных) к наилучшим значениям переходят на среднюю арифметическую оценку значений по группам индикаторов.

Алгоритм оценки и ранжирование социально-экономического уязвимости населения и хозяйства включает следующие этапы:

  1. Выбор единиц административного районирования и количественных показателей;
  2. Составление базы данных по социально-экономическим характеристикам административных районов и городских округов;
  3. Устанавливаются наилучшие значения по каждой характеристике ключевых водосборов, затем все показатели приводятся к этим значениям:

S= Pti/ Ptmax, где                                                                 (1)

Pti – значение показателей района или округа, t=1,…, n – номера показателей,
i=1,…, n – номера района или округа;

  1. Для каждого района на базе полученных показателей устанавливается значение комплексного показателя исследуемых социально-экономических индикаторов характеристик;
  2. Полученные комплексные величины могут быть представлены в виде интегрированного показателя по каждому муниципальному образованию и городскому округу.

На территории бассейна р. Урал имеются риски для населения и хозяйства, связанные с многоводьем, обусловленные весенним половодьем, дождевыми паводками в горной и предгорной части региона. Дождевые паводки редко формируют экстремальные водно-экологические ситуации в горной части бассейна р. Урал. Но при совпадении со снеготаянием могут оказать негативное влияние в прохождении весеннего половодья, а в летний период привести к аварийным сбросам на гидроузлах.

Большая часть подверженных угрозе затопления населенных пунктов расположены на средних и малых притоках р. Урал. В основном это степные водотоки верхнего и среднего течения реки, в которых большая часть стока приходится на весенний период года. В российской части бассейна р. Урал около 200 населённых пунктов, в том числе 4 крупных города (Верхнеуральск, Магнитогорск, Орск, Оренбург) подвержены опасности затопления и подтопления. Общая ориентировочная численность населения, проживающая и попадающая в зону затопления (подтопления), составляет свыше 20 тыс. человек (табл. 1.4.6). 

Таблица 1.4.6. Подверженность населенных пунктов регионов бассейна р. Урал риску затопления (подтопления)

Хронология наводнений в бассейне реки Урал:

1942 г. – катастрофическое наводнение на р. Урал, затоплена значительная часть г. Орска, в том числе жилые и промышленные объекты;

1957 г. – подтопление населённых пунктов в бассейне р. Урал вследствие обильного и резкого снеготаяния;

1970, 1981, 1983, 1985 гг. – высокие уровни на реках в бассейне р. Урал. Данных о пострадавших и нанесённом ущербе нет;

1993-1994 гг. – интенсивный рост уровня воды на р. Урал и её притоках начался в результате дружного снеготаяния. Во время прохождения пика половодья отмечалось значительное затопление поймы и прибрежных населенных пунктов;

1998 г. – в пригороде Оренбурга затоплены 106 домов во время наводнения. В Орске (Старом городе) было затоплено 513 домов;

2000 г. – в апреле на р. Урал из-за дружного снеготаяния были резко увеличены сбросы воды из Ириклинского водохранилища, что привело к подтоплению городов Орск и Оренбург.

2011 г. – в Оренбургской области был объявлен режим ЧС, связанный с половодьем на реках[24]. В результате половодья было подтоплены жилые дома в 24 из 35 районов области, площадь подтопления (затопления) составила 79,18 км2.

Среди регионов российской части бассейна наибольшие негативные последствия от наводнений приходятся на Оренбургскую область. Для рек Оренбургской области характерна высокая повторяемость затопления пойменных территорий. Максимальные уровни весеннего половодья являются экстремальными для равнинных рек с широкой поймой. Высокая повторяемость затопления поймы и наличие частых заторов на реках создаёт угрозу близко расположенным населённым пунктам. В результате прохождения половодья в Оренбургской области практически ежегодно подвергаются частичному затоплению (подтоплению) селитебные территории и временно нарушается транспортное сообщение районных центров с десятками населенных пунктов. Наиболее часто наносится косвенный ущерб, связанный с затоплением дорог и низководных мостов. Эти явления приводят к нарушению сообщения между некоторыми населёнными пунктами области с районными центрами, увеличению расходов на ремонт зданий и инфраструктурных объектов, приостановке работы предприятий или сокращению мощностей из-за затруднения использования хозяйственных объектов в зоне затопления.

При экстремальных условиях прохождения весеннего половодья на реках Урал, Большой Ик, Большой Кизил, Большой Сурень и притоках в зоне затопления могут оказаться около 1500 человек в 4 районах Республики Башкортостан. Неоднократно в зону затопления попадают дороги местного значения и мосты. Возможно подтопление населенных пунктов, дорог и мостов в поймах рек Большой Ик, Салмыш, Сакмара, Зилаир, Таналык, Миндяк и их притоков. В целом территория бассейна р. Урала в пределах Республики Башкортостан относится к умеренно опасным и малоопасным районам в отношении развития наводнений.

Основной причиной наводнений в Челябинской области являются разливы рек в период весеннего снеготаяния из-за активного таяния снежного покрова и больших запасов воды в снеге. Существенную роль в формировании наводнений играют заторы льда на отдельных участках рек и связанный с заторами резкий подъем уровня воды. В отдельные годы ущерб от наводнений, вызванных заторными явлениями, достигает значительных величин. В зону паводкового затопления попадает г. Магнитогорск. Особенно усложняется ситуация при прорыве плотины Верхнеуральского водохранилища, когда время подхода волны составляет 4 часа. Общая площадь затопления может составлять 20 км2. Также в зону затопления периодически могут попадать населенные пункты Нагайбакского, Агаповского, Кизильского районов, расположенные в бассейнах рек Урал, Б. Караганка, Худолаз, Гумбейка, Кызыл-Чилик и их притоков[25].

По результатам проведенной оценки социально-экономической уязвимости населения хозяйства от наводнений получен обобщающий индекс по каждому муниципальному образованию и городскому округу в бассейне р. Урал. Основываясь на проведенном исследовании, выделены четыре группы по значению индекса уязвимости: низкий, средний, высокий и очень высокий. На основе выделенных групп построена картосхема (рис. 1.4.4).

К группе с низким индексом относятся районы, расположенные в верховьях притоков р. Урал. Риски для населения и хозяйства здесь снижены из-за низкой плотности населения и хозяйственной освоенности. В группу со средним показателем можно отнести большую часть муниципальных районов и городских округов в бассейне р. Урал. В этой группе существует опасность развития чрезвычайных ситуаций, связанных с затоплением населённых пунктов. Высокий индекс уязвимости характерен для городских округов и муниципальных образований, имеющих значительную освоенность территории и плотность населения. Очень высоким индексом уязвимости населения и хозяйства обладают высокоразвитые промышленные центры в бассейне р. Урал. Значительному ущербу от наводнений могут быть подвержены крупные города и районы с высокой плотностью населения.

Расположение селитебных территорий в пойменных зонах делает уязвимым безопасность населения и хозяйства в период весеннего половодья. Защита от экстремальных водно-экологических ситуаций, связанных с половодьем, с помощью дополнительного регулирования и строительства дамб увеличивает риск природно-техногенных наводнений и создаёт угрозу затопления нижерасположенным территориям. В целом по Оренбургской области, Челябинской области и Республике Башкортостан весеннее половодье часто наносит ущерб инфраструктурным объектам регионов и населенным пунктам. 

Рис. 1.4.4. Социально-экономическая уязвимость населения и хозяйства от наводнений в бассейне р. Урал 

В целях предотвращения негативного воздействия вод на населенные пункты необходимо введение особых условий использования территорий, подпадающих в зону затопления (подтопления).

Ресурсы поверхностных и подземных вод и их распределение повлияли на формирование и структуру хозяйства области, а также на рисунок расселения населения. Роль водных ресурсов в экономике области будет возрастать, так как от них зависит дальнейший экономический рост и конкурентоспособность региона. В Оренбургской области в структуре водопользования преобладает производственное водопотребление, а именно, для нужд топливно-энергетического комплекса. В бассейне р. Урал наибольшее водопотребление сосредоточено на электрогенерации, а в бассейне р. Волги – на производственных нуждах нефтегазодобычи. Наибольший объём используемой свежей воды приходится на бассейн р. Урал, в структуре водопользования которого после производственных нужд следуют хозяйственно-питьевое водопотребление и регулярное орошение.

Регулирование речного стока на территории соседних субъектов может привести к снижению не только естественных эксплуатационных ресурсов, но и необходимых экологических расходов, что негативно сказывается на состоянии ландшафтно-гидрологических систем. При этом заключенные межгосударственные бассейновые соглашения по реке Урал обязывают компенсировать низкие сезонные расходы за счет Ириклинского водохранилища, что негативно может сказаться на водно-экологической безопасности региона.

Список использованных источников: 

[1] Водная стратегия РФ на период до 2020 года, от 27 августа 2009 года № 1235-р.
[2] Сивохип Ж.Т., Падалко Ю.А. Эколого-гидрологические и водохозяйственные аспекты маловодий в степной зоне (на примере бассейна р. Урал) // Природные и антропогенные изменения аридных экосистем и борьба с опустыниванием: сб. статей по материалам Междунар. науч.-практ. конф. – Махачкала, 2016. – С. 322-325. – (Труды Ин-та геологии Дагестан. науч. центра, вып. 67).
[3] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2013 году». – Оренбург, 2014. – 232 с.
[4] Чибилёв А.А., Мелешкин Д.С. Проблема регулирования стока в бассейне реки Урал  // Геоэкологические проблемы трансграничного бассейна реки Урал: материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Оренбург, 2008. – С. 115-119.
[5] Государственный доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов Российской Федерации в 2009 году». – М.: НИА-Природа, 2010. – 288 с.
[6] Государственный доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов Российской Федерации в 2009 году». – М.: НИА-Природа, 2010. – 288 с.
[7] Нижне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. [Электронный ресурс] URL: http://www.nvbvu.ru/ (дата обращения: 20.05.2014 г.).
[8] Географический атлас Оренбургской области / Под ред. Чибилёва А.А. – М.: Издательство ДИК, 1999. – 96 с.
[9] Падалко Ю.А. Оценка водоресурсной обеспеченности и существующего водопотребления сопредельных регионов бассейна р. Урал // Современные проблемы водохранилищ и их водосборов: труды Междунар. науч.-практ. конф. В 3 т. – Пермь, 2013. – Т. 1. Управление водными ресурсами. Гидро- и геодинамические процессы. – С. 84-88.
[10] Мелешкин Д.С. Анализ водопользования как фактора устойчивого развития территории Среднего Поуралья // Материалы XXI  сессия Объединенного научного совета по фундаментальным географическим проблемам при Международной ассоциации академий наук и Научного совета РАН по фундаментальным географическим проблемам «Охрана природы и региональное развитие: гармония и конфликты (к Году экологии в России)», 2017. – С. 305-309.
[11] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2013 году». – Оренбург, 2014. – 232 с.
[12] Нижне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. [Электронный ресурс] URL: http://www.nvbvu.ru/ (дата обращения: 20.05.2014 г.).
[13] Там же.
[14] Чибилёв А.А., Падалко Ю.А. Водно-экологическая безопасность окружающей среды в трансграничном бассейне реки Урал / Проблемы безопасности окружающей среды: Сборник статей. / НАН РА Центр эколого-ноосферных исследований; Отв. ред.: А.К.  Сагателян. – Ер.: Изд-во «Гитутюн» НАН РА, 2016. – С. 244-251.
[15] Нижне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. [Электронный ресурс] URL: http://www.nvbvu.ru/ (дата обращения: 20.05.2014 г.).
[16] Географический атлас Оренбургской области / Под ред. Чибилёва А.А. – М.: Издательство ДИК, 1999. – 96 с.
[17] Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2013 году». – Оренбург, 2014. – 232 с.
[18] Нижне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. [Электронный ресурс] URL: http://www.nvbvu.ru/ (дата обращения: 20.05.2014 г.).
[19] Мелешкин Д.С. Современное рыбохозяйственное и туристско-рекреационное освоение территории Среднего Поуралья // Вопросы степеведения. – Оренбург: ИС УрО РАН, 2016. – № 13. – С. 45-49.
[20] Сивохип Ж.Т., Падалко Ю.А. Географо-гидрологические факторы опасных гидрологических явлений в бассейне реки Урал // Изв. РАН. Сер.геогр., 2014. – № 6. – С. 53-61.
[21] Нижне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. [Электронный ресурс] URL: http://www.nvbvu.ru/ (дата обращения: 20.05.2014 г.).
[22] Чибилёв А.А., Падалко Ю.А. Водно-экологическая безопасность окружающей среды в трансграничном бассейне реки Урал / Проблемы безопасности окружающей среды: Сборник статей. / НАН РА Центр эколого-ноосферных исследований; Отв. ред.: А.К.  Сагателян. – Ер.: Изд-во «Гитутюн» НАН РА, 2016. – С. 244-251.
[23] База данных показателей муниципальных образований [Электронный ресурс] URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm (дата обращения: 02.09.2017 г.).
[24] Чибилёв А.А., Падалко Ю.А. Водно-экологическая безопасность окружающей среды в трансграничном бассейне реки Урал / Проблемы безопасности окружающей среды: Сборник статей. / НАН РА Центр эколого-ноосферных исследований; Отв. ред.: А.К.  Сагателян. – Ер.: Изд-во «Гитутюн» НАН РА, 2016. – С. 244-251.
[25] Нижне-Волжское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов. [Электронный ресурс] URL: http://www.nvbvu.ru/ (дата обращения: 20.05.2014 г.).

1.5. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БИОКЛИМАТИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

Наиболее важным факторами урожайности являются природно-климатические условия, т.е. сочетание влаги, тепла и разнообразия почвенного покрова, для которого характерен соответствующий уровень плодородия. В 1970-80-х годах под редакцией Д.А. Шашко были опубликованы результаты исследований, которые по специальным коэффициентам можно перевести в показатели урожайности, полученные на особых участках при естественном сочетании тепла, влаги без применения агротехнологий. Сравнение биопотенциала с фактической урожайностью зерновых культур по административным районам позволяет оценить качественный уровень развития земледелия[1].

Цель работы – показать на муниципальном уровне территориальные различия фактической урожайности и биопотенциала зерновых культур в Оренбургской области.

Проанализированы данные средней фактической урожайности зерновых по муниципальным районам за период с 2010 по 2015 год. Основу исследований составила статистическая информация, собранная из региональных статистических сборников.

Согласно пространственным вариациям биоклиматический потенциал подчинен определенным природным закономерностям. Урожайность зерновых в Оренбургской области имеет тенденцию снижения в восточном более холодном и юго-восточном более засушливом направлениях[2], [3] (рис. 1.5.1).

На первый взгляд может показаться, что данную территорию отчетливо разделяют два совершено различных вида хозяйствования. На западе области преобладает интенсивное земледелие, а на востоке экстенсивное. Отчасти это верно, однако для более детального анализа эффективности аграрного природопользования проведено районирование региона по степени соответствия фактической урожайности и естественной биопродуктивности[4],[5].

Рис. 1.5.1. Пространственная вариация фактической урожайности и биопотенциала в Оренбургской области

В первую группу выделены районы, где фактическая урожайность составляет более 50 % от биопотенциальной. Во второй группе расположились районы, в которых фактическая урожайности ниже биопотенциальной на 50 %[6] (рис. 1.5.2).

– Районы, в которых фактическая урожайность составляет более 50 % от биопотенциальной,  расположились вдоль линии широтного простирания Оренбургской области и охватывают западную, центральную и восточную часть региона. Это важные агроресурсные районы области, но они весьма неоднородны и у каждого из них своя особенность. Одна часть этих районов расположена в более благоприятных климатических условия – на северо-западе и в центре Оренбургской области. Другая часть районов находится в менее благоприятных природных условиях – на юге-западе и востоке Оренбургской области.

Рис. 1.5.2. Эффективность использования биопотенциала в Оренбургской области 

– Районы, где фактическая урожайность ниже биопотенциальной на 50 %, располагаются преимущественно в северной, южной и восточной части Оренбургской области. Фактическая урожайность здесь различна, в некоторых районах она превышает 10 ц/га, а в других составляет 4 ц/га. На большей части этих районов в середине XX века было поднято слишком много низкопродуктивной целины, теперь обработка этой земли не под силу местным агропроизводителям. Но, несмотря на это, именно здесь сконцентрирована почти треть всех занятых под зерновые посевных площадей региона. Однако на многих территориях урожаи зерновых низки и не гарантированы. Из пяти лет может выпасть лишь один-два урожайных года.

Во всех районах Оренбургской области средняя фактическая урожайность зерновых ниже биопотенциальной. В половине районов Оренбургской области средняя фактическая урожайность зерновых ниже биопотенциальной на 50 %. Средняя фактическая урожайность зерновых в Оренбургской области по большей части не зависит от природно-климатических условий.

Список литературных источников:

[1] Шашко  Д.А. Агроклиматическое районирование СССР / Д. А. Шашко. – М.: Колос, 1967. – 324 с.
[2] Соколов А.А. Показатель эффективности использования биопотенциала в степной зоне России // Известия Оренбургского государственного аграрного университета, 2016. – № 3 (59). – С. 161-164.
[3] Соколов А.А. Сравнительная оценка продуктивности зерновых и их биоклиматического потенциала в степных регионах России // Известия Оренбургского государственного аграрного университета, 2015. – № 6 (56). – С. 266-269.
[4] Руднева О.С. Районирование степной зоны Евразии по уровню сельскохозяйственной освоенности // Известия Оренбургского государственного аграрного университета, 2016. –
№ 3 (59). – С. 164-167.
[5] Руднева О.С. Освоенность степных приграничных территорий России как аспект устойчивого развития страны // Известия Оренбургского государственного аграрного университета, 2014. –
№ 4. – С. 203-207.
[6] Соколов А.А. Опыт оценки эффективности аграрного природопользования в степных и лесостепных регионах России на основе анализа биопродуктивности / Проблемы геоэкологии и степеведения. Том IV. Оптимизация структуры земельного фонда и модернизация природопользования в степных регионах России / под ред. чл.-корр. РАН А.А. Чибилёва. – Оренбург: Печ. дом «Димур», 2015. – С. 167-171.