г. Оренбург - с. Чернореченское - Татищево - Нижнеозерное - Рассыпная - Илецкий городок - Уральск

В 70-х годах XVIII столетия Россия оказалась ввергнута в гражданскую войну, охватившую значительную часть страны: юго-восточные районы, Урал, Поволжье. Альтернативой существовавшей царской власти в лице императрицы Екатерины II выступила власть самозваного царя «Петра III», под именем которого скрывался простой донской казак Емельян Пугачев.

«Пугачевщина» стала яркой незабываемой страницей нашей истории, постоянно привлекавшей внимание многих деятелей культуры - своим накалом страстей, остротой конфликтов, яркостью характеров и судеб. Общество тогда раскололось; и кровавое противостояние никак не могло забыться.

Почти сразу после окончания гражданской войны был издан знаменитый манифест о предании трагедии «вечному забвению и глубокому молчанию». О происшедшем полагалось забыть. Но в памяти людской след все-таки остался.

Среди тех, кто заинтересовался пугачевщиной, был поэт Александр Сергеевич Пушкин. С этой целью в 1833 году он отправился в Оренбургский край. Итогом поездки стало написание исторической работы «История пугачевского бунта» и знаменитого романа «Капитанская дочка», последнего прижизненно изданного произведения.

Оренбург

18 сентября Пушкин подъехал к Оренбургу, переправился на пароме через р. Сакмару у Маячной горы и утром был принят военным губернатором В.А. Перовским, с которым был давно знаком. Поэт останавливался в загородном доме губернатора (на месте 2-й городской больницы) и в доме В.И. Даля. Во время пребывания в городе Пушкин совершал прогулки к Гостиному двору: там содержались под стражей участники восстания яицких казаков 1772, пленные пугачевцы, был казнен А.Т. Соколов-Хлопуша.

Академик Фальк, посетивший Оренбург в 1771 году, сообщал, что улицы города немощеные и весной по ним «великая грязь», а летом «сильная пыль». За исключением нескольких церквей, дома губернатора, здания губернской канцелярии, гостиного двора и некоторых других зданий постройки города были деревянными.

19 сентября А.С. Пушкин вместе с В. Далем и Артюховым посетил Бердскую слободу - тогда село на берегу р. Сакмары, а сегодня - часть города Оренбурга. В течение нескольких месяцев Бердская слобода была ставкой Пугачева. Здесь Пушкин беседовал с 73-летней казачкой Ириной Афанасьевне Бунтовой, с другими стариками.

Бердинские старожилы показали поэту с высокого обрыва старого берега Сакмары виднеющиеся вершины гор Гребеней и рассказали предание об огромном кладе, якобы зарытом Пугачевым в Гребенях. Показали они и место, где стоял «государев дворец» изба казака Ситникова. Поездка в Берды произвела на Пушкина глубокое впечатление. Он писал жене: «В деревне Берде, где Пугачев простоял шесть месяцев, имел я большую удачу: нашел 75-летнюю казачку, которая помнит то время, как мы с тобою помним 1830 год». Записи, сделанные в с. Берды, были использованы А.С. Пушкиным в «Истории Пугачева» и повести «Капитанская дочка»: «Мятежная слобода» - это как раз село Берды.

Описания «государева дворца» и дороги, по которой герой повести прапорщик Гринев ехал в «мятежную слободу», основаны на рассказах и личных впечатлениях А.С. Пушкина: «Мы перебрались через овраг и вступили в слободу. Во всех избах горели огни. Шум и крики раздавались везде... Нас привели прямо к избе, стоявшей на углу перекрестка. У ворот стояло несколько винных бочек и две пушки. «Вот и дворец, - сказал один из мужиков, - сейчас об вас долежим». Он вошел в избу... наконец, мужик воротился и сказал мне: «ступай: наш батюшка велел впустить офицера». Я вошел в избу, или во дворец, как называли ее мужики. Она освещена была двумя сальными свечами, а стены оклеены были золотою бумагою; впрочем, лавки, рукомойник на веревочке, полотенце на гвозде, ухват в углу и широкий шесток, уставленный горшками, - все было как в обыкновенной избе». В память посещения А.С. Пушкиным села Берды в юбилейные дни 1949 года на площади села был сооружен памятник: на высоком постаменте установлен бюст поэта.

Далее А. Пушкин отправился к Уральску, бывшему Яицкому городку - откуда все начиналось, где, собственно и разгорелось пламя бунта. В «Истории Пугачева» путь мятежников от Яицкого городка к Оренбургу повторял (только в противоположном направлении - с запада на восток) дорогу Пушкина из Оренбурга: «Измена Илецких казаков. Взятие крепости Рассыпной... Взятие Нижнее-Озерной. Взятие Татищевой... Взятие Чернореченской...». Все тамошние крепости входили в так называемую Нижнее-Яицкую дистанцию Оренбургской военной линии. Это была система укреплений по реке Уралу, перекрывавшая направление набегов казахов и калмыков, протяженностью в 125 верст. Во времена Пугачевщины на всем правобережье Урала от Оренбурга до Илецкого ородка существовали крепости Чернореченская (совр. с. Черноречье Оренбургского района), Татищева (совр. с. Татищево, Переволоцкого района), Нижнеозерная (совр. с. Нижнеозерное, Илекского района), рассыпная (совр. с. Рассыпное, Илекского района), Илекский городок. Построены они были на высоком правом берегу Урала. «Крепости, в том краю построенные, были ни что иное, как деревни, окруженные плетнем или деревянным забором», - читаем мы у Пушкина в «Истории Пугачева». Состояние этих крепостей прекрасно передано А.С. Пушкиным в описании Белогорской крепости в повести «Капитанская дочка», когда Гринев только подъезжал к ней: «Я глядел во все стороны, ожидая видеть грозные бастионы, башни и вал; но ничего не видел, кроме деревушки, окруженной бревенчатым забором. С одной стороны стояли три или четыре скирды сена, полузанесенные снегом; с другой - скривившаяся мельница, с лубочными крыльями, лениво опущенными».

Чернореченское

Отправимся тем же маршрутом, которым в 1833 г. проехал Александр Сергеевич. Первый исторический населенный пункт на нашем пути - село Чернореченское. Оно расположено на высоком коренном берегу Урала в устье р. Черной. В настоящее время Урал далеко отошел от своего коренного берега. Село было основано в 30-х гг. XVIII в. В 1773 году в крепости было 58 дворов.

Жителями крепости были служилые и отставные казаки, служилые и отставные солдаты и ссыльные. Когда Пугачев подошел к крепости, то был встречен торжественно - хлебом-солью. Затем жители присягнули «Петру III» на верность.

С занятием Чернореченской крепости дорога на Оренбург была открыта. До города было всего 18 верст по прямой дороге. Однако мятежники, переночевав в Чернореченской, двинулись в обход Оренбурга, вверх по р. Уралу и его притоку Сакмаре, на Сеитову слободу и Сакмарский казачий городок.

Татищево

В 40 километрах от Черноречья находится село Татищево. Когда-то оно стояло прямо на берегу Урала и в самом устье речки Камыш-Самары, на мысу, образованном Уралом и его притоком. Но затем Урал переместился на несколько сот метров дальше от села. Татищево - одно из первых русских населенных пунктов-крепостей на берегах Яика. Оно было заложено летом 1736 года. С основанием крепостей по Уралу Татищева крепость приобрела важное стратегическое значение как узловой пункт, откуда разветвлялись дороги вверх и вниз по р. Уралу и на запад - по р. Самаре. Обладание ею обеспечивало контроль над этими дорогами. Именно поэтому в течение всего XVIII века Татищева крепость считалась главной крепостью дистанции. Потому и укрепления ее были несколько лучше, чем в остальных крепостях: она имела земляной вял со рвом, бревенчатую стену, батареи для пушек, лучшую, чем в других крепостях, артиллерию. Здесь были склады с амуницией, провиантом, артиллерийскими запасами.

А.С. Пушкин дважды проехал через Татищево: по дороге из Самары в Оренбург и по дороге из Оренбурга в Уральск. В память посещения села великим русским поэтом в Татищеве был установлен памятник работы местного скульптора П.Г. Сурначева.

Именно с этим селом связана Белогорская крепость из повести Пушкина «Капитанская дочка». Как известно, на деле такой крепости не существовало; поэт создал собирательный образ; в то же время привязав его к конкретному месту - месту расположения Татищевой. «Белогорская крепость, - читаем в романе, - находилась в сорока верстах от Оренбурга. Дорога шла по крутому берегу Яика... (глава «Крепость»), «Нижнеозерная находилась от нашей крепости верстах в двадцати пяти» (глава «Пугачевщина»). Действительно, по «Топографии Оренбургской губернии» П.И. Рычкова, которой А.С. Пушкин пользовался при работе над «Историей Пугачева», Татищева крепость показана в 54 верстах от Оренбурга и в 28 верстах от Нижнеозерной. Село Татищево в истории первого периода пугачевщины занимает особое место. С ним связаны два крупных события: блестящий успех Е. Пугачева и его соратников в штурме Татищевой крепости 27 сентября 1773 года, окончившийся овладением крепостью и переходом ее гарнизона на сторону «Петра III» и крупное поражение 22 марта 1774 года от правительственных войск под командованием князя П. Голицына.

Численность отряда Е. Пугачева после взятия Татищевой крепости достигла свыше 2000 человек. Переход в руки восставших Татищевой крепости имел большое значение для дальнейшего развития мятежа. Путь на Оренбург был открыт. Остававшаяся на пути Чернореченская крепость не могла задержать движения восставших.

С селом Татищевым связано несколько преданий и рассказов о Пугачеве. А.С. Пушкин сделал следующую запись в своей дорожной книжке: «В Татищевой Пугачев, пришед вторично, спрашивал у атамана, есть ли в крепости провиант. Атаман, по предварительной просьбе старых казаков, опасавшихся голода, отвечал, что нет. Пугачев пошел сам освидетельствовать магазины и, нашел их полными, повесил атамана на заставах...» В этих же дорожных записках А.С. Пушкина читаем и другую краткую запись, характеризующую личность Е. Пугачева: «В Татищевой Пугачев за пьянство повесил яицкого казака». Следующий пункт нашего путешествия - с. Нижнеозерное, до него от Татищева немного меньше 30 километров. В эпоху пугачевщины на всем том пути не было ни одного населенного пункта - сегодня на этом пути расположены два крупных населенных пункта: с. Первая Зубочистка и с. Чесноковка, возникшие уже после пугачевщины, в конце XVIII в. От Чесноковки до Нижнеозерной дорога идет по возвышенному правому берегу Урала. В двух местах дорогу пересекают глубокие овраги-ростоши; по дну их текут небольшие речушки, притоки Урала - Озерная и Елшанка. Если подняться из глубокой ростоши Елшанки, то станут видны вдали белые горы, высокие, крутые, обрывистые меловые обнажения на левом берегу речки Чесноковки, расположенные в 4-5 километрах от с. Чесноковки. Это известные «Белые горы» склоны с отсвечивающими на солнце обрывами видны издалека. Вероятно, тогда своей белизной и резким отличием от окружающей по­желтевшей степи и смежных увалов они остановили внимание А.С. Пушкина - и по имени этих гор назвал крепость в своей повести Белогорской.

Нижнеозерное

Следующий пункт - село Нижнеозерное. Эта крепость былая основана в 1754 году на высоком крутом берегу Урала. Название было дано по расположенной вблизи речки Озерной - правому притоку Урала, в старину представлявшей целую цепь небольших озер. Нижнеозерной крепость была названа в отличие от крепости Озерной, построенной вверх по р. Уралу от Оренбурга. В эпоху восстания в Нижнеозерной крепости насчитывалось примерно 70 дворов.

В «Капитанской дочке» есть несколько упоминаний о Нижнеозерной: «Вдруг увидел я деревушку на крутом берегу Яика, с частоколом и колокольней...» (глава «Мятежная слобода»); «Урядника привел меня в избу, стоявшую на высоком берегу реки, на самом краю крепости» (глава «Крепость»); «Я велел ехать к коменданту, и через минуту кибитка остановилась перед деревянным домиком, выстроенным на высоком месте, близ деревянной же церкви» (глава «Крепость»).

Пушкин приехал в Нижнеозерную 20 сентября во второй половине дня, и сразу же обратился к атаману В.И.Агапову. Он собрал старых казаков в станичную избу для беседы. В дорожной записной книжке А.С. Пушкина сохранилось несколько записей, сделанных им во время короткой остановки в селе. Все они были использованы в «Истории Пугачева».

Рассыпное

В 20 километрах от с. Нижнеозерного вниз по Уралу находится село Рассыпное. Крепость Рассыпная была первой на пути пугачевского отряда. Она находилась на правом берегу Урала между двумя широкими оврагами, защищавшими подходы с запада и востока. Основана она была в 1742 г. По описаниям, крепость имела четырехугольную форму, была окопана рвом, укреплена земляным валом с построенным на нем деревянном забором. В валу и деревянной стене были проделаны двое ворот, а через ров против ворот перекинуты два деревянных моста. Внутри крепости находился дом коменданта, военная кладовая, деревянная церквушка и дома жителей крепости. Крепость была взята пугачевцами штурмом 25 сентября 1773 г. Офицеры казнены; казаки крепости и солдаты присягнули на верность царю «Петру III».

Илек

От с. Рассыпное до Илека 26 километров. Нынешний Илек ранее назывался Илецкий казачий городок и был основан в 1737 году. Жители городка - яицкие казаки - входили в состав Яицкого (Уральского) казачьего войска. В канун пугачевщины это был сравнительно крупный населенный пункт. Академик П.С. Паллас, проехавший через Илецкий городок летом 1769 года, описывал его так: «Левый порог Яика нарочито высок, и на оном стоит Илецкой казачий городок, укрепленный четвероугольною бревенчатою стеною и батареями... В сем казачьем городке находится больше трехсот домов, и в середине оного стоит деревянная церковь. Здешние казаки могут поставить до пятисот человек войска и причисляются к яицким казакам, хотя они и не имеют никакого участия в рыболовных ловлях и принуждены доставлять себе пропитание хлебопашеством и скотоводством».

21 сентября 1773 г. отряд пугачевцев торжественно въехал в городок, встреченный колокольным звоном и хлебом-солью. Все илецкие казаки присягнули Пугачеву. В Илецке отряд Пугачева пробыл двое суток. Со взятия Илецкого городка началось триумфальное шествие Пугачева - через двое суток мятежники перешли на правый берег Урала и двинулись вверх по Яику в направлении на Оренбург.

Илецкий городок памятен еще и тем, что именно здесь был создан портрет Пугачева единственный прижизненный. Местный художник-самоучка написал его прямо поверх портрета Екатерины II. Копия этого портрета есть в областном историко-краеведческом музее; подлинник - в Москве.

Реальных следов старинного Илецкого казачьего городка, его укреплений в современном Илеке нет. Он и стоит сегодня на новом месте - место старого Илецкого городка, современного восстанию, давно размыто Уралом. В1900 году с. Илек посетил известный русский писатель В.Г. Короленко, собиравший материал о Пугачеве. Короленко хотелось осмотреть остатки старинной крепости, мост, на котором встречали илецкие казаки отряд Пугачева. И он обратился к одному из знатоков старины. «Он сидел на дворе своего дома, - пишет в своем очерке В.Г. Короленко, над самою кручей высокого уральского берега. Мы сели на скамейке рядом. Под ногами у нас река катила свои волны, виднелись пески, отмели, луга... На мой вопрос Иван Яковлевич улыбнулся. Вот это, сказал он, - почти вся старая крепость. Только этот уголок и остался... Остальное поглотил Яик Горыныч... Вон там, на самой середине реки, был дом, где я родился...».

По утверждению старожилов, прежняя крепость была на городище, неподалеку от Илека по дороге в Мухраново. До сих пор краеведы спорят: заезжал ли Пушкин в городок? Ведь для этого пришлось бы свернуть с основной дороги и переехать по мосту через Урал, а значит, потерять время. А он торопился в Уральск - «начальное гнездо бунта».

Уральск

В Уральск А. Пушкин приехал 21 сентября. Он был принят атаманом Уральского войска В.О. Покатиловым. В городе поэту показали дом, где жила Устинья Петровна Кузнецова - жена Пугачева, местный кремль, Петропавловскую церковь, где венчались Пугачев и У. Кузнецова. Показали также на Кабанковой улице каменный дом атамана Михаила Толкачева, где обычно квартировал Пугачев, приезжая из-под Оренбурга и где 1 февраля 1774 г. праздновали свадьбу. На высоком берегу Старицы возвышался пятиглавый Михайло-Архангельский собор, на каменных стенах собора сохранились две выбоины - следы ядер пугачевской артиллерии.

23 сентября Пушкин выехал из Уральска через Симбирск в свое нижегородское имение Болдино - там и была создана «История Пугачевского бунта». Заключительные строки романа были помечены «19 октября 1836 года».

С исторической точки зрения проделанная А.С. Пушкиным работа была уникальна - он оказался едва ли не последним исследователем, который общался с современниками событий. Его труд положительно выделялся своим нейтральным тоном на фоне многих современных и последующих трудов, авторы которых видели и акцентировали в пугачевщине исключительно отрицательные стороны. Впрочем, она отличалась и от позиций советских авторов, изменивших знаки - на место «злодея» и «вора» пришел народный герой, вождь повстанцев. У Пушкина Пугачев и пугачевцы показаны более тонко, психологично, он не замалчивал «скотской жестокости» Пугачева и в то же время не проходил мимо его добрых, милостивых дел. Такой взгляд на «казачьего царя» в XX веке так и не прижился.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!