Первые сведения о минералах края мы находим в трудах П.И. Рычкова (1759), И.И. Лепехина (1795). П.И. Рычков при­водит данные о добыче илецкой соли, медистых песчаников (без характеристики рудных минералов), алебастра (гипса) близ Озерной крепости, откуда он вывозился в Оренбург, о самород­ной сере в бассейне р. Сок у с. Сергиевки (сейчас Самарская об­ласть), об асбесте Башкирии. Он писал: «...между Ильинской и Озерной в горе Гирьял есть слюда, которая в Оренбурге употреб­ляется...» Очевидно, он говорил о необычном, по современным представлениям, использовании пластинчатого гипса вместо сте­кол в окнах. О самоцветных камнях, имея в виду Оренбургскую губернию в обширных границах своего времени, П.И. Рычков сообщал: «Из твердых же и цветных камешков во многих местах находят... хрустали и тумпасы (топазы) большими и малыми штуками, мрамор, яшму и агаты разных цветов...» Цветные кам­ни, по свидетельству П.И. Рычкова, тогда отправлялись на Пе­тергофскую гранильную фабрику.

П.С. Паллас также сообщает о применении в Оренбурге пла­стинчатого гипса вместо стекла (гипс привозили из-под крепос­ти Озерной), приводит описание медных рудников около Красногорской крепости, где он находил «...части окаменелого дере­ва, осыпанного кварцевыми хрусталиками...», сообщает о наход­ке медной зелени и «медной ржавчины» по ручью Коноплянке и у редута Разбойного. Он пишет также о добыче яшмы на горе Полковник, которую называл горой Аспидной (от слова яспис — яшма); уже тогда добыча велась карьерным способом. В отличие от П.И. Рычкова, он говорил об отправке яшмы не на Петергофскую, а на Екатеринбургскую гранильную фабрику. Упоминал о кровавике (гематите) в долине ручья Елшанки, ко­торый тогда использовался в качестве краски. При описании медного рудника у с. Вязовка (по р. Урал) он отметил, что кора ископаемых деревьев бывает превращенной в хорошую медную руду. Уникально сообщение П.С. Палласа о Сайгачьем медном руднике и о следах древней металлургии на нем (лепешки сплав­ленной меди).

Редкий пример связи медной минералогии с ископаемой рас­тительностью описал И.И. Лепехин при осмотре медных рудни­ков в бассейне р. Большой Юшатырь: «В сем руднике видели мы три окаменелые и медным рудным соком покрытые дерева, ко­торые в длину будут сажен до пяти. Между сими деревьями виден был пень, он стоял перпендикулярно и был еще не выработан...»

А. Антипов и Н. Меглицкий (1858) первыми сообщили в ли­тературе о золоте в бассейне р. Суундук, о находке на пашне воз­ле пос. Павловского золотого самородка весом около фунта. Они же рассказали о магнитном железняке с медной зеленью около д. Ханилевой (Халилово?). Видимо, это рудопроявление известно сейчас под названием «медистые магнетиты». В верхо­вьях Елань-Губерли (Сухой Губерли) в юрских глинах они обна­ружили серный колчедан и подметили повышенную слюдистость этих глин, отметили гипс-селенит на западном берегу оз. Мартышкино (недалеко от с. Кондуровки).

Р.И. Мурчисон (1849), первым выделивший пермскую систе­му, побывавший и в Оренбурге, упоминал о медистых песчани­ках, а также о белых гальках кварца и о кремнистом цементе дырчатых кварцитов бассейна р. Ветлянки. В составе экспеди­ции Р.И. Мурчисона принимал участие Н.И. Кокшаров, став­ший впоследствии крупным минералогом, основателем русской минералогической школы.

Э.И. Гофман и Г.П. Гельмерсен (1835) сообщали о добыче гипса из красных глин в бассейне р. Бурли (сейчас это приток Ириклинского водохранилища); они же писали о мучнистом кол­чедане (пылевидном пирите) в углистых глинах бассейна р. Бер-дянки.

Э. Эверсманн (1840) при описании медистых песчаников Предуралья дал некоторые сведения о их минеральном составе, на­зывая медную лазурь (азурит), малахит, красную медную руду, кирпичную медную руду.

С.С. Неуструев (1918) изучил распределение кальцита (известковистость) в почвах и покровных суглинках.

Заслуживает внимания сообщение Ф.Ю. Левинсон-Лессинга (1891) о находке платины в Губерлинских горах.

Список минералов — полезных ископаемых — пополнил Н.Н. Тихонович (1918), начавший совместно с Д.Н. Соколовым работу по изучению минеральных ресурсов на землях Оренбург­ского казачьего войска. Он выделил группу минералов, связан­ных со змеевиками: хромистый железняк (хромит), асбест возле станиц Хабарной и Губерлинской, магнезиты между Хабарной и Губерлинской. Назвал новый пункт нахождения минералов ме­ди: у г. Орска возле монастыря. Н.Н. Тихонович писал о графи­те в отложениях карбона, о каолине возле поселков Кумакского, Новоорского и в других местах, о благородном змеевике по ру­чью Солончанке в районе станицы Кваркенской.

В советское время в связи с открытием И. Л. Рудницким и др. Орско-Халиловского железорудного бассейна, а также Блявинского и Гайского колчеданных месторождений для изучения ге­ологии и минералогии восточной части Оренбуржья были при­влечены большие научные силы. К. В. Поляков (1930) — один из первых исследователей советского периода, повторяя список ми­нералов Н.Н. Тихоновича, привел и новые сведения: о гематите (обнаруженном у станции Блява), а также о месторождениях талька, асбеста и барита, магнезита (у с. Халилово). Изучением петрографии и минералогии Блявинского колчеданного место­рождения занимался известный петрограф А.Н. Заварицкий — автор классических пособий и учебников по петрографии. Мине­ралы этого месторождения изучали также Г.Б. Роговер (1939), А.Д. Герман (1960), Г.Ф. Яковлев и др. (1972). Блявинское мес­торождение стало одним из полигонов, при изучении которого формировались представления о геологии, петрографии и мине­ралогии колчеданных месторождений вообще. Минералогия Гайского месторождения описана Н.А. Сибирской (1960), кото­рая была одним из его открывателей, М.Б. Бородаевской и др. (1967, 1973); Джусинского — В. И. Воробьевым (1969), М.И. Ереминым и Г.Ф. Яковлевым (1973); Айдырлинского — Г.В. Божко и Б.П. Потапенко (1969); Ащебутакского рудного района — В.В. Авдониным и др. (1973); Домбаровского рудного района (Осеннего, Летнего, Весеннего) — Б.П. Потапенко и др. (1973).

Минералогия медно-никелевых руд, связанных с гипербазитами, изучалась Н.К. Разумовским (1927), Э.С. Бучковским (1960); скар­нов — Д.С. Штейнбергом и Р.Ю. Эпштейном (1960), С.Н. Моро­зовым (1977); гранитных интрузий и пегматитовых жил — К.М. Сиротиным и М.И. Задуминой (1965), К.М. Сиротиньщ (1974), Д.С. Кофманом (1965ф). Минералы Халиловских хроми-товых месторождений исследовал А.Г. Бетехтин (1935ф), впос­ледствии ставший автором наиболее детального учебника об­щей минералогии. Он первым обнаружил среди халиловских хромитов зеленый гранат — уваровит.

Минералогия рудных месторождений золота по материалам досоветского периода золотодобычи частично охарактеризова­на горным инженером Вознесенским (1916), а также П.П. Гуд­ковым (1918). С советским периодом возрождения золотодобы­чи связаны работы И. В. Ленных (1928ф), В. В. Вронского (1930ф), Ф.И. Рукавишникова (1938), А.А. Корепова (1944ф), в которых дается минералогическая характеристика золоторуд­ных жил. О присутствии на Айдырлинском месторождении вме­сте с золотом шеелита сообщил А. А. Иванов (1948); большой список минералов по Кумакскому месторождению был дан Н.В. Куклиным (1948) и М.И. Воином (1966). Самое детальное исследование минералогии Кумакского месторождения недавно было проведено М.И. Новгородовой (1980ф). Минералогией зо­лоторудных месторождений по Уралу в целом занимались Н.И. Бородаевский и М.Б. Бородаевская.

Минералы месторождений медистых песчаников изучали В.Л. Ма­лютин (1948) и М.И. Проскуряков (1972); кор выветривания (с ко­торыми связаны месторождения никеля) — И.Н. Эдельштейн (1981,1969); кор выветривания иных типов — А.Л. Яншин и П.Л. Без­руков (1933ф), В.В. Гудошников (1968), В.А. Гуцаки (1968), A.П. Поддубный и И.П. Устинов (1967), А.Д. Наумов (1981). Ми­нералы (в основном породообразующие) ультраосновных и ос­новных магматических пород описаны И.И. Никитиным (1975, 1976); бокситовых месторождений — В.М. Новиковым (1980).

Минералы осадочных пород на западе Оренбуржья изучены B.Г. Семеновой (1968), А.М. Карповым (1978), 3.А. Яночкиной (1979). Огромный материал по минералам шлихов в основном из рыхлых отложений запада и востока Оренбургской области собран и обобщен В.А. Тищенко (1965, 1968, 1976), которым было изучено распространение шлихового золота, киновари, топа- Я зов и других редких и ценных минералов. Вопросам применения оренбургских пород и минералов в качестве поделочных и обли- Я цовочных материалов были посвящены работы В.Ф. Синельникова и В.И. Косолапова (1974ф), Э.Н. Ярочкиной (1967ф).

По породообразующим минералам магматических, метамор­фических и осадочных пород Оренбургской области огромные материалы за более чем тридцатилетний период собраны геоло­гами объединения «Оренбурггеология» (в прошлом Оренбург­ского геологического управления): В.Л. Алексеевым, Г.Г. Бариновым, Г.В. Божко, Н.Т. Видюковым, В.И. Воробьевым, A.Г. Галимовым, В.А. Гаряиновым, 3.Г. Говорухиной, В.С. Ду­бининым, В.А. Ефремовым, Н.Ф. Зубко, Г. В. Каракулиной, Е.С. Контарем, М.А. Кригером, Д.Д. Криницким, П.В. Лядским, Г.Н. Мещеряковой, И.И. Никитиным, А. В. Никифировым, Ю.А. Пестовым, Б.П. Потапенко, А.М. Пущаевым, B.Г. Пьянковым, Я.А. Рихтером, А.Ф. Ротарем, И. А. Смирно­вой, В.П. Твердохлебовым, М.Д. Тесаловским, В.Т. Тищенко, Б.И. Хворовым, Б. Ф. Хромых, А.М. Ченцовым, В.Л. Черкасо­вым, А.Ф. Шараповым, Д.Н. Шендеровичем, Н.Д. Шминке, Е.И. Якобсом и др. Эти минералогические сведения, получен­ные в результате как полевых работ на обнажениях горных по­род, в канавах и шурфах, с керном буровых скважин, так и боль­ших лабораторных исследований, геологами обычно приводятся при характеристике горных пород. Лишь незначительная часть этих материалов опубликована в печати, чаще всего они рассея­ны по многочисленным отчетам, хранятся сейчас в геологичес­ких фондах и доступны далеко не каждому читателю.

Перечень имен геологов, изучавших минералы Оренбуржья, можно было бы продолжить, но приведенный список исследова­телей уже говорит о том, какая огромная и неисчерпаемая эта страна — минералогия Оренбуржья. Большинство перечислен­ных работ не относится к минералогическим, минералы в них описываются лишь постольку, поскольку это нужно в целях ха­рактеристики толщ и комплексов горных пород и полезных ис­копаемых. Работ чисто минералогического содержания в облас­ти выполнено немного. К ним можно отнести исследования А.Г. Бетехтина (1935) и М.И. Новгородовой (1980ф). По этой причине и по стечению ряда иных обстоятельств, несмотря на большие работы по изучению геологического строения Орен­буржья, в минералогии области продолжают оставаться белые пятна. Одно из них связано с минералогией пегматитов, среди которых обычно встречаются такие драгоценные камни, как изумруд и топаз. Тот и другой в Оренбургской области найдены в виде мелких кристаллов. Надежда на находки крупных кристаллов остается, так как изученность пегматитов в области сла­бая, в основном из-за их сильной закрытости глинами кор выве­тривания. Даже запад Оренбургской области — царство осадоч­ных пород — таит в себе минералогические сюрпризы, к кото­рым можно отнести находки аметистов и агатовидного халцедо­на. Так что будущих исследователей оренбургских минералов ждет еще много интересных открытий.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!