Большинство людей считает, что выходы на поверхность подземных вод (родники) являются уникальными природными явлениями. И не случайно выходы подземных вод как типичные, так и уникальные, рассматриваются как памятники природы. Для подземных вод Русской платформы по динамике их движения принято выделять зону активного, замедленного и весьма замедленного водообмена. Эти зоны отличаются друг от друга по степени солености воды. Зона активного водообмена содержит в основном пресные воды, а зона весьма замедленного водообмена рассолы с минерализацией более 50 г/л. В родниках, которые в памятниках природы представляют гидрогеологию региона, идет разгрузка подземных вод зоны активного водообмена. А глубинные рассолы зоны весьма замедленного водообмена можно демонстрировать в основном только в скважинах.

Происхождение подземных вод в различных горных породах области имеет много общих черт. Прежде всего, практически все подземные воды образуются за счет инфильтрации атмосферных осадков и инфильтрации из поверхностных водоемов. Поэтому часто подземные воды в значительной степени наследуют химический состав поверхностных вод. Наряду с этим в формировании химического состава подземных вод участвуют вмещающие их горные породы: чем активнее в химическом отношении горная порода, тем сильнее она влияет на химический тип воды. Подземные воды гидрогеологи расчленили на горизонты и комплексы, которые полностью соответствуют выделенным геологами толщам, ярусам или отделам стратиграфической шкалы. Это не всегда оправдано, т.к. различные возрастные подразделения (толщи пород) часто имеют совершенно одинаковый состав и одинаковое влияние на подземную воду и поэтому могли бы быть объединенными в единый комплекс независимо от возраста пород.

Самое сильное гидрохимическое влияние оказывают сульфатно-галогенные породы (соли и гипсы) кунгурского яруса перми. На выходах этих пород формируются сульфатные и хлоридные воды, нередко содержащие сероводород. В качестве природных гидрогеологических достопримечательностей нами взяты несколько источников таких вод. Соли и гипсы местами присутствуют в отложениях казанского яруса перми, но соленых источников, которые заведомо относились бы к казанским отложениям, нами пока в памятниках природы не представлено. В качестве достопримечательностей взяты наиболее значительные карстовые источники из казанских известняков, дающие пресную воду. Осолоняющее влияние на подземные воды оказывают гипсы из красноцветных и сероцветных миоценовых глин, этот процесс демонстрируется на Ащисайском участке заповедника. Иногда малодебитные солоноватые источники отмечаются из песчаных прослоев, залегающих среди морских глин верхней юры и нижнего мела. Такой источник, известный со времен С.С.Неуструева, нами зафиксирован выше бывшей д.Тарпановки. Участвуют в засолении подземных вод отложения акчагыльского яруса неогена, но выходов подземных вод этого типа мы пока не установили.

Карстовые подземные воды в памятниках природы представлены очень широко. Карст развивается в карбонатных и сульфатно-галогенных породах.. Воды из карстующихся карбонатных пород пресные, из сульфатных и галогенных – соленые.

Горные породы, в которых содержатся питьевые пресные воды промышленного значения, т.е. достаточные по запасам для водоснабжения крупных городов, должны отвечать следующим требованиям: 1) объемы толщ или массивов этих пород должны быть большими; 2) эти породы должны быть относительно инертными в химическом отношении, т.е. должны мало содержать растворимых солей; 3) они должны получать регулярное питание за счет атмосферных осадков или из чистых поверхностных водоемов. В Оренбуржье лучше других этим требованиям соответствует водоносный горизонт галечников и песков в поймах Урала и Сакмары и водоносный комплекс отложений блюментальской свиты нижнего триаса – татарского яруса верхней перми. Особенно велико значение водоносного горизонта в пойме Урала и Сакмары, он поит почти все крупные города области: Оренбург, Орск, Гай, Новотроицк, Медногорск, Кувандык, Саракташ и множество сел. Этот выдающийся водоносный горизонт обычно не образует стабильных родников и в памятниках природы он пока не представлен. Зато водоносный комплекс молассовых татарских и блюментальских отложений нами представлен в нескольких родниках на Общем Сырте и в других местах.

Сейчас в области широко используются питьевые лечебные и столовые минеральные воды, работает шесть цехов по разливу минеральных вод. Эти воды на западе области имеют повсеместное распространение. Они вскрываются скважинами на глубинах от 12-15 до 200-300 м в отложениях верхней перми: татарского, казанского и уфимского ярусов. В верхах содержащих эти воды разрезов обычно присутствуют песчаные и глинистые отложения акчагыльского яруса неогена. Химический состав этих вод в значительной степени формируется за счет тех водорастворимых солей, которые содержатся в водовмещающих верхнепермских отложениях, а также за счет подтока соленых вод из ниже залегающих водоносных горизонтов. Акчагыльские отложения тоже являются источниками солей, но основное их значение состоит скорее всего в том, что они благодаря содержащимся в них слоям водоупорных глин сверху перекрывают и «запечатывают» минеральные воды, предохраняя их от опреснения. А.А.Донецкова и Н.А.Донецков (1999) выделили много типов оренбургских минеральных вод – аналогов вод известных курортов России и Зарубежья (Чертакский, Каспийский, Кашинский, Смоленский, Миргородский, Минский, Московский и другие типы). По химическому составу выделяются сульфатные, сульфатно-хлоридные и хлоридно-натриевые минеральные питьевые воды.

Разнообразие минеральных вод определяется различным сочетанием содержащихся в водоносных и подстилающих их породах растворимых солей и различными гидродинамическими условиями в водоносных горизонтах. Для формирования минеральной воды обычно требуются условия некоторого застоя подземных вод.

Лечебные рассолы для наружного применения формируются либо близко к поверхности за счет выщелачивания штоков соляных куполов, либо на значительных глубинах около региональных пластов каменных солей. Воды, содержащие бром, йод и другие летучие компоненты, являются глубинными. Но по ослабленным тектоническим зонам, особенно по связанным с соляной тектоникой разломам, летучие компоненты из глубинных вод эманируют и достигают грунтовых вод. Видимо, поэтому в некоторых родниках отмечаются повышение их концентрации. Например, вода родника Кайнар содержит значительное количество йода.

На складчатом Урале подземные воды содержатся в тектонической и экзогенной трещиноватости в различных горных породах: осадочных, магматических и метаморфических. Обычно трещиноватость распространяется до глубин 100-200 м, по зонам разломов до 300 м и более. Быстрая смена пород на небольших расстояниях, неоднородность фильтрационных свойств, присутствие водоупорных барьеров из слабо проницаемых глинистых сланцев – все эти особенности не способствуют формированию значительных запасов питьевых подземных вод в палеозойских породах востока области. Относительно крупные скопления подземных вод образуются лишь в больших массивах и толщах горных пород однородного строения: в интрузиях гипербазитов и гранитов, в пластах известняков. В известняковых толщах, залегающих в наложенных тектонических впадинах, обычно формируются небольшие артезианские бассейны, например Аккермановский бассейн.

На химический состав природных вод складчатого Урала местами исключительно сильное влияние оказывают сульфидные руды, это влияние сопоставимо с влиянием сульфатно-галогенных толщ запада области. Около залежей сульфидных колчеданных руд формируются купоросные воды. Единственным естественным примером выхода на поверхность этих вод было Гайское озеро, которое сейчас из естественного превратилось в искусственное. Зато появилось множество источников с купоросной водой из-под отвалов и «хвостов» отработки Блявинского, Яман-Касинского и Гайского месторождений. Некоторые из таких источников нами взяты как своеобразные природно-техногенные гидрохимические достопримечательности.

Некоторые горные породы на востоке области, особенно граниты и их производные, обладают повышенной радиоактивностью. Поэтому с гранитами обычно связаны радоновые источники. В число памятников природы включен Среднегусихинский радоновый источник.

Представленные в памятниках природы родники, видимо, должны стать стационарными водопунктами областного гидрохимического мониторинга. Такой мониторинг частично уже ведется местными экологическими комитетами и небольшими кружками натуралистов. Является актуальным продолжение этой работы на высоком уровне научного обобщения.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!