Историко-культурное наследие

В Оренбургской области выявлено свыше тысячи объектов археологического наследия. Более половины до сих пор не выведены из хозяйственного землепользования, подвергаются распашке, разрушению земляными работами промышленных предприятий, попадают в зоны застройки городов и сел. На карте отражена эталонная часть ландшафтно-археологических памятников, вошедшая в фонд современной науки.

Наиболее ранние следы обитания древних людей на территории края относятся к эпохе верхнего палеолита («древнего каменного века») - ок. 26-10 тыс. лет назад. Местонахождение кремневых орудий этого времени обнаружены на окраине с.Новоузели Матвеевского района, в районе Медногорска («Идельбаевская стоянка») и в овраге у пос. Интернациональный Матвеевского района, где выявлена мастерская по обработке кремня. В ряде районов известны отдельные находки предметов, верхнепалеолитического времени. Особый интерес вызывает обломок известняковой плиты с рельефным изображением оленя или лани с повернутой назад головой, выпаханный на Илекском плато в верховьях Донгуза, предположительно относящийся к этой же эпохе. От крупного панно, содержавшего рельефные изображения животных и людей, сохранился обломок левого угла каменной плиты. По стилистике олень на «Донгузской плите» близок барельефам из грота Рок де Сер пещеры Фурно-де-Дьябль и скального навеса Лоссель во Франции.

К эпохе мезолита («средний каменный век») относится Старотокская стоянка древних охотников и рыболовов в окрестностях с. Ивановки в левобережье р. Ток близ устья р. Турганик в Красногвардейском районе. Палеогеоморфологические исследования показали, что в эпоху мезолита (10-8 тыс. лет назад) природно-климатические условия в степном Приуралье уже были близки современным.

В конце VI-V тыс. до н.э. в эпоху неолита («новый каменный век») основой хозяйства древних обитателей нашего края по-прежнему оставались охота и рыболовство. В культурных слоях Староелшанской и Ивановской неолитических стоянок присутствуют кости лося, медведя, лошади, осетровых, щуки, сома, карповых рыб, служивших объектами охоты и рыболовства. Наиболее значительной новацией неолита является использование глиняных сосудов-керамики, позволившей разнообразить пищевой рацион населения. Древнейшая керамика-слабо орнаментированные шиподонные сосуды «елшанского» типа. В позднем неолите распространяются плоскодонные и округлодонные сосуды, орнаментированные оттисками зубчатых штампов из насеченных створок раковин. К этому времени относится захоронение, обнаруженное в обрыве р. Ток возле свх. Пушкина с шаманским жезлом из лосиного рога.

В позднем неолите - раннем энеолите («медно-каменный век») во второй половине V - начале IV тыс. до н.э. в степях Заволжья и Приуралья складываются памятники хвалынско-бережновской культурной группы. С ними связано распространение в степях Евразии триады новаций: скотоводства, металлообработки меди и древневосточных элементов погребального обряда. Прототипы многих предметов материальной культуры хвалынско-бережновской группы: каменные булавы, топоры, кольца, браслеты, украшения из кости и раковин, макролитическая кремневая индустрия - впервые появляются еще в докерамическом неолите Северной Месопотамии в среде скотоводческо-земледельческих племен. Их миграция на север через Кавказ в Южнорусские степи положила начало индоевропеизации Восточной Европы. В Красногвардейском районе в устье реки Турганик изучены культурные слои Турганикской и Ивановской стоянок, а также Ивановский дюнный могильник, составляющие единый комплекс раннего энеолита.

В начале этой эпохи в Волго-Уральских степях формируются курганные погребальные обряды и, вплоть до Нового времени, на долгие тысячелетия, курганы становятся ведущим типом памятников археологии на территории Оренбургской области. Курганы позднего энеолита выявлены в Восточном Оренбуржье возле с.Ишкинино и у пос. Новоорск. В погребениях встречаются инсигнии власти-навершия боевых молотов в виде лошадиных голов, каменные топоры и др. оружие и орудия.

В конце IV-первой половине III тыс. до н.э., с наступлением раннего бронзового века, носителями древнеямной археологической культуры Приуралья начинают разрабатываться Каргалинские медные рудники и менее крупные выходы медистых песчаников типа Сайгачьего рудника на р. Бердянке. Территория нашего края постепенно входит в орбиту т. н. циркумпонтийской металлургической и культурно-исторической провинции.

Каргалинский древний горнометаллургический центр - крупнейший в Восточной Европе горнорудный и металлургический комплекс ландшафтных памятников природы, истории и археологии обшей площадью около 500 кв. км, состоящий из одиннадцати участков, расположенных в верховьях рек Каргалок, впадающих в Сакмару севернее Оренбурга в пределах Октябрьского, Переволоцкого и Сакмарского районов. Из каргалинской меди в III-II тыс. до н. э. отливалось оружие-проушные топоры, клевцы, молоты, кинжалы; инструменты - долота, тесла, шилья; украшения. Монопольный доступ к меди Каргашшских рудников обусловил развитие социальной стратификации в среде кочевников, обитавших в середине III тыс. до н.э. в степях Приуралья. Огромные куполообразные курганные насыпи этого времени диаметром до 100 м и высотой до 9 м (Дедуровский, Барышниковский и др. курганы) перекрывают погребения знати, содержавшие металл из каргалинской меди, человеческие жертвоприношения.

В позднем бронзовом веке (середина-третья четверть II тыс. до н.э.) в Поволжье и Прнуралье обитали племена оседлых скотоводов-носители срубной и алакульской археологических культур, оставившие многочисленные поселения в бассейнах Тока, Самары, Урала. На каждом из памятников выявлены следы металлургии. На Каргалинских рудниках на участках Горный и Ордынский обнаружены поселения горняков-металлургов, просуществовавшие несколько столетий.

Значение металлургии меди для культур и народов бронзового века III-II тыс. до н.э., было несравненно большим, чем в последующие эпохи. Образно это время можно означит) как «эпоху медного топора». Массовое производство медного, а затем и бронзового оружия, прежде всего топоров и копий, изменили социальную структуру общества. Формирование кланов профессиональных воинов-«кшатриев», использовавших легкие боевые колесницы, привело к нескольким культурным «всплескам», массовым миграциям и дальним военным походам. Один из таких «всплесков» археологически прослеживается по городищам конца среднего-начала позднего бронзового века восточного Оренбуржья и сопредельных территорий Челябинской и Кустанайской областей: в XVII-XVI вв. до н. э. в Зауралье создается целая сеть укрепленных валами городищ типа Аркаима (Челябинская область) или Аландского в устье р. Солончанки в левобережье Суундука в Кваркенском районе. Соответствующие этим городищам курганные некрополи типа Синташтинских могильников, не отличаются особенно крупными размерами насыпей, но содержат массу захо­ронений упряжных коней, боевые колесницы в могильных ямах, останки воинов сопровождаются оружием.

В начале раннего железного века (I тыс. до н.э.), новый этап курганного строительства связан с ираноязычными кочевниками-сарматами и их предками. Курганы савроматского времени (VI-V вв. до н.э.) в степях Южного Урала довольно многочисленны. Они содержат вытянутые на спине захоронения с широтной ориентировкой, сопровожденные ко­роткими железными мечами-акинаками скифского типа, железными копьями, бронзовыми наконечниками стрел, украшениями из бронзы, золота и серебра. В это время появляется особый тип памятников-курганы-жертвенники с кольцевой или подпрямоугольной насыпью, окружающей жертвенную площадку. Они считаются сарматскими святилищами огня. Один из самых больших курганов-жертвенников диаметром свыше 70 м и высотой вала до 2,5 м располагается у с.Шкуновка в Акбулакском районе. Своей формой святилища напоминают прямоугольные или округлые чаши каменных алтарей из погребений сарматских женщин-жриц V-III вв. до н.э.

Культурный след ираноязычных кочевников представлен не только в виде ландшафтно-археологических памятников: древнее название р. Урал - «Даик» или «Яик», иранского, сарматского происхождения, «дахи» или «дай» - это имя одного из сарматских племен, вошедших в мировую историю завоевательными походами в Средней и Передней Азии. А одна из вершин Илекского плато, где сосредоточены княжеские курганные некрополи сарматов, называется гора Папай, по имени главы скифо-сарматского пантеона богов.

В V-IV вв. до н. э. на участках открытой плакорной степи на водоразделах Донгуза, Черной и Б. Песчанки возникают грандиозные некрополи сарматских князей, состоящие из многих десятков больших курганов, достигающих в диаметре 100-150 м высотой 8-10 м. Их отличает очень сложный и пышный погребальный обряд: останки вождей помещались в обширные (до 20 м диаметром) камеры с наклонными проходами-дромосами (коридорами), перекрытые шатрами из древесных стволов сожженных в момент сооружения насыпи. В одном из таких курганов у с.Филипповка в жертвенных ямах-бофрах в 1988 году, обнаружена масса золотых украшений, оружия, бытовой утвари, культовых предметов. Среди них - иранский ритон с протомами быка, золотые обкладки деревянных сосудов в виде оленей с волчьими головами, сотни пластин-накладок на деревянные сосуды. Потомки сарматских князей, захороненных в Филипповских курганах, оставили «прохоровскую» или раннесарматскую курганную культуру IV-II вв. до н.э. Свое название она получила по комплексу выразительных материалов, полученных в результате раскопок у с.Прохоровки Шарлыкского района. Период прохоровской культуры, это время завоевательных походов. Из степного Приуралья союзы сарматских племен аорсов, роксалан, аланов вторглись в пределы Скифии в Северное Причерноморье, разгромив скифов, огнем и мечом прошли через всю Европу по северным границам Римской империи, положив тем самым начало эпохе Великого переселения народов.

На рубеже нашей эры курганное строительство переживало упадок, основная масса сарматов, очевидно, участвовала в завоевательных походах на запад, часть - на юго-восток в обход Каспия на север Ирана. Новых курганов сооружалось очень мало, в основном совершаются подзахоронения в курганы V-II вв. до н.э. Среди них выделяется серия погребений с амулетами из кости и идолами из мела или штука, изображающими обнаженную богиню красоты и плодородия.

В эпоху средневековья наиболее значительный культурный след на территории Оренбургского края оставили тюркоязычные кочевники IX-XII вв., воздвигавшие возле своих святилищ и курганов антропоморфные изваяния - «каменные бабы».

В настоящее время на базе эталонных объектов историко-культурного наследия области Институт степи УрО РАН проектирует ландшафтно-археологический заповедник.

Богданов С.В.

Историю охраны и интенсивного изменения природы Оренбуржья можно проследить с первой половины 18 в., когда были основаны крепости и города (по Уралу, Сакмаре и Самаре) и началось хозяйственное освоение края. Практически к этому же времени отно­сятся и первые мероприятия по сохранению лесов. Так, оренбургский губернатор И.И.Неплюев уже в 1750 г. запретил яицким казакам рубить лес по доли­нам Самары и Сакмары и по Уралу от Оренбурга до крепости Рассыпной. П.И. Рынков в «Топографии Оренбургской губернии» (1762) сообщал, что лес для снабжения Оренбурга заготовляется по Большому Ику и др. притокам Сакмары, и что «для сбережения тех лесов, и ради смотрения при рубке и сплавке их к Оренбургу, из находящихся в Пречистенской крепости обер-офицеров один бывает в вальдмейстерской и имеет на то особую инструкцию».

П.И.Рычков был первым лесоводом Оренбуржья, заботившимся об охране и увеличении лесных площадей. Его перу принадлежит первая статья по степному лесоводству «О сбережении и размножении лесов» (1767), в которой он предупреждал: «...от недостатку лесов жизнь наша подвержена будет великим трудностям, а в случае неимения их и самым бедственным приключениям».

Однако призывы П.И. Рычкова к сохранению лесов и его предложения по степному лесоразведению не находили поддержки у чиновников, управлявших Оренбургской губернией. Пойменные и водораздельные леса продолжали хищнически истребляться. Вследствие острой нехватки лесов уже тогда возникла идея искусственного облесения Оренбургской пограничной линии. В 1817 г. оренбургский обер-форстмейстер, по заданию губернатора П.К.Эссена, составил докладную записку «О сохранении и посеве лесов в окрестностях города Оренбурга». В ней было освещено общее состояние лесов в долинах Урала и Сакмары и сделаны выводы о принятии строгих и ско­рых мер по их сохранению.

В 20-х гг. 19 в. в долине Урала при­ступают к первым посадкам лесов. В 1834 г. посадка леса вменяется в обязанность всем жителям Оренбургской погра­ничной линии. В 1836 г. в Оренбурге со­здается лесное училище, просуществовав­шее 30 лет. Его выпускники вели лесо-культурные работы во многих населенных пунктах по Уралу, Илеку и Сакмаре. Архивные данные говорят о том, что старые приселитебные рощи из осокоря, ветлы и черной ольхи имеют нередко искусственное происхождение.

Во второй половине 19 в. лесокультурные работы получают еще более значительное развитие. Первые опытные посадки сосны закладывают лесоводы Бузулукского бора, рукотворные сосновые леса появляются на песчаном правобережье Самары и по ее притокам. В настоящее время сохранилось не менее 20 ис­кусственных сосновых посадок, созданных в дореволюционный период.

В те же годы было заложено немало парков при помещичьих усадьбах. Замечательными памятниками степного лесоразведения в 80-х гг. прошлого столетия являются лесопосадки А.Н.Карамзина у с.Полибино и Платовская лесная дача (1882 — 1900) — один из крупнейших культурно-лесных массивов, заложенных в нашей стране в 19 в.

Но меры по охране и восстановле­нию лесов не могли существенно изме­нить общую картину деградации естественных ландшафтов, оскудения растительного мира, истребления живот­ных и уничтожения их местообитаний. Поэтому не случайно крупнейший исследователь природы Оренбуржья начала 20 в. С.С.Неуструев вынужден был заключить, что местная природа «еще находится в состоянии разрушения, а на место разрушенной природной красоты русский человек не создал еще новой и пока живет среди неуютных пустырей, вытоптанных, вытравленных лесов» (1918).

Ему же принадлежат и первые призывы к сохранению ландшафтов оренбургских степей: «В Оренбургской губернии есть еще мало затронутые плугом уголки, еще кое-где разнотравная степь пестреет цветами, а ковыльные степи в Зауралье еще простираются на десятки верст. Было бы хорошо сохранить обломки этой древней растительности на вечные времена... обратив их в народные парки, где молодежь могла бы изучать природу по живому примеру, а не из книг, а нуждающиеся в отдыхе могли бы любоваться красотою вечной природы».

Обращаясь к истории охраны ландшафтов в Оренбуржье, мы узнаем, что в первом десятилетии 20 в. в имении Карамзиных в Бугурусланском уезде (ныне Бугурусланский р-н Оренбургской области) сохранялся заповедный степной участок площадью около 650 га.

В 1914 г. при Оренбургском отделе Русского географического общества была учреждена Природоохранительная комиссия. Она официально обратилась к заве­дующему переселенческим отделом в Тургайско-Уральском районе с просьбой выделить отделу территорию не менее 15 тыс. десятин «для обращения в заповедник». В том же году переселенческое управление выделило местному географическому обществу 5 тыс. десятин в северной части Кустанайского уезда.

Конкретные шаги по созданию заповедника сорвала начавшаяся война.

В 1921 г. ботаник О.Смирнова обосновала необходимость сохранения в не­прикосновенности лесостепного уголка в оренбургском Предуралье (г.Олимп), участков с зарослями алтея лекарственного близ Соль-Илецка, участка степи на г. Сулак с адонисом весенним и тюльпа­нами, а также уремных лесов по Уралу. «Мы в хвосте, но мы не запоздали, — писала Смирнова, — пойдем навстречу разумной эксплуатации края, не забывая музейного отношения к природе».

В 1933 г. по инициативе бывшего Государственного комитета по заповедникам в центральной части Бузулукского бора был основан государственный заповедник, просуществовавший до середины 1948 г. В 50-е гг. были взяты под особую охрану многие лесные массивы Оренбуржья.

С 1971 по 1990 гг. в области образовано 23 охотничьих заказника общей площадью более 800 тыс. га. Специальным решением Оренбургского облисполкома в районных планировках выделены территории, не подлежащие промышленному освоению до 2000 г. В 1968 г. объявлены памятниками природы шесть при­родных объектов, а в 1980 г., по представлении местного филиала Русского географического общества, еще 62. К концу 1994 г. Институтом степи Российской академии наук было выявлено и описано 1026 памятников природы, из них 512 объектов в 1998 г. специальным распоряжением администрации Оренбургской области взяты под охрану государства.

Кирилов Иван Кириллович (1689-1737). В 1734 году руководил первой Оренбургской экспедицией. Одновременно с осуществлением главной цели экспедиции – основанием Оренбурга и укрепленной пограничной линии были проведены топографические съемки и организована разведка полезных ископаемых. Медной руды у Сакмарского городка, яшмы, редких камней, руд цветных металлов в окрестностях вновь основанного Оренбурга (ныне это Орская крепость), илецкой соли и т.п. Кирилов положил начало горнозаводскому строительству на Южном Урале. Кроме того, участники экспедиции провели первые работы по ботанике, географии и истории края.

Татищев Василий Никитич (1686-1750). Автор первого капитального труда по отечественной истории. После смерти И.К. Кирилова возглавил Оренбургскую экспедицию, активно продолжил исследовательские работы в крае. Крупный ученый-географ, историк, знаток и организатор горного дела на Урале, В.Н. Татищев удвоил начатые при И.К. Кирилове картографические и геолого-поисковые работы. Кроме того, в оренбургский период своей деятельности ученый плодотворно работал и в области исторической науки, закончил первоначальный вариант капитального труда «История Российская». Материалы, собранные В.Н. Татищевым в Оренбургском крае, были широко использованы им при составлении Российского историко-географического словаря «Лексикон Российский…» и «Географического описания Российской империи».

Рычков Пётр Иванович (1712-1777). Первый географ и историк Оренбургского края. В 1734 г. был приглашен И.К. Кириловым для работы в Оренбургской экспедиции. Служил под руководством крупнейшего историка и географа В.А. Татищева и у первого оренбургского губернатора И.И. Неплюева. В 1741 г. возглавил Географический департамент, созданный при Оренбургской комиссии. Под его руководством составлены первая Генералвная карта и Атлас Оренбургской губернии И. Красильникова (1755). Автор «Топографии Оренбургской» (1755, 1760), «Истории Оренбургской» (1759) и многих научных статей по географии и экономике края. В 1759 г, по предложению М.В. Ломоносова избран первым членом-корреспондентом Санкт-Петербургской Академии наук. Труды П.И. Рычкова являлись первоисточником для всех последующих исследователей Оренбургского края. В Государственной публичной библиотеке в Москве хранятся рукописи П.И. Рычкова «Лексикон, или Словарь топографический Оренбургской губернии...» — своеобразная первая географическая энциклопедия края.

Паллас Пётр Симон (1741-1811). В 1767 г. известный ученый-натуралист был приглашен из Германии в Россию Академией наук и назначен началь­ником первого оренбургского отряда академической экс­педиции 1768-1774. В 1769 и 1773 гг. путешествовал по Оренбургскому краю и собрал обширные естественно-исторические коллекции, составившие основу музеев Санкт-Петербургской Академии и Берлинского Университета. Природные особенности, население и хозяйство Оренбургского края подробно описаны в трехтомном труде Паласса «Путешествия по разным провинциям Российского государства», изданном в 1771, 1773-1778 гг. Впервые установил границу между черноземными степями и солонцовыми полупустынями, выяснил морское происхождение Прикаспийской низменности.

Впервые дал научное описание многих видов растений и животных. Обобщил важные сведения о полезных ископаемых края. Автор фундаментального труда «Флора России». Труды Палласа являются важнейшим источником географических данных об Оренбуржье XVIII в.

Лепёхин Иван Иванович (1740-1802). Один из талантливых воспитанников университета при Академии наук в Санкт-Петербурге, ученик М.В. Ломоносова. В 1768 г. избран адъюнктом Академии наук, а в 1771 г. — академиком. В 1768 г. возглавил второй орен­бургский отряд академической экспедиции 1768-1774. Результаты естественно-исторических исследований в Оренбургском крае и других регионах опубликованы в «Дневных записках путешествия доктора «Академии наук адъюнкта Ивана и Лепехина по разным провинциям Российского государства» (издания 1771-1780; 1795, 1805). Маршрут Лепехина во многом повторял маршрут Палласа, который опережал его и по темпам и по глубине исследований. Лепехин первым из исследователей высказал достоверные предположения о происхождении пресных и соляных вод в Северном Прикаспии, первым дал физиономическое описание Яицкой степи. Ему при­надлежат научные идеи о постоянных изменениях земной поверхности, об изменениях животных и растений под воздействием внешней среды, о причинах образования карстовых пещер.

Эверсманн Эдуард Александрович (1794-1860). Известный российский естествоиспытатель и зоолог. Приехал на Южный Урал из Германии в 1816 г. В 1820-1822 гг. совершил путешествие из Оренбурга в Бухару в составе российского посольства А.Ф. Негри. Издание в 1823 г. книги по материалам путешествия принесло исследователю известность и славу. Женившись на дочери генерала Мансурова, стал крупным оренбургским помещиком. В 1828 назначен профессором кафедры ботаники и зоологии Казанского университета. В 1842 г. избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук. Всю жизнь путешествовал по Оренбургскому краю, собрал богатейшие коллекции животных и, в особенности, насекомых. Описал несколько сот но­вых для науки биологических видов. Главными трудами научной деятельности ученого стали три тома «Естественной истории Оренбургского края» изданные в 1840,1850 и 1866 г. Первый том «Естественной истории...» написан по поруче­нию оренбургского губернатора В.А. Перовского и издан в прекрасном переводе с немецкого на русский известного лексикографа В.И. Даля, служившего с 1833 по 1842 чиновником особых поручений при оренбургском генерал-губернаторе. При описании Оренбургской губернии Эверсманн впервые применяет ландшафтный подход. Он за 40 лет до Докучаева пришел к правильным выводам о происхожде­нии чернозема за счет умирающей и возобновляющейся растительности и деятельности животных. «Естественная история Оренбургского края» Эверсманна является самым выдающимся произведением о природе Оренбуржья ХIX в.

Карелин Григорий Силыч (1801-1872). Известный путешественник и исследователь Каспийского моря. В 1822 г. был сослан А.А. Аракчеевым в Оренбургский край, где прослужил до конца своих дней. Совершил множество путешествий по различным районам губернии. Совместно с Э.А. Эверсманном и самостоятельно обследовал Общий Сырт, предгорья Южного Урала, степи Урало-Тобольского междуречья. Обобщая труды современных ему исследований и на основе собственных наблюдений составил первый своеобразный кадастр природных ресурсов, растений и животных Урало-Каспийского региона. В него вошли перечни полезных ископаемых, дикорастущих деревьев и кустарников, млекопитающих и птиц. Боль­шинство своих коллекций Карелин направлял в Московское общество испытателей природы. 16 новым биологи­ческим видам дано имя Карелина. Карелину принадлежит приоритет в изучении земель Букеевской Орды, входив­шей в состав Оренбургского края, исследованы восточное побережье Каспийского моря и залива Кара-Богаз-Гол, Мангышлака, Восточного Казахстана.

Зарудный Николай Алексеевич (1859-1919). Известный зоолог и путешественник. С 1879 по 1892 служил учителем естествознания военной прогимназии в Оренбурге. В 1885-1892 гг. совершил 5 экспедиций по Туркестану, с 1892-1906 гг. — 4 путешествия по Персии, которые принесли ему мировую известность зоолога. Свою жизнь посвятил, в первую очередь, целенаправленному изучению орнитофауны обширного региона от пермской тайги до побережья Индийского океана в Персии. Это позволило ему проследить весь жизненный цикл многих видов птиц в период летнего гнездования, миграций, кочевок и зимовки. Результаты своих зоогеографических исследований Зарудный обобщил в сводках «Орнитологическая фауна Оренбургского края» (1888) и «Дополнения к «Орнитологической фауне Оренбургского края» (1897). Ученый является самым крупным русским систематиком птиц, а как коллекционер насекомых, он не имеет себе равных среди энтомологов. Его именем названы 79 видов насекомых и паукообразных, 14 видов птиц, 5 видов пресмыкающихся, 4 вида млекопитающих, 1 вид рыб, 1 вид моллюсков.

Неуструев Сергей Семёнович (1874-1928). Выдающийся почвовед и ландшафтовед, основатель первой в мире научной школы почвоведов-географов в Санкт-Петербургском университете. С 1898 по 1908 рабо­тал почвоведом Самарской земской управы и исследовал почвы и ландшафты западной части современной Оренбургской губернии. Главные научные труды, посвященные территории Оренбурга: «Естественные районы Самарской губернии» (1910), «Бузулукский уезд» (1914), «Естественные районы Оренбургской губернии» (1918). Последняя книга является лучшим образцом региональной физико-географической характеристики. В трудах Неуструева заложены современные представления о почвенном покро­ве Оренбургской области.

Хоментовский Александр Степанович (1908-1986). Известный отечественный геолог и географ, член-кор­респондент АН СССР (1960). В 1943-1954 гг. возглавлял работы по разведке буроугольного бассейна в Тюльганском районе Оренбургской области, работал на кафедре географии Оренбургского госпединститута. В 1973 г. после возвращения в Оренбург возглавил кафедру инженерной геологии и геодезии в Оренбургском политехническом институте (ныне госуниверситет). В 1975 г. организовал Оренбургский хозрасчетный НИИ охраны и рационального использования природных ресурсов. С 1976 по 1986 г. возглавлял Оренбургский отдел Русского Географического общества. Под руководством А.С. Хоментовского в 70-80 гг. в области были развернуты многие естественно-научные исследования, заложившие основы для формирования академической науки в г. Оренбурге.

Мильков Фёдор Николаевич (1918-1996). Выдающийся физико-географ, основатель воронежской школы ландшафтоведения. Доктор географических наук (1948). В 1941-1950 работал в Оренбургском госпед­институте, где был деканом естественно-географического факультета и возглавлял кафедру географии. По его инициативе в 1949 воссоздан Чкаловский (Оренбургский) отдел Географического общества СССР. Автор более 600 научных работ, в т. ч. 60 монографий и университетских учебников. Природе Оренбургской области посвящены его многочисленные статьи и книги «Чкаловские степи» (1947), «От горы Вишневой до Каспийского моря» (1950), «Очерки физической географии Чкаловской области» (1951). Заслугой Милькова является то, что он переиздал выдающиеся географические произведения своих пред­шественников П.И. Рычкова, Э.А. Эверсманна, С.С. Неуструева. Трудам географов прошлого посвящены его книги «Естествоиспытатели Оренбургского края» (1950), «П.И. Рычков: Жизнь и географические труды» (1953) и др.

Чибилёв Александр Александрович (род. 1949). Член-корреспондент РАН. Директор-организатор первого в Оренбурге академического учреждения — Института Степи УрО РАН (1996). Доктор географических наук (1992), член-корреспондент РАН (1997). Организатор первого в России государственного степного заповедника «Оренбургский» и его 4 участков (1989).

В древ­ние и сред­ние ве­ка про­сто­ры Юж­но­го При­ура­лья и За­ура­лья служи­ли ме­с­том оби­та­ния, ко­че­вий и аре­ной пе­ре­дви­же­ния раз­лич­ных пле­мён и на­ро­дов. Оби­лие паст­бищ и пло­до­род­ных зе­мель, бо­га­тые ры­бой ре­ки и озёра, ме­с­то­рож­де­ния мед­ных и же­лез­ных руд из­дав­на спо­соб­ст­во­ва­ли освоению на­ше­го края. Ко II в. до н. э. в сте­пях Ура­ла и Ка­зах­ста­на сло­жил­ся хо­зяй­ст­вен­ный ук­лад, со­че­та­ю­щий ко­че­вое ско­то­вод­ст­во, при­ми­тив­ное земледе­лие и ме­тал­лур­гию, а так­же то­ва­ро­об­мен с со­се­дя­ми.

В вос­точ­ной ча­с­ти Орен­бур­жья (Квар­кен­ский рай­он) об­на­ру­же­ны остатки древ­них го­ро­дов эпо­хи брон­зы, ох­ва­ты­ва­ю­щей III-II ты­с. до н. э. Счита­ют, что эти го­ро­да были построены древ­ними арий­цами, ко­то­рые за­тем пе­ре­се­ли­лись из юж­ноураль­ских сте­пей на за­пад и ста­ли ос­но­вой формирования мно­гих на­ро­дов за­ру­беж­ной Ев­ро­пы.

В те­че­ние мно­гих ве­ков Ура­ло-Ка­с­пий­ский ре­ги­он был во­ро­та­ми на пути ве­ли­ких пе­ре­се­ле­ний. Вол­ны на­ро­дов од­на за другой на­ка­ты­ва­лись на оренбург­ские сте­пи, вы­тес­няя друг дру­га, ос­тав­ляя сле­ды сво­е­го пре­бы­ва­ния в ар­хе­о­ло­ги­че­с­ких па­мят­ни­ках и ге­о­гра­фи­че­с­ких на­зва­ни­ях. В I в. до н. э. Оренбур­жье бы­ло ме­с­том ты­ся­че­лет­не­го пре­бы­ва­ния пле­мен сар­ма­тов, занимав­ших­ся ко­че­вым ско­то­вод­ст­вом. С IV по XIII  сто­ле­тие наш регион, сменяя друг дру­га, на­се­ля­ли гун­ны, ава­ры, гу­зы, пе­че­не­ги, бул­га­ры, по­лов­цы, мон­го­ло-та­та­ры.

В этот пе­ри­од раз­лич­ные ча­с­ти тер­ри­то­рии об­ла­с­ти вхо­ди­ли в со­став государ­ст­вен­ных об­ра­зо­ва­ний, су­ще­ст­во­вав­ших в Сред­не­ве­ко­вье. В IX в. Юго-За­пад­ное Орен­бур­жье бы­ло се­ве­ро-вос­точ­ной ок­ра­и­ной Ха­зар­ско­го кага­на­та. В XII веке се­ве­ро-за­пад­ная часть об­ла­с­ти вхо­ди­ла в со­став        Волж­ской Бул­га­рии. В те­че­ние двух по­сле­ду­ю­щих ве­ков вся тер­ри­то­рия Оренбуржья нахо­ди­лась в пре­де­лах Зо­ло­той Ор­ды. В XV-XVII вв., по­сле   рас­па­да монголо-та­тар­ско­го го­су­дар­ст­ва, се­вер­ная часть об­ла­с­ти ста­ла ме­с­том  ко­че­вий башкир, в меж­ду­ре­чье Вол­ги и Ура­ла рас­по­ла­га­лись улу­сы Но­гай­ской ор­ды, по ле­во­бе­ре­жью Ура­ла и юж­нее про­сти­ра­лись зем­ли ка­зах­ских жу­зов.

В XVI в. на тер­ри­то­рии ста­ли со­зда­вать­ся ка­за­чьи го­род­ки и на­се­лён­ные пунк­ты рус­ских пер­во­по­се­лен­цев, ко­то­рые в ос­нов­ном рас­се­ля­лись по бе­ре­гам рек - Урала, Са­ма­ры, Сак­ма­ры.

Рас­сма­т­ри­ва­е­мый пе­ри­од в ис­то­рии Орен­бур­жья сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что ле­со­степ­ные и степ­ные про­ст­ран­ст­ва об­ла­с­ти с глу­бо­кой древ­но­с­ти бы­ли осво­е­ны и об­жи­ты че­ло­ве­ком, здесь фор­ми­ро­ва­лись и ве­ка­ми су­ще­ст­во­ва­ли, сме­няя друг дру­га, хо­зяй­ст­вен­ные ук­ла­ды и са­мо­быт­ные куль­ту­ры раз­лич­ных на­ро­дов.

В пер­вой по­ло­ви­не XVIII в. Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во, рас­ши­рив гра­ни­цы до Ти­хо­го оке­а­на и «про­ру­бив» ок­но в Ев­ро­пу, ук­реп­ляет сво­и юго-вос­точ­ные гра­ницы, ищет пу­ти для тор­го­вых кон­так­тов со стра­на­ми Азии. С се­ре­ди­ны 30-х го­дов XVIII в. от­кры­ва­ет­ся важ­ней­ший этап в ис­то­рии ос­во­е­ния Оренбуржья. В ре­зуль­та­те де­я­тель­но­с­ти Орен­бург­ской экс­пе­ди­ции (ко­мис­сии) бы­ли вклю­че­ны в со­став Рос­сии об­шир­ные про­ст­ран­ст­ва Юж­но­го При­ура­лья и Се­вер­но­го Ка­зах­ста­на, от­кры­ты воз­мож­но­с­ти для их ос­во­е­ния и раз­ви­тия.

Глав­ны­ми це­ля­ми ор­га­ни­за­ции Орен­бург­ской экс­пе­ди­ции  бы­ли:

- обу­с­т­рой­ст­во юго-вос­точ­ных гра­ниц го­су­дар­ст­ва и со­зда­ние пограничной ли­нии ук­реп­ле­ний для за­щи­ты но­вых ру­бе­жей Рос­сии;

- ор­га­ни­за­ция и раз­ви­тие тор­го­вых свя­зей со стра­на­ми Цен­т­раль­ной Азии;

- стро­и­тель­ст­во круп­но­го во­ен­но-тор­го­во­го цен­т­ра — «ок­на» в Азию на пе­ре­крё­ст­ке важ­ней­ших тор­го­вых пу­тей;

- ос­во­е­ние при­род­ных бо­гатств края - ми­не­раль­ных ре­сур­сов, рыб­ных запа­сов, раз­ви­тие хле­бо­па­ше­ст­ва на пло­до­род­ных зем­лях и ско­то­вод­ст­ва на обшир­ных паст­би­щах.

Ос­во­е­ние тер­ри­то­рии об­ла­с­ти в XIX - на­ча­ле XX в. про­ис­хо­ди­ло в связи с рас­ши­ре­ни­ем   ис­поль­зо­ва­ния   при­род­ных   ре­сур­сов,   раз­ви­ти­ем гор­ноза­вод­ской про­мы­ш­лен­но­с­ти ре­ги­о­на и стро­и­тель­ст­вом же­лез­ной до­ро­ги Моск­ва - Са­ма­ра - Орен­бург - Таш­кент. По­сле от­ме­ны кре­по­ст­но­го пра­ва (1861 г.) и особенно в период Сто­лы­пин­ской ре­фор­мы   (1911-1913гг.) воз­рос­ло зем­ле­дель­че­с­кое ос­во­е­ние края.

К 1917 г. Орен­бург­ская гу­бер­ния бы­ла од­ной из об­шир­ных и на­се­лён­ных тер­ри­то­рий Рос­сий­ской им­пе­рии. А гу­берн­ский го­род Орен­бург стал од­ним из круп­ней­ших на Ура­ле и во всей ази­ат­ской ча­с­ти го­су­дар­ст­ва.

В пе­ри­од ин­ду­с­т­ри­а­ли­за­ции и в по­сле­во­ен­ное вре­мя на­и­бо­лее ак­тив­но ос­ва­и­ва­лись и за­се­ля­лись цен­т­раль­ные и вос­точ­ные рай­о­ны об­ла­с­ти, что связа­но с раз­ра­бот­кой здесь мно­го­чис­лен­ных ме­с­то­рож­де­ний ми­не­раль­но­го сы­рья (при­род­но­го га­за, же­лез­ных, мед­ных, ни­кель-ко­баль­то­вых руд, асбеста), круп­ным про­мы­ш­лен­ным стро­и­тель­ст­вом и ос­во­е­ни­ем це­лин­ных земель. В этот пе­ри­од в этой ча­с­ти об­ла­с­ти по­яви­лись но­вые про­мы­ш­лен­ные го­ро­да, боль­шин­ст­во ра­бо­чих по­сёл­ков и сель­ских на­се­лён­ных пунк­тов.

 

Е. А. Семенов, Т. И. Герасименко, Р. Ш. Ахметов

Оренбургская губерния учреждена распоряжением Сената от 15 марта 1744 г.: «быть в Оренбурге губернии и именоваться Оренбургская губерния...» Первому губернатору, тайному советнику И.И. Неплюеву (1744-1758) вменялось в обязанность «... ведать и киргиз-кайсацкий народ, и таможенныя пограничный дела». В состав губернии вошли земли «Уфимской провинции» (Башкирия с пригородами Осой, Бирском и Мензелинском); «Исетская провинция» (Челябинская область с городами и селами по Миасу и Исети); крепости, построенные Оренбургской экспедицией по Яику, Сакмаре и Самаре, а также земли современного Северного, Центрального и Западного Казахстана. В 1745 г. к Оренбургской губернии приписан Ставропольский уезд между реками Б. Черемыш и Сок (Самарская область), заселенный крещеными джунгарами (калмыками). Оренбургскому губернатору подчинялось также Яицкое казачье войско. Общая площадь нового края, подсчитанная по карте И. Красильникова составила 1526 тыс. кв. км. После разгрома Джунгарии Китаем в 1758 г. к России отошли земли Среднего киргиз-кайсацкого жуза и площадь Оренбургской губернии возросла до 2 млн. кв. км. Таким образом, южная граница губернии проходила по северокаспийскому побережью, северная - шла от устья Исети к Каме, западная - вдоль Камы до Мензелинска, а затем по Б. Черемышу до Волги и по ней до устья Самары, от Самары граница резко поворачивала к устью Яика, на востоке она простиралась до степей и пустынь центрального Казахстана, включая горы Улутау.

В конце XVIII границы Оренбургского края неоднократно менялись. Главной причиной территориального размежевания, как и других военно-администра­тивных мероприятий этого времени, являлась реакция правительства на пугачевский бунт. Указом Императрицы Екатерины II от 13 июня 1781 г. объединялись Оренбургская и Симбирская губернии, 23 декабря того же года Оренбургская губерния упразднялась, и создавалось Уфимское наместничество в составе двух областей - Уфимской и Оренбургской. В 1784 г. в состав Оренбургской губернии входили Оренбургский, Верхнеуральский, Бузулукский и Троицкий уезды.

12 декабря 1796 года указом Императора Павла I Уфимское наместничество упразднено и восстановлена Оренбургская губерния. В 1808 г. в состав Оренбургского генерал-губернаторства вошла Внутренняя (Букеевская) киргиз-кайсацкая орда, занимавшая земли между Волгой и Уралом площадью 64 тыс. кв. км.

В 1822 г. утверждается «Устав о сибирских киргизах». В соответствии с ним из Оренбургского края выделились земли Среднего жуза, отошедшие к Сибирскому ведомству. Территория северо-западного Казахстана стала называться «Зауральной киргизской степью» Оренбургского ведомства. В 1859 г. она была переименована в «Область оренбургских киргизов» (общая площадь 970 тыс. км2.)

В 1853 г. в состав Оренбургского края вошел форт Перовский (Ак-Мечеть), ныне г. Кзыл-Орда. Была образована Сырдарьинская линия, подчинявшаяся до 1867 г. оренбургскому генерал-губернатору.

Административное переустройство Оренбургского края продолжалось. Указом от 21 октября 1868 г. из «Области оренбургских киргизов» и земель Уральского казачьего войска были образованы Уральская и Тургайская области. Военные губернаторы этих двух областей до 1881 г. подчинялись оренбургскому генерал-губернатору, а местом пребывания тургайского губернатора вплоть до 1917 г. был Оренбург.

Но постепенно Оренбург утрачивает функции военной столицы обширного края. В 1870 г. из Оренбургского генерал-губернаторства в Кавказское наместничество передается Мангышлакский уезд. В 1881 г. Оренбургское генерал-губернаторство и Оренбургский военный округ упраздняются.

В1917 г. Оренбургская губерния представляла собой территорию, вытянутую с юго-запада на северо-восток от верховьев Самары до среднего течения Тобола, и включала Оренбургский, Орский, Верхнеуральский, Троицкий и Челябинский уезды. Бузулукский уезд в эти годы входил в Самарскую губернию.

26 августа 1920 г. декретом ВЦИК и СНК была образована Киргизская республика. Оренбург стал столицей Киргизской (Казахской) АССР. В1925 г. столицу Казахстана переносят в г. Кзыл-Орду, Оренбургская губерния выделяется из состава Киргизской АССР и отходит к РСФСР. В 1928 г. Оренбургский край на правах округа вошел в Средне-Волжскую область (край). Наконец, в декабре 1934 г. была вновь образована Оренбургская область (с 1938 по 1957 гг. - Чкаловская), границы которой почти без изменений сохранились до наших дней.

Изменения административных границ губернии и области в конце XVIII и первой четверти XX в. в конечном счете, имели дестабилизирующее отрицательное историческое значение, т.к. сопровождались утратами гигантских территорий с немалым трудом освоенных российскими подданными, потерей больших культурных и материальных ценностей, что привело к национальной трагедии миллионов русских, татар и др., оказавшихся за пределами современной России.

А.А. Чибилёв, С.В. Богданов

В ландшафте Оренбургской области представлены разнообразные объекты историко-культурного назначения. Это курганы и курганные группы от эпохи ранней бронзы до средневековья, остатки городищ, укреплений и форпостов, а также древние и старинные рудники. Наиболее выдающиеся археологические объекты: некрополь Высокая Могила, Каргалинские рудники, Аландское городище, Чертово Городьбище, курганные группы Иш-Оба и Три Мара на Орь-Кумакском междуречье и тысячи других курганов и святилищ воспринимаются как элементы естественного ландшафта края.

Совокупность объектов природного и историко-культурного наследия составляет немалый потенциал для развития индустрии туризма и отдыха в Оренбургской области.

Территория Оренбургского края вошла в состав Российской империи значительно позднее сопредельных регионов Поволжья и Урала. Короткая, насчитывающая около двух с половиной веков, но очень динамичная история Оренбургской губернии определила своеобразие памятни­ков историко-культурного наследия. Каркас сети населенных пунктов края образуют крепости, редуты и форпосты, построенные в XVIII веке по Яику (Уралу), Самаре и Сакмаре, получившие название «Оренбургских военных линий». Несмотря на то, что памятники военной фортификации этого времени большей частью уничтожены поздней застройкой городов и сел, до наших дней хорошо сохранились фрагменты так называемого «Вала Перовского» («Киргизского вала») в окрестностях Новоорска, форпост на «бухарской стороне» Яика в верховьях р. Бердянки у с. Михайловка и ряд других объектов. В областном краеведческом музее хранятся фрагменты скульптур ангелов и герба украшавшие Водяные ворота Оренбургской крепости в середине XVIII в. Очень интересен ансамбль «Гостиный двор» в центре исторической застройки г. Оренбурга, относящийся к этому же времени.

В области много памятных мест, связанных с драматическими событиями 1773-1774 г. мятежом, поднятым на Яике последним знаменитым самозванцем Е.И. Пугачевым и осадой г. Оренбурга мятежниками. Своеобразными памятниками истории являются постройки старинных башкирских сел в северных районах области и старинные киргиз-кайсацкие (казахские) кладбища конца XVII - нач. XX в. с каменными стелами - «кулпытасами».

Значительный урон в годы советской власти понесли памятники церковной архитектуры. В городах и селах области много старинных мечетей. Одна из известнейших - мечеть караван-сарая, построенного по проекту А.П. Брюллова.

Область располагает мемориальными памятниками истории, связанными с жизнью и деятельностью выдающихся государственных деятелей России, ученых, писателей, композиторов: В.Н. Татищева. И.И. Неплюева, П.И. Рычкова, Н.М. Карамзина, С.Т. Аксакова, В.А Перовского, Э.А. Эверсманна, А.С. Пушкина. В.И. Даля, А.А. Алябьева и многих других.

Особую, трагическую страницу в истории края образуют события времен гражданской войны: места упорных боев по Салмышу, Бузулуку и Чагану, хранящие и сегодня живые следы былых сражений (линии окопов и пулеметных гнезд, гильзы и т.п.). Настоящая карта показывает лишь важнейшие события новой и новейшей истории края и соответствующие им памятники культурного наследия. Номера в тексте соответствуют рубрикациям блоков объектов историко-культурного наследия по карте.

  1. Оренбург. Административный центр области. Город основан в 1743 г. как город-крепость, имея двойное функциональное назначение: служить оплотом крепостных линий по Яику, Самаре и Сакмаре, и быть центром политического и экономического общения с народами и государствами Востока. Первоначально закладывался на р. Орь в 1735 г. и второй раз у Красной горы в 1741 г. С 1744 г. город стал центром образованной губернии. С 5 октября 1773 г. по 22 марта

1774 г. Оренбург подвергся осаде бунтовщиков под предводительством Е.И. Пугачева. В 1862 г. крепость была упразднена, вал срыт, город стал сливаться со слободами, но уникальная планировка города-крепости в основных чертах сохранилась по настоящее время. В годы гражданской войны город оказался в ее гуще, переходил из рук в руки. В 1919 г. Оренбург награжден почетным революционным знаменем ВЦИК. Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. город производил оружие для фронта; он принял 44 предприятия, эвакуированных из западных областей, что дало в дальнейшем значительный толчок для его роста и развития. В Оренбурге жили, служили, трудились, останавливались многие известные и выдающиеся люди. Среди них И.А. Крылов, В.А. Жуковский, В.И. Даль, А.С. Пушкин, А.Н. Плещеев, Т.Г. Шевченко, Н.М. Пржевальский, А.В. Колчак, М.В. Фрунзе, A.А. Фадеев, и др.

Здесь родился академик А. И. Берг (1893-1979), в 1955-1957 гг. учился первый космонавт Ю. А. Гагарин. В 1824 г. город посетил Александр, освободивший Оренбург от воинского постоя; в 1837 г. цесаревич Александр Николаевич, будущий Александр II; в 1891 г. цесаревич Николай Александрович, будущий Император Всероссийский. В городе много памятников истории и культуры. Областной краеведческий музей. Музей изобразительных искусств.

  1. Андреевка. Памятник архитектуры, православный храм 1901 г.
  2. Архангеловка. Родина академика живописи, передвижника Л.В. Попова (1873-1914).
  3. Аксаково. Поместье семьи Аксаковых, здесь в юные годы жил писатель С.Т. Аксаков (1791-1859).
  4. Архиповка. Место Салмышского боя. 26 апреля 1919 г. на правобережье р.Салмыш части Красной Армян разбили войска генерала Бакича.
  5. Боевая гора. Место последнего крупного боя 19-20 января 1919 г. за овладение Оренбургом.
  6. Бугуруслан. Поселение возникло стихийно. В 1748 г. как слобода. В 1781 г. получен статус города. Места боев частей Красной Армии с войсками адмирала А.В. Колчака в 1919 г. Штаб «Железной дивизии».
  7. Бузулук. Основан как крепость в 1736 г. С 1781 г. стал уездным городом. Во время гражданской войны связан с именами П.А. Кобозева, B.В. Куйбышева, М.В. Фрунзе, С.М. Цвиллинга, В.И. Чапаева. Во время Великой Отечественной войны в городе формировались части народной армии Чехословакии.
  8. Городище. Памятник архитектуры XIX в. - Православный храм.
  9. Державино. Бывшее имение Г.Р. Державина (1743-1816). Памятник архитектуры конца XVII в. - Православный храм.
  10. Егорьевка. Деревянный шатровый православный храм XVIII-XIX вв. Фундамент разобран, из кирпича построен сельский магазин. Чудом сохранившийся сруб храма стоит на угловых деревянных столбах.
  11. Илек. Основан как казачий городок в 1737 г. Без боя по пути в Оренбург был занят бунтовщиками Е.И. Пугачева. В 1773 г. здесь на портрете Императрицы Екатерины II был написан его портрет. В Илеке бывали естествоиспытатель П.С. Паллас, писатели В.Г. Короленко, А.А. Фадеев.
  12. Каргала. Место сражения красноармейских отрядов с частями атамана А.И. Дутова 17 января 1918 г.
  13. Красногор. Место вторичной закладки Оренбурга в 1741 г.
  14. Новоорск. Остатки «Киргизского вала», военного укрепления 1837-1838 гг.
  15. Октябрьское. Православный храм конца XIX - нач. XX в. В 1889 г. село посетил писатель Г.И. Успенский. Свои наблюдения он описал в очерках «От Оренбурга до Уфы».
  16. Орск. Основан в 1735 г. как крепость, носившая до 1739 г. название Оренбург. Статус города крепость получила в 1865 г. С Преображенской горы, находившейся в центре крепости, К.Л. Эйлер наблюдал в 1769 г. прохождение планеты Венеры перед диском Солнца. В 1829 г. останавливался ученый А. Гумбольдт. В 1847-1848 гг. и в 1850 г. в ссылке находился Т.Г. Шевченко. Городской краеведческий музей, музей Т.Г. Шевченко.
  17. Платовка. Здесь проходил военную подготовку Герой Советского Союза А.М. Матросов.
  18. Преображенка. Родина русского историка и писателя Н.М. Карамзина (1766-1826).
  19. Сакмара. Сакмарский городок основан в первой четверти XVIII в. яицкими казаками и «сходцами» из Сибири; впервые упоминается в указе 1725 г. в связи с отпуском сюда орудий. Здесь бывали все главные командиры Оренбургской экспедиции - И.К. Кириллов, В.Н. Татищев, В.А. Урусов, И.И. Неплюев — в первые годы освоения края. Через городок прошла Большая Московская дорога из Оренбурга.
  20. Соболево. Место непрерывных боев с ноября 1918 г. по апрель 1919 г. казачьих частей с дивизией В. И. Чапаева.
  21. Соль-Илецк. Здесь родился и провел детские годы писатель, революционер-демократ М.Л. Михайлов (1829-1865). Родина писателя-драматурга Н.А. Крашенинникова (1878-1941).
  22. Сорочинск. В 1833 г. город, тогда линейную крепость, посетил А.С. Пушкин. В 1918-1919 гг. в нем располагался штаб 24-й «Железной дивизии». В 1946 и 1950 г. здесь побывал писатель А.А. Фадеев.
  23. Спасск. Памятник архитектуры республиканского значения - православный храм.
  24. Спасское. Здесь жил и трудился естествоиспытатель Э.А. Эверсманн. (1794-1860). Православный храм XIX в.
  25. Татарская Каргала. Сеитовская слобода основана казанским татарином Сеитом Хаялиным как торговое поселение, жители ее освобождались от рекрутской повинности.
  26. Татищево. Основано в 1736 г. как линейная крепость. Была штурмом взята бунтовщиками Е.И. Пугачева по пути в Оренбург. В 1833 г. крепость посетил А.С. Пушкин.
  27. Ташла. Здесь бывал В.И. Даль. В рассказе «Охота на волков» он описал Ташлу.
  28. Тоцкое. Гарнизон крепости в 1773 г. присоединился к бунтовщикам Е.И. Пугачева. В 1833 г. крепость посетил А.С. Пушкин. В 1914-1917 гг. жил чешский писатель Ярослав Гашек. 14 сентября 1954 г. севернее Тоцкого проведено первое в истории крупное военное учение с применением термо­ядерного оружия.
  29. Форпост XVIII - нач. XIX в. расположенный в верховьях р. Бердянки у с.Михайловка, отличается уникальной сохранностью крепостных валов.
  30. Чернореченское. Весной и летом 1919 г. проходила линия восточного фронта обороны Оренбурга, занятого частями Красной Армии. Православный храм XVIII в.

В.В. Дорофеев, С.В. Богданов