В Оренбургской области выявлено свыше тысячи объектов археологического наследия. Более половины до сих пор не выведены из хозяйственного землепользования, подвергаются распашке, разрушению земляными работами промышленных предприятий, попадают в зоны застройки городов и сел. На карте отражена эталонная часть ландшафтно-археологических памятников, вошедшая в фонд современной науки.

Наиболее ранние следы обитания древних людей на территории края относятся к эпохе верхнего палеолита («древнего каменного века») - ок. 26-10 тыс. лет назад. Местонахождение кремневых орудий этого времени обнаружены на окраине с.Новоузели Матвеевского района, в районе Медногорска («Идельбаевская стоянка») и в овраге у пос. Интернациональный Матвеевского района, где выявлена мастерская по обработке кремня. В ряде районов известны отдельные находки предметов, верхнепалеолитического времени. Особый интерес вызывает обломок известняковой плиты с рельефным изображением оленя или лани с повернутой назад головой, выпаханный на Илекском плато в верховьях Донгуза, предположительно относящийся к этой же эпохе. От крупного панно, содержавшего рельефные изображения животных и людей, сохранился обломок левого угла каменной плиты. По стилистике олень на «Донгузской плите» близок барельефам из грота Рок де Сер пещеры Фурно-де-Дьябль и скального навеса Лоссель во Франции.

К эпохе мезолита («средний каменный век») относится Старотокская стоянка древних охотников и рыболовов в окрестностях с. Ивановки в левобережье р. Ток близ устья р. Турганик в Красногвардейском районе. Палеогеоморфологические исследования показали, что в эпоху мезолита (10-8 тыс. лет назад) природно-климатические условия в степном Приуралье уже были близки современным.

В конце VI-V тыс. до н.э. в эпоху неолита («новый каменный век») основой хозяйства древних обитателей нашего края по-прежнему оставались охота и рыболовство. В культурных слоях Староелшанской и Ивановской неолитических стоянок присутствуют кости лося, медведя, лошади, осетровых, щуки, сома, карповых рыб, служивших объектами охоты и рыболовства. Наиболее значительной новацией неолита является использование глиняных сосудов-керамики, позволившей разнообразить пищевой рацион населения. Древнейшая керамика-слабо орнаментированные шиподонные сосуды «елшанского» типа. В позднем неолите распространяются плоскодонные и округлодонные сосуды, орнаментированные оттисками зубчатых штампов из насеченных створок раковин. К этому времени относится захоронение, обнаруженное в обрыве р. Ток возле свх. Пушкина с шаманским жезлом из лосиного рога.

В позднем неолите - раннем энеолите («медно-каменный век») во второй половине V - начале IV тыс. до н.э. в степях Заволжья и Приуралья складываются памятники хвалынско-бережновской культурной группы. С ними связано распространение в степях Евразии триады новаций: скотоводства, металлообработки меди и древневосточных элементов погребального обряда. Прототипы многих предметов материальной культуры хвалынско-бережновской группы: каменные булавы, топоры, кольца, браслеты, украшения из кости и раковин, макролитическая кремневая индустрия - впервые появляются еще в докерамическом неолите Северной Месопотамии в среде скотоводческо-земледельческих племен. Их миграция на север через Кавказ в Южнорусские степи положила начало индоевропеизации Восточной Европы. В Красногвардейском районе в устье реки Турганик изучены культурные слои Турганикской и Ивановской стоянок, а также Ивановский дюнный могильник, составляющие единый комплекс раннего энеолита.

В начале этой эпохи в Волго-Уральских степях формируются курганные погребальные обряды и, вплоть до Нового времени, на долгие тысячелетия, курганы становятся ведущим типом памятников археологии на территории Оренбургской области. Курганы позднего энеолита выявлены в Восточном Оренбуржье возле с.Ишкинино и у пос. Новоорск. В погребениях встречаются инсигнии власти-навершия боевых молотов в виде лошадиных голов, каменные топоры и др. оружие и орудия.

В конце IV-первой половине III тыс. до н.э., с наступлением раннего бронзового века, носителями древнеямной археологической культуры Приуралья начинают разрабатываться Каргалинские медные рудники и менее крупные выходы медистых песчаников типа Сайгачьего рудника на р. Бердянке. Территория нашего края постепенно входит в орбиту т. н. циркумпонтийской металлургической и культурно-исторической провинции.

Каргалинский древний горнометаллургический центр - крупнейший в Восточной Европе горнорудный и металлургический комплекс ландшафтных памятников природы, истории и археологии обшей площадью около 500 кв. км, состоящий из одиннадцати участков, расположенных в верховьях рек Каргалок, впадающих в Сакмару севернее Оренбурга в пределах Октябрьского, Переволоцкого и Сакмарского районов. Из каргалинской меди в III-II тыс. до н. э. отливалось оружие-проушные топоры, клевцы, молоты, кинжалы; инструменты - долота, тесла, шилья; украшения. Монопольный доступ к меди Каргашшских рудников обусловил развитие социальной стратификации в среде кочевников, обитавших в середине III тыс. до н.э. в степях Приуралья. Огромные куполообразные курганные насыпи этого времени диаметром до 100 м и высотой до 9 м (Дедуровский, Барышниковский и др. курганы) перекрывают погребения знати, содержавшие металл из каргалинской меди, человеческие жертвоприношения.

В позднем бронзовом веке (середина-третья четверть II тыс. до н.э.) в Поволжье и Прнуралье обитали племена оседлых скотоводов-носители срубной и алакульской археологических культур, оставившие многочисленные поселения в бассейнах Тока, Самары, Урала. На каждом из памятников выявлены следы металлургии. На Каргалинских рудниках на участках Горный и Ордынский обнаружены поселения горняков-металлургов, просуществовавшие несколько столетий.

Значение металлургии меди для культур и народов бронзового века III-II тыс. до н.э., было несравненно большим, чем в последующие эпохи. Образно это время можно означит) как «эпоху медного топора». Массовое производство медного, а затем и бронзового оружия, прежде всего топоров и копий, изменили социальную структуру общества. Формирование кланов профессиональных воинов-«кшатриев», использовавших легкие боевые колесницы, привело к нескольким культурным «всплескам», массовым миграциям и дальним военным походам. Один из таких «всплесков» археологически прослеживается по городищам конца среднего-начала позднего бронзового века восточного Оренбуржья и сопредельных территорий Челябинской и Кустанайской областей: в XVII-XVI вв. до н. э. в Зауралье создается целая сеть укрепленных валами городищ типа Аркаима (Челябинская область) или Аландского в устье р. Солончанки в левобережье Суундука в Кваркенском районе. Соответствующие этим городищам курганные некрополи типа Синташтинских могильников, не отличаются особенно крупными размерами насыпей, но содержат массу захо­ронений упряжных коней, боевые колесницы в могильных ямах, останки воинов сопровождаются оружием.

В начале раннего железного века (I тыс. до н.э.), новый этап курганного строительства связан с ираноязычными кочевниками-сарматами и их предками. Курганы савроматского времени (VI-V вв. до н.э.) в степях Южного Урала довольно многочисленны. Они содержат вытянутые на спине захоронения с широтной ориентировкой, сопровожденные ко­роткими железными мечами-акинаками скифского типа, железными копьями, бронзовыми наконечниками стрел, украшениями из бронзы, золота и серебра. В это время появляется особый тип памятников-курганы-жертвенники с кольцевой или подпрямоугольной насыпью, окружающей жертвенную площадку. Они считаются сарматскими святилищами огня. Один из самых больших курганов-жертвенников диаметром свыше 70 м и высотой вала до 2,5 м располагается у с.Шкуновка в Акбулакском районе. Своей формой святилища напоминают прямоугольные или округлые чаши каменных алтарей из погребений сарматских женщин-жриц V-III вв. до н.э.

Культурный след ираноязычных кочевников представлен не только в виде ландшафтно-археологических памятников: древнее название р. Урал - «Даик» или «Яик», иранского, сарматского происхождения, «дахи» или «дай» - это имя одного из сарматских племен, вошедших в мировую историю завоевательными походами в Средней и Передней Азии. А одна из вершин Илекского плато, где сосредоточены княжеские курганные некрополи сарматов, называется гора Папай, по имени главы скифо-сарматского пантеона богов.

В V-IV вв. до н. э. на участках открытой плакорной степи на водоразделах Донгуза, Черной и Б. Песчанки возникают грандиозные некрополи сарматских князей, состоящие из многих десятков больших курганов, достигающих в диаметре 100-150 м высотой 8-10 м. Их отличает очень сложный и пышный погребальный обряд: останки вождей помещались в обширные (до 20 м диаметром) камеры с наклонными проходами-дромосами (коридорами), перекрытые шатрами из древесных стволов сожженных в момент сооружения насыпи. В одном из таких курганов у с.Филипповка в жертвенных ямах-бофрах в 1988 году, обнаружена масса золотых украшений, оружия, бытовой утвари, культовых предметов. Среди них - иранский ритон с протомами быка, золотые обкладки деревянных сосудов в виде оленей с волчьими головами, сотни пластин-накладок на деревянные сосуды. Потомки сарматских князей, захороненных в Филипповских курганах, оставили «прохоровскую» или раннесарматскую курганную культуру IV-II вв. до н.э. Свое название она получила по комплексу выразительных материалов, полученных в результате раскопок у с.Прохоровки Шарлыкского района. Период прохоровской культуры, это время завоевательных походов. Из степного Приуралья союзы сарматских племен аорсов, роксалан, аланов вторглись в пределы Скифии в Северное Причерноморье, разгромив скифов, огнем и мечом прошли через всю Европу по северным границам Римской империи, положив тем самым начало эпохе Великого переселения народов.

На рубеже нашей эры курганное строительство переживало упадок, основная масса сарматов, очевидно, участвовала в завоевательных походах на запад, часть - на юго-восток в обход Каспия на север Ирана. Новых курганов сооружалось очень мало, в основном совершаются подзахоронения в курганы V-II вв. до н.э. Среди них выделяется серия погребений с амулетами из кости и идолами из мела или штука, изображающими обнаженную богиню красоты и плодородия.

В эпоху средневековья наиболее значительный культурный след на территории Оренбургского края оставили тюркоязычные кочевники IX-XII вв., воздвигавшие возле своих святилищ и курганов антропоморфные изваяния - «каменные бабы».

В настоящее время на базе эталонных объектов историко-культурного наследия области Институт степи УрО РАН проектирует ландшафтно-археологический заповедник.

Богданов С.В.


Для того чтобы оставить комментарий вы должны авторизоваться на сайте! Вы также можете воспользоваться своим аккаунтом вКонтакте для входа!